Домой

Программа приветственное слово Уполномоченного по правам человека в Республике Казахстан шакироваа. О




НазваниеПрограмма приветственное слово Уполномоченного по правам человека в Республике Казахстан шакироваа. О
страница5/9
Дата06.05.2013
Размер1.6 Mb.
ТипПрограмма
Комментарий к Уголовному кодексу РК
Общая часть
Статья 50. Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина, дипломатического ранга, квалификационного класс
Бочарникова Михаила Николаевича
Сапаргалиева Гайрата Сапаргалиевича
Второй элемент
Участие Генерального прокурора (его представителя) в работе Сената – второй элемент механизма опротестования.
Второй момент
Конституционный Совет
Конституционный Совет
Подобные работы:
1   2   3   4   5   6   7   8   9

142

^ Комментарий к Уголовному кодексу РК

1. Смертная казнь является одной из самых спорных уголовно-право­вых проблем. Причем споры о ней ведутся не только в среде юристов, эта проблема волнует всех людей. Уже в 70-80-х годах XX века в мировом со­обществе отчетливо проявляется тенденция к сокращению применения смертной казни и к дальнейшей ее отмене.

2. В Республике Казахстан, как и во многих других странах, эта мера нака­зания еще существует. Но согласно Конституции Республики Казахстан смер­тная казнь применяется лишь как исключительная мера наказания за особо тяжкие преступления. При этом приговоренному представляется право хода­тайствовать о помиловании (ст. 15 Конституции Республики Казахстан).

3. Установлен четкий перечень преступлений, за которые назначается смертная казнь. Она может быть установлена только за особо тяжкие пре­ступления, посягающие на жизнь человека, а также совершаемые в воен­ное время или в боевой обстановке, государственную измену, преступле­ния против мира и безопасности человечества и особо тяжкие воинские преступления (ч. 1 ст. 49 УК).

За три с половиной года действия Уголовного кодекса Республики Ка­захстан смертная казнь, по нашим данным, назначалась лишь за умышлен­ное убийство при отягчающих обстоятельствах, совершенных в совокуп­ности с другими преступлениями.

4. В своем Послании народу Казахстана в апреле 2002 года глава госу­дарства предложил серьезно изучить вопрос о введении моратория на смертную казнь вплоть до ее полной отмены. Данное предложение в поя-ной мере соответствует мировым тенденциям применения этой меры.

5. В ст. 49 УК РК указан способ исполнения наказания в виде смертной казни - расстрел, который производится непублично.

6. Применяя смертную казнь, суд должен руководствоваться общими началами назначения наказания (ст. 52 УК).

Пленумом Верховного Суда РК в постановлении от 30 апреля 1999 года -О соблюдении судами законности при назначении уголовного наказания" указывается, что «смертная казнь является исключительной мерой нака­зания и уголовный закон допускает, а не требует ее применения за совер­шение особо тяжких преступлений. В предусмотренных законом случаях смертная казнь может применяться лишь тогда, когда необходимость ее назначения обусловлена особыми обстоятельствами, отягчающими ответ­ственность, и наряду с этим исключительной опасностью лица, совершив­шего особо тяжкое преступление»1.

7. Статьи 69, 75 УК предусматривают особые случаи неприменения смертной казни, если истекли сроки давности привлечения к уголовной от­ветственности и сроки давности исполнения обвинительного приговора.

1 О соблюдении судами законности при назначении уголовного наказания. По­становление Пленума Верховного Суда Республики Казахстан от 30 апреля 1999 года//Казахстанская правда от 21 мая 1999г.

^ Общая часть

Раздел III

Статья 50.

143

Если судне найдет возможным применить давность обвинительного при­говора, то смертная казнь заменяется пожизненным лишением свободы.

Если же суд не сочтет возможным освободить лицо от уголовной ответ­ственности в связи с истечением срока давности, то смертная казнь заме­няется лишением свободы на срок до двадцати пяти лет или пожизненным лишением свободы.

8. Круг лиц, которым может быть назначена смертная казнь, не включа­ет в себя женщин, лиц, совершивших преступление в возрасте до восем­надцати лет, мужчин, достигших к моменту вынесения приговора судом ше­стидесятипятилетнего возраста (ч. 2 ст. 49 УК).

9. Суд не обязан назначать смертную казнь. В любых ситуацияхсуд име­ет право выбора между смертной казнью и иными видами наказания, пре­дусмотренными санкцией статьи Особенной части УК. Также возможна замена смертной казни в порядке помилования пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима (ч. 3 ст. 49 УК).

10. Согласно ч. 4 ст. 49 УК приговор о смертной казни приводится в ис­полнение не ранее одного года с момента вступления его в законную силу, что дает возможность осужденному воспользоваться своим конституци­онным правом ходатайства о помиловании.

^ Статья 50. Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина, дипломатического ранга, квалификационного класса и государственных наград

1. При осуждении за совершение тяжкого или особо тяжкого пре­ступления с учетом личности виновного суд может лишить его почет­ного, воинского, специального или иного звания, классного чина, дипломатического ранга, квалификационного класса.

2. При осуждении за тяжкое или особо тяжкое преступление лица, имеющего государственные награды Республики Казахстан, а равно почетное, воинское, специальное или иное звание, классный чин, дип­ломатический ранг или квалификационный класс, присвоенные Прези­дентом Республики Казахстан, суд при вынесении приговора решает вопрос о целесообразности внесения представления Президенту Рес­публики Казахстан о лишении осужденного этих наград, званий, класс­ного чина, дипломатического ранга или квалификационного класса.

1. Этот вид наказания связан с морально-психологическим воздействи­ем на осужденного, который лишается знаков отличия, полученных за про­шлую деятельность и которыми он, как правило, гордится, а также с лише­нием его определенных преимуществ, льгот, т. е. экономических выгод, что носит более длительный характер, чем сама судимость. Также этот вид дополнительного наказания может ограничить дальнейшую профессио­нальную деятельность и после погашения судимости. Словом, это наказа­ние способно оказать достаточно сильное воздействие на осужденного.


Выступление

Посла Российской Федерации в Республике Казахстан

^ Бочарникова Михаила Николаевича

О конституционно-правовом механизме осуществления внешней

политики России и её правочеловеческой составляющей


Конституционно-правовой механизм осуществления внешней политики России имеет свою внутреннюю структуру, которая складывается из системы государственных органов, наделенных внешнеполитическими полномочиями, совокупности правовых норм, определяющих правовой статус государственных органов в области реализации внешней политики и регулирующих отношения сторон, и комплекса сложившихся взаимоотношений в ходе внешнеполитического процесса.

Ядром данного механизма является организационная составляющая, так как без системы организационных институтов невозможно говорить о практическом проведении внешнеполитического курса страны. Ее организационное воплощение проявляется в совокупности государственных органов, которая олицетворяет собой важнейшую часть государственной организации общества.

Государственные органы, входящие в конституционно-правовой механизм осуществления внешней политики России, можно классифицировать следующим образом:

1. Высшие органы государственной власти общей компетенции, наделенные Конституцией России и законодательством, наряду с другими полномочиями, также и полномочиями в области осуществления внешней политики - Президент России, Правительство России, Федеральное Собрание России, Конституционный Суд России.

2. Специализированный государственный внешнеполитический орган - Министерство иностранных дел России.

3. Государственные органы, специализацией которых не является осуществление внешней политики, но наделенные законодательством отдельными внешнеполитическими полномочиями, как, например, Совет безопасности России.

Высшие органы государственной власти возглавляют организационную основу рассматриваемого конституционно-правового механизма. В соответствии с Конституцией и законодательством страны они принимают решения по вопросам внешней политики, обязательные для исполнения на всей территории Российской Федерации. Эти государственные органы либо непосредственно определяют основные направления внешней политики государства, как, например, Президент, либо в процессе реализации своих установленных законодательством полномочий оказывают существенное влияние на формирование внешнеполитического курса и его воплощение в жизнь. Все остальные госорганы, входящие в конституционно-правовой механизм осуществления внешней политики России строят свою работу в области внешней политики на основе решений высших органов государственной власти.

Государственные органы, входящие в данную часть организационной составляющей конституционно-правового механизма, в процессе реализации своих полномочий направляют усилия на достижение единой цели - обеспечение и защиту интересов России на международной арене путем проведения скоординированной внешней политики.

В качестве регулятивной составляющей конституционно-правового механизма осуществления внешней политики выступает совокупность взаимосвязанных нормативно-правовых актов, которые регулируют взаимоотношения и деятельность государственных органов, реализующих внешнеполитическую линию России, закрепляют их организационную структуру, функции и полномочия.

В первую очередь это - нормативно-правовые акты конституционного характера - Конституция, конституционные законы, регулирующие порядок формирования, организацию и деятельность государственных органов наделенных, в том числе и полномочиями в области внешней политики (например, конституционные законы "О Правительстве", "О Конституционном Суде" и др.); затем – «обыкновенные» законы, регулирующие деятельность госорганов в области осуществления внешней политики, и нормативно-правовые акты Президента и Правительства России, а также ведомственные и внутриорганизационные акты, регулирующие указанную деятельность госорганов и должностных лиц. Кроме того, к регулятивной составляющей конституционно-правового механизма осуществления внешней политики относятся и международные договоры, подписанные Российской Федерацией, поскольку в соответствии со статьей 15 Конституции они, как и общепризнанные принципы и нормы международного права, являются составной частью правовой системы государства.

В Конституции оговорены отношения между Президентом и палатами Федерального Собрания России по поводу назначения и отзыва дипломатических представителей Российской Федерации в иностранных государствах и связи Президента с российским парламентом относительно ратификации международных договоров.

Однако функционирование механизма осуществления внешней политики реализуется не только на основе законодательно обусловленных взаимосвязей между госорганами и должностными лицами, наделенными соответствующими полномочиями, но и функциональных связей, которые сложились и складываются в процессе взаимоотношений этих органов и их представителей.

В качестве примера законодательно обусловленных взаимосвязей можно рассматривать закрепленную в ряде нормативно-правовых актов координирующую роль МИДа России в осуществлении внешних сношений другими госорганами и органами власти субъектов Федерации. Координирующая роль Министерства иностранных дел России, занимающего особое место в системе госорганов, закреплена в Федеральном законе «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» от 4 января 1999 г., Указе Президента от 12 марта 1996 г. «О координирующей роли Министерства иностранных дел Российской Федерации в проведении единой внешнеполитической линии Российской Федерации», Указе Президента от 14 июня 1997 г. «Об организации и порядке осуществления федеральными органами исполнительной власти и российскими государственными учреждениями функций, связанных с деятельностью за рубежом» и в ряде других документов.

В соответствии с Конституцией Российская Федерация основана на принципах верховенства права и юридического равенства, признания человека, его прав и свобод в качестве высшей ценности, на принципах демократии и разделения властей. Содержание прав и свобод человека, пути их реализации и механизмы защиты занимают в Конституции приоритетное место.

В области защиты прав человека Россия отдает приоритет вопросам налаживания межцивилизационного диалога, противодействия распространению различных форм дискриминации и экстремистских идеологий, в том числе террористической и неонацистской, совершенствования механизмов борьбы с торговлей людьми и сексуальной эксплуатацией детей.

Россия поддерживает постоянный диалог со всеми профильными международными и региональными организациями (ООН, ОБСЕ, Совет Европы и др.).

Гуманитарная проблематика продолжает занимать важное место в деятельности ОБСЕ. Крупнейшими и наиболее значительными из мероприятий ОБСЕ на правочеловеческом направлении остаются ежегодные совещания по рассмотрению выполнения государствами-участниками обязательств в области человеческого измерения. Для России такие совещания – важная трибуна для привлечения внимания к приоритетным для нас проблемам, возможность объективно проинформировать о реальной ситуации с правами человека в нашей стране и об усилиях, предпринимаемых нашим государством по выполнению взятых на себя обязательств.

Современные реалии международных отношений таковы, что правочеловеческое измерение деятельности ООН активно интегрируется в вопросы поддержания мира и безопасности, борьбы с новыми вызовами и угрозами, антитеррористическую, экономическую, социальную и экологическую проблематику.

Сегодня уже никто не подвергает сомнению тот факт, что поощрение и защита прав человека являются одним из важнейших направлений деятельности ООН. Недаром на Всемирном Саммите 2005 года оно было провозглашено одним из трех «столпов» Организации Объединенных Наций.

Концепция прав человека не является чем-то застывшим, косным. Она находится в процессе постоянного развития и совершенствования. Расширяется юридическая база, усиливается влияние государств, межправительственных структур и неправительственных организаций. Однако основа международного сотрудничества в области прав человека остается неизменной: главную ответственность в деле соблюдения прав человека несут сами государства, в то время как международные организации выполняют вспомогательную роль, содействуя равноправному и взаимоуважительному диалогу с учетом национальных, религиозных, культурных и исторических особенностей государств, уровня их социально-экономического развития.

В следующем году будет отмечаться 65-я годовщина исторической Победы над фашизмом. К сожалению, на этом фоне в мире опять наблюдается подъем неонацистских идеологий, предпринимаются попытки обелить фашизм, вновь поднять на знамена теории расовой чистоты и превосходства, переписать историю Второй мировой войны и пересмотреть решения Нюрнбергского трибунала. Во многих странах налицо увеличение числа неонацистских и неофашистских организаций, приток в них новых членов, особенно молодежи, рост преступлений на расовой, национальной или этнической почве.

Поэтому последовательное противодействие проявлениям неонацизма, агрессивного национализма, антисемитизма и ксенофобии, попыткам подвергнуть ревизии итоги Второй мировой войны является одной из наших приоритетных задач в Организации Объединенных Наций. На это, в частности, направлена наша традиционная резолюция Генассамблеи ООН «Недопустимость определенных видов практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Несмотря на многолетние дискуссии по вопросу поощрения и защиты прав человека, далеко не везде и не всегда существует понимание того, что права человека носят всеобщий характер. Нередки ситуации, когда в отдельных странах права человека воспринимаются как нечто чуждое, принадлежащее конкретному региону, а иногда - навязываемое извне.

Мы исходим из того, что права человека принадлежат всему человечеству в целом и каждому человеку в отдельности без какой-либо дискриминации и различия. Убеждены, что ключевым фактором здесь является понимание того, что нас объединяют ценности, берущие свои начала из религий, обычаев и традиций, норм морали и нравственности. Другими словами - это традиционные ценности, на которых основана человеческая цивилизация. Их нельзя разделить на западные и восточные, африканские, азиатские или европейские. Речь идет о таких категориях, как право на жизнь, защиту от пыток, толерантность, чувство собственного достоинства, ответственность перед близкими, трудолюбие. Это нравственная основа жизни современного общества, тот «цемент», который скрепляет нации, народы и этнические группы.

Убеждены, что признание взаимосвязи между правами человека и традиционными ценностями человечества придаст концепции прав человека большую весомость в глазах простого человека. Это будет способствовать исправлению существующего сегодня искаженного восприятия прав человека как чего-то чуждого и инородного. Иными словами, осознание того, что традиционные ценности человечества являются основой прав человека, будет способствовать укреплению прав человека как концепции и усилению всеобщего уважения к ним.

Россия уже инициировала в рамках органов системы ООН по правам человека дискуссию о неразрывной связи традиционных ценностей и прав человека. Мы надеемся, что обсуждение этой темы, вызвавшей заинтересованный отклик у многих государств, продолжится в рамках Организации.


Выступление

директора института государства и права Казахского национального университета им. Аль-Фараби, академика

^ Сапаргалиева Гайрата Сапаргалиевича

О конституционных полномочиях прокуратуры Республики Казахстан по опротестованию законов и других правовых актов


В статье 83 пункте 1 Конституции Республики Казахстан записано, что «прокуратура от имени государства осуществляет высший надзор за точным и единообразным применением законов и других нормативных правовых актов, опротестовывает законы и другие правовые акты, противоречащие Конституции и законам Республики».

Прошло 14 лет, однако на сегодняшний день не разработан механизм реализации этой важнейшей функции прокуратуры Республики. Вряд ли следует кого-либо упрекать в бездействии. Думаю, что и прокуратуру обвинять в пассивности нет оснований, о чем будет сказано. Дальше так не может продолжаться. Дважды в 1998 г. и 2007 г. в Конституцию РК были внесены существенные изменения и дополнения под руководством Президента Н.А.Назарбаева. Положения пункта 1 статьи 83 Конституции не подверглись изменениям. Следовательно, не вызывала сомнения необходимость оставления за прокуратурой функции опротестования законов и других правовых актов, противоречащих Конституции и законам Республики.

Помимо этого Конституционный Совет в своем Послании «О состоянии конституционной законности в Республике Казахстан» от 23 июня 2008 г. высказался о том, что «…до настоящего времени не реализована конституционная норма (пункт 1 статьи 83 Основного закона), наделяющая Генерального прокурора Республики Казахстан правом опротестовывать законы, противоречащие Конституции и Законам Республики. На практике он не может воспользоваться этим правом, поскольку законодательство не предусматривает правового механизма реализации данного полномочия». Генеральная прокуратура обратилась к ряду ученых и практиков с предложением высказать свое мнение по этому вопросу.

Своими соображениями я хочу поделиться более подробно на данном собрании ученых и правоприменителей. В докладе использованы материалы Генеральной прокуратуры и результаты собственных изысканий. Попытаюсь ответить на некоторые вопросы, которые я считаю уместным поставить в связи с разработкой механизма опротестования несоответствующих Конституции нормативных правовых актов.

  1. Участвует ли Генеральная прокуратура в какой-либо форме в законодательном процессе Парламента?

Да, представитель Генерального прокурора Республики Казахстан как бы приписан к Парламенту. Генеральный прокурор в соответствии с Регламентом Мажилиса Парламента вправе присутствовать на любых пленарных заседаниях Мажилиса. Не только вправе присутствовать, но и вправе просить Председателя Мажилиса слово для выступления вне очереди.

В Регламенте Сената Парламента записано, что Генеральный прокурор имеет право присутствовать как на открытых, так и на закрытых заседаниях и быть выслушанным. Представитель Генерального прокурора может участвовать и в работе постоянных комитетов Палат Парламента, разумеется, высказывать свое мнение.

Закрепленные в нормативных правовых актах – Регламентах Палат Парламента права Генерального прокурора, его представителя позволяют прокуратуре выполнять в какой-то мере и функции органа высшего надзора. Полагаю, что эти права можно использовать для того, чтобы в начальной стадии законодательного процесса выявлять соответствие Конституции проектов законов, разрабатываемых и обсуждаемых в постоянных комитетах, на пленарных заседаниях Мажилиса Парламента. Пользуясь правом внеочередного выступления, сообщать депутатам, имеются ли в обсуждаемых проектах законов нормы, положения, не соответствующие Конституции, противоречащие действующим законам. Для эффективного использования своего права выступать на всех, открытых и закрытых пленарных заседаниях Мажилиса, прокуратура должна быть обеспечена необходимыми законопроектными материалами. Если Генеральный прокурор не будет иметь такую возможность, то право выступать без подготовки будет импровизацией и не будет иметь доказательных оснований. Следовательно, нужно совершенствовать Регламент Мажилиса Парламента в этом направлении.

В организационно-правовом механизме опротестования противоречащих Конституции законов указанное положение прокуратуры я бы считал первым элементом.

^ Второй элемент проявляется в участии Генерального прокурора в работе Сената Парламента. В Регламенте Сената также признается право Генерального прокурора выступать на пленарных заседаниях «быть выслушанным». Слова Регламента Сената «быть выслушанным» в какой-то мере некорректные, как будто речь идет о личных просьбах, проблемах, а не о высоком должностном лице органа, который осуществляет высший надзор. Сенат принимает закон, соответственно повышается и ответственность Генерального прокурора за его качество, содержание. Если Сенат примет закон, противоречащий Конституции, значит, в этом случае можно говорить о недоработке не только депутатов Парламента, но и Генерального прокурора. Хотя Регламент Сената выражается некорректно, но предоставляя право выступать Генеральному прокурору, имеет в виду и его ответственность за конституционность принимаемого закона как руководителя органа высшего надзора за законностью. Таким образом, слишком поверхностное изложение в Регламенте положения Генерального прокурора не позволило усмотреть в праве участия и выступления Генерального прокурора, как в Мажилисе, так и Сенате, наличие в нормативном правовом акте слишком «бледной» начальной стадии механизма опротестования. Вывод: следует усилить нормы Регламентов Мажилиса и Сената, относящиеся к положению Генерального прокурора. При этом не следует «перебарщивать». Генеральный прокурор не может постоянно находиться в Парламенте. Поэтому надо в Регламентах указать на право Генерального прокурора или его представителя (заместителя) участвовать в работе Палат Парламента.

^ Участие Генерального прокурора (его представителя) в работе Сената – второй элемент механизма опротестования.

Если закон был принят и передан на подпись Президенту, то как может реагировать прокуратура в случае наличия нарушения Конституции? Президент имеет достаточно времени и возможности для проверки конституционности принятого Парламентом закона. На этой стадии роль прокуратуры может заключаться в обращении внимания Президента на нарушение Конституции. Внесение Президенту представления о наличии в принятом законе норм, противоречащих Конституции, может быть признано 3-й, последней стадией участия прокуратуры в законодательном процессе. Как можно назвать обращение к Президенту: представлением, обращением, протестом? По моему мнению, наиболее подходящим будет «протест». Ведь протест адресуется Парламенту, а не Президенту. Президент может согласиться, может не согласиться с представлением прокуратуры. Не надо бояться слова «протест». В «Толковом словаре живого великорусского языка» В. Даля в слове «протест» записано: заявление о незаконности какого дела» (Т. ІІІ, стр. 519).

Президент может не согласиться с представлением прокуратуры, подписать закон. Ведь Президент проверяет конституционность закона в установленном им порядке. Президент может согласиться с представлением прокуратуры.

По нашему мнению Президент не безоговорочно может соглашаться с обращением прокуратуры. Он будет проверять достоверность обращения прокуратуры по своей линии.

Если совпадут мнение прокуратуры с мнением администрации Президента, то Президент направит обращение в Конституционный Совет от своего имени, а не как совместное обращение. Следовательно, обращение к Президенту о неконституционности закона является следующим элементом механизма опротестования неконституционности закона, хотя, официально не будет зафиксировано авторство. Имеет ли это значение, поскольку прокуратура подотчетна Президенту Республики.

  1. Есть мнение, причем господствующее, что прокуратура не имеет право обращаться в Конституционный Совет по вопросу о конституционности действующих законов. Частично такое мнение имеет основание. В пункте 1 статьи 72 Конституции РК, предусматривающем перечень субъектов, которым предоставлено право обращения в Конституционный Совет РК по поводу рассмотрения до подписания Президентом принятого Парламентом закона на их соответствие Конституции Республики, Генерального прокурора нет. В этом смысле указанное мнение правильное. Но я хочу обратить внимание на два момента. Первый – в указанном пункте говорится, что предусмотренные в нем субъекты вправе обращаться в Конституционный Совет до подписания Президентом принятого Сенатом закона. Закон Парламентом принят, но не подписан, следовательно, не приобрел юридическую силу. На этой стадии Генерального прокурора в перечень субъектов обращения в Конституционный Совет нельзя включать. Потому что Конституция предоставила прокуратуре право опротестовывать законы, противоречащие Конституции, то есть действующие законы.

^ Второй момент – это право опротестования закона, противоречащего Конституции, которое предоставлено прокуратуре, но не указан орган, куда она может обратиться с протестом. Одно то, что такое право предоставлено прокуратуре является конституционной основой для определения органа, куда она может обратиться с протестом.

Многих исследователей смущает слово «протест». На самом деле в Парламент нельзя обращаться с протестом, потому что он – законодательный орган, который функционирует независимо от кого-бы то ни было. Остается один орган, который призван наблюдать (контролировать пассивно) за соответствием принятых законов Конституции. Это Конституционный Совет. Слово «протест» кажется не корректным в обращении к Конституционному Совету. Я не считаю так. Конституция, употребляя слово «протест», как бы подчеркивает властный характер деятельности прокуратуры, призванной следить за соблюдением конституционной законности. Ведь прокуратура выступает от имени государства в целом, а не как один из его органов, что записано в статье 83 Конституции. Стиль обращения прокуратуры в Конституционный Совет должен соответствовать характеру полномочий этого органа. «Обращаем ваше внимание», «просим рассмотреть», «следует учитывать» и тому подобные просительные предложения, когда речь идет о нарушении Конституции, не подходят для прокуратуры.

Между прочим, такого характера обращения уже были. Прокуратура, хотя не часто, обращалась в Конституционный Совет с просьбой обратить внимание на несоответствия норм некоторых законов Конституции. Естественно, такие письма не называются ни «протестом», ни «обращением». В них указывается несоответствие ряда норм законов Конституции.

Таким образом, факт остается фактом - прокуратура робко, но все-таки предпринимает шаги в осуществлении своего полномочия по опротестованию неконституционных законов.

Остался сделать только один шаг: указать, в какие органы может прокуратура принести протест. По моему мнению, такими органами являются:

  1. до подписания закона, принятого Парламентом, - Президент РК;

  2. ^ Конституционный Совет на действующие законы.

В обоих случаях обращение Генеральной прокуратуры должно носить форму «протеста».

Как узаконить все сказанное?

Предлагаю варианты: либо

Статью 72 Конституции дополнить пунктом 3:

«Конституционный Совет рассматривает протест прокуратуры в случаях, установленных пунктом 1 статьи 83 Конституции»;

Либо:

в пункт 1 статьи 83 внести дополнение:

«…а также опротестовывает законы и другие правовые акты, противоречащие Конституции и законам Республики в ^ Конституционный Совет»;

Либо:

Внести дополнение в закон «О Прокуратуре» о том, что прокуратура опротестовывает в Конституционный Совет законы, противоречащие Конституции Республики.

1   2   3   4   5   6   7   8   9

Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты