Домой

Программа приветственное слово Уполномоченного по правам человека в Республике Казахстан шакироваа. О




НазваниеПрограмма приветственное слово Уполномоченного по правам человека в Республике Казахстан шакироваа. О
страница6/9
Дата06.05.2013
Размер1.6 Mb.
ТипПрограмма
Ткаченко Веры Валерьевны
Подобные работы:
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Выступление

ректора Казахского гуманитарно-юридического университета,

д.ю.н., профессора

Когамова Марата Чекишевича

Процесс правотворчества: эффективность и правовая культура


В современных условиях качество и эффективность правового регулирования, укрепление законности и правопорядка в обществе и государстве находятся в органической связи с дальнейшим совершенствованием правотворчества, правоприменения, а также повышения уровня правовой культуры субъектов права.

Общеизвестно, что сама деятельность государственных органов по принятию, изменению и отмене юридических норм, то есть правотворчество, также требует тщательного нормативного регулирования.

В своем выступлении, я сделаю основной акцент на дальнейшем совершенствовании нормативного регулирования порядка «движения» нормативных правовых актов, установленных ЗРК «О нормативных правовых актах» от 24 марта 1998 года.

Как известно, это главный закон о системе самих законодательных актах и иных нормативных правовых актах. Он регламентирует порядок их разработки и принятия, требования к форме и содержанию, в него периодически вносятся изменения, имеющие целью повысить качество юридической деятельности в стране. Поэтому совершенствование методов изложения норм данного закона имеет важное значение для правильной разработки всех нормативных правовых актов, а также обеспечения прогрессивности юридической деятельности общества и государства в области правотворчества.

Прежде всего, сам комментируемый закон рекомендует необходимость разъяснения целей и мотивов принимаемого нормативного правового акта, основных задач, которые перед ним стоят во вступительной части, то есть преамбуле (п.8 ст.17). Однако сам ее в тексте не устанавливает, что, на мой взгляд, является его существенным недостатком, как образца для подражания. В этой связи считаю, что каждый вновь принимаемый закон, в том числе вносимые в него изменения и дополнения, должны сопровождаться кратким разъяснением мотивов его принятия, а также логики вносимых изменений или дополнений. В целом все нормы издаваемого закона целесообразно сопровождать краткими комментариями законодателя сразу же после текста нормы. При таком подходе мы решим проблему официального толкования законодательных актов, перечень которых установлен п.п.2 ст.1 комментируемого закона. Этот вопрос, к тому же, не регулируется статьей 45 названного закона, которая разве что определяет субъекта официального толкования норм Конституции и субъектов официального толкования норм подзаконных актов.

В ранг требования обязательности необходимо возвести разъяснение терминов и определений, используемых в нормативном правовом акте (п.9 ст.17). К примеру, это существенный недостаток в содержании двусторонних международных Договоров по вопросам оказания правовой помощи, одной из сторон которых является РК. При таком подходе наше законодательство постепенно расширит перечень «узаконенной», легитимной юридической терминологии, которую затем можно обоснованно использовать при составлении соответствующих юридических справочников для широкого круга пользователей. Это также позволит обеспечить требования нормы п.2 ст.18 комментируемого закона о соблюдении в тексте нормативного правового акта юридической терминологии.

Серьезные замечания имеются по статье 1 закона, в которой приводятся основные понятия, используемые в нем. Все эти основные понятия изложены в отрыве от их классических определений, принятых в юриспруденции. Кроме того, здесь же целесообразно раскрыть понятия основных нормативных правовых актов не выборочно, а все согласно перечню, приведенному в статье 3 названного закона. Даже дать определение Конституции, как закона законов страны, что не противоречит п.2 статьи 2 названного закона. Кстати. Ни сама Конституция, ни комментируемый закон, такого определения не содержат. Это внесет ясность в вопрос о том, почему наша Конституция является Основным законом, имеющим высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории Республики. Все субъекты права должны знать назначение Конституции в обществе и государстве, что возможно, прежде всего, через установление определения данного нормативного правового акта. В нем, на наш взгляд, необходимо отразить, что Конституция является основным учредительным политико-правовым актом общества и государства и что ею закрепляется, устанавливается и учреждается. Это также же, в полной мере, относится к даче определений нормативного постановления Конституционного Совета и нормативного постановления Верховного Суда РК. В этой части следует и четко определить «подзаконные нормативные правовые акты», как изданные на основе и во исполнение Конституции и законодательных актов акты, содержащие юридические нормы.

В контексте изложенного стоит, на мой взгляд, в п.6 статьи 3 названного закона подчеркнуть, что акты применения правовых норм не являются источниками права и рассчитаны на однократное применение и т.д.

Здесь же имеет смысл раскрыть такие важные понятия, как «аналогия закона» и «аналогия права», как способы преодоления пробелов в праве. Не вдаваясь в детали, лишь отмечу, что о недопустимости применения по аналогии уголовного закона упоминает п.п.10 п.3 ст.77 Конституции. К примеру, для всех субъектов права широкие возможности для преодоления пробелов в праве создает аналогия права, которая позволяет прямо использовать конституционные нормы при принятии соответствующих решений в условиях отсутствия конкретных правовых норм, регулирующих сходные случаи.

Стоит выделить в отдельную норму задачи и принципы правотворчества: научность, профессионализм, законность, демократизм, гласность (см. ст.ст.22-24, 48 названного закона).

Целесообразно ввести и дать понятия определениям видов систематизации нормативных правовых актов: инкорпорации, консолидации, кодификации, о которых упоминается в разделе первом Концепции правовой политики РК, а также выделить определения предмета (что регулирует право) и доминирующих методов правового регулирования (как регулирует): императивный, диспозитивный, поощрительный, рекомендательный. Последние положения особенно важны в плане изложения содержания нормативного правового акта в соответствующем духе и слоге (стиле).

Особого внимания требуют положения статьи 17 «Структура нормативного правового акта» названного закона, в которой, на мой взгляд, нет никакой информации о первичной «клеточке» любого нормативного правого акта–норме права и ее системообразующих частях: гипотезе (условия возникновения правоотношения), диспозиции (субъективных правах и юридических обязанностях участников правоотношения), санкции (наказания или поощрения), а также их соотношении при применении в нормах права.

О планировании процесса подготовки проектов нормативных правовых актов. На мой взгляд, общее наблюдение и контроль в области движения нормативных правовых актов, все же следует возложить на Министерство юстиции и его территориальные органы.

В п.2 статьи 43 названного закона в числе органов и должностных лиц, обеспечивающих законность нормативных правовых актов, не указаны Президент страны, руководитель Администрации Президента, Администрация Президента, Правительство, несмотря на то, что они являются инициаторами или разработчиками проектов нормативных правовых актов.

И здесь же другое, на мой взгляд, упущение. Почему статьи 3-4 названного закона не выделяют нормативные правовые акты Генерального Прокурора РК по вопросам предварительного расследования уголовных дел, принятие которых регламентируется ч.5 статьи 62 УПК и они являются источниками действующего уголовно-процессуального права.

Безусловно, многие проблемы в области законотворчества вызваны маломощностью Института законодательства МЮ РК, который при надлежащей организации его деятельности в основном вел бы во взаимодействии с государственными органами, научными коммерческими структурами и вузами полноценный мониторинг, разработку и научную экспертизу нормативных правовых актов.

Много нареканий вызывает деятельность по разработке проектов нормативных правовых актов юридических служб и рабочих групп в уполномоченных государственных органах. Как правило, составы этих рабочих групп особой активностью и креативностью не отличаются, да и работают из рук вон плохо. Этот упрек, в полной мере, относится и к деятельности межведомственных рабочих групп.


Выступление

директора Центра исследования правовой политики

^ Ткаченко Веры Валерьевны

«Развитие института судебного контроля за предварительным следствием и дознанием в Республике Казахстан»


Уважаемые коллеги, дамы и господа,


Я рада приветствовать вас на традиционных августовских чтениях, посвященных конституционным ценностям и путям их реализации в законодательстве и правоприменительной практике. Мой доклад посвящен перспективам дальнейшего расширения судебного контроля в Республике Казахстан. Вопрос изменения соотношения прокурорского надзора и судебного контроля в уголовном судопроизводстве обрел большую актуальность в связи с принятыми поправками в Конституцию Республики Казахстан (2007), согласно которым, в частности, санкционирование ареста передается в компетенцию суда.

В Послании Конституционного Совета говорится о том, что «включение в Основной Закон нормы о судебном санкционировании ареста и снятие конституционного запрета, отделяющего дознание и предварительное следствие от суда и прокуратуры, не только требует внесения соответствующих изменений в действующее законодательство, но и позволяет начать обсуждение вопроса о перспективах поэтапного расширения судебного контроля в досудебном производстве».

Более того, еще в 2002 г. в Концепции правовой политики отмечалось, что «необходима… последовательная дальнейшая реализация в конкретных нормах таких основополагающих принципов уголовного судопроизводства, направленных на защиту прав и свобод человека, как неприкосновенность жилища и частной жизни…, которые означают, что не допускается [их умаление] иначе как по решению суда». Там же говорилось, что следует законодательно расширить применение процессуального судебного контроля.

Таким образом, дальнейшая реформа уголовного судопроизводства в Казахстане напрямую зависит от расширения судебного контроля. Особенно это важно в связи с обязательствами Казахстана по Международному пакту о гражданских и политических правах, которые требуют привести национальное законодательство в соответствие с положениями этого важнейшего документа ООН по правам человека, а также в свете председательствования Казахстана в ОБСЕ в 2010.

Вопрос о том, является или не является предварительный судебный контроль за несудебной уголовно-процессуальной деятельностью императивом для любой современной правовой системы, не может оцениваться ни с точки зрения персональных качеств отдельных судей, прокуроров или милиционеров, ни с точки зрения их профессионализма, ни с точки зрения эффективности борьбы с преступностью. Персональные качества или профессионализм судей или прокуроров есть фактор не правовой, а социологический: он должен учитываться для оптимизации состава судейского или прокурорского корпуса, но не должен служить критерием для построения уголовно-процессуальной системы, поскольку отдельно взятый прокурор может по своим качествам превосходить отдельно взятого судью (и наоборот), но это никак не влияет на распределение между ними функциональных обязанностей, поскольку правовое регулирование имеет дело с абстрактным идеальным судьей и абстрактным идеальным прокурором, а не с конкретными людьми. Что касается эффективности борьбы с преступностью, то если исходить только из нее, то можно вовсе прийти к отрицанию всяких гарантий прав личности, поскольку они по определению затрудняют собирание доказательств и уголовное преследование того или иного лица.

Оценка теоретического значения предварительного судебного контроля на сегодняшний день имеет совершенно другие корни. Она связана с идеей разграничения возложенных на государственные органы уголовно-процессуальных функций, что в свою очередь является отражением на более частном уголовно-процессуальном уровне общей идеи разделения властей, закрепленной в ч. 4 ст. 3 Конституции РК. Если идея разделения властей есть, как известно, попытка предотвратить возможность сосредоточения в одних руках всей полноты государственной власти, уголовно-процессуальное регулирование также стремится к тому же самому, но на своем, более локальном, уровне. Вся уголовно-процессуальная государственная деятельность по своей юридической природе делится на деятельность полицейскую, прокурорскую и судебную. Полицейская и прокурорская деятельность являются в той или иной степени реализацией на уголовно-процессуальном уровне функций исполнительной власти, направленных на осуществление уголовного преследования лиц, преступивших уголовный закон. При этом, конечно, между полицейской и прокурорской деятельностью также есть принципиальные различия, в силу чего правовой статус прокурора значительно превышает правовой статус полицейского. Поэтому о «полицейско-прокурорской деятельности» можно говорить как о едином целом, противопоставляя ее деятельности судебной. Последняя является отражением в уголовном процессе функций судебной власти, с одной стороны, направленных на разрешение любых правовых споров, а с другой – на защиту индивидуальных прав и свобод, в том числе от действий государства в лице представителей его исполнительной власти. В такой ситуации любое государство, не отрицающее на конституционно-правовом уровне концепцию разделения властей и пытающееся с помощью правовых методов противодействовать чрезмерному сосредоточению властных полномочий в руках каких-либо органов или должностных лиц, не может не смотреть на уголовно-процессуальную деятельность иначе как через призму разделения властей в виде разделения уголовно-процессуальных функций.

Является ли Казахстан в этом смысле исключением? Разумеется, нет. Для этого достаточно взглянуть на ч. 4 ст. 3 Конституции РК. Существует ли в Казахстане какой-то особый теоретический взгляд на соотношение исполнительной и судебной властей или на природу власти судебной? Также нет – Казахстан в этом смысле придерживается вполне традиционной концепции. Так, согласно ч. 1 ст. 76 Конституции РК, «судебная власть осуществляется от имени Республики Казахстан и имеет своим назначением защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций...». Более того, в соответствии с ч. 2 ст. 76 Конституции РК «судебная власть распространяется на все дела и споры, возникающие на основе Конституции, законов, иных нормативных правовых актов, международных договоров Республики». Быть может, в Казахстане существует какое-то особое понимание прокуратуры, в результате чего казахстанский термин «прокуратура» не следует воспринимать буквально, т. е. в традиционном смысле, поскольку прокуратура считается здесь носителем судебной власти? На этот вопрос также следует дать отрицательный ответ, так как ч. 1 ст. 83 Конституции РК, определяя функции прокуратуры, ничего не говорит о «разрешении» всех или хотя бы части «дел и споров, возникающих на основе Конституции» и т. д. Иными словами, полномочия судов и прокуратуры в Казахстане, как и во всех других странах, не совпадают, имея совершенно различную природу.

В такой ситуации в Казахстане, как и в любой другой стране, теоретическое построение уголовно-процессуальной деятельности должно учитывать концепцию разделения властей и вытекающие из нее особую природу и роль судебной власти, которую ни при каких условиях не может подменять власть исполнительная. Иными словами, между прокурорско-полицейской и судебной деятельностью в уголовном процессе имеется или в идеале должна иметься принципиальная разница, и подменять друг друга они не могут. В более конкретной плоскости это проявляется, во-первых, в том, ни полиция, ни прокуратура не должны обладать по общему правилу полномочиями по применению мер уголовно-процессуального принуждения, поскольку их применение связано с ограничением прав личности и является исключительной прерогативой судебной власти. Единственным исключением служит право полиции произвести кратковременное полицейское задержание лица по подозрению в совершении преступления в условиях, не терпящих отлагательств, причем срок такого задержания может исчисляться лишь часами. Прокурор в этом случае также иногда вправе продлевать срок задержания, но опять-таки всего на несколько часов. Данное исключение объясняется лишь тем, что между пресечением представителями исполнительной власти нарушений закона в ходе осуществления ими функций по поддержанию общественного порядка и реальной возможностью доставить задержанное лицо в суд неизбежно существует фактический интервал времени, дающий право на кратковременное задержание. Именно по этой причине такое задержание может исчисляться лишь часами, а не неделями и месяцами, поскольку, скажем, нескольких десятков часов вполне достаточно, чтобы в условиях любого государства, невзирая на его территорию, расстояния, климат и т. д., прибыть в ближайший суд, где судебная власть и решает вопрос о применении одной из мер процессуального принуждения на регулярной основе. По этой же причине кратковременное задержание считается по своей юридической природе мерой полицейской, тогда как длительное заключение под стражу – судебной. Во-вторых, исходя из функций судебной власти, ясно, что только она, обладая исключительной монополией на разрешение всех споров и дел, связанных с индивидуальными правами и свободами, вправе данные права ограничивать даже в тех случаях, когда такое ограничение затрагивает не физическую свободу лица, а иные его права и свободы – право на неприкосновенность жилища, частной жизни и т. д. Отсутствие такого права у полиции или прокуратуры означает отнюдь не недоверие к этим органам, а отражение на уголовно-процессуальном уровне концепции разделения властей и понимание особой роли судебной власти как хранительницы прав и свобод. Естественно, что отход от данных принципов может иметь место лишь в исключительных ситуациях (обыск в жилище в случаях, не допускающих промедления, или личный обыск при задержании и т. д.) при условии создания процессуальных механизмов, восстанавливающих status quo и подтверждающих судебный характер соответствующих процедур (незамедлительное представление в суд результатов безотлагательного обыска и т. д.).

Учитывая изложенное, ясно, что предварительный судебный контроль является универсальным императивом для всех государств с современной конституционной формой правления, опирающейся на автономию законодательной, исполнительной и судебной властей, что неизбежно приводит на уголовно-процессуальном уровне к разграничению, с одной стороны, прокурорско-полицейской, а, с другой стороны, судебной деятельности. Ограничение индивидуальных прав и свобод не может не быть исключительной прерогативой судебной власти и входить в компетенцию прокурорско-полицейских органов по тем же причинам, по которым не может входить в их компетенцию рассмотрение уголовных или гражданских дел по существу. В такой ситуации полемика по поводу целесообразности или нецелесообразности предварительного судебного контроля не имеет ни малейшего смысла. Обсуждать можно лишь реальное соответствие судей и судов той или иной страны понятию «судебной власти», обязательным атрибутом которой, как известно, является подлинная независимость, или необходимость создания специальных уголовно-процессуальных механизмов, исключающих участие судьи, осуществлявшего судебный контроль, в разрешении уголовного дела по существу и т. д.

Таким образом, положения содержащиеся в Международном пакте о гражданских и политических правах с учетом их толкования Комитетом по правам человека ООН не оставляют сомнений, что Республика Казахстан, для которой речь идет о действующем праве, имеющем приоритет перед законами и применяемом непосредственно, обязана обеспечить на законодательном уровне механизм судебного санкционирования действий и решений, ограничивающих права, гарантированные ст. 9 и 17 указанного Международного пакта. Содержащиеся в ст. 16, 18 и 25 Конституции РК положения сами по себе и в их сопоставлении с другими конституционными нормами также не оставляют сомнений в том, что права, гарантированные названными статьями Конституции, могут быть ограничены в ходе уголовного судопроизводства и оперативно-розыскной деятельности лишь на основании судебного решения.


Выступление

Председателя Правления ОЮЛА

«Лига потребителей Казахстана»

Савченко Светланы Юрьевны

«Конституционные ценности и пути их развития в сфере

защиты прав потребителей»


Национальная Лига потребителей Казахстана за некачественные товары и услуги в течение 17 лет возвратила населению в досудебном порядке около 87 000 000 тенге, в судебном порядке возмещено 461 000 000 тенге, материального ущерба и морального вреда более 9 000 000 тенге.

Вопросы защиты прав потребителей имеют особую ценность и важность, ведь они затрагивают интересы каждого.

Международные основы политики в сфере защиты прав потребителей определены «Руководящими принципами защиты прав потребителей», принятыми Генеральной Ассамблеей ООН 9 апреля 1985 г. (резолюция 39/248). К основным правам потребителей этим документом отнесены права на безопасность товаров, информацию, выбор товаров, выражение своих интересов, удовлетворение основных потребностей, возмещение ущерба, потребительское образование, здоровую окружающую среду, экологическую безопасность.

Регламент защиты прав потребителей осуществляется на основании Конституции Республики Казахстан, Законе «О защите прав потребителей», определяет основы защиты потребителя, провозглашая высшей ценностью государства человека, его жизнь, права и свободы (ст. 1 п. 1 Конституции РК). В обеспечении данного принципа в Конституции заложены такие гарантии для гражданина как защита законных прав и свобод граждан, право на получение квалифицированной юридической помощи и судебной защиты (ст. 13), признание частной собственности (ст.ст.6, 26), право на охрану здоровья (ст. 29), охрана окружающей среды (ст. 31), право объединения (ст.ст. 5, 23), ограничение монополистической деятельности (ст. 26) и др.

Конституционные гарантии защиты прав потребителей раскрываются подробно в Гражданском Кодексе, Экологическом Кодексе, Гражданско-процессуальном Кодексе, Уголовном Кодексе, Кодексе об Административных Правонарушениях, Законе Республики Казахстана от 7 июля 2006 года № 170-3 «Об охране здоровья граждан», Законе Республики Казахстан от 9 ноября 2004 года № 603-2 «О техническом регулировании», Законе Республики Казахстан от 21 июля 2007 года № 301 «О безопасности пищевой продукции», а также основным НПА определяющим права потребителей и способы их защиты – Закон КазССР от 5 июня 1991 года № -12 « О защите прав потребителей».

Стратегической целью национальной политики в сфере защиты прав потребителей является создание равных и реальных условий для реализации гражданами-потребителями своих законных интересов и прав повсеместно на территории Казахстана.

При этом перед государством стоит задача обеспечить наличие правовых и организационных основ, позволяющих адекватно уровню развития экономики и общества формировать и реализовывать все многообразие направлений в сфере защиты прав потребителей. Рынок как таковой не может обеспечить потребителям равных возможностей с другими рыночными контрагентами.

Таким образом, активное вмешательство государства в формирование и реализацию потребительской политики не только оправдано, но и необходимо.

Учитывая изложенное, необходимо закрепить на законодательном уровне следующие приоритеты:

  1. Сформировать национальную политику в сфере Защиты прав потребителя.

  2. Развить и укрепить национальную систему защиты прав потребителей, консолидируя усилия всех ее ветвей в целях обеспечения эффективной защиты законных интересов потребителей.

  3. Совершенствовать законодательство о защите прав потребителей.

  4. Создать государственный орган, регулирующий отношения в сфере защиты прав потребителей.

  5. Информировать и просвещать население по вопросам национальной политики в сфере защиты прав потребителей.

  6. Организовать систему обучения молодежи во всех типах учебных заведений общего и профессионального образования на условиях его непрерывности и преемственности потребительского образования.

  7. Построить и развить общую систему зашиты прав потребителей государств-членов СНГ.

  8. Внедрить альтернативные внесудебные способы разрешения споров – медиацию.

  9. Для стимулирования создания ОЗПП их деятельности и проектов необходимо финансирование из государственного бюджета.

Информирование и просвещение населения целесообразно осуществлять в трех плоскостях:

  1. Широкомасштабная пропаганда правовых знаний в области защиты прав потребителей через средства массовой информации, издание специальной и популярной литературы. При этом должна быть обеспечена доступность информации для потребителей независимо от места их нахождения и социально-экономического положения. Особое внимание должно быть уделено просвещению потребителей социально незащищенных, малообеспеченных, проживающих в отдаленных районах и в сельской местности.

  2. Для эффективного функционирования системы защиты прав потребителей необходимо ее обеспечение квалифицированными кадрами. В этих целях целесообразно более широко использовать возможности антимонопольных и других органов государственной власти, в чью компетенцию входят вопросы защиты прав потребителей, для организации стажировок, семинаров и других обучающих мероприятий, обмена опытом работы, получения методической и практической помощи. Необходимо также включение вопросов защиты прав потребителей в программы переподготовки и повышения квалификации государственных служащих.

  3. Повышение уровня правовой грамотности предпринимателей, работающих на потребительском рынке, в том числе по вопросам защиты прав потребителей.

В настоящее время необходимо привлечение населения к решению социальных проблем через развитие местного самоуправления, а также повышение активности населения.

Право потребителей на обращение в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права и законных интересов - широкое, подлинно демократическое конституционное право, в котором воплощается доступность правосудия. Потребители, не имеющие юридического образования, не могут в полной мере квалифицированно отстоять свои законные права.  Один из путей решения – активное привлечение к гражданскому процессу высококвалифицированных специалистов. Однако большинство адвокатов отказываются защищать потребителей из-за мизерной цены иска.

Завершая выступление, хотела бы отметить, что по мере дальнейшего развития общества, посредством устранения неизбежно возникающих нестыковок и противоречий в нормативно правовых актах, в Казахстане происходит динамичное и уверенное развитие современной эффективной правовой системы. В этом процессе Конституционный Совет посредством осуществления конституционного контроля выступает своеобразным «хранителем» конституционных ценностей, являющихся основой национальных интересов Республики.

Думаю, что настоящая встреча поможет всем нам глубже осмыслить имеющиеся проблемы, обменяться положительным опытом и наметить пути дальнейшей работы по обеспечению незыблемости фундаментальных конституционных ценностей нашей страны.


Спасибо за внимание.

1   2   3   4   5   6   7   8   9

Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты