Домой

Гаврилов Б. И.,"Долина смерти. Трагедия и подвиг 2-й ударной армии"




НазваниеГаврилов Б. И.,"Долина смерти. Трагедия и подвиг 2-й ударной армии"
страница6/25
Дата10.03.2013
Размер3.45 Mb.
ТипКнига
Подобные работы:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Казалось, здесь, за двумя линиями обороны, за обширным болотом с топями и озерами нет нужды строить сильные укрепления. Но в 4 км западнее д. Оссия, Замошье проходила железная дорога Новгород — Батецкая — Ленинград и поэтому здесь находился еще один рубеж противника. Он не был сплошным, как два первых, а состоял из отдельных укрепленных сел и деревень. Севернее, за рекой Кересть его уже прорвала 2-я ударная армия. Теперь 52-я армия должна была

разгромить врага у Замошья и открыть, наконец, дорогу на Новгород. Правда, крайняя узость горловины прорыва сохраняла возможность флангового удара по наступавшим на Новгород войскам. Должно быть, советское командование надеялось в ходе наступления блокировать узлы сопротивления на втором рубеже и потом уничтожить их. Но главным в тот период, пожалуй, было то, что овладение Замошьем повышало безопасность горловины прорыва, так как дорога от Мясного Бора на Кересть, по которой снабжалась ударная армия, проходила всего в 2 км севернее Малого Замошья, по краю болота.

Оборону врага у Замошья держали отброшенные с Волхова части 250-й "голубой" дивизии. Они разместились на подготовленных немцами позициях, в теплых блиндажах, дзотах. Подходы к ним прикрывались надолбами из рельсов и поясами минных полей. Враг применил здесь даже запрещенные международными соглашениями химические мины45. По рассказам местных жителей, испанцы находились в Замошье как бы на отдыхе. В отличие от немцев, больших безобразий себе не позволяли, общих реквизиций не делали. Армейского пайка им не хватало и они съели в деревнях всех кошек, употребив на жаркое вместо кроликов. Отдельные испанцы предпочитали русским морозам сдачу в плен. Но большинство продолжало выполнять присягу и воевать за чуждые испанскому народу интересы Германии.

Взять Замошье, Оссию и Долгово приказали 305-й дивизии. Она получила приказ еще 27 января46. Но тогда ее отвлекли бои у Крутика и Копцев и только ее разведчики из 2-го батальона 1002-го стрелкового полка ходили через болото к Большому Замошью. А в начале февраля весь 2-й батальон перешел линию фронта и проник в тыл врага на 5-7 км к западу от Большого Замошья на платформу Гаренка, и дальше, к населенному пункту Село-Гора. Батальон имел задачей разведку, диверсии, нападения на вражеские гарнизоны, организацию партизанских отрядов. В тылу противника он находился до конца февраля47. Действиями батальона было установлено прибытие на фронт из Западной Европы легиона голландских фашистов "Нидерланд". Легион разместился в селениях Село-Гора и Тесово-Нетыльское, а южнее занял позиции 426-й пехотный полк 126-й немецкой пехотной дивизии48. Плотность вражеских войск оказалось такой, что организация партизанских отрядов становилась невозможна. Несколько дней спустя после боев за Копцы по пути батальона двинулись через болото полки 305-й дивизии. Противник их не ждал. Внезапной атакой в ночь с 12 на 13 февраля они захватили Малое Замошье и двинулись к Большому Замошью. Но пока они преодолевали разделявшие деревни 1,5-2 км и готовились к штурму, неприятель опомнился и на следующий день, 14 февраля, едва началась атака, наступавших встретил сильный огонь. Начались упорные бои.

Одновременно 46-я дивизия в течение трех дней за Большим Замошским болотом атаковала Земтицы (северные).

Южный фланг 305-й дивизии через Большое Замошское болото соприкасался с позициями 24-й стрелковой бригады полковника М.В.Романовского. Бригада в первой декаде февраля вела бои за Земтицы (южные). Вместе с бригадой сражался 172-й лыжный батальон, прибывший на фронт вечером 6 февраля, почти в один день со 173-м и 174-м лыжбатами. Батальоны имели хорошее вооружение: в основном автоматы ППШ, винтовки СВТ, а также карабины и пулеметы. Каждый боец был тепло одет и обут. Перед отправкой на фронт все лыжники получили кроме сапог еще и валенки, портянки простые и теплые, носки хлопчатобумажные и шерстяные, белье бязевое и теплое, шапку-ушанку и шерстяной подшлемник, чтобы одевать под каску зимой, матерчатые или вязаные руковицы с указательным пальцем для стрельбы и меховые варежки кроличьи, заячьи или овчинные для тепла, гимнастерку и свитер, брюки, шинель и ватник, маскировочный халат. Хорошо вооруженные и тепло одетые лыжники предназначались для глубоких рейдов по вражеским тылам, для диверсий, для нападений на отдельные гарнизоны противника, но нужда и здесь заставила использовать их как обычную пехоту.

Деревню Земтицы (южные), как и другие селения на Волхове, противник превратил в мощный опорный пункт. Ветеран 172-го лыжбата Г.И.Геродник так описывает немецкую систему укреплений: "Перед избами простирается абсолютно

Карта позиций 52-й армии. Февраль 1942 г.

голая снежная полоса шириной в двести, триста и более метров. Все, что мешало обзору, немцы убрали. Деревья, в том числе и плодовые, спилили и использовали для укреплений/.../ Даже плетней и заборов не оставили.

На подходе к избам — минные поля, обычные проволочные заграждения, спирали Бруно. За ними траншеи полного профиля. Они ходами соединены со вторыми и третьими рядами траншей. Между избами притаились доты и дзоты, пулеметные точки. Да и сами избы представляют собой серьезные узлы сопротивления. В этих краях во многих из них есть так называемые подызбицы. Что-то вроде нулевого этажа. В отличие от подвалов, в них имеются расположенные над самой землей невысокие оконца. Немцы укрепили эти подзыбицы, вместо оконцев устроили амбразуры. Пока тихо, находятся наверху в комнатах/.../ А лишь почуют опасность — одни бегут по ходам сообщения в доты и дзоты, другие спускаются в подзыбицы"49.

К моменту прибытия лыжбата 24-я бригада захватила северную половину деревни и старалась выбить неприятеля из остальных домов. Кроме того, бригаде приходилось отражать сильные контратаки немцев в северном направлении. Этими атаками враг старался закрыть наш прорыв в Мясном Бору.

Бои севернее и южнее Замошья показали, что 52-й армия своими силами не может расширить прорыв южнее Мясного Бора и пробиться к Новгороду. Командование фронта приняло меры к усилению армии. 11 февраля 24-ю бригаду передали из 52-й армии во 2-ю ударную армию, а прежние позиции бригады у Земтиц и Любцев приказали занять 65-й забайкальской стрелковой дивизии полковника П.ККошевого, которую перебросили сюда из состава 4-й армии. Затем по распоряжению командования 46-я дивизия сдала свой участок 259-й дивизии и к утру 12 февраля отошла к железной дороге Новгород -Чудово, в район юго-восточнее Теремца-Курляндского, чтобы прикрыть от возможных атак левый фланг основания коридора. 259-я дивизия, приняв новые позиции от 46-й дивизии, получила приказ перейти на этих рубежах к обороне50. Перемещения дивизий были вызваны, видимо, большими потерями в указанных соединениях 52-й армии, о чем можно судить по таблице, где приведен состав армии на 25 февраля 1942 .

Состав 52-й армии на 25 февраля 1942 г.51

Номера Кол-во Вин- Станк. Ручн. Мино- Пушки 76 Пушки ПТР

дивизий людей товок нулем. нулем. меты мм 45 мм

259 4215 2305 9 201 37 18 4

225 6110 3938 22 259 14 19 5 22

267 4244 2923 10 165 27 19 3

305 4830 4126 34 194 39 25 4

65 5033 3636 44 93 17 24 22

46 4930 2631 11 303 80 22 3 _

Из таблицы видно, что вновь прибывшая 65-я дивизия даже после недельных боев за Любцы превосходила по численности все соединения 52-й армии, кроме 225-й дивизии, и это несмотря на то, что перед 25 февраля все дивизии получили маршевые пополнения. Обращает также на себя внимание острая нехватка винтовок (кроме вновь прибывшей 65-й дивизии). Такое положение объясняется с одной стороны большими потерями в личном составе и невозможностью собрать у убитых оружие и вынести его с поля боя, а с другой стороны — тем, что маршевые пополнения приходили без оружия. Еще хуже обстояло дело с противотанковой обороной. Главным средством борьбы с танками являлась в то время в Красной Армии 45-мм противотанковая пушка, маленькая, легкая (560 кг), маневренная. За маленький броневой щиток, который никак не мог прикрыть орудийный расчет, и за то, что пушку в бою ставили в самые опасные места, фронтовики называли ее "Прощай, Родина". И вот, столь необходимых противотанковых пушек в дивизиях оставалось от 3 до 5 (исключение составляла опять-таки 65-я дивизия). Противотанковых ружей, сравнительно нового тогда средства борьбы с танками, не имела в 52-й армии ни одна дивизия, кроме 225-й. Весьма мало сохранилось в дивизиях и 76 мм пушек. Это свидетельство того, какие тяжелые бои пришлось вести нашим артиллеристам, чтобы не пустить к коридору немецкие танки.

65-я дивизия имела больше всех противотанковых пушек — 22. Дивизию поставили на одно из самых танкоопасных направлений — в полях и рощах у Теремец-Курляндских хуторов и вдоль шоссе Новгород - Чудово. На правом фланге, за Теремцом-Курляндским занял позиции ее 38-й стрелковый полк; в центре, вдоль шоссе и железной дороги 311-й полк; на левом фланге у Любцев —

60-й полк. Ближайшие задачи 65-я дивизия получила те же, что и ее предшественница: взять Любцы, Копцы, Тютицы. В ночь на 17 февраля 311-й полк атаковал Любцы вдоль шоссе, но отступил с большими потерями. Враг отбросил его пулеметным огнем из многочисленных дзотов. На другой день в бой за Любцы вступили 311-й и 60-й стрелковые полки. Перед деревней, на берегу реки Питьбы их встретил сильнейший артогонь. Десятки раз бойцы поднимались в атаку, но немцы снова и снова опрокидывали их на снег. Бой не прекращался и ночью, все поле перед деревней усеяли тела погибших. Наконец, 8-я рота 60-го полка захватила четыре дзота на северо-восточной окраине Любцев. Бойцы роты под командованием старшего сержанта политрука А.Грудинина еще до окончания артподготовки начали выдвигаться к немецким позициям и теперь, захватив дзоты, закрепились в них и приготовились к новой атаке. Однако дальше 65-я дивизия продвинуться не смогла, а 20 февраля враг предпринял ответное наступление со стороны Любцев. Немцы шли строем, как на параде. Это напоминало психическую атаку. Но минометчики старшего лейтенанта А.Зайчикова не растерялись и с первых выстрелов накрыли врага плотным огнем. За минометами ударили пушки. Вражеские солдаты начали разбегаться. Как выяснилось позже, командиры убедили их, что русские оставили Мясной Бор и немцы не ждали сопротивления52.

Немцы, конечно, сознательно обманули своих солдат, но на самом деле немецкие командиры оказались близки к истине: штаб фронта уже наметил очередную рокировку и 65-я дивизия вечером 20 февраля должна была покинуть позиции. Невольно возникает мысль: являлось это совпадением или враг имел в штабе фронта своего агента? Так или иначе, командование 52-й армии создавало по приказу К.А.Мерецкова новую группировку сил для еще одной попытки разгромить врага на южном фланге 2-й ударной армии и открыть дорогу на Новгород. 20 февраля истощенной боями 65-й дивизии приказали отойти к Мясному Бору и Теремцу-Курляндскому и занять там окопы 46-й дивизии. 46-ю дивизию передавали в состав 2-й ударной армии. Одновременно 267-я дивизия сдавала участок 305-й дивизии, а 259-я дивизия передавала свои позиции 225-й дивизии. Обе эти дивизии — 267-я и 259-я получили пополнение и к 26 февраля вышли в район Малое Замошье, Гаренка для удара в южном направлении53. Не дожидаясь, пока они перейдут на новый рубеж, командование 52-й армии 22 февраля приказало 305-й дивизии не позднее 26 февраля взять деревню Оссия в 3,5 км южнее Малого Замошья и наступать вдоль железной дороги Новгород — Батецкая — Ленинград, на платформы Большая и Сиверсово, прикрыв одним полком дорогу от Нёкохово на Долгово54. Это значило, что дивизия идет на Новгород, блокируя и обходя отдельные узлы сопротивления. 305-я дивизия полностью разгромила в тех боях испанскую дивизию, но взять Оссию не смогла из-за большого некомплекта личного состава, потому что ее не успели пополнить перед началом операции, в отличие от других дивизий. По состоянию на 22 февраля 1942 г. 305-я дивизия насчитывала всего-навсего 437 чел., не считая артиллеристов. Из 437 чел. в стрелковых полках имелось 346 стрелков и 91 автоматчик. По полкам они распределялись следующим образом: 1000-й стрелковый полк — 145 стрелков и 28 автоматчиков; 1002-й стрелковый полк — 115 стрелков и 18 автоматчиков; 1004-й стрелковый полк — 86 стрелков и 45 автоматчиков55. По численности это не полки, а роты. И все же они разгромили врага. Испанский гарнизон в Оссии заменили немецкие и голландские части. Остатки испанцев отвели в тыл.

25 февраля, накануне намеченной операции 305-я дивизия получила пополнение. Однако 26 февраля командование фронта неожиданно отменило наступление и приказало 267-ю и 259-ю стрелковые дивизии переподчинить 59-й армии и направить назад через коридор к Спасской Полисти для обеспечения правого фланга ударной армии. Вместо убывших дивизий КА.Мерепков 26 февраля передал 52-й армии 366-ю дивизию и 23-ю бригаду. Они занимали юго-восточные рубежи во 2-й ударной армии, рядом с 305-й дивизией, в направлении на Новгород56. Это направление по-прежнему оставалось главным для 52-й армии. Но для проведения большой операции у нее нехватало сил. Накануне 25 февраля численность стрелковых полков в ее дивизиях не превышала 700-800 чел., а положенные дивизиям по штату танковые батальоны полностью отсутствовали, кроме 305-й дивизии57. К 25 февраля 52-я армия получила маршевые пополнения, но численность личного состава так и не превысила трети или в лучшем случае половины штатного расписания. Это видно из приведенной выше таблицы о составе и вооружении стрелковых дивизий 52-й армии на 25 февраля 1942 г. Такое же положение с вооружением и личным составом существовало и в 59-й армии.

59-я армия прикрывала с севера дорогу, по которой шла в наступление 2-я ударная армия. Эта дорога в давние времена имела для местных жителей огромное значение. Она соединяла лесные деревушки с главным трактом России Москва-Петербург. Появление железной дороги Новгород — Батецкая — Царское Село — Петербург упростило связи здешнего населения с большим миром. Но люди продолжали пользоваться старой дорогой и поддерживать на ней бревенчатый настил, необходимый в сыром, заболоченном лесу. Когда сюда пришли германские захватчики, эта коммуникация стала связывать их передовые позиции с глубоким тылом. Они укрепили несколько километров дороги песчаной подушкой, залив ее водой на морозе58. С началом боев на Волхове значение лесной дороги еще больше возросло, а прорыв 2-й ударной армии сделал дорогу чрезвычайно важной. Она являлась единственной коммуникацией, проходившей через коридор, однако враг простреливал ее насквозь. Поэтому 59-я армия вела постоянные атаки в северном направлении, стараясь "смотать" вражескую оборону вдоль шоссе Новгород-Чудово. Борьба за дорогу стала частью общей задачи 59-й армии по разгрому Чудовской группировки противника. Но случилось так, что в сражение здесь вступила первой 327-я стрелковая дивизия 2-й ударной армии, а войска 59-й армии подошли сюда несколько дней позже. 327-я дивизия после взятия Коломно вместе с 44-м лыжбатом начала с 22 января наступление на село Спасская Полисть. Этому селу посвящена шестая глава в знаменитом произведении А.Н.Радищева "Путешествие из Петербурга в Москву". Тогда, в XVIII веке, село называлось несколько иначе: Спасская Полесть, тут была почтовая станция и стоял путевой дворец императрицы Екатерины П. С 1896 г. село стало волостным центром59. Немецкие оккупанты превратили Спасскую Полисть в мощный узел обороны. Отсюда они постоянно угрожали коридору в Мясном Бору. Взять село мешала деревня Коляжка. Она располагалась в 3 км севернее Спасской Полисти, у шоссе Новгород-Чудово. 1102-й и 1098-й стрелковые полки 327-й дивизии бросили на Спасскую Полисть, а чтобы отрезать село от других вражеских гарнизонов, 1100-й полк атаковал деревню Коляжка. Он подошел к деревне и расположился на опушке леса. Затем один батальон полка занял деревенское кладбище, обнесенное валом. Оно находилось между лесом и деревней и являлось удобным плацдармом для наступления. Противник контратаковал батальон, бой за кладбище шел весь день. Два наших легких танка Т-60 сгорели, в стрелковых ротах оставалось по 17-20 чел. Из-за больших потерь батальон покинул кладбище и отошел за 800 м на опушку леса. Здесь его бойцы впервые за много дней получили горячую пищу из полевой кухни. Людям дали немного отдохнуть и командир полка приказал вернуться на прежнюю позицию, куда уже перебросили артиллеристов с 45-мм пушкой. Однако дойти до кладбища батальон не смог, так как немцы освещали поле перед ним ракетами и вели пулеметный огонь. Нашим бойцам пришлось встретить рассвет на пол-пути в снегу на морозе. Оказалось, что это их спасло, потому что с рассветом противник открыл по опушке леса сильный минометный огонь и вел его 40 мин., после чего позиции полка бомбили три самолета. Немецкий гарнизон в небольшой деревне мог позволить себе такую роскошь — вызвать на подмогу авиацию. Наша пехота в 1942 г. могла об этом только мечтать. После налета авиации тяжелый германский танк выполз из деревни и, прикрываясь сгоревшими советскими танками, открыл прицельный огонь по опушке. Немецкая пехота цепью пошла в наступление. Пулеметная рота 1100-го полка открыла по врагу огонь. Немецкий танк находился от наших пулеметов в 100-200 м, но первое время не замечал их. Артиллеристы 45-мм пушки расстреляли все снаряды по немецкой пехоте и не могли поразить вражеский танк. Немцы упорно атаковали, они приблизились настолько, что начался бой гранатами. Теперь немецкие танкисты заметили наших пулеметчиков и накрыли их своими пулеметами. Остатки батальона отошли к лесу и тут наконец-то заработала советская артиллерия — К.А.Мерецков прислал реактивную установку. Залп "эресов" обратил немцев в бегство, но их танк продолжал стрелять. Бой затих только с темнотой и на рассвете опять возобновился. Остатки батальона объединили в штурмовую группу и она перебежками двинулась к деревне под сплошным минометным огнем60. В отчаянном бою воронежцы взяли деревню, но потери у них были значительны, от батальона ничего не осталось.

Большие потери понесли и полки, натупавшие на Спасскую Полисть. Каждый дом, каждый сарай в этом большом селе немцы превратили в пулеметную или артиллерийскую огневую точку. Причем многие дома были кирпичные, старинной кладки и отличались особой прочностью. Кроме того, часть танков немцы закопали в землю, они стали дотами. Для штурма такого узла сопротивления требовалась артиллерия, танки, самолеты. Но самолетов не хватало, снарядов оставалось все

меньше, а легкие танки сопровождения завязли в сугробах у реки Полисть и подойти к селу не смогли. Тем не менее, 1102-й полк прорвался к северной окраине села, но противник контратакой с танками отбросил его назад. 1098-й полк занял южную окраину Спасской Полисти, начались уличные бои. Упорная борьба продолжалась до конца января. Но дивизия не располагала средствами для штурма таких позиций. Командование фронта помочь техникой и живой силой не могло ввиду отсутствия резервов. Атаки Спасской Полисти оказались безрезультатны61.

Во время боев 327-й дивизии за Спасскую Полисть лыжные батальоны очищали от неприятеля лес в ее тылу. В 1942 г. лес начинался западнее прибрежной деревни Кузино и доходил до шоссе и железной дороги Новгород — Чудово62.

1 февраля 327-ю дивизию из оперативной группы И.Т.Коровникова в 59-й армии вернули в состав 2-й ударной армии. Дивизия перешла к Мясному Бору и двинулась через коридор63.

После 327-й дивизии под Спасской Полистью сражались два полка 382-й стрелковой дивизии. Ночью 1267-й стрелковой полк 382-й дивизии скрытно прошел через старый сосновый лес и оказался в 200 м перед немецкими траншеями между железной дорогой и шоссе. После артподготовки красноармейцы преодалели вражескую траншею и прорвались на восточную окраину Спасской Полисти. Одновременно второй полк— 1265-й — преодалел оборону неприятеля у д. Мостки и, выйдя в немецкий тыл, начал наступление на Спасскую Полисть с запада. Против 1265-го полка немцы бросили в контратаку большую группу танков с десантом автоматчиков. Танки, взметая снег, надвигались быстро и вдруг остановились, хотя гусеницы продолжали вертеться. Стало ясно, что танки застряли в сугробах. По ним ударили наши орудия и минометы. Три танка загорелись, остальные начали медленно отходить к железной дороге. Бутылками с горючей смесью бойцы подожгли еще два танка. Противник бежал. Немцы в Спасской Полисти оказались в окружении. Однако прорвавшийся к ним в тыл 1265-й полк майора Дормидонтова тоже попал в кольцо, т.к. неприятель закрыл прорыв у Мостков. Для снабжения полка командование фронта направило самолеты.

Тем временем около 100 немцев пробрались в тыл 1267-го полка и вышли к его штабу. Их заметили, когда они уже развернулись в цепь. Офицеры и охрана штаба заставили врага отступить. Но противник вьввал самолеты. Они бомбили и штурмовали расположение штаба, осколком ранило командира полка майора Красуляка. После авиационного налета немцы снова пошли в атаку. Началась рукопашная, положение стало критическим, но в последний момент пришла помощь из полка64. Воины 382-й дивизии продолжали бои за село. В одной из атак они прорвались к центру Спасской Полисти, но были остановлены пулеметным огнем из церкви.

С дивизией взаимодействовал 41-й лыжный батальон. Его направили в тыл врага к д.Ольховка. Но противник окружил батальон и полностью уничтожил. Уцелел лишь один взвод, который при штабе дивизии выполнял эстафетную связь65.

Противник у Спасской Полисти неоднократно контратаковал. Наконец, ему удалось отбросить 382-ю дивизию на исходный рубеж. 17 февраля обескровленную дивизию отвели в резерв фронта, а затем передали во 2-ю ударную армию. Дивизия прошла коридор и заняла позиции на правом фланге 59-й бригады у деревень Верховье и Глубочка66.

Нашу пехоту под Спасской Полистью поддерживал огнем 18-й артполк Резерва Главного Командования. Его 152-мм гаубицы крушили в щепки дзоты противника. В одну из морозных ночей разведгруппа полка во главе с лейтенантом А.Ф.Гавриловым проникла на окраину Спасской Полисти. Там среди сараев группа обнаружила немецкую минометную батарею. Разведчики отошли в лес и, дождавшись нашей атаки с фронта, ударили по вражеской батарее с тыла. В этом бою сержант Н.Клыков обнаружил в одном из блиндажей карту со схемой немецкой обороны. За умелые и отважные действия все разведчики получили ордена и медали67. Но даже располагая столь ценными сведениями, которые добыли разведчики, наши войска не смогли сломить сопротивление врага в Спасской Полисти. Для этого требовалось гораздо больше орудий и снарядов, чем располагали 18-й артполк РГК и артполки стрелковых дивизий, а кроме того, бронетехника более многочисленная и мощная, чем легкие танки Т-60, имевшиеся у нас под Спасской Полистью.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты