Домой

Восточнославянские заговоры: Аннотированный




НазваниеВосточнославянские заговоры: Аннотированный
страница1/12
Дата11.04.2013
Размер2.63 Mb.
ТипУказатель
Содержание
Т.А. Агапкина, А.Л. Топорков
Часть 2. Заговоры из рукописей XVII века
Часть 3. Заговоры из рукописей XVIII в.
Часть 4. Заговоры из рукописей первой половины XIX века
7. 2. 8. Без комментариев.
Подобные работы:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


Восточнославянские заговоры:


Аннотированный

библиографический указатель


Составители Т.А. Агапкина, А.Л. Топорков 


Версия 2-я, электронная, исправленная


Москва, 2012

Оглавление


От составителей 3

Из истории публикаций заговоров у восточных славян 8

Сокращения 16


Часть 1. Русские заговоры 18

Часть 2. Украинские заговоры 142

Часть 3. Белорусские заговоры 178


От составителей


Предлагаемый аннотированный библиографический указатель охватывает материалы на русском, украинском и белорусском языках, опубликованные в период с 1830-х гг. по 2010 г.

В указатель включены сведения о публикациях заговоров в виде специальных сборников, посвященных магическому фольклору, коллекций заговоров в изданиях регионального и локального фольклора, в газетной и журнальной периодике, в следственных делах о колдовстве, в старинных лечебниках и рукописных сборниках смешанного состава. При этом заговоры представлены, во-первых, в виде текстов, записанных фольклористами или любителями народной словесности от исполнителей магического фольклора, и, во-вторых, в виде текстов, скопированных из рукописей различного происхождения. Таким образом, указатель ориентирован как на фольклорную традицию, так и на традицию низовой рукописной словесности XVII–XIX вв.

Указатель делится на три части, посвященные соответственно русским, украинским и белорусским заговорам. В каждой части публикации расположены по хронологическому принципу.

В указатель включались только научные публикации заговоров, то есть такие, которые содержат указания на источник публикуемых текстов (устный или рукописный) и могут быть признаны аутентичными. Не нашлось места в указателе ненаучным изданиям заговорам, то есть таким, в которых публикуются тексты неизвестного происхождения либо тексты, выдаваемые за творчество неких народных целителей и целительниц. Так, например, мы не описываем многочисленные издания заговоров «сибирской целительницы Натальи Ивановны Ивановой» и другие популярные сборники вербальной магии1.

Такие книги представляют интерес с точки зрения изучения издательского дела и предпочтений читательской публики. Их можно рассматривать в свете популяризации фольклора и возрождения традиционных магических практик в современных условиях. Однако вряд ли эти публикации могут быть использованы для изучения фольклорной традиции. Знакомство с подобной печатной продукцией свидетельствуют о том, что наряду с аутентичными заговорами в современных изданиях имеются также тексты полностью или частично сфальсифицированные, а также тексты, переведенные из западных изданий вербальной магии. Наш указатель призван помочь исследователям фольклора и книжной традиции в поисках аутентичных текстов; поэтому включение в него ненаучной продукции было бы не только излишним, но и прямо-таки вредным.

Для человека, который скачивает заговоры из Интернета для индивидуального использования, скорее всего безразлично, каково их происхождение. Однако для ученого, который изучает традиционную магическую словесность, имеет значение, дошли ли эти тексты в составе устной либо рукописной традиции или сочинены в XIX–ХХ вв.

Всего в указателе учтено около 340 русских источников, порядка 135 украинских и чуть менее 40 белорусских. При оценке количества проаннотированных в указателе источников и имеющихся в них текстов следует учитывать следующее.

С одной стороны, указатель не может претендовать на полноту, так как некоторые виды источников остались за его рамками.

1. К сожалению, не все источники, известные нам по ссылкам и библиографическим указателям, оказались нам доступными.

2. Легко предположить, что в будущем обнаружатся такие публикации, которые пока нам неизвестны. Несомненно, что появятся и новые публикации заговоров.

3. В указателе не учитывались публикации заговоров, записанных в Сибири и на Дальнем Востоке.

4. Не отражены также заговоры, хранящиеся в различных архивах, в том числе в тех случаях, когда сведения о заговорах имеются в печатных описаниях архивных фондов. Например, сведения о заговорах, хранящихся в архиве Русского географического общества, сообщаются только в тех случаях, когда эти заговоры приводятся полностью в описании Д.К. Зеленина (1914–1916); если же Д.К. Зеленин не публикует сами тексты, а только сообщает об их наличии в той или иной рукописи, то такие данные в указателе не приводятся.

5. В отдельных публикациях под одним номером даются более или менее обширные подборки заговоров, в результате чего число заговоров, указанных в описании, может быть сильно занижено. Так, например, в сборнике П.С. Ефименко (1878) в подборке охотничьих заговоров под № 53 приводятся 12 текстов, а под номером 55 – 15 текстов.

6. В указатель не включены издания, посвященные неканоническим (апокрифическим) молитвам, хотя в тех случаях, когда эти молитвы встречались в одних публикациях с заговорами, такие молитвы в указателе учитывались.

7. За рамками указателя остались в основном исследования (статьи и монографии), в которых в качестве иллюстраций приводятся те или иные заговоры, в том числе записанные изустно или извлеченные из архивов.

8. В случае с современными изданиями, включающими перепечатки из собраний XIX – начала ХХ в., подробная роспись их содержания не производилась, так как это неоправданно увеличило бы объем указателя (см., например: Савушкина 1993).

С другой стороны, некоторые особенности указателя могут приводить к определенному завышению общего числа заговоров.

1. В тех случаях, когда тот или иной текст перепечатывался один и более раз, в указателе он может быть отмечен соответственно два и более раз.

2. Во многих источниках, описанных в указателе, наряду с заговорами встречаются неканонические молитвы, приговоры и другие тексты, которые с точки зрения фольклорной таксономии не могут быть признаны заговорами.

В наших библиографических разысканиях мы активно пользовались материалами многотомного указателя «Русский фольклор» (Ленинград; Санкт-Петербург), а также указателя А. Андриевского (О. Андрiевський. Бiблiографiя литератури з українського фольклору. Київ, 1930. Т. 1), по возможности уточняя, перепроверяя и расширяя приводимые в них данные (прежде всего, хотя и не только, за счет заполнения хронологических лакун: в «Русском фольклоре» – с 1856 по 1879 гг.; в указателе Андриевского – с 1910-х гг., а также за счет публикаций последнего десятилетия). Ряд современных изданий белорусских заговоров, которые остались для нас недоступными или были нам не известны, по нашей просьбе описала Т.В. Володина (Минск), за что авторы выражают ей свою благодарность. Со многими современными украинскими публикациями заговоров, размещенными в труднодоступных периодических изданиях, нас познакомил И.В. Гунчик (Львов), и мы искренее признательны ему за это.

При подготовке указателя мы руководствовались методом работы de visu, предполагающим описание публикаций непосредственно по изданию, а не каталогу или другой библиографии. В том случае если мы не могли этого сделать (т.к. не обнаружили издание в доступных нам библиотеках, издание не подлежало выдаче по каким-либо причинам; в издании не было искомой публикации, в публикации о заговорах упоминалось, но сами тексты не приводились, и т.д.), публикация в указатель не включалась.

Каждая публикация описывается в указателе по восьми пунктам.

1. Название и полные библиографические данные, включая указание на страницы, если это книга, статья или публикация в сборнике. По возможности устанавливаются и указываются перепечатки – как предшествующие, так и последующие (хотя, разумеется, это удается не всегда). Иногда, особенно если речь идет о газетных публикациях, мы указываем в скобках сокращенное название библиотеки, в которой удалось познакомиться с тем или иным изданием. В случае, если один и тот же сборник заговоров публиковался несколько раз, полное описание его содержания дается один раз, и при этом приводятся сведения о его переизданиях. Если то или иное издание вывешено в Интернете, то приводится также его электронный адрес.

2. Общая характеристика публикации (например, материалы по народной медицине такой-то губернии; публикация фольклора с такой-то территории и т.д.).

3. Место записи материалов или их географическая характеристика (кратко).

4. Время записи материалов или их хронологическая характеристика (кратко). Источник материалов, если таковой известен (записи публикатора, выписано из рукописи, сообщено таким-то корреспондентом, перепечатано из местной периодики и т.д.).

5. Устные, рукописные или смешанные записи.

6. Функции и количество заговоров (от порчи, лихорадки, пьянства, для лечения скота и т.д.). Если упоминаются вполне понятные недуги, то используются литературные названия (зубная боль, кровотечение и т.д.), если же характер болезни остается неопределенным, мы иногда приводим народные названия болезней. Если это большое издание разных материалов, где, среди прочего, публикуются и заговоры, то указываются страницы, на которых опубликованы заговоры. Функции заговоров даются обычно в той последовательности, которая задана публикатором текстов. Если издание включает публикации нескольких рукописных сборников, то каждый из них описывается по отдельности.

7. Общее количество текстов заговоров.

8. Публикуются ли заговоры отдельно от контекста или же с какими-нибудь комментариями.

Во всех случаях, когда тот или иной пункт остался незаполненным, это означает, что в источнике данная информация отсутствует.

Параллельно с публикацией книжной версии указателя мы предполагаем выложить его в Интернет. Электронная версия указателя предельно упростит поиск необходимой информации, поскольку сделает возможным простой поиск по фамилии автора публикации, году ее выхода, названию издания, региону, по функции заговора и другим параметрам.

Кроме того, мы намерены продолжать работу с источниками и в дальнейшем предполагаем расширять электронную версию указателя как за счет включения в него описаний новых изданий, так и за счет заполнения тех лакун, которые имеются в нем в настоящее время.

В связи с этим мы будем благодарны читателям, если они сообщат нам о замеченных ими ошибках или об изданиях, которые по той или иной причине остались нам неизвестными или недоступными.


^ Т.А. Агапкина, А.Л. Топорков

Из истории публикаций заговоров у восточных славян


Специфика заговорной традиции восточных славян во многом определяется тем, что у русских, а отчасти и у украинцев, заговоры бытовали параллельно в устной и рукописной традициях. При этом жесткой границы между устным и письменным функционированием заговоров не существовало: устный текст фиксировался на письме, а рукописный сопровождался инструкцией о том, когда и в сопровождении каких ритуальных действий следует его произносить. Заговоры записывали на отдельных листах или в особых тетрадочках, которые хранили дома или носили с собой в качестве амулета; включали в лечебники, в сборники смешанного состава; сообщали на следствии, иногда под пыткой. Книжечки с воинскими заговорами брали с собой на войну неграмотные люди, и она должна была помочь им, несмотря на то что сами они не могли ее прочитать.

Такой полуустный-полуписьменный способ функционирования текстов имел многообразные последствия. С одной стороны, тексты, связанные по своему происхождению с местными фольклорными традициями, фиксируясь на бумаге, отрывались от ритуальной практики, приобретали более книжный и религиозно окрашенный характер, переносились в иную социальную и географическую среду. С другой стороны, канонические и неканонические молитвы начинали функционировать наряду с фольклорными заговорами, подвергаясь при этом разного рода поновлениям.

Вплоть до ХХ в. заговоры активно циркулировали не только в сельской местности, но и в городских центрах. Рукописные сборники часто составляли и хранили люди, которые были сведущи в богослужебной литературе и в то же время близки фольклорной культуре (в частности, сельские священники). Во многих сборниках и «библиотечках», конфискованных властями на протяжении XVII–XVIII вв., встречаются в совокупности и заговоры, и апокрифические молитвы (такие как «Сон Богородицы», «Молитва архангела Михаила», «Молитва Киприана», «Молитва апостола Павла от змей», «Сисиниева молитва от лихорадки» и др.). В рукописях заговоры часто назывались «молитвами» и скорее всего они так и воспринимались переписчиками.

Наиболее ранние русские заговоры обнаружены в новгородских берестяных грамотах XIII–XV вв., однако массовые источники по истории заговоров начинаются только с XVII в. Ко второй четверти ХVII в. относятся два обширных рукописных сборника заговоров – Олонецкий и Великоустюжский.

В публикации русских заговоров можно выделить в целом два основных периода: первый – с 1830-х гг. по начало ХХ в. и второй – с 1980-х гг. по наше время. Примерно так же выглядит история публикации украинских и русских заговоров, хотя каждая из этих традиций имеет определенную специфику.

Первая крупная коллекция заговоров, опубликованная в России, была включена в книгу И.П. Сахарова «Сказания русского народа о чернокнижии» (1836). Эта книга составила первую часть трехтомного издания под общим названием «Сказания русского народа о семейной жизни своих предков». Уже в следующем 1837 г. «Сказания русского народа о чернокнижии» вышли вторым изданием. Еще через 4 года в 1841 г. увидела свет новая версия книги, которая была значительно больше по объему. В версии 1841 г. книга называлась «Русское народное чернокнижие» и составляла книгу 2-ю 1-го тома «Сказаний русского народа о семейной жизни своих предков», которые были задуманы как 7 томное издание. Собрание заговоров включено в особую главку «Русского народного чернокнижия», которая озаглавлена «Сказания о кудесничестве». Сахаров публикует здесь тексты 64-х заговоров, сопровождая каждый из них кратким заголовком. Правда, в коллекции ничего не говорится о том, как и при каких обстоятельствах нужно произносить заговоры, нужно ли совершать при этом какие-то особые действия. Впрочем, эти сведения и в современных изданиях сообщаются далеко не всегда. Мало сведений приводится и о том, от кого записаны или получены публикуемые тексты.

Наряду с аутентичными текстами И.П. Сахаров публиковал и заговоры, полностью или частично сочиненные им самим либо теми, кто передавал ему свои материалы. Исходя из того, что этот сборник содержит неаутентичные тексты, его вообще не следовало бы вносить в наш указатель, однако мы все же помещаем его описание, так как это был первый печатный сборник русских заговоров, тексты из него впоследствии многократно перепечатывались и в составе сборника, и по отдельности2. Поэтому просто исключить сборник И.П. Сахарова из истории публикации русских заговоров совершенно невозможно.

По нашим приблизительным оценкам из 64 заговоров, включенных И.П. Сахаровым в его коллекцию (раздел «Сказания о кудесничестве»), аутентичный характер имеют только 5 заговоров (№ 37, 44 (часть 2), 49, 61, 62). Еще 31 в общем близки подлинным заговорам, хотя несут на себе следы определенной переработки (№ 1, 2, 4–7, 9–12, 15–18, 21, 25–28, 36, 38, 41, 46–48, 51, 52, 58–60, 63, 64). Остальные 29 текстов, то есть чуть меньше половины с большей или меньшей уверенностью могут быть отнесены к фальсификатам, хотя и в них встречаются отдельные аутентичные формулы (№ 3, 8, 13–14, 19, 20, 22–24, 29–35, 39–40, 42, 43, 44 (часть 1), 45, 50, 51, 53–57).

Сходным образом обстоит ситуация с изданием: Русский народ. Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия / Собр. М. Забылиным. М., 1880. Компилятор, скрывшийся под псевдонимом «М. Забылин» включил в свое издание заговоры, перепечатанные не только из вполне аутентичных сборников Л.Н. Майкова и П.С. Ефименко, но и из сомнительных книг И.П. Сахарова и рукописи графомана Г.Д. Книголюбова. Поскольку составитель пользовался рядом недостоверных источников, это собрание также включает большое число фальсифицированных текстов. И все же было бы неправильным не включать это издание в указатель, поскольку оно широко известно и многократно переиздано репринтным способом (в 1989, 1990, 1991, 1992, 1994, 1996, 1997, 1999, 2002, 2003, 2004, 2005 гг.). Однако, как и в случаях с И.П. Сахаровым и Н.И. Степановой, мы предостерегаем читателя от того, чтобы использовать сборник М. Забылина как источник подлинных русских заговоров.

В русской традиции относительно рано появились фундаментальные сборники Л.Н. Майкова (1869), П.С. Ефименко (1878), Н.Н. Виноградова (1908–1910). На Украине также известны большие собрания заговоров: П.П. Чубинского (1872), П.С. Ефименко (1874), Я. Талько-Гринцевича (1893), В.П. Милорадовича (1900). И в России, и на Украине во второй половине XIX – начале ХХ в. появилось множество небольших публикаций заговоров в периодических изданиях. Белорусские заговоры в данный период представлены в «Белорусском сборнике» Е.Р. Романова (1891), «Смоленском этнографическом сборнике» В.Н. Добровольского (1891), «Материалах…» П.В. Шейна (1893, 1902), однако в периодике белорусские заговоры представлены гораздо меньше, чем русские и украинские. Существенное отличие русской традиции связано с тем, что на Украине и в Белоруссии публиковались исключительно устные тексты, записанные собирателями, в то время как в России устные тексты печатались вперемешку с рукописными. В России в целом гораздо богаче представлены публикации заговоров, извлеченных из старинных лечебников, сборников смешанного состава, а также из следственных дел о колдовстве. В украинских и белорусских источниках такие материалы также встречаются, однако их несопоставимо меньше, чем в русских.

Публикации аутентичных русских устных и рукописных заговоров появились уже в 1840–1850-х гг. (Погодин 1842; Даль 1845; Харитонов 1847 и др.). Ф.И. Буслаев в приложении к своей актовой речи «О народной поэзии в древнерусской литературе» (1859) поместил 13 заговоров из лечебника XVII в., хранящегося в Московской синодальной библиотеке. Подборку заговоров из старообрядческих рукописей XVIII в. опубликовал в приложении к одной из своих статей А.П. Щапов (1863). П.Н. Рыбников поместил коллекцию заговоров в своем собрании олонецкого фольклора (1867).

Публикации середины XIX в. в значительной степени обобщил Л.Н. Майков, который включил в свои «Великорусские заклинания» (1869) заговоры, введенные ранее в научный оборот Ф.И. Буслаевым, П.С. Ефименко, А.П. Щаповым, а также тексты из архива Русского географического общества.

П.С. Ефименко впервые опубликовал подборку заговоров еще в 1864 г. Однако в полном виде собрание севернорусских заговоров П.С. Ефименко увидело свет позднее в его «Материалах по этнографии русского населения Архангельской губернии» (1878). Для публикаций П.С. Ефименко характерны следующие черты: рукописные тексты лишены определенной датировки (даются с пометой: «Из старинной рукописи»); печатаются не в составе сборников, а по отдельности, в разных частях издания, в соответствии с их функциональной направленностью. В принципе можно установить совокупность текстов, происходящих из одного сборника, но все равно остается неясным, в какой последовательности они были размещены в том или ином сборнике; какие еще тексты, кроме этих, составляли его содержание. Можно предполагать также, что тексты при публикации подвергались определенной языковой унификации, хотя вряд ли она была значительной.

Во второй половине XIX – начале ХХ в. изустные записи русских заговоров и рукописные заговоры, извлеченные из следственных дел или из старинных сборников, появлялись в периодических и серийных изданиях: «Архив историко-юридических сведений, относящихся до России», «Вестник Русского географического общества», «Древняя и новая Россия», «Живая старина», «Записки Русского географического общества по Отделению этнографии», «Заря», «Известия Общества археологии, истории и этнографии при имп. Казанском университете», «Исторический вестник», «Летописи русской литературы и древности», «Москвитянин», «Отечественные записки», «Пантеон литературы», «Руководство для сельских пастырей», «Русская старина», «Русский филологический вестник», «Сборник сведений для изучения быта крестьянского населения России», «Сборник Отделения русского языка и словесности имп. Академии наук», «Экономист», «Этнографический сборник», «Этнографическое обозрение».

Заговоры встречаются и на страницах газет и провинциальных краеведческих изданий: губернские и епархиальные ведомости разных губерний (особенно много заговоров в олонецких, воронежских и пермских губернских ведомостях), «Воронежский листок», «Воскресный досуг», «Иллюстрация», «Календарь Вятской губернии», «Нижегородский сборник», «Олонецкий сборник», «Пермский сборник», «Саратовский справочный листок», «Саратовский сборник», «Северная пчела», «Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа», «Труды Орловской архивной комиссии» и др. Существенным недостатком некоторых публикаций является то, что в них не сообщается, бытовали ли тексты в устной традиции или в рукописной, часто отсутствуют сведения об исполнителях устных текстов и владельцах рукописей, не указывается место, в котором были сделаны записи или приобретены рукописи, устные заговоры приводятся без описания контекста их ритуального использования, списки с письменными заговорами не датируются или датируются весьма приблизительно, а иногда и неверно. К сожалению, материалы провинциальной периодики оставались (и остаются до сих пор) малодоступными и весьма ограниченно вовлечены в научный оборот.

Украинские заговоры публиковались в журналах и серийных изданиях, которые выходили в Киеве, Львове, Харькове и других городах: «Вестник Харьковского историко-филологического общества», «Киевская старина», «Памятная книжка Черниговской губернии», «Сборник Харьковского историко-фило­логического общества», «Труды общества исследователей Волыни», «Филологические записки», «Зоря», «Етноґрафiчний збiрник», «Матерiяли до україн­сько-руської етнольогiї», «Zbiór wiadomości do antropologii krajowej» и др. Магический фольклор встречается и на страницах газет: различные губернские и епархиальные ведомости, «Киевлянин», «Южанин», «Южный край» и др. В 1920-х гг. отдельные публикации заговоров еще появлялись и в России, и в Украине, и в Белоруссии, однако с начала 1930-х гг. этот жанр практически оказался под запретом. Ситуация начала меняться с конца 1980-х гг., а в 1990 х – начале 2000-х годов в России, Украине и Белоруссии появились новые издания заговоров. При этом в Украине и Белоруссии публиковались исключительно устные заговоры, а в России – как устные, так и рукописные.

Уже в 1980-х гг. российские исследователи обнаружили и ввели в научный оборот многочисленные заговоры ХVII–XVIII вв. из следственных дел и из рукописных собраний. Особая ценность этих материалов обусловлена тем, что тексты заговоров предстают в определенном бытовом и социальном контексте; списки относительно точно датированы; выявляется репертуар отдельных исполнителей или локальных традиций. Во многих случаях в ходе следствия дознавателям удавалось установить, от кого был получен тот или иной список заговора; в чьих руках он побывал; какими ритуальными действиями сопровождалось его произнесение. Опора на следственные материалы позволила восстановить общую картину бытования заговорной традиции в России ХVII–XVIII вв.3

Одним из первых на современном этапе к изучению рукописных заговоров обратился Н.Н. Покровский, который ввел в научный оборот ряд неизвестных ранее текстов, в том числе ценный сборник крестьянина М.Н. Овчинникова, переписанный им в 1734 г. (1987).

В 1980–1990-е гг. Е.Б. Смилянская выявила обширный корпус заговоров в следственных делах о волшебстве, сохранившихся в РГАДА, РГИА и других архивах, и подготовила содержательные работы о различных аспектах религиозности, менталитета, символического и бытового поведения в России XVIII в. Итоговый характер имеет публикация Е.Б. Смилянской «Заговоры и гадания из судебно-следственных материалов XVIII века» (2002). Большинство из 92-х текстов напечатаны впервые; некоторые заговоры, обнародованные ранее самой Е.Б. Смилянской или ее предшественниками, опубликованы вновь по рукописям.

На рубеже 1990–2000-х гг. к следственным делам о колдовстве обратилась также Т.В. Михайлова, которой удалось найти несколько неизвестных ранее заговорных текстов в архивах Петербурга и Пскова (2004).

В 1980-х гг. А.А. Турилов и А.В. Чернецов обнаружили в московских архивах несколько рукописных сборников заговоров, в частности чрезвычайно интересный Великоустюжский сборник второй четверти XVII в. Эти тексты были опубликованы ими в сборнике «Отреченное чтение в России XVII–XVIII веков» (2002).

В 1983 г. во время экспедиции на Северную Двину филолог А.Г. Бобров обнаружил рукописный пастушеский «отпуск» рубежа XVIII–XIX вв., который он опубликовал совместно с этнографом А.Е. Финченко (1986). При этом авторы предприняли текстологическое исследование рукописных пастушеских заговоров и выявили их основные редакции. Позднее пастушескими «отпусками» занимались также Н.М. Ведерникова, Г.П. Дурасов, А.Б. Ипполитова, А.Б. Мороз, И.А. Морозов.

Большое количество заговоров, записанных в конце XIX в., имеется в материалах Этнографического бюро кн. В.Н. Тенишева, которые издаются в настоящее время.

Среди российских изданий последних десятилетий следует назвать сборники «Русские заговоры и заклинания» под ред. В.П. Аникина (1998), «Отреченное чтение в России XVII–XVIII веков» под А.Л. Топоркова и А.А. Турилова (2002) и др. В 2010 г. увидела свет книга «Русские заговоры из рукописных источников ХVII — первой половины ХIХ в.», подготовленная А.Л. Топорковым. Книга представляет собой наиболее полное на сегодняшний день собрание русских рукописных заговоров и включает около 500 текстов из 36 рукописей, хранящихся в 8 архивах Москвы, Санкт-Петербурга, Киева и Ярославля. Научный аппарат издания включает статьи, археографические описания рукописей, комментарии и указатели.

Из украинских изданий перечислим сборники: «Ви, зорi зорицi. Українська народна магiчна поезiя (Замовляння)», составленный М.Г. Василенко и Т.М. Шевчук (1991), «Таємна сила слова», составленный Г. Бондаренко (1992), «Зоряна вода. Таємницi полiських знахарiв», составленный В.Ф. Давидюк (1993), «Полiськi замовляння», составленный В. Моисеенко (1995), «Словесна магiя українцiв» (1998), «Українська народна магiя. Поетика. Психологiя», составленный Т. Полковенко (2001). Во всех этих изданиях приводятся записи ХХ в., при этом научный комментарий практически отсутствует. Тексты публикуются в основном без описания сопроводительных ритуальных действий.

В Белоруссии важным событием стала публикация сборника «Замовы», подготовленного Г.А. Барташевич (1992). Позднее появилось еще несколько обширных собраний заговоров: «Таямнiцы замоўнага слова», составленный Ф. Штейнером и В.С. Новак (1998), «Полацкі этнаграфіч­ны зборнік. Вып.1. Народная медыцына беларусаў Падзвіння», составленный В.А. Лобачем и В.С. Филиппенко (2006), «Народная медыцына: Рытуальна-магiчная практыка», составленный Т.В. Володиной (2007), «Замовы», составленный В.А. Василевичем и Л.М. Соловей (2009), «На моры-акіяне, на востраве Буяне...»: (лекавыя замовы Гомельшчыны)» (2009), подготовленный С. Вергеенко, и др.

В 2003 г. увидел свет сборник «Полесские заговоры в записях 1970–1990 х гг.», подготовленный Т.А. Агапкиной, Е.Е. Левкиевской и А.Л. Топорковым. В книге представлено 1094 текста, записанных в разных регионах украинского и белорусского Полесья. Еще одна подборка полесских заговоров была опубликована А.Б. Страховым (2005). Учитывая, что в обоих собраниях белорусский материал количественно преобладает над украинским, мы поместили эти собрания среди коллекций белорусских заговоров, хотя вполне сознаем условность такого решения.

Большое количество заговоров хранятся в различных архивах и еще ждут своей публикации. Наиболее обширное и важное собрание, которое до сих пор практически недоступно исследователям, имеется в научном архиве РГО в Санкт-Петербурге. Значение этой коллекции обусловлено тем, что в архиве РГО имеются тексты всех трех восточнославянских традиций, причем наиболее ранние записи относятся еще к середине XIX в. Представление об этой коллекции заговоров можно получить на основе «Описания рукописей Ученого архива имп. Русского географического общества», подготовленного Д.К. Зелениным (Пг., 1914–1916. Т. 1–3).


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты