Домой

Разработки уроков




Скачать 484.2 Kb.
НазваниеРазработки уроков
страница2/3
Дата25.02.2013
Размер484.2 Kb.
ТипУрок
Божий суд, ибо Каждый получит по Вере его.
В Библии сказано, что «для человеков есть два времени: время разбрасывать камни и время их собирать».
Подвести учащихся к выводу, что в нравственной борьбе добра и зла в конечном итоге всегда побеждает добро.
Василий Григорьевич Власов
Арнольд Раппопорт – инженер.
Василий Григорьевич Власов
Петя Кишкин
Эпиграфы к уроку
О чем думает человек, «ведь не бездеятельны мозг и душа заключенных?
Интересно то, что в лагере, несмотря на ужасные условия, ведущие к уничтожению личности, очень редким явлением было самоубийство
Это было чувство всеобщей правоты. Это было ощущение народного испытания – подобное татарскому игу».
Подобные работы:
1   2   3
Глава «Малолетки» (№17)

Еще более трагически складывалась судьба малолеток (стр. 277)

Лагерный опыт настолько исказил личность, что ее представление о жизненных ценностях становятся далекими от обычных, даются в перевернутом виде. Чтобы выжить, дети постигают «звериные» законы, собираются в стаи и в буквальном смысле нападают на больных и стариков, издеваясь, отбирают у них пайки (стр.284).

«Ненависть порождает ненависть … Нельзя было плотней и быстрей вогнать все лагерные пороки в неокрепшую узкую грудь». Очень быстро они поняли формулу зоны: Умри ты сегодня, а я - завтра.

Цель слуг дьявольского мира очевидна – свести к минимуму жизненное пространство ребенка, обратить в свою сатанинскую веру носителей светлого начала, заразить их злобой, жадностью, ленью, завистью и другими пороками; а не поддавшихся «порче», сопротивляющихся – поглотить, уничтожить физически.

Причину национальной (и мировой) катастрофы Солженицын видит в отходе человечества от Бога, в забвении нравственных ценностей, своекорыстии, неотделимом от властолюбия, в безнравственности и бездуховности.

Сочувствие пострадавшим могло приравниваться к соучастию. Насильники вынуждали заключенных на самые низменные поступки.

Псовая служба.

Значительное место в произведении отводится «сильным мира сего» - товарищам начальникам, чья власть не имела границ.

Никто не рождается преступником или негодяем, ими становятся – и чаще всего добровольно. Внешне – нормальные, обычные люди, но внутри – чудовища, монстры. Понимали ли они позорность своей службы?

«Отменный зверь Гаранин, который, идя по лагерю, и сам из маузера стрелять не брезговал, любитель ночных облав в женских бараках Подлесный, застрелив из ревности зечку – любовницу, застрелился и сам, сын Филимонова, начальника КВО Дмитлага, сошелся с бандитами и вскоре сам сел за бандитизм.»

«Колымские лагерщики – палачи, не знавшие границ своей власти и изобретательной жестокости: Павлов, Комаров, Гакаев, Кудряшев, Никитов, Резников, Светличный. Старшина Ткач – «всегда застывшее зловещее лицо под черным чубом – разоблачен как фашистский палач с оккупированной территории, арестован и получил четвертную(25 лет)».

«Все, что плохого делается на Архипелаге или на всей земле, – не через самих ли нас и делается? – восклицает Александр Исаевич.

Одна из зловещих фигур – Нафталий Аронович Френкель, турецкий еврей, нерв Архипелага, наполненность злой античеловеческой волей которого видна на лице. Казалось, что ни одно человеческое чувство не было доступно этому начальнику».

Семен Фирин, Матвей Берман, Лазарь Коган, Яков Раппопорт – Сергей Жук. Надменен и страшен их облик даже на фотографиях. «Чернота души выбивается в лица! Как же умело отбирают их из человечества», - замечает А.Солженицын.

«Не угодил начальнику ОЛПа хирург Фустер, испанец.

- Послать его на каменный карьер! Послали. Но вскоре заболел сам начальник, и нужна операция. Есть другие хирурги, но он верит только Фустеру.

- Вернуть Фустера с карьера!

Будешь делать мне операцию! (но умер на столе)»

Неограниченная власть в руках ограниченных людей всегда приводит к жестокости. Не было узды ни реальной, ни нравственной, которая сдерживала бы эти свойства. Впрочем, был суд. И Александр Исаевич четко говорит об этом:

^ Божий суд, ибо Каждый получит по Вере его.

Именно этот Евангельский мотив подводным течением проходит через весь роман.

Первая волна репрессий, вторая, третья …

Откуда столько врагов народа и откуда третья волна? А это поплыла туда первая по своим следам и декретам, по законам, самим же установленным. И читателю с христианской душой все это понятно.

- Не лжесвидетельствуй! – сказано в Библии.

- Не делай зло! – гласит одна из Великих Заповедей.

- Не рой другому яму! – говорят в народе. Вырыли? Сами туда и угодили.

Нельзя делать зло – утверждает Александр Исаевич в своем произведении. Зло наказуемо! Любое! Раньше или позже! Если не угодишь в собственную ловушку, бессонными ночами мысли о подлости, предательстве, преступлении против человечества заполняют душу и сдавят сердце железными обручами.

Все вернется на круги своя: Писатель – гуманист говорит о глубокой ответственности перед собой, людьми, а главное перед Господом. Ибо мир создан Богом для любви. И отступление от Божьих законов, чрезмерная гордыня ведут к катастрофе.

^ В Библии сказано, что «для человеков есть два времени: время разбрасывать камни и время их собирать».

Для многих это еще впереди!


Урок№4 (Урок – суд)

«Мне отмщенье, … и азъ воздам»

Эпиграф к уроку:

Если ты ценишь свою жизнь,

то помни, что и другие

не меньше ценят свою.

Эврипид


  1. Смысл названия темы урока.

Слово «воздать» означает: дать в дар или в наказание.

  1. Цели урока:

    • Подвести учащихся к мысли, что в любых условиях, даже самых невыносимых, всегда нужно находить в себе силы оставаться Человеком;

    • Формировать умение воссоздавать художественные образы литературного произведения;

    • Сопоставление, осмысление и оценка поступков героев, мотивов их поведения, чувств и мыслей действующих лиц;

    • ^ Подвести учащихся к выводу, что в нравственной борьбе добра и зла в конечном итоге всегда побеждает добро.

Как остаться Человеком? И можно ли им остаться в обстановке лжи и безверия?

Можно! – утверждает Александр Исаевич.

Осоргин помог больному тифом, сходил на пасхальную заутреню (сцена свидания с женой (стр 147).

С нескрываемой симпатией рисует он образы тех узников, кому удалось сохранить человеческое обаяние и достоинство.

^ Василий Григорьевич Власов.19 лет просидел он без перерыва и, будучи нормировщиком на лесоповале, рискуя своей жизнью, приписывал бригадам лишние кубометры якобы сваленного леса, сберег тем самым много человеческих жизней.

«Власов не просто видел в этом оттяжку своей гибели, но и возможность всю телегу подправить так, чтобы ребятам тянуть было легче (т. II, гл 5)

Охранник лагеря Самшель, которого уважали заключенные. Он понимал «позорность своей службы». И всячески пытался облегчить участь несчастных людей.

Трагически сложились их судьбы.

Поиски правды приводили их к конфликтам с высоким начальством, а в конечном итоге к репрессиям.

В книге «Архипелаг ГУЛАГ», открывшей глаза современников на преступления тоталитарного режима, ярко выразилась нравственная позиция ее автора. Эта позиция – неучастие во лжи. «И не быть равнодушным», - как говорит Н.Д.Солженицына.

- Но неужели в лагере нельзя возвыситься душой? – ставит вопрос Александр Исаевич.

Каким выйдет человек из этих передряг?

- Ожесточенным, обиженным на весь мир? Раздавленным? Неужели отчаянье и страх навсегда поселятся в его сердце и вытеснит истинные нравственные ценности?

- Нет! – проводит художник основную мысль на странницах своих произведений. Как бы ни был жесток мир, душе человека (пусть даже и за колючей проволокой) стремиться к чему-то другому, светлому и возвышенному.

Георгий Тэнно, Петр Кишкин, Женя Никишин и много – много других. Именно они – безвинные жертвы, томившиеся в застенках, показывали пример человеческой выдержки и порядочности.

Тэнно – стройный, высокий, спортивного склада мужчина.

«И хотя вместо погонов капитана второго ранга на нем были там и сям номера СХ-520, ему и сейчас было только шагнуть с суши на корабль, вылитый флотский офицер. Еще никак не мог Тэнно ни закрыть, ни исказить своих глаз, чтобы спрятать гордость и зоркость. И еще не мог он спрятать улыбку, которая освещала его большие губы» (т. III, гл. 5).

Убежденный беглец!

- И что тебе не сидится? Что ты бегаешь? Что ты можешь найти на воле?

- Свободу! Сутки побыть в тайге не в кандалах – вот и свобода.

Духовный поэт Анатолий Васильевич Силин – уступчив, мягок, сдержан. Добравшись в немецком плену до религиозных книг, был захвачен ими. И с тех пор стал не только верующим человеком, но – философом и богословом. Работая чернорабочим и землекопом, возвращаясь с подгибающимися коленями и трясущимися руками, он сочинял стихи и поэмы.

Дух Совершенства оттого

Несовершенство допускает –

Страданье душ, что без него

Блаженства цену не познают.


«Страдание Христа в человеческой плоти он дерзновенно объяснял не только необходимостью искупить людские грехи, но и желанием Бога перечувствовать земные страдания.

… Суть их та,

Что и в учении Христа

Своеобразный всякий гений.

Он восклицал, наклоняясь над редкой травкой, проросшей в бесплодной зоне:

- Как прекрасна земная трава! Но даже ее отдал Творец в подстилку человеку. Значит, насколько же прекрасны должны быть мы!

Несмотря на жизнь, полную страданий, несправедливостей, несмотря на бесчисленные удары судьбы, они остались людьми с душой и сердцем, бескорыстным и отзывчивым, не озлобились и не отчаялись. (т. III, гл. 5)

^ Арнольд Раппопорт – инженер.

«Хотя отхватил больше средней лагерной нормы (после детского срока и после десятки была ссылка, а теперь опять десятка), он жив, подвижен, блещет глазами, а глаза его, хоть и всегда веселые, но созданы для страданий, очень выразительные глаза». Он гордится тем, что годы тюрьмы ничуть его не состарили, не сломали. И даже в неволе он создает трактат «О любви».

В заключении все обезличены – одинаковой стрижкой, одинаковой небритостью, одинаковыми шапками, одинаковыми бушлатами.

Чтобы сквозь обезличенную приниженную наружность различить свет души – надо приобрести навык.

Но огоньки духа невольно бредут, пробиваются один к другому.

^ Василий Григорьевич Власов, «уже оттянувший из своей двадцатилетки, считает себя экономистом и политическим деятелем и понятия не имеет, что он – художник слова, только устного».

О чем бы он ни рассказывал (о сенокосе или о купеческой лавке, о красноармейской части или о палаче, о любви или зоне), – все получалось интересно, с юмором. Слушая его, узники представляли эти живые картины и забывали хоть на немного мрачные сырые будни.

В лагерной больничке Сымекого ОЛПа под Соликамском медсестра тетя Дуся выхаживала «умирающих и никому не нужных людей. Но тем, что давала лагерная больница, спасти их было нельзя. И сестра Дуся свою утреннюю пайку 300 г. меняла в деревне на пол-литра молока и этим молоком отпаивала доходяг, возвращая их к жизни.

А самый знаменитый в лагере человек – ^ Петя Кишкин. Его знал и любил весь экибастузский лагерь. Притворяясь юродивым, дурачком (дурачком он был ровно столько, сколько младший Иванушка из сказки) был явлением чисто русским, исконным: «сильным и злым говорить громогласно правду, народу показывать, какой он есть». Сколько раз он разряжал взрывоопасную обстановку, смехом спасая зеков от наказания.

Солженицын пытается раскрыть тайники души, даже за колючей проволокой, понять человека и помочь ему не погубить лучшее, что скрыто в нем.

(История Ирины Нагель. Стр. 262, гл. 15)

«Оперативник Сидоренко выразил желание узнать ее тесней. Нагель ответила ему: «Как вам не стыдно, у вас ребенок хнычет за стеной!» Отброшенный ее толчком вдруг изменил выражение и сказал: «Да я просто хотел вас проверить. Так вот, вы будете с нами сотрудничать.» Она отказалась и была послана на штрафной лагпункт. Многие предпочли бесчестию смерть.»

Люди в тюрьмах жили и умирали, страдали и надеялись, плакали и смеялись, любили и ревновали, дружили и враждовали, трудились и отдыхали - смотрели кинофильмы и ставили спектакли.

Разумеется, все эти общечеловеческие проявления жизни, пересаженные в нечеловеческие условия, приобретали противоестественный и даже дикий характер. Но и там в глубине сердца жила любовь или мечта о ней.

У Жени Никишина был неплохой голос, и он охотно пел русские песни под гитару – «интимно, выказывал еще недоочерствленную, недовыхоложенную теплоту»:

Женушка – жена,

Только ты одна,

Только ты одна в душе моей!

Только ты одна! «Померк длинный бездарный лозунг над сценой о производственном плане. Забылись годы лагеря – долгие прожитые, долгие оставшиеся».

Только ты одна! «Не мнимая вина перед властью, не счеты с ней. И не волчьи наши заботы… Только ты одна!»

Милая моя,

Где бы ни был я, -

Всех ты мне дороже и нужней

В сизой мгле сидели и стояли человек тысячи две. Они были неподвижны и неслышны. Отвердевшие, жесткие, каменные, - схвачены были за сердца.

Слезы, оказывается, еще пробивались, еще знали путь.

Женушка – жена,

Только ты одна,

Только ты одна в душе моей!

Простые люди с таинственной русской душой! Добрые и великодушные! Своей жизнью, они доказали, что никакая колючая проволока не сможет скрутить их души. В среде палачей, блатарей, стукачей, придурков, «униженных и угнетенных» они проявляли мужество, чувство собственного достоинства и вселяли надежду на спасение.

Можно отнять жизнь, здоровье, но любовь и надежду - никогда! Но лучшим примером мужества является сам Александр Исаевич Солженицын. Пройдя через ад многолетнего испытания ГУЛАГом, на каких - то этапах лагерного бытия утрачивая веру в добро и справедливость, сумел все же остаться в числе тех, кто обнаружил «немалую духовную подготовку», в ком огромная машина насилия «не размолола» совести.

И свидетельством тому является писательский и человеческий подвиг Солженицына, нашедшего в себе силы и мужество мысленно вернуться в страшные годы репрессий, вторично и многократно их пережить и создать в память о погибших «Архипелаг ГУЛАГ» - выдающееся художественное творение ХХ века.

«А я – молился. Когда нам плохо мы ведь не стыдился Бога. Мы стыдимся его, когда нам хорошо».

Домашнее задание:

Подготовиться к дискуссии по проблемным вопросам.


Урок №5 Дискуссия

Уроки человечности

Доброго, которого хочу,

не делаю,

злого, которого не хочу,

делаю.

Апостол Павел о противоречивых

отношениях человеческой природы

и нравственного идеала.


Цель:

  1. Показать нравственные идеалы писателя, раскрыть

философский смысл произведения «Архипелаг ГУЛАГ».

  1. Попытаться понять значение христианских мотивов в

творчестве А.И.Солженицына.

Какие вопросы ставит Солженицын в своем

произведении?

- Что такое добро и зло?

- Что есть истина?

- В чем смысл жизни?

- Ответственен ли человек за свои деяния?

- Какое место занимает вера в жизни человека?

- В чем нравственные принципы поведения человека?

^ Эпиграфы к уроку:

  • Ход истории зависит не от нас. Но от нас зависит то место, которое мы займем в ее течении …

Митрополит Иоанн (Снычев)

  • Жить не по лжи.

А.И.Солженицын

  • Ничего страшнее равнодушия быть не может.

Н.Д.Солженицына

Сегодня у нас с вами заключительный урок по изучению произведения А.И.Солжениницына «Архипелаг ГУЛАГ».

Прочитаем внимательно тему: «Уроки человечности» и эпиграфы к нашей дискуссии.

Их три:

  • «Ход истории зависит не от нас. Но от нас зависит то место, которое мы займем в ее течении …»

  • «Жить не по лжи»

  • «Ничего страшнее равнодушия быть не может» (слова жены, друга и помощника во всех делах, в том числе и в творчестве Натальи Дмитриевны Солженицыной).

Давайте вникнем в суть этих высказываний и подумаем, какой общей мыслью они объединены?

Какой глубинный смысл таится в них, в каждом в отдельности и во всех вместе?

К какому выводу они нас ведут?

Добро и зло … Понятия вечные и неразделимые. Пока жив человек, они будут бороться друг с другом.

А.И.Солженицын поднимает «вечные вопросы», которые встают перед каждым поколением, и каждое поколение решает их по – своему, делая свой выбор. Человек даже за колючей проволокой волен выбирать между светом и тьмой, истиной и ложью, любовью и злом.

Автор напоминает читателям, что смысл жизни можно найти только в согласии с миром, которое возможно лишь тогда, когда человек открыт для людей, отзывчив на чужую боль, готов подарить другим часть своей души.

Книга не только представляет подробную историю инакомыслящих, не только свидетельствует о человеконенавистничестве, но и утверждает христианские идеалы свободы и милосердия, одаривает опытом противостояния злу, сохранения души в царстве «колючей проволоки»

«Архипелаг Гулаг» заставил осознать религиозную проблематику всего творчества Солженицына, выявил его стержень – поиск свидетельств о человеке, его свободе, его грехе, возможности возрождения, наконец показал, что делом писателя является борьба за человеческую личность, Россию, свободу, жизнь на Земле, которым угрожает отрицающая Бога и человека, обреченная система лжи и насилия.

Но и тогда, когда кажется все невыносимым, важно найти точку опоры над бездной, ощутить присутствие в мире духовной, нравственной силы и святости.

Нужно достоверно знать, что дьявольское не властвует во всем мире, что над царством зверя есть иной закон жизни, который неизбежно восторжествует.

Доброта, сочувствие, духовность. Эти качества являются важнейшим достоянием человеческой души. Именно они составляют главную ценность жизни.

Часть IV. Глава 1.

«Восхождение».

- «А годы идут…

Не частоговоркой, как шутят в лагере, - «зима – лето», «зима – лето», а – протяженная осень, нескончаемая зима, неохотливая весна, и только лето короткое. На Архипелаге – короткое лето».

^ О чем думает человек, «ведь не бездеятельны мозг и душа заключенных?

- Думай! – предлагает автор. – Выводи что-то и из беды. Заключенные издали похожи на копошащихся вшей, но ведь они – венец творения. Ведь когда – то и в них вдохнута была слабенькая искра Божья. Так что же теперь стало с ней?» - задает вопрос автор.

И отвечает:

«Считалось веками: для того и дан преступнику срок, чтобы весь этот срок он думал над своим преступлением, терзался, раскаивался и постепенно бы исправлялся».

Хотя Архипелаг ГУЛАГ не знает угрызений совести, «чистая совесть как горное озеро светит из твоих глаз. (И глаза, твои, очищенные страданием, безошибочно видят всякую муть в других глазах, например – безошибочно различают стукачей, блатарей, но и добрых людей тоже)».

^ Интересно то, что в лагере, несмотря на ужасные условия, ведущие к уничтожению личности, очень редким явлением было самоубийство. Казалось бы, почему? Побеги были, членоповреждения тоже («пожертвовать частью для спасения целого»), но вот самоубийств? «Люди умирали сотнями тысяч и миллионами, доведенные до крайней крайности – а самоубийств почему – то не было. Обреченные на уродливое существование, на голодное истощение, на чрезмерный труд – не кончали с собой!

Как вы думаете, почему?

А вот точка зрения Александра Исаевича: «Самоубийца - всегда банкрот, это всегда – человек в тупике, человек, проигравший жизнь и не имевший воли для продолжения ее. Если же эти миллионы беспомощных жалких тварей все же кончали с собой – значит жило в них какое – то непобедимое чувство. Какая – то сильная мысль.

^ Это было чувство всеобщей правоты. Это было ощущение народного испытания – подобное татарскому игу».

Униженные, обиженные, чем же они жили?

- Мечтой о дне освобождения, который «лучится, как восходящее солнце».

- Дожить до него! Дожить! Любой ценой! Как бы ни было трудно! Как бы ни было страшно! Выжить!

И вот эта маленькая искорка надежды будет греть измученное сердце. И придавать силы.

«Могучий заряд введен в грудную клетку, и электрическим облаком окружено сердце, чтоб не остановиться! Заполярною гладью в метель за пять километров в баню везут тридцать истощенных, но жилистых зеков. Моются по шесть человек в пять смен, дверь открывается прямо на мороз, и четыре смены выстаивают там до или после мытья – потому что нельзя отпускать без конвоя.

И не только воспаления легких, насморка нет ни у кого. (И 10 лет так моется один старик, отбывая срок с 50и до 60и . Но вот он свободен, он – дома. В тепле и холе он сгорает в месяц. Не стало приказа – дожить?»

Как вы можете объяснить этот феномен?

- Многие писатели, поэты исследовали русскую душу. Л.Н.Толстой, Ф.М.Достоевский, М.Шолохов, П.Проскурин, В.Распутин, Ю.Бондарев…

В чем таинственность русской души? Сколько раз, возрождаясь из пепла, русские люди поднимались на невиданную высоту и не только выживали сами, но и гнали врага (французов, немцев – всех, кто приходил на Русь с мечом), одерживали победу.

Эту мысль развивает и Александр Солженицын. Его творчество – это выражение души русского человека, которую писатель хорошо знал и о которой так талантливо нам поведал. Понять душу человека «не так – то и просто». Русская душа – что чистое поле: есть там камни, а могут и цветы. Каждый человек, по мнению писателя, - это целый мир, у него есть «какая – то боль внутри, о которой он, может быть, никогда и никому не расскажет, много тепла, которое он иногда постесняется проявить».

А главное – духовный стержень, доставшийся от далеких – далеких предков, впитанный с молоком матери: «Господь терпел и нам велел»! Поэтому и не было самоубийств. Смертный грех! Нельзя!

Солженицын шел от народа. Его герои – не плод авторской фантазии, а глубоко народные типы и характеры.

Солженицынская концепция русского национального характера во многом совпадает с концепцией одного из авторов знаменитого сборника «Из глубины» (1918) – религиозного философа С.А.Аскольдова, писавшего, что «в русском человеке, как типе, наиболее сильными являются начала. Святое и звериное». В разные периоды одно из этих начал подавляется, другое начинает доминировать, и этим объясняются высокие взлеты и глубокие падения русского народа, почти полное отсутствие в истории России периодов плавного эволюционного развития.

1   2   3

Скачать 484.2 Kb.
Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты