Домой

Г. Я. Пилягина Публикуется по изданию




Скачать 334.98 Kb.
НазваниеГ. Я. Пилягина Публикуется по изданию
Дата26.03.2013
Размер334.98 Kb.
ТипАнализ
Содержание
Анализ достижений и публикаций последних лет
Цель данного сообщения
Изложение основного материала исследования с полным обоснованием полученных научных результатов.
Наиболее распространённые виды психопатологических расстройств у пациентов с ВФАП и суицидентов с различными типами АП
Виды психических расстройств
Данные теста самооценки выраженности аутоагрессивных предикторов суицидентов с различными типами АП, пациентов с ВФАП и группы с
Группы исследуемых
Вегетативная напряжённость
Группы исследуемых
Личностная тревожность
Группы исследуемых
Данные теста самооценки актуализации психологических защит Р. Плутчика суицидентов с различными типами АП, пациентов с ВФАП и гр
Группы исследуемых
Наиболее распространённые психопатологические синдромы у пациентов с ВФАП, суицидентов с различными типами АП
Психопатологические синдромы
Эффект «обрыва» суицидальной попытки в группе суицидентов
Наличие «обрыва»
Наличие психических расстройств при первичном осмотре в группах пациентов с ВФАП и суицидентов
Психические расстройства
К перспективам дальнейших исследований в данном направлении
...
Полное содержание
Подобные работы:

Механизмы суицидогенеза и оценка суицидального риска при различных формах аутоагрессивного поведения

Г.Я. Пилягина


* Публикуется по изданию:
Пилягина Г. Я. Механизмы суицидогенеза и оценка суицидального риска при различных формах аутоагрессивного поведения // Архів психіатрії. — 2003. — Т. 9, № 4. — С. 18–26.

Постановка проблемы и её связь с научно-практическими заданиями. В настоящее время суицидология стала самостоятельной областью среди наук о патологии поведения. Значимость её связана с постоянным ростом самоубийств и суицидальных попыток во всём мире. Только в Украине ежегодно добровольно расстаются с жизнью более четырнадцати тысяч человек [9]. Именно поэтому разработка и осуществление национальной программы, направленной на предотвращение роста аутоагрессивного поведения (АП) среди населения, регламентированы отдельным разделом программы «Здоровье нации». В последнее десятилетие суицидология стала одним из основных направлений научно-исследовательской деятельности Украинского НИИ социальной и судебной психиатрии и наркологии Минздрава Украины.

^ Анализ достижений и публикаций последних лет в области суицидологии свидетельствует о направленности исследований на поиск объективных критериев определения суицидального риска, разработку эффективных методов лечения пациентов с АП и коморбидными психопатологическими расстройствами [2, 3, 7, 11]. Проблемы патопсихологии суицида постоянно изучаются суицидологами. Однако очень мало исследований, направленных на выявление корреляций между патопсихологическими личностными установками и их аутоагрессивными преобразованиями, как и работ, изучающих критерии диагностики суицидального риска в аспекте возможной трансформации внутренних форм АП (ВФАП), таких как антивитальные переживания, суицидальные мысли, тенденции, во внешнюю реализацию аутоагрессивных действий (АД) — суицидальные попытки и самоубийства. Поэтому вопросы комплексного исследования механизмов суицидогенеза, дифференциальной диагностики между внутренними и внешними формами АП, объективизированных критериев оценки степени выраженности суицидального риска и изучения особенностей патопсихологических предикторов аутоагрессивной активности автором определены как нерешённый ранее аспект суицидологии.

^ Цель данного сообщения — информация о результатах проведённого исследования пациентов с внутренними и внешними формами АП, анализ влияния на суицидогенез патопсихологических установок у суицидентов, совершивших суицидальную попытку, и пациентов с ВФАП.

^ Изложение основного материала исследования с полным обоснованием полученных научных результатов. Поставленные задачи решались в рамках проведённого рандомизированного исследования 225 больных (157 женщин и 68 мужчин в возрасте от 15 до 77 лет), находившихся после совершения суицидальной попытки на лечении в Киевской больнице скорой помощи. Также в основную когорту исследованных вошли 70 пациентов с ВФАП (64 женщины и 16 мужчин в возрасте от 16 до 65 лет), высказывавших суицидальные мысли, не совершавших ранее АД или имевших суицидальные попытки в анамнезе (17,14% случаев) не менее чем за полгода до настоящего исследования, проходивших амбулаторно-консультативное лечение на базе Киевской психиатрической больницы № 1 и Киевской больницы скорой помощи.

В обеих группах психопатологические расстройства диагностировались согласно критериям раздела V «Психические расстройства» МКБ-10 [1]. Характеристики АП оценивались по разработанным автором критериям клинико-патогенетической типологизации АП [4]. В табл. 1 показаны наиболее распространённые виды психических расстройств в обеих группах. Эти данные зафиксировали существенные различия как в клинической специфике психопатологических расстройств, так и в регистрах их тяжести при разных формах и типах АП. Полученные данные показали, что ВФАП встречались при любом регистре психопатологических нарушений (от расстройств органического, экзогенного генеза до психогенных реактивных и личностных невротических нарушений), тогда как в группе суицидентов была выявлена существенная разница в регистрах поражений в зависимости от типа АП. Только при суицидальном типе АП, как и при ВФАП, наблюдались психические расстройства любой глубины поражения психической деятельности. При парасуицидальном и псевдосуицидальном типах психические расстройства представляли собой исключительно невротический регистр (преимущественно психогенные реактивные состояния или личностные расстройства), а при асуицидальном типе наблюдались расстройства только психотического регистра эндогенного или экзогенного генеза.

Таблица 1

^ Наиболее распространённые виды психопатологических расстройств у пациентов с ВФАП и суицидентов с различными типами АП, %

^ Виды психических расстройств

Пациенты с ВФАП

Подгруппы суицидентов по типам АП

Суицидальный

Парасуицидальный

Псевдосуицидальный

Асуицидальный

Депрессивное расстройство органической природы



6,9







Психотическое расстройство с поздним дебютом у больных с наркотической зависимостью

1,43







9,52

Параноидная шизофрения, непрерывный тип течения









9,52

Параноидная шизофрения, эпизодическая со стабильным дефектом









14,29

Параноидная шизофрения, период наблюдения меньше года









21,43

Шизотипическое расстройство личности

11,43

5,17







Бредовая ипохондрия









7,14

Тяжёлый депрессивный эпизод без психотических симптомов

2,85

15,52







Тяжёлый депрессивный эпизод с депрессивно-параноидными симптомами









11,9

Агорафобия с паническим расстройством

5,71



4,26





Ообсессивно-компульсивное расстройство

8,57









Острая реакция на стресс



6,9

41,49

41,94



Острая реакция на стресс у больного с злоупотреблением алкоголем



3,45

7,45

6,46



Острая реакция на стресс при истерическом расстройстве личности

2,63





38,71



Посттравматическое стрессовое расстройство

8,57

3,45

3,19





Смешанная тревожно-депрессивная реакция

8,57









Смешанное расстройство адаптации (эмоций и поведения)

14,29

41,38

30,85





Неврастения

5,71

6,9







Истерическое расстройство личности

4,29





6,46



Количество исследуемых в группах

70

58

94

31

42

С целью верификации патопсихологического состояния исследованных была использована батарея тестовых методик самооценки. Исходной гипотезой был тезис о принципиальных различиях патопсихологического аспекта суицидогенеза, непосредственно зависящих от формы и типа АП. В исследовании были использованы различные дополнительные тестовые методики, отражающие основные патопсихологические предикторы суицидогенеза. Тест выраженности аутоагрессивных предикторов [5, 6] позволял оценить наличие аутоагрессивных побуждений, выраженность основных личностных и ситуативных предикторов АП как составных частей парасуицидального синдрома. В исследовании были использованы широко распространённые тесты самооценки уровня реактивной и личностной тревоги Ч. Спилберга — Ю. Ханина, а также самооценки психических состояний Г. Айзенка [5]. Тест оценки уровня безнадёжности А. Бека [12] помогал определить уровень личностного ощущения безнадёжности, отражающий степень пессимистического отношения к будущему и неуверенности в себе как основных предикторов суицидогенеза. Использованные нами основные шкалы теста диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса, Р. Раймонда [5] дали возможность выявить направленность субъективного контроля, характеристики самооценки и межличностных взаимоотношений. Тест оценки актуализации психологических защит Р. Плутчика [8] позволил определить свойственные обследованным пациентам ведущие механизмы психологических защит, отражавшие основные способы психологического взаимодействия личности с реальностью, а также значимые зоны психологической травматизации личности.

В качестве группы сравнения были исследованы 108 лиц (65 женщин и 43 мужчины в возрасте от 18 до 62 лет). Группа сравнения состояла из трёх подгрупп: сотрудники МВД (58 человек), безработные, состоящие на учёте в службе занятости (25 человек) и добровольцы без психических расстройств (25 человек). Такой подбор группы сравнения (служащие, очевидно подвергающиеся постоянным стрессовым нагрузкам при выполнении служебных обязанностей; лица, которые без сомнения, находятся в состоянии социального стресса; большая часть добровольцев состояла из студентов, которых традиционно относят к группе суицидального риска) дал возможность оценить эффективность применения экспериментально-психологического исследования как способа получения объективных данных о наличии, выраженности АП и его патопсихологических предикторов.

При знакомстве с лицами группы сравнения проводилась оценка их психического состояния (с согласия обследованных). У 10,19% лиц (7 женщин, 4 мужчин) был выявлен субклинический уровень выраженности невротических нарушений (преимущественно тревожно-астенические симптомы). Ещё в 5,56% случаях были диагностированы манифестные признаки неврастении (5 женщин) и смешанной тревожно-депрессивной реакции в рамках расстройства адаптации (1 женщина).

Данные клинико-психопатологического исследования и экспериментально-психологического тестирования (табл. 2–5) позволили сделать вывод о принципиальных отличиях механизмов суицидогенеза при различных формах и типах АП. Эти различия были непосредственно обусловлены особенностями этиопатогенеза внешних и внутренних форм АП, а также механизмов суицидогенеза при психопатологических расстройствах невротического и психотического регистров.

Таблица 2

^ Данные теста самооценки выраженности аутоагрессивных предикторов суицидентов с различными типами АП, пациентов с ВФАП и группы сравнения, баллы

^ Группы исследуемых

Тест самооценки выраженности аутоагрессивных предикторов

Аутоагрессивные проявления

Агрессивность

Импульсивность

Аффективная напряжённость

Нарушение когнитивного функционирования

Сужение межличностных контактов

^ Вегетативная напряжённость

Суицидальный тип

34,27±11,32**

17,67±3,9**

11,87±4,1**

37,4±8,03**

24,8±5,95**

18,73±4,5**

29,93±6,56**

Парасуицидальный тип

16,52±9,72**

14,69±4,05*

9,93±3,34*

26,21±7,15*

20,52±4,19*

13,76±4,04*

24,1±9,53**

Псевдосуицидальный тип

15±10,09**

15,42±6,1*

10,08±4,38**

23,25± 10,76*

20,08±7,29*

14±6,01*

20,33±9,37*

Асуицидальный тип

20,15±10,82**

12,46±4,81

9,08±4,7*

26,54±9,76*

20,92±5,31*

16,31± 11,56**

25,46±8,38**

Среднее значение в группе суицидентов

20,8±12,5**

15,04±4,78*

10,22± 4,0**

28,19±9,75*

21,45±5,6*

15,36±6,76**

24,97±9,08**

Среднее значение в группе пациентов с ВФАП

23,67±9,1**

16,37±4,5**

10,33±3,6**

32,33±8,6**

23,15±4,1**

16,67±6,0**

28,37±6,1**

Среднее значение в группе сравнения

6,82±6,23

9,03±4,03

5,82±3,31

13,86±8,36

14,63±5,58

8,49±4,62

11,46±7,87

Сотрудники МВД

5±3,94

7,81±3,17

4,79±2,76

11,14±6,68

13,42±5,67

7,26±3,83

8,75±6,56

Группа безработных

8,73±7,86

9,69±4,6

6,81± 3,61

17,38±9,58

16,38±5,46

10,23±5,26

14,42±8,6

Добровольцы без психических расстройств

9,84±7,81

11,72±4,36

7,6±3,42

17,68±8,64

16,12±4,75

10,04±5,04

15,84±7,62

Примечания:
* — p < 0,05;
** — p < 0,01 (достоверность статистических различий между экспериментальными группами и группой сравнения).

Таблица 3

Результаты тестирования суицидентов с различными типами АП, пациентов с ВФАП и группы сравнения согласно тестам оценки уровня личностной и реактивной тревоги Ч. Спилбергера–Ю. Ханина, тесту оценки психических состояний Г. Айзенка, тесту оценки уровня безнадёжности А. Бека, баллы

^ Группы исследуемых

Тест оценки тревожности

Тест оценки психических состояний

Тест оценки уровня безнадёжности

^ Личностная тревожность

Реактивная тревога

Тревожность

Фрустрация

Агрессивность

Ригидность

Суицидальный тип

53,47±6,7**

43,6±10,7**

11,93±4,7**

12,47±3,3**

10,4±3,7

11,2±3,5*

10,38±5,8**

Парасуицидальный тип

47,66±10,6*

38,24±12,4**

10,45±4,1*

10,03±3,9*

10,21±4,2

10,48±3,6*

5,28±4,1*

Псевдосуицидальный тип

46,17±8,1*

34,58±8,5*

8,67±4,3

9,67±3,5*

11,58±4,8*

9,58±2,8

4,08±3,3*

Асуицидальный тип

46,8±10,5*

39,08±13,0**

11±4,9*

10,15±4,7*

10,69±4,3

11,15±4,1*

5,67±4,9*

Среднее значение в группе суицидентов

48,49±9,7**

38,93±11,7*

10,52±4,4*

10,52±3,9*

10,38±4,2

10,61±3,5*

6,24±4,9*

Среднее значение в группе пациентов с ВФАП

55,3±9,2**

41,86±9,2**

13,7±3,6**

12,74±4,3**

11,74±3,9*

12,35±4,0**

9,07±3,8**

Среднее значение в группе сравнения

39,03±7,9

25,53±8,3

6,39±3,7

6,43±3,4

9,05±3,2

8,31±3,3

2,83±2,8

Сотрудники МВД

36,96±5,6

24,19±7,2

5,57±3,1

5,71±2,7

9,2±2,7

8,28±2,9

2,46±2,3

Группа безработных

41,77±10,3

25,69±8,6

7,62±4,1

7,46±4,4

9,15±3,5

8,35±3,7

3,27±3,7

Добровольцы без психических расстройств

41,92±9,1

29,04±9,9

7,4±4,1

7,36±3,5

8,52±3,4

8,36±4,0

3,4±2,8

Примечания:
* — p < 0,05;
** — p < 0,01 (достоверность статистических различий между экспериментальными группами и группой сравнения).

Таблица 4

Данные по основным критериям теста самооценки социально-психологической адаптации К. Роджерса–Р. Даймонда (баллы) суицидентов с различными типами АП, пациентов с ВФАП и группы сравнения, баллы

^ Группы исследуемых

Тест оценки социально-психологической адаптации

Внешний контроль

Внутренний контроль

Принятие себя

Неприятие себя

Приятие других

Неприятие других

Эмоциональный дискомфорт

Эмоциональный комфорт

Эскапизм

Суицидальный тип

30,87±7,4**

35±5,9*

28,33±8,6*

18,33±7,8**

18,33±5,6

16,87±4,7**

24,47±5,2**

16,13±4,1

15,2±3,4*

Парасуицидальный тип

24,34±7,4**

40,07±9,2

34,31±6,8

13,62±5,4*

19,7±4,6

11,59±4,6*

16,52±7,1**

18,55±4,9

13,62±3,2*

Псевдосуицидальный тип

17,67±8,9*

37,5±8,9

39±6,1

7,83±4,1

20,58±2,9

9,67±3,8

12,17±6,3*

17,75±5,6

13,17±4*

Асуицидальный тип

23,2±10,7**

34,4±12,9*

32,2±14,3*

14,2±9,7*

19±3,8

11,4±4,9

20±9,8**

10,4±6,4*

13,6±5,8*

Среднее значение в группе суицидентов

24,14**±8,8

37,95±8,7

32,86±8,4

13,75±6,9*

19,07±4,6

12,97±5,5**

18,03±7,5**

17,09±5,1

13,97±3,7*

Среднее значение в группе пациентов с ВФАП

25,33±7,1**

41,85±7,6

30,48±8,0*

13,5±6,2*

15,83±4,6*

16,09±4,9**

21,8±6,4**

15,89±3,9

14,09±3,9*

Среднее значение в группе сравнения

10,08±8,4

40,86±8,4

37,16±8,4

6,88±5,0

21,4±4,0

8,68±4,6

7,97±6,1

18,65±4,37

8,69±4,1

Сотрудники МВД

7,59±6,2

41,97±7,7

37,73±7,9

5,65±4,2

21,63±4,2

8,18±3,9

5,43±4,5

18,95±4,24

8,36±3,8

Группа безработных

12,12±8,2

41,38±8,5

38,15±8,1

7,37±4,6

21±4,2

8,65±5,0

10,12±6,7

19,54±5,09

9±4,7

Добровольцы без психических расстройств

14,8±11,1

37,24±9,6

34,52±9,8

9,76±6,2

20,47±3,2

10,04±5,4

12,72±6,0

16,88±3,29

9,28±4,4

Примечания:
* — p < 0,05;
** — p < 0,01 (достоверность статистических различий между экспериментальными группами и группой сравнения).

Таблица 5

^ Данные теста самооценки актуализации психологических защит Р. Плутчика суицидентов с различными типами АП, пациентов с ВФАП и группы сравнения, баллы

^ Группы исследуемых

Тест оценки актуализации психологических защит Плутчика

Отрицание

Подавление

Регрессия

Компенсация

Проекция

Замещение

Интеллектуализация

Реактивное образование

Суицидальный тип

6,33±2,12

5,8±2,11

9,87±2,1*

5,8±1,6*

8,47±2,29*

7,07±2,76**

6±2,33*

4,7±2,71

Парасуицидальный тип

7, 97±2,87

5,62±2,56

8,34±3,44*

5,66±2,45*

7,93±3,18*

6,79±3,55**

7±2,87

5,07±2,4

Псевдосуицидальный тип

8,5±2,75

4,42±2,02

7,83±3,38*

5,58±1,51

7,75±3,01*

6,67±3,14**

8,33±2,39

6,33±2,46*

Асуицидальный тип

5,85±2,51*

5,85±2,61

8,69±2,43*

5,31±1,75

7,69±2,87*

6,77±2,62**

7,23±2,35

5,38±2,4

Среднее значение в группе суицидентов

7,3±2,78

5,49±2,39

8,65±3,02*

5,61±1,97*

7,96±2,87*

6,83±3,1**

7,06±2,63

5,28±2,48

Среднее значение в группе пациентов с ВФАП

7,52±2,8

7,11**±2,8

10,3±2,5**

6,5±2,4*

8,54±3,3*

7,96±3,2**

8,15±3,2

5,72±2,8

Среднее значение в группе сравнения

8,17±2,39

5,23±2,14

5,16±3,27

4,26±2,11

5,59±3,24

3,64±2,5

7,93±2,49

3,91±2,35

Сотрудники МВД

8,56±1,87

5,55±1,94

4,28±2,97

4,43±1,96

6,33±2,88

3,68±2,39

8,81±1,66

3,83±1,97

Группа безработных

8,5±2,88

4,04±1,64

6,19±3,24

4±2,28

5,12±3,65

2,96±2,09

7,88±2,49

4,5±2,76

Добровольцы без психических расстройств

6,72±2,72

5,6±2,71

6,52±3,4

4,04±2,37

4,04±3,21

4,24±3,04

5,52±2,89

3,52±2,8

Примечания:
* — p < 0,05;
** — p < 0,01 (достоверность статистических различий между экспериментальными группами и группой сравнения).

Экспериментально-психологическое исследование выявило достоверные различия по данным тестирования между клиническими группами и группой сравнения. Тестирование существенно помогало в определении клинико-патогенетического типа АП у суицидентов. Данные тестовой самооценки представляли дополнительные возможности в оценке выраженности суицидального риска, прежде всего, вероятности рецидивирования АД в ближайший постсуицидальный период.

Оценка полученных результатов в целом показала, что наиболее выражены патопсихологические нарушения у суицидентов с суицидальным и асуицидальным типами АП, а также у пациентов с ВФАП. Это соответствовало наибольшей выраженности собственно аутоагрессивных проявлений и психопатологических нарушений у этих больных. В группе сравнения наименьшее увеличение показателей отмечено у сотрудников МВД, а наибольшее — у добровольцев без психических расстройств, а не у безработных, как можно было ожидать.

Анализ данных тестирования имел большее диагностическое значение для группы суицидентов, так как тесты позволяли выработать наиболее адекватную схему фармакотерапии и психотерапии на основе определения клинико-патогенетического типа АП и внутриличностных установок суицидента в постсуицидальном периоде. У пациентов с ВФАП тестирование не являлось достоверным критерием оценки собственно вероятности реализации АД, а свидетельствовало о выраженности невротической симптоматики.

Данные исследования позволили сделать вывод о том, что факт выраженности невротических нарушений и вероятность реализации АД при ВФАП не коррелировали друг с другом. У большинства суицидентов при всех типах АП пресуицидальный период был достаточно коротким. В 67,8% случаев АД осуществлялись импульсивно на фоне острой психотравмы. Пресуицидальный период в этих случаях в среднем составлял 5,5 ч. И только в 13,43% случаев подготовка к суицидальной попытке длилась более 2 сут. При ВФАП антивитальные переживания и суицидальные мысли высказывались пациентами месяцами и не реализовывались в виде АД (для преобразования во внешние формы АП необходим дополнительный психогенный пусковой фактор, без которого ВФАП не переходят в активную стадию реализации АД). Тем не менее для выработки адекватной терапевтической тактики у пациентов с ВФАП наиболее информативными были тесты оценки тревожности и психологических защит. Близкие по значению уровни выраженности личностной и реактивной тревоги определяли необходимость обязательного назначения анксиолитической терапии, а тест психологических защит давал представление о формировании характерных аутодеструктивных паттернов поведения, что было основой адекватного психотерапевтического вмешательства.

Наше исследование подтвердило, что исходя из изолированной оценки только вида психических расстройств при любой из форм АП нельзя определить выраженность суицидального риска. Психические расстройства (прежде всего, реактивные состояния, депрессивные расстройства и шизофрения) только в совокупности с патопсихологическими личностными характеристиками в условиях психотравмирующей ситуации, актуализирующей чувство безнадёжности и реактивной тревоги, могут давать высокий риск реализации АД.

К патопсихологическим факторам, повышающим суицидальный риск рецидивирования АП в постсуицидальном периоде при сохранении психотравмирующей ситуации, можно отнести повышенный уровень личностной тревожности, импульсивности, агрессивности, ригидности, фрустрации, внешний локус контроля, неадекватное самооправдание с завышенным непринятием окружающих, эскапизм, такие психологические защитные механизмы как регрессия, проекция и смещение.

У пациентов с ВФАП в большинстве случаев психотравмирующая ситуация носит хронический характер. Несмотря на субъективную тяжесть переживаемых невротических расстройств, у пациентов с ВФАП был выявлен вариант патологического приспособления к состоянию и ситуации (стадия резистентности адаптационного синдрома) в виде психопатологических и поведенческих нарушений. Это обусловливало у пациентов с ВФАП низкую вероятность реализации АП собственно под влиянием психопатологического состояния. Аутоагрессивные побуждения были проявлением внутренней фрустрации с декларируемым желанием её изменить, но при выраженности психологических «тормозов» (актуализация одновременно с регрессивными формами поведения интеллектуализации, отрицания и подавления как механизмов психологических защит при недостаточной выраженности смещения, более низкий уровень импульсивности на фоне высокого уровня внутреннего контроля) реализация смещённой активности в виде осуществления АД практически отсутствовала.

Патопсихологической основой суицидогенеза при всех формах АП был повышенный уровень внутренней агрессии, обусловленный интернализацией полученных в детстве травм. В процессе взросления многочисленные психологические травмы формировали высокой уровень внутренней психологической боли [10]. Собственно чувство психологической боли (как специфическая квинтэссенция всех патопсихологических нарушений) было основным патопсихологическим фактором суицидогенеза при всех формах и типах АП. Если психологическая боль у большинства суицидентов возникала остро как реакция на психотравмирующую ситуацию, то у пациентов с ВФАП (как и при суицидальном типе АП) она носила хронический характер. Как патопсихологический компонент суицидогенеза чувство психологической боли потенцировало усиление экзистенциальной тревоги и формирование туннельного мышления. Психопатологической основой тяжести субъективного переживания психологической боли было истощение адаптационных резервов психики. Истощённость тормозных механизмов ЦНС определяла наличие и выраженность астенической симптоматики как осевого синдрома патогенеза ВФАП (наряду с тревожно-фобической симптоматикой) и суицидального типа АП. При парасуицидальном и псевдосуицидальном типах АП преобладала тревожная симптоматика, обусловленная фактом совершения АД, а при асуицидальном типе АП тревога была неотъемлемой частью психотических расстройств. В табл. 6 представлены данные, подтверждающие преобладание в синдромологической структуре у пациентов обеих группах тревожно-фобической и астено-депрессивной симптоматики.

Таблица 6

^ Наиболее распространённые психопатологические синдромы у пациентов с ВФАП, суицидентов с различными типами АП, %

^ Психопатологические синдромы

Пациенты с ВФАП

Подгруппы суицидентов по типам АП

Суицидальный

Парасуицидальный

Псевдосуицидальный

Асуицидальный

Тревожно-фобический

28,57

15,52

24,47





Астено-депрессивный

12,86

29,31

9,57





Тревожно-астенический

11,43

6,9

14,89





Тревожно-дисфорический

8,57



20,21





Тревожно-истерический

10



9,57

51,61



Истеро-дисфорический

2,86



4,26

35,48



Депрессивный

4,29

17,24

1,06





Депрессивно-фобический

7,14

10,34

2,13





Тревожный



1,72

4,26

9,68



Депрессивно-параноидный









33,33

Галлюцинаторно-параноидный









23,9

Параноидный









23,9

Количество исследуемых в группах

70

58

94

31

42

Чувство психологической боли очень тяжело переживалось больными. Аутодеструктивные формы поведения формировались вследствие чрезмерной внутриличностной потребности избавиться от этого состояния. У суицидентов в связи с высоким уровнем импульсивности и более низким внутренним локусом контроля на фоне кризисных ситуаций острая психологическая боль способствовала формированию внешне реализуемых (хотя и патологических) поведенческих актов — осуществлению АД. У пациентов с ВФАП более низкий уровень импульсивности, более высокий уровень внутреннего локуса контроля и «хаотичность» внутренних стратегий преодолевающего поведения не позволяли внешне реализовать внутренне напряжение, что либо способствовало трансформации психологической боли (аффективного напряжения) в хронические и личностные формы психических нарушений, либо усиливало нарастание психосоматических расстройств. При этом в обоих вариантах нарастала выраженность психопатологических нарушений, что в целом имело более разрушительный (аутодеструктивный) эффект для психики пациента. Об аутодеструктивном характере длительного существования ВФАП свидетельствовал сходный уровень значений выраженности патопсихологических предикторов в группе пациентов с ВФАП и суицидальным типом АП (наиболее жизнеопасной формы АП, сопровождающейся выраженными психопатологическими нарушениями). По сути ВФАП создавали патогенетический «замкнутый круг» развития патологического состояния, когда субъективное переживание и оценка тяжести расстройств потенцировали развитие аутоагрессивных побуждений, а их длительное наличие при отсутствии реализации АД на фоне нарастающей внутриличностной фрустрации, в свою очередь, усиливало выраженность невротических нарушений.

Оценка ВФАП как более значимого внутреннего «аутодеструктора» связана со специфическим феноменом обрывающего эффекта АД, зафиксированным нами у большинства суицидентов (табл. 7). АД, несмотря на возможную реальную угрозу для жизни суицидента и связанный с этим страх у окружающих, с точки зрения приспособительного поведения более конструктивны для личности, чем ВФАП. АД имели эффект аффективного отреагирования суицидентом своего состояния и реально меняли актуальную суицидогенную ситуацию (поведение как суицидента, так и окружающих). Суть обрывающего эффекта АД состояла в потенцировании критического переосмысления совершённой суицидальной попытки как неконструктивного пути разрешения ситуации, в резком снижении вследствие этого выраженности аффективного напряжения как основного фактора суицидогенеза, а также купировании суицидальных установок, что соответственно существенно уменьшало суицидальный риск рецидивирования АП. О наличии обрывающего эффекта АД свидетельствовало отсутствие психопатологических расстройств при диагностическом осмотре в остром постсуицидальном периоде у большинства суицидентов с парасуицидальным и псевдосуицидальным типами АП (табл. 8).

Таблица 7

^ Эффект «обрыва» суицидальной попытки в группе суицидентов, %

^ Наличие «обрыва»

В целом в группе суицидентов

Клинико-патогенетические типы АП

Суицидальный

Парасуицидальный

Псевдосуицидальный

Асуицидальный

Есть

51,11

27,59

77,66

61,29

16,67

Сомнительно

32,89

51,72

21,28

32,26

33,33

Нет

16

20,69

1,06

6,45

50



Таблица 8

^ Наличие психических расстройств при первичном осмотре в группах пациентов с ВФАП и суицидентов, %

^ Психические расстройства

В целом в группе пациентов с ВФАП

В целом в группе суицидентов

Клинико-патогенетические типы АП

Суицидальный

Парасуицидальный

Псевдосуицидальный

Асуицидальный

Зафиксированы

100

78,22

100

62,77

54,84

100

Отсутствуют



21,78



37,23

45,16



Пациенты же с ВФАП, не реализуя, а подавляя нарастающую фрустрационную неудовлетворённость, закрепляли аутодеструктивный характер своих антивитальных переживаний, что подтверждалось результатами теста активации психологических защит. Приспособительная «деятельность» по разрешению психотравмирующей ситуации осуществлялась только в фантазиях самого больного, а подобное «виртуальное» отреагирование негативного аффекта только способствовало его нарастанию. Проведённое исследование подтвердило значимость аутодеструктивного эффекта ВФАП как главный парадокс и основную проблему суицидогенеза, чему обычно не придаётся существенное значение в клинической практике.

Выводы

  1. Проведённое изучение 225 больных, совершивших суицидальную попытку, 70 пациентов с ВФАП и группы сравнения подтвердило необходимость и возможность дифференциации форм, а также типов АП по данным клинико-психопатологического и экспериментально-психологического исследования. Клинико-типологическая специфичность форм и типов АП обусловлена отличиями в этиопатогенезе и в клинических проявлениях между внешними и внутренними формами АП, а также различными механизмами суицидогенеза при невротическом и психотическом регистрах психопатологических расстройств.

  2. Проведённое экспериментально-психологическое исследование выявило наличие аутоагрессивных проявлений, позволяло определить клинико-патогенетический тип АП, а также оценить выраженность суицидального риска. В процессе тестирования наибольшее отклонение значений показателей было зафиксировано у суицидентов с суицидальным и асуицидальным типами АП, а также у пациентов с ВФАП.

  3. Исследование подтвердило, что оценка выраженности суицидального риска должна включать особенности собственно АП, синдромологическую картину коморбидных психических расстройств в совокупности с патопсихологическими характеристиками личности. К патопсихологическим факторам, повышающим суицидальный риск, можно отнести повышенный уровень личностной тревожности, импульсивности, агрессивности, ригидности, фрустрации, внешний локус контроля, неадекватное самооправдание с завышенным непринятием окружающих, эскапизм, такие психологические защитные механизмы как регрессия, проекция и смещение.

  4. В процессе исследования были изучены специфические феномены обрывающего эффекта АД, зафиксированного у большинства суицидентов, а также аутодеструктивного характера ВФАП.

^ К перспективам дальнейших исследований в данном направлении можно отнести разработку и осуществление целенаправленных методов комплексной диагностики АП, которую целесообразно применять как при оказании специализированной суицидологической помощи в острый постсуицидальный период, так и у пациентов с ВФАП, а также при скрининговых исследованиях групп суицидального риска. Внедрение комплексной диагностики АП в клиническую практику позволит улучшить реальные возможности по оказанию квалифицированной суицидологической помощи и снизить уровень реализации АД и рецидивирования АП.

Литература

  1. Классификация психических и поведенческих расстройств. Клинические описания и указания по диагностике. — Киев: Факт, 1999. — 272 с.

  2. Лапицкий М. А., Ваулин С. В. Суицидальное поведение. — Смоленск, 2000. — 156 с.

  3. Пилягина Г. Я. Коррекция суицидального поведения у психически больных с помощью латеральной физиотерапии. — Автореф. дис. … канд. мед. наук: 14.01.16. — Киев, 1997. — 22 с.

  4. Пилягина Г. Я. К вопросу о клинико-патогенетической типологии аутоагрессивного поведения // Таврический журнал психиатрии. — 2000. — Т. 4, № 1. — С. 22–24.

  5. Практическая психодиагностика. Методики и тесты / Под ред. Д. Я. Райгородского. — Самара: Быхрах, 1998. — 672 с.

  6. Процык В. А. Суицидальные проявления при психических расстройствах у лиц старше 45 лет. — Автореф. дис. … канд. мед. наук. — Харьков, 1992. — 25 с.

  7. Розанов В. А., Моховиков А. Н., Вассерман Д. Нейробиологические основы суицидальности // Український медичний часопис. — 1999. — Т. 6, № 11–12. — С. 28–36.

  8. Романова Е. С., Гребенников Л. Р. Механизмы психологической защиты. Генезис. Функционирование. Диагностика. — Мытищи: Талант, 1996. — 144 с.

  9. Чуприков А. П., Пилягина Г. Я. Эпидемия самоубийств в Украине продолжается // Національна безпека і оборона. — 2001. — № 3. — С. 39–42.

  10. Шнейдман Э. Душа самоубийцы. — М.: Смысл, 2001. — 315 с.

  11. Suicide. An unnecessary death / Ed. D. Wasserman. — UK: Martin Dunitz, 2001. — 286 p.

  12. The measurement of pessimism: the hopelessness scale / A. T. Beck, A. Weissman, D. Lester, L. Trexler // J. Consult. and Clin. Psychol. — 1974. — Vol. 42. — P. 861–865.

Источник: www.psychiatry.ua

Скачать 334.98 Kb.
Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2019
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты