Домой

Русской Православной Церковью священника Павла Флоренского. По масштабу поэтического дарования Нарекаци сопоставим с Данте, считает ученый, а житие армянского святого и «теплые» народные рассказ




Скачать 58.09 Kb.
НазваниеРусской Православной Церковью священника Павла Флоренского. По масштабу поэтического дарования Нарекаци сопоставим с Данте, считает ученый, а житие армянского святого и «теплые» народные рассказ
Дата18.02.2013
Размер58.09 Kb.
ТипРассказ
Содержание
В ХХI в. считать армян еретиками-монофизитами – это предрассудок, считает историк Джованни Гуайта
Подобные работы:

Джованни Гуайта сравнил великого армянского поэта Григора Нарекаци со святыми разных Церквей и эпох


28.03.2008 18:42

Версия для печати


Москва, 28 марта, Благовест-инфо. «В контексте жестких противоречий своей эпохи Григор Нарекаци не т олько не участвовал в конфликтах, но и не считал нужным защищаться, более того, стремился взять на себя грехи людей, уподобляясь Христу», -- так охарактеризовал духовный подвиг великого армянского поэта и святого Григора Нарекаци (951-1003) известный исследователь истории Армении и Армянской Церкви, историк и филолог, итальянский ученый Джованни Гуайта. Выступая 27 марта с лекцией "Религиозные споры, духовный подвиг и поэтическое творчество в наследии Григора Нарекаци" в Культурном центре «Покровские ворота» (это была одна из публичных лекций Библейско-богословского института св. апостола Андрея), Дж. Гуайта сравнил жизненную позицию армянского святого Х века с подвигом не прославленного еще Русской Православной Церковью священника Павла Флоренского. По масштабу поэтического дарования Нарекаци сопоставим с Данте, считает ученый, а житие армянского святого и «теплые» народные рассказы о нем напоминают «Цветочки» св. Франциска Ассизского. Дж. Гуайта упомянул также о том, что С.С. Аверинцев говорил о Нарекаци как об «очень близком народу святом», и тут напрашивается сравнение с преподобными Сергием Радонежским и Серафимом Саровским.

Дж. Гуайта подробно рассказал об эпохе Григора Нарекаци как времени «очень острых конфликтов на всех уровнях». В середине Х века в Армении враждовали между собой два княжеских рода, представлявшие Северное и Южное царства; «официальная» Церковь воевала с широко распространившейся ересью тондракийцев, провоцирующих антифеодальные бунты. Сама же Церковь испытывала внутренние конфликты: на протяжении столетий спорили «прогреческая» (халкидонитская) и «антигреческая» (соответственно, антихалкидонитская) партии. Кульминация этих конфликтов пришлась как раз на время жизни Г. Нарекаци.

Он очень рано стал монахом и всю жизнь провел за стенами обители в селении Нарек. По словам Дж. Гуайты, «его жизнь очень бедна внешними событиями», как и его известная на весь мир «Книга скорбных песнопений». Это сочинение, по определению ученого, представляет собой «диалог с самим собой в стоянии перед Богом». Однако в этой «вершине армянской литературы», мистическом сочинении, напоминающем псалмы Давида, отражаются те бурные события, которые происходили за стенами монастыря.

Жизнь Григора Нарекаци была отнюдь не безмятежной: он обвинялся в ереси (безосновательно, как показал Дж. Гуайта) и готов был понести незаслуженное наказание. Дух его «Книги», а также поведение при встрече с нагрянувшими в монастырь «инквизиторами» (приготовил для них скоромное угощение, извинился за то, что просто забыл о постном дне, в догматический спор вступать и не подумал) позволило исследователю сделать вывод о жизненной позиции святого поэта: «Он никогда не забывал главное в христианстве: не столько тонкости вероучения, сколько любовь, в том числе к врагам, и в том числе – к тем, которые были твоими друзьями».

В связи с этим Дж. Гуайта привел малоизвестный факт из биографии о. Павла Флоренского – великого ученого-универсалиста, православного богослова и подвижника ХХ века. Как стало известно потомкам о. Павла, он сознательно пошел в заключение и лагерь, заплатив эту цену за свободу доносчика – своего коллеги.

«Были праведники, которые с особой остротой ощущали грех и зло, …и в своем сознании не отделяли себя от этой поврежденности мира. С огромной болью они брали на себя ответственность за грех всех людей, как будто это был их личный грех, движимые неодолимой силой, заключенной в необычности их личности», -- по мнению итальянского ученого, эти слова о. Павла Флоренского лучше всего характеризуют «необычную личность» святого армянского поэта, который «не отстранялся от зла, а сознательно брал его на себя, добровольно становясь жертвой любви ради своих братьев».

Юлия Зайцева


^

В ХХI в. считать армян еретиками-монофизитами – это предрассудок, считает историк Джованни Гуайта


28.03.2008 14:47

Версия для печати


Москва, 28 марта, Благовест-инфо. То, что армяне в течение полутора тысяч лет считаются еретиками-монофизитами, является предрассудком, который в ХХI веке надо преодолеть, считает богослов, историк восточного христианства, специалист по истории Армении итальянец Джованни Гуайта. 27 марта, выступая с лекцией о великом армянском духовном поэте и святом Григоре Нарекаци в Культурном центре «Покровские ворота» в Москве, Дж.Гуайта призвал внести ясность в это вековое богословское недоразумение, которое отнюдь не способствует единству православных народов.

Сегодня на официальном уровне  -- в формате богословского межправославного диалога, в отношениях высших иерархов православных Церквей с дохалкидонскими – проблем нет, отметил Дж.Гуайта. Например, Отдел внешних церковных связей Московского патриархата находится в  постоянном доброжелательном  диалоге с представителями Армянской Апостольской Церкви.

Однако «на уровне приходского священника»  дело обстоит совсем иначе: вековые стереотипы отторжения срабатывают, считает исследователь. «Вот армяне крестятся по-другому, приблизительно как католики. Зайдет армянин в православный храм, увидят: «Католик?» «Нет, я армянин». «Монофизит, еще хуже!» -- такую реакцию можно считать типичной, по наблюдениям Дж.Гуайты. Кроме того, этот «предрассудок» можно обнаружить и в учебниках истории Церкви, по которым до сих пор обучаются будущие пастыри в духовных школах РПЦ. Так, рассказ об Армянской Апостольской Церкви содержится в разделе, озаглавленном «Монофизитство».

Как известно, Армянская Апостольская Церковь принадлежит к числу так называемых дохалкидонских Церквей, которые по разным причинам не приняли решения Халкидонского  собора 451 г. На нем, в частности, была повержена монофизитская ересь и  догматически утверждено, что во Христе два естества – Божественное и человеческое. Однако причина неприятия этого собора армянами, по словам историка, не догматическая, а внешняя:  представители древнейшей армянской Церкви не присутствовали на соборе, а в дальнейшем соборные решения стали использоваться разными правителями как инструмент церковно-политического давления, что также не способствовало его принятию. Так, сразу после Халкидонского собора, когда император Юстиниан хотел объединить Церковь, он решил уничтожить армянских феодалов и организовать подвластные ему части Армении по примеру греческих епархий. Армяне сопротивлялись, и , соответственно, не могли принять богословия, навязываемого в такой форме.

Кроме того, закреплению за армянами еретического наименования «монофизиты» способствовали  и неверные трактовки богословских определений, и «чисто лингвистические недоразумения». «По-русски греческое «монофизитство» можно перевести и как «единая», и как «единственная» природа. Армяне считают, что есть единая, а не единственная природа, как говорит ересь монофизитства, отрицающая человеческую природу во Христе. Армяне против этой ереси, о чем всегда ясно говорили молитвы Армянской Церкви, ее Символ веры, а основатель ереси Евтихий всегда считался еретиком. Армянская Апостольская Церковь  учит, что две природы объединились в единую богочеловеческую природу. Кроме того, в греческом языке легко выразить столь многозначное понятие как «природа», т.к. греческое богословие тогда обладало всем аппаратом античной философии. Несмотря на то, что многие армяне в середине первого тысячелетия говорили по-гречески, им было трудно выразить тонкости богословских определений и объяснить их простому народу», -- разъяснил Дж.Гуайта в интервью «Благовест-инфо».

Однако сейчас проблема усугубляется и недопониманием в среде самих армян. По словам Дж.Гуайты, в их среде, особенно в диаспоре, можно встретиться с мнением, что «монофизитство» особым образом связано с идентичностью Армянской Церкви. «Некоторые армянские священники опасаются, что если сказать: мы абсолютно единой веры с русскими, то это приведет к полной ассимиляции. Чтобы этого избежать,  лучше так представить вопрос, что мы, конечно, не монофизты, но все-таки немножко отличаемся». Историк считает такую позицию «большой ошибкой», вызванной «этно-политическими причинами».Учитывая, что армянская диаспора всегда концентрировалась вокруг Церкви, в советское время, когда в России армянских храмов практически не было, не говоря о школах, угроза ассимиляции была вполне реальной и актуальна до сих пор. «Церковь для армян уже полторы тысячи лет так прочно связана с культурой, с языком, что армянину, конечно,  целесообразнее посещать армянскую церковь», -- говорит Дж.Гуайта. Но он не советует армянам настаивать на том,  «что наша вера настолько отличается от веры православных» – это только разъединяет верующих во Христа.

«Я думаю, что в Эчмиадзине это понимают», -- отметил итальянский исследователь.  «Армянская Церковь должна объяснить прежде всего своей пастве: «Мы православные» и не стесняться сказать это перед всеми православными Церквами», -- заключил он.
Юлия Зайцева




Скачать 58.09 Kb.
Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2019
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты