Домой

Short introduction of P. V. Agapov’s researches to the theme




Скачать 482.38 Kb.
НазваниеShort introduction of P. V. Agapov’s researches to the theme
страница3/4
Дата06.05.2013
Размер482.38 Kb.
ТипДокументы
Подобные работы:
1   2   3   4
36.

Довольно часто организация банды осуществляется лицами одной на­циональности. К примеру, в Самарской области широко распространены «гру­зинские»37 банды; в других регионах Российской Федерации - также «чечен­ские»38, «дагестанские»39 и другие этнические преступные группы. Связи по нацио­нальному признаку в них достаточно сильны, так как основаны на общ­ности традиций, обычаев и даже на религиозных убеждениях40.

Практически всегда взаимосвязь членов в банде построена на родствен­ных или просто дружеских отношениях. Весьма показателен в этом смысле был про­цесс организации екатеринбургской банды братьев Коротковых. В середине 90-х годов на Екатеринбург, как и на многие другие города нашей страны, накатил вал дерзких нападений на квартиры граждан, коммерческие магазины и киоски. В это время на Урале шел «чёрный передел» собственности, между собой раз­бирались преступные группировки «уралмашевцев», «синих», «центровых». Екатеринбург прочно закрепил за собой славу одной из криминальных столиц России. Путь злодеяний членов банды Коротковых начинался вполне банально. Жили многие в одном дворе, учились в одной школе Орджоникидзевского рай­она. Район, знаменитый не только в России «уралмашевской» мафией, стал для них колыбелью почти по классическому образцу. Дети из рабочих семей, они вместе поначалу играли во дворах в «ножички», привыкали к выпивке, равня­ясь на старших. Несомненным лидером из компании был Александр Коротков – щуплый мальчик в очках 1972 года рождения, по характеру злобный и деспо­тичный. Когда подростки формировались как личности, формировалось и новое общество. Началось расслоение по имущественному признаку. Семья Алексан­дра и Владимира Коротковых, которые жили без отца, к числу богатых семей не относилась. Дворовый культ насилия, отрицание всех и вся, сами собой по­родили в сознании подростков классовый лозунг: «Экспроприация экспроприа­торов». Коротковы и их товарищи прибились к компании уголовников и стали совершать свои первые налёты на коммерческие киоски и квартиры граждан. Действовали настолько отчаянно и непрофессионально, что милиционеры до сих пор удивляются, как они не попались на первом же ограблении. Весьма ха­рактерным для бандитизма фактом являлась беспощадная расправа «коротков­цев» не только с потерпевшими, оказавшими сопротивление, но и со своими, если возникало подозрение, что кто-то готов «сдать» остальных. Убили трёх членов банды, в том числе и одну женщину. Вопрос, где взять оружие, для пре­ступников никогда не стоял. В своё время они ограбили оружейный магазин «Беркут», откуда похитили десять стволов и боеприпасы. Гранаты выпросили у знакомых в бригаде спецназа ВДВ, кроме того, были пистолеты убитых мили­ционеров. Но личное оружие каждый покупал себе сам по налаженному каналу с Ижевского механического завода. По данным следствия, членами банды братьев Коротковых было совершено 21 убийство, около 90 разбойных нападе­ний и грабежей; на скамье подсудимых оказалось 24 человека; уголовное дело составило 55 томов, из них пять - обвинительное заключение41.

Используя оригинальную социально-психологическую классификацию А.Г. Ковалёва лиц, осуждённых за бандитизм, можно отнести к «глобальному преступному типу, с полной преступной заражённостью»42. «Этот тип асоциален. Он отрица­тельно относится к труду и людям. Представители этого типа не мыслят жизни вне преступлений, которые им сулят основные радости. Все их помыслы, чув­ства связаны с замыслами осуществления преступлений, их воля тверда и непо­колебима в уголовных деяниях»43. Отрицание закона, содержащееся в каждом преступном деянии, отмечал немецкий криминалист Бернер, достигает в банди­тах крайнего своего предела. Обыкновенные преступники, решаясь один раз или определённое число раз нарушить тот или другой закон, еще не оконча­тельно отвергают его силу и значение; тогда как преступники по ремеслу, со­глашаясь между собою при каждом удобном случае поступать вопреки извест­ному закону, вполне и безусловно отрицают его действительность, как бы объ­являют его отменённым: в действиях их лежит уже не уклонение от закона, а прямое (разумеется только фактическое) его уничтожение44.

Помимо корыстной мотивации, которая предполагает стремление к не­законному обогащению, незаконному получению какой-либо материальной вы­годы за счёт чужих интересов с нарушением имущественных отношений, права собственности других лиц45, участники банд руководствуются и иными соображе­ниями. Корыстные побуждения, как правило, действуют наряду с «иг­ровыми», поскольку для данных лиц одинаково личностно значимы как мате­риальные выгоды в результате совершения преступлений, так и те эмоциональ­ные переживания, которые связаны с самим процессом преступной деятельно­сти. Чрезвычайно важным обстоятельством, относящимся к нравственно-пси­хологической особенности преступников, является то, что бандитизм детерми­нируется потребностью к риску, потребностью участвовать в различного рода операциях, контактах, испытать острые ощущения, включиться в эмоционально возбуждающие ситуации. Эти лица получают психологическое удовлетворение в самом процессе преступной деятельности, что имеет для них самостоятельное значение46.

Более того, изучение психологии поведения данной категории преступ­ников свидетельствует о том, что довольно часто помимо завладения чужим имуществом, ими движет и желание наказать, унизить, физически уничтожить его владельцев, зачастую представителей более высокого социального уровня, соответственно, людей более обеспеченных, удачливых. Так, по непосредственному указанию Верба – участницы одной из банд, совершавшей нападе­ния на граждан в г. Москве, остальные члены преступной группы насиловали многих потерпевших в присутствии близких им людей, в том числе и в извращённой форме. В трёх случаях по её совету лидер банды (её сожитель) – Рахметов сначала избивал потерпевших, а потом с помощью кинжала наносил им повреждения специально, как просила Верба, в об­ласть лица. В результате у потерпевших образовались резаные раны щёчных областей, выра­зившиеся в неизгладимых повреждениях, обезображивающих их лица, и относящиеся, по за­ключению экспертов, к тяжким телесным повреждениям. Причиной этого являлась патоло­гическая озлобленность женщины (неоднократно привлекавшейся к административной от­ветственности за занятие проституцией) по отношению к другим женщинам с благополуч­ной судьбой.

Многие из данной категории преступников зачастую весьма необычно, даже оригинально объясняют причины, мотивы своего поведения, ту лёгкость, с которой они идут на совершение особо тяжких преступлений. Преподнося себя современными «робингудами», они утверждают, что грабят и убивают не добропорядочных граждан, а «барыг» (коммерсантов), таких же, как они, пре­ступников (например, цыган, торгующих наркотиками) и т. п. Один из лидеров «Слоновской группировки» так и заявил на допросе: «Назовите хотя бы одного хорошего человека, которого мы убили!» Действительно, правоохранительным органам за всё время борьбы с организованной преступностью и бандитизмом не удалось обезвредить столько криминальных авторитетов, сколько было уничтожено их же «собратьями» в борьбе за передел сфер влияния. «...Чем триста лет питаться падалью, лучше раз напиться живой кровью..!» - эта фраза из романа А. С. Пушкина «Капитанская дочка» - девиз не одного поколения «лихих людей» в России. Её вспоминают многие преступники, когда им даётся последнее слово перед вынесением приговора, который, как правило, надолго (или навсегда) ограждает этих людей от остального мира.

В зависимости от функционального назначения применяемого насилия все банды можно классифицировать на две группы. Первую группу составляют банды, которые используют насилие для достижения конкретных преступных целей, в основном, завладения имуществом. В этих случаях насилие носит «ин­струментальный» характер. В других преступных группах, само применение насилия является конечной целью (самоцелью) осуществляемых нападений. К этой группе, в частности, можно отнести банды, создаваемые для совершения убийств (в том числе и «заказных»)47. По делу преступной группы Мирзалиева – одной из самых жестоких банд, действовавших на территории Самарской об­ласти, было установлено, что практически каждое нападение на водителей ав­тотранспорта сопровождалось убийством потерпевших (покушением на их убийство). Как правило, умерщвление жертв сопровождалось особо мучитель­ными, садистскими способами. В некоторых случаях преступники насиловали женщин-потерпевших, применяли пытки для установления местонахождения денег и ценностей48. По другим уголовным делам были доказаны факты сожже­ния потерпевшего заживо49, причинения жертвам большого количества телес­ных повреждений50 и т. д.

Групповое насилие отличается большей ожес­точённостью, чем одиночное. Организация банды предполагает более широкие возможности в преодолении сопротивления потерпевших и выборе способов причинения физического вреда. В преступной группе все психологически и фи­зически поддерживают друг друга51. Если, к примеру, одному участнику бандит­ского нападения не хватает решимости подавить сопротивление потерпевшего, применив оружие, то обязательно эту «функцию» выполняет другой, для кого это вовсе не проблематично. В связи с этим можно отметить достаточно боль­шое количество эксцессов исполнителей при бандитских нападениях. Причи­ной этого являются импульсивное поведение и низкий самоконтроль, которые и приводят к внезапным агрессивным поступкам. Другими словами, корыстно-насильственные преступники являются наиболее неуправляемыми в связи со своими психологическими особенностями среди всех остальных преступников, что снижает эффективность каких бы то ни было корректирующих воздейст­вий52.

Довольно часто и лица, организующие и руководящие бандой, и другие её участники имеют нервно-психические аномалии, патологические черты ха­рактера. Речь идёт о так называемых психических аномалиях в рамках погра­ничных состояний, т. е. патологические расстройства на границе между психи­ческими болезнями и психическим здоровьем. Но особую опасность представ­ляют преступные группы, возглавляемые такими лицами. К психологи­ческим особенностям психопатов возбудимого типа, чаще всего встречающихся среди корыстно-насильственных преступников, относятся стремление к реализации неадекватно завышенных самооценки или уровня притязаний, нетерпимость к противодействию, тенденция к доминированию и властвованию, упрямство, обидчивость, склонность к самовзвинчиванию и по­иску повода для разрядки аффективного напряжения в форме насилия или на­рушения общественного порядка53. Показательным в этом смысле является дело банды Страшко и Самородова. В процессе предварительного расследования возникла необходимость в проведении судебно-психиатрической экспертизы в отношении лидера преступной группы - Андрея Страшко, совершившего мно­жество жестоких и в ряде случаев необоснованных убийств, в том числе и своих соучастников. Страшко, руководя созданной им бандой, разработал план совершения нападений. Согласно этому плану, он сам арендовал квартиру на имя какой-либо своей знакомой девушки, не посвящая последнюю в свои планы. При этом раз в месяц менял квартиру. После чего через объявления в га­зете находил лиц, желающих купить квартиру. Затем Самородов созванивался с клиентом, предлагая ему означенную квартиру по цене, ниже рыночной. При согласии клиента Самородов должен был встретиться с тем человеком и при­вести в квартиру, где последнего встречали он (Страшко) и Васильев (соучаст­ник, впоследствии убитый Страшко) с оружием в руках. Клиенту одевали сразу на руки наручники во избежание с его стороны сопротивления, после чего ос­матривали содержимое карманов одежды и сумочек (визиток), а также требо­вали передачи им денег. После совершения преступления они, под угрозой рас­правы, запрещали потерпевшему обращаться в правоохранительные органы. В случае оказания потерпевшим сопротивления его убивали. Следствием был до­казан и впоследствии подтверждён в судебном заседании факт «заказного» убийства. У Страшко были обнаружены признаки психопатии мозаичного круга, состояние неустойчивой компенсации. Весьма показательны и личност­ные особенности, обнаруженные экспертами при обследовании Страшко: эго­центризм, аффективная неустойчивость, склонность к бравадам, демонстратив­ность, однотипный способ реагирования по возбудимому типу. Согласно акту стационарной судебной экспертизы, в инкриминируемых преступлениях Страшко был признан вменяемым. Считая повышенно опасными организатор­ские и руководящие действия Страшко, судебная коллегия по уголовным делам пришла к выводу о необходимости назначения ему пожизненного лишения свободы как альтернативу смертной казни54.

В некоторых случаях психические отклонения преступников обуслов­лены злоупотреблением спиртными напитками и наркоманией, и большинство преступлений совершаются ими в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Этим лицам свойственны такие криминологически значимые черты, как повышенная раздражительность и агрессивность, конфликтность, подозрительность и мнительность, садизм. Так, И. Дуткин и М. Бузулукский, признанные судебной коллегией по уголовным делам Самарского областного суда виновными в бандитизме, во время одного из нападений на квартиру своей знакомой Д. совершили убийство пяти человек. Судебно-наркологическая экс­пертиза пришла к выводу о том, что указанные лица страдают гашишной нар­команией. Всего указанной преступной группой было совершено пять нападе­ний на квартиры граждан55.

Предупреждение бандитизма предполагает как устранение его причин и условий (профилактика), так и недопущение преступлений на стадии их за­мышления или приготовления (предотвращение), либо пресечение уже начатых преступлений. Как в отношении преступности в целом, так и в отношении бандитизма, как проявле­ния организованной преступности, речь можно вести об общесоциальном (об­щем) и специальном предупреждении56. «Лучше предупреждать преступления, чем карать за них», - рассуждал известный итальянский мыслитель и гуманист 18 века Чезаре Беккария57.

Общесоциальное предупреждение предполагает функционирование всех позитивных социальных институтов в экономической, нравственной и иных сферах, полезные обществу меры и действия58. Таким образом, эффективность общего предупреждения зависит от ряда факторов: эко­номических, политических, социально-психологических и т. д.59 При этом сле­дует иметь в виду, что никакое общепредупредительное воздействие не может иметь своими одновременными результатами быстрое, существенное и устой­чивое снижение объёма и общественной опасности преступности, тем более, что криминологи констатируют снижение возможностей общесоциального преду­преждения преступлений в настоящее время60.

Особое место в общесоциальном предупреждении преступлений при­надлежит эффективному правовому регулированию. Как уже было отмечено, некоторые функции, относящиеся к исключительной компетенции организованной преступности, в частности, ис­требование долгов, являются необходимыми для определённой социальной группы, и это потребность, которая не может быть удовлетворена легальными (законными) средствами. Акцентируя внимание на то, что эта проблема го­сударственного уровня, бывший Президент России Б. Н. Ельцин, выступая на Общероссийском конгрессе по правовой реформе, отмечал: «Видя неэффектив­ность судебных решений, многие предпочитают искать незаконные способы возвращения утраченного имущества... Другими словами, неисполнение су­дебных решений ставит под сомнение само существование судебной власти, а значит, и правового государства»61. Вывод напрашивается сам собой. Совершенст­вуя гражданский процесс, в частности, его исполнительное произ­водство (вплоть до узаконения «долговых ям»), мы тем самым лишим преступ­ные формирования бандитской направленности одного из основных источни­ков доходов, что, в свою очередь, объективно скажется на снижении уровня преступности62.

Специально-криминологическое предупреждение бандитизма наряду с целенаправленной профилактической деятельностью (выявление, изучение и принятие мер по устранению его причин и условий) включает в себя меры по предотвращению и пресечению преступлений, совершаемых бандформирова­ниями. Такая деятельность возможна лишь на основе надёжной информации о степени организованности и устойчивости преступных групп, их численности и направленности деятельности, наличия оружия, а также лидеров и лиц, которые хотели бы выйти из состава банды. Владея такой информацией, можно прово­дить мероприятия по предотвращению замышляемых, подготавливаемых или пресечению начавшихся преступлений63. Основная роль в достижении указан­ных задач принадлежит Главному управлению по борьбе с организованной преступностью Службы криминальной милиции МВД России и его региональным подразделениям.

Профилактика бандитизма должна носить комплексный, разноплановый характер. На наш взгляд, в профилактической деятельности ни с чем не сравнимую помощь может оказать криминологическая наука. Остановимся на некоторых ас­пектах профилактики, направленной на устранение причин и условий банди­тизма.

Важнейшей профилактической мерой предупреждения бандитизма яв­ляется контроль за лицами, отбывшими уголовное наказание. Практика показы­вает, что данная категория лиц имеет устойчивую криминальную направлен­ность, связанную с «профессиональными» навыками преступной деятельности. Хотя Уголовный кодекс РФ содержит ряд предупредительных мер, связанных с повышенной ответственностью субъектов при рецидиве преступлений, оче­видно, что бороться с бандитизмом исключительно уголовно-правовыми ме­рами нельзя. Необходимо предусмотреть меры, направленные на ресоциализа­цию лиц, ранее совершивших преступления. Одним из путей решения этой проблемы должны послужить социальные программы, направленные на пост­пенитенциарную адаптацию бывших осуждённых. К сожалению, экономиче­ская ситуация, сложившаяся на сегодняшний день в нашей стране, не способст­вует решению данных вопросов. Тем не менее, их решением могли бы стать реабилитационные центры, создаваемые субъектами Российской Федерации. На них должны быть возложены две основные задачи. Во-первых, предоставле­ние временного жилья (например, в нефункционирующих пионерских лагерях, турбазах и т. п.) и получение специальности данными лицами. Во-вторых, ре­шение жилищных вопросов на постоянной основе при необходимости оказания им помощи в трудоустройстве. В этом случае лица, освободившиеся из мест лишения свободы, не окажутся один на один со своей судьбой, будут чувство­вать заботу о них государства, что, безусловно, окажет влияние на снижение уровня рецидивной преступности.

Как уже было отмечено, среди лиц, совершающих бандитизм, довольно большой процент лиц с психическими аномалиями. Психические аномалии, из­меняя многие социальные параметры личности, сами становятся значительным социальным фактором, порой играющим криминогенную роль. В связи с этим, актуален вопрос о профилактике преступлений со стороны лиц с психическими аномалиями, необходимыми компонентами которой являются разработка и применение мер медицинского характера64. При этом, как отмечают Ю. М. Анто­нян и С. В. Бородин, можно выделить особую сферу предупреждения преступ­ности - социально-психиатрическую профилактику, которая имеет два направ­ления: 1) предупреждение общественно опасных деяний лиц, страдающих пси­хозами, которые в случае признания их невменяемости по отношению к совер­шенному деянию уголовной ответственности не несут (к ним применяются принудительные меры медицинского характера); 2) предупреждение преступ­лений лиц, имеющих аномалии психики, которые по общему правилу призна­ются вменяемыми и уголовно ответственными65. Что касается первого направле­ния, то оно не столь актуально в контексте рассматриваемой проблемы. Доля лиц, совершивших бандитизм в состоянии невменяемости (по сравнению, к примеру, с терроризмом, где доля таких лиц составляет около 6 %)66, несрав­ненно мала. Вторым направлением, т. е. деятельностью по предупреждению преступлений лиц с психическими аномалиями, должны заниматься специали­зированные органы правоохранительной системы совместно с органами здра­воохранения и с участием общественности. При этом особое внимание должно уделяться лицам этой категории, ранее совершавшим преступления корыстной, корыстно-насильственной направленности, против личности, хулиганство и т. д. Своевременное выявление и учёт лиц с психическими аномалиями, от которых можно ожидать совершения преступлений, изучение их индивидуальных осо­бенностей, образа жизни, окружения и связей, поведения в прошлом и в на­стоящем, трудовой деятельности позволит прогнозировать поведение указан­ных субъектов, планировать и проводить индивидуально-профилактические, в том числе и лечебные, меры.

Традиционно в специальной литературе как один из уровней предупре­дительной деятельности ряда преступлений, в том числе бандитизма, выделяют борьбу с пьянством и наркотизмом. Эти негативные социальные явления (осо­бенно наркотизм) получили в настоящее время значительное распространение в нашей стране. Воздействие на них должно осуществляться преимущественно социально-экономическими методами. Что касается наркотизма, то «репрес­сивная политика государства должна быть направлена не против лиц, страдаю­щих наркоманией, а против сбытчиков наркотиков, которые заинтересованы в расширении девиантной среды наркоманов и пополняют её преимущественно за счёт подростков и молодёжи»67. В связи с этим, довольно большое число научных и практических работников в качестве временной меры предлагают ужесточить уголовно-правовые санкции в отношении лиц, произ­водящих в целях сбыта и сбывающих систематически наркотические средства и психотропные вещества
1   2   3   4

Скачать 482.38 Kb.
Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты