Домой

Содержание раздел Актуальные проблемы права Барков А. В. Социальная услуга как объект рыночных правоотношений Блинков О. Е. Общее и местное наследственное право в дореволюционной России (исторический очерк)




НазваниеСодержание раздел Актуальные проблемы права Барков А. В. Социальная услуга как объект рыночных правоотношений Блинков О. Е. Общее и местное наследственное право в дореволюционной России (исторический очерк)
страница8/13
Дата17.02.2013
Размер2.99 Mb.
ТипИсторический очерк
Некоторые проблемы принятия наследства при наследовании прав на участие в коммерческих организациях
Проблемы унификации нормативного регулирования кредитных кооперативов
Р.С. Смирнов
Подобные работы:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

^ НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИНЯТИЯ НАСЛЕДСТВА ПРИ НАСЛЕДОВАНИИ ПРАВ НА УЧАСТИЕ В КОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЯХ


Настоящая работа входит в цикл статей, посвященных проблемам наследования бизнеса в России. Данная тема, к сожалению, не получила должной разработки и внимания в России по сравнению с регулированием, установленным в развитых странах. Тем не менее, судя по многочисленным рейтингам, российские граждане в состоянии заниматься бизнесом не менее успешно, чем их зарубежные коллеги, и, как это ни прискорбно, также подвержены смерти, как и все остальные. При этом как всегда основным интересом наследодателя является передача своего имущества наследникам в полном соответствии с его волей, а задачей государства – контроль над соблюдением данного права наследодателя. В предыдущих своих работах мы освещали проблемы определения наследственной массы при наследовании бизнеса, а также проблемы принятия к наследованию предприятия как отдельного объекта гражданских прав. Мы упоминали ранее, что в состав бизнеса, как наследственной массы, может входить не только так называемое «предприятие на ходу», но и права на участие в различного рода организациях, в первую очередь коммерческих организациях. Данные права могут не входить в состав предприятия как объекта гражданских прав, но могут представлять собой значительную часть бизнеса наследодателя.

В первую очередь мы относим к таким правам доли (паи) в обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью, производственных кооперативах и хозяйственных товариществах. Кроме того, речь идет об акциях акционерных обществ, которые согласно закону являются вещами, несмотря на то, что не выражены в материальной форме (бумажной или электронной).1 Как и доли (паи) хозяйственных товариществ, обществ и кооперативов, акции в России представляют собой лишь запись в соответствующем реестре – акционеров, участников, товарищей или едином государственном реестре юридических лиц.

По общему правилу вышеперечисленные объекты предоставляют их владельцам права на получение части прибыли в соответствующей организации, на участие в ее управлении и на часть имущества, остающегося после ее ликвидации, а также налагают обязанности в соответствии с законом и учредительными документами соответствующих организаций (сохранение конфиденциальной информации, внесение вкладов и др.). Таким образом, по сути, данные объекты представляют собой обязательства, а не вещи. Об этом же косвенно говорит и п.2 ст.48 Гражданского Кодекса Российской Федерации1 (далее – ГК РФ) - участники хозяйственных товариществ и обществ, а также производственных кооперативов обладают в их отношении обязательственными правами.

Несмотря на различное толкование, данное законом в отношении долей (паев) и акций, они предоставляют их владельцам одинаковые по своей сущности правомочия и возлагают сходные обязанности. В связи с этим представляется, что подход к наследованию данных объектов должен быть единый. А так как передача прав и обязанностей должна происходить в порядке, предусмотренном законом, то к отношениям по их наследованию должны быть применимы правила предусмотренные гл.24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве. Соответственно, переход прав на вышеперечисленные объекты может происходить только с согласия кредитора – соответствующей организации и/или других ее участников (ст.391 ГК РФ). Представляется, что данная идея является логичной, поскольку личность совладельца бизнеса является существенной для всех его участников (владельцев). В силу этого, для других участников организации, «владеющих» ею совместно с наследодателем, возможность дачи согласия (отказа) на передачу доли (пая, акций) наследникам является обоснованной как в силу закона, так и их коммерческих интересов.

Данная идея работает в отношении наследования долей в обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью, товариществах и производственных кооперативах, но не в отношении акций акционерных обществ.

Согласно п.1 ст.1176 ГК РФ в состав наследства участника полного товарищества или полного товарища в товариществе на вере, участника общества с ограниченной или с дополнительной ответственностью, члена производственного кооператива входит доля (пай) этого участника (члена) в складочном (уставном) капитале (имуществе) соответствующего товарищества, общества или кооператива.

При этом в случае если законом или учредительными документами хозяйственного товарищества или общества, либо производственного кооператива для вступления наследника в хозяйственное товарищество или производственный кооператив либо для перехода к наследнику доли в уставном капитале хозяйственного общества требуется согласие остальных участников товарищества или общества либо членов кооператива и в таком согласии наследнику отказано, он вправе получить от хозяйственного товарищества или общества либо производственного кооператива действительную стоимость унаследованной доли (пая) либо соответствующую ей часть имущества в порядке, предусмотренном применительно к указанному случаю правилами настоящего Кодекса, других законов или учредительными документами соответствующего юридического лица.

Так, в соответствии с п.7 ст.21 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»1 (далее – «Закон об «ООО») доли в уставном капитале общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью переходят к наследникам граждан, если уставом не предусмотрено, что такой переход осуществляется с согласия других участников.

Уставом общества может быть предусмотрено, что переход доли к наследниками участника общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью допускается только с согласия остальных участников общества. С целью получения такого согласия наследнику необходимо обратиться к участникам такого общества. Соответственно, согласие считается полученным, если в течение тридцати дней с момента обращения к участникам общества или в течение иного определенного уставом общества срока получено письменное согласие всех участников общества или не получено письменного отказа в согласии ни от одного из участников общества.

До принятия наследником умершего участника общества наследства права умершего участника общества осуществляются, а его обязанности исполняются лицом, указанным в завещании, а при отсутствии такого лица управляющим, назначенным нотариусом.

В случае же отказа в передаче доли участника его наследникам общество обязано выплатить им действительную стоимость доли, которая определяется на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дню обращения наследника общества с таким требованием, или с согласия наследника выдать ему в натуре имущество такой же стоимости.

На практике последнее положение может быть исполнено не в полном соответствии с правами и интересами наследника или не исполнено вовсе. Так, согласно абз.2 п.3 ст.26 Закона «Об ООО» действительная стоимость доли участника общества выплачивается за счет разницы между стоимостью чистых активов общества и размером уставного капитала общества. В случае, если такой разницы недостаточно для выплаты участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительной стоимости его доли, общество обязано уменьшить свой уставный капитал на недостающую сумму. При этом согласно со смыслом указанного положения закона и устоявшейся арбитражной практикой в случае, если такая разница будет отрицательной, то выплата действительной стоимости доли участника не производится.2 На практике это может означать то, что недобросовестные участники общества в целях вытеснения наследников умершего участника, а равным образом для невыплаты действительной стоимости завещанной доли могут искусственно занизить стоимость чистых активов или свезти ее к нулю. При этом, необходимо отметить, что процесс доказывания недобросовестных действий других участников является весьма сложным, в том числе в связи с действующей арбитражной практикой и позицией, выраженной Конституционным Судом РФ. Так последние рассматривают процедуру выплаты действительной стоимости доли в связи с природой деятельности коммерческих организаций, которая носит рисковый характер (ст.2 ГК РФ). Соответственно, в случае если по итогам соответствующего отчетного периода показатели организации «уйдут в минус», то лицо, претендующее на выплату действительной стоимости не вправе требовать компенсации в размере, соответствующем положительным итогам такой деятельности.

Аналогичного рода регулирование предусмотрено в отношении хозяйственных товариществ и производственных кооперативов. Согласно п.2 ст.78 ГК РФ в случае смерти участника полного товарищества его наследник может вступить в полное товарищество лишь с согласия других участников. При этом причитающаяся выбывающему участнику часть имущества товарищества или ее стоимость определяется по балансу, составляемому, на момент смерти наследодателя. Последнее положение сужает поле для злоупотребления со стороны недобросовестных товарищей, однако не исключает описанных эксцессов полностью.

При этом необходимо помнить, что в соответствии с природой прав и обязанностей полного товарища наследник участника полного товарищества несет ответственность по обязательствам товарищества перед третьими лицами, в пределах перешедшего к нему имущества выбывшего участника товарищества.

Также обстоит дело и с участием в производственных кооперативах. Согласно с п.3 ст.7 Федерального закона от 08.05.1996 № 41-ФЗ «О производственных кооперативах» в случае смерти члена кооператива его наследники могут быть приняты в члены кооператива, если иное не предусмотрено уставом кооператива. В противном случае кооператив выплачивает наследникам стоимость пая умершего члена кооператива, причитающиеся ему заработную плату, премии и доплаты.1

Следует отметить, что в ситуации с хозяйственными товариществами и производственными кооперативами ситуация описанная в отношении с выплатой действительной стоимости доли может быть предотвращена при помощи внедрения превентивных норм в учредительные документы данных организаций, которые бы обеспечивали интересы наследников. К примеру, участники могли бы закрепить твердые суммы выплат, либо гарантии по выплатам со стороны других участников (товарищей), что невозможно сделать в силу закона в обществах с ограниченной ответственностью.

Иная ситуация обстоит с наследниками, претендующими на акции в акционерных обществах. В соответствии с п.3 ст.1176 ГК РФ в состав наследства участника акционерного общества входят принадлежавшие ему акции. Наследники, к которым перешли эти акции, становятся участниками акционерного общества. Несмотря на гарантии, предоставленные наследникам умершего акционера, вызывает вопросы подход законодателя, выбранный в отношении данной категории объектов. Так, если речь идет о закрытых акционерных обществах, то, по сути, другие акционеры обладают теми же интересами в отношении перехода акций к наследникам, как и участники общества с ограниченной ответственностью, поскольку смысл закрытого характера общества состоит, в том числе, в том, чтобы акционеры могли контролировать кто кроме них получает право на управление обществом. Тем не менее, преимущественное право на выкуп продаваемых акций в закрытом акционерном обществе не предусматривает дачу согласия на переход акций к наследникам умершего акционера. В силу доводов о природе акций как объектов гражданских прав и сути закрытого характера акционерного общества считаем данных подход законодателя несправедливым по отношению к другим акционерам закрытого акционерного общества.

Вышеперечисленные недостатки можно попытаться нивелироваться следующими путями:

  1. путем изменения места жительства наследодателя, поскольку к отношениям наследования по общему правилу применяется право страны, где наследодатель имел последнее место жительства (п.1 ст.1224 ГК РФ);

  2. путем составления завещания в стране, чье законодательство предусматривает регулирование, отличное от российского (п.2 ст.1224 ГК РФ). Так завещание не может быть признано недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания.

Стоит сделать оговорку, что оба данных варианта не являются бесспорными в силу положений императивных норм российского законодательства. Соответственно, в случае если положения завещания или последствия его исполнения будут противоречить обязательным предписаниям, действующим в России (нормы публичного порядка), то согласно ст.1192, 1193 ГК РФ такие положения могут быть признаны недействительными в России, а российские суды могут отказать в их принудительном исполнении.

В связи с этим представляется необходимым внесение изменений в действующее российское законодательство с целью обеспечения интересов наследников и имплементации единого подхода к наследованию объектов, являющихся, по сути, однородными. К числу таких изменений может относиться введение фикции об обязательственной природе ценных бумаг и применении к ним соответствующих правил при наследовании вышеназванных объектов (необходимость получение согласия других совладельцев бизнеса), а также введение законодательных гарантий интересов наследников, которые бы обеспечили невозможность размывание причитающихся им прав на управление либо уменьшения денежной компенсации.

Отметим, что в настоящей работе отмечены лишь некоторые аспекты наследования прав, вытекающих из участия в коммерческих организациях. Тем не менее, мы надеемся, что приведенные в настоящей работе идеи послужат вкладом в дискуссию о совершенствовании российского законодательства и обеспечении интересов участников гражданских правоотношений.


М.В. Мамута*


^ ПРОБЛЕМЫ УНИФИКАЦИИ НОРМАТИВНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ КРЕДИТНЫХ КООПЕРАТИВОВ


В силу многих факторов, в том числе и необходимости ответа на вызовы мирового финансового кризиса, 2009 год стал своего рода благоприятным «окном» для развития активных процессов в области совершенствования законодательства в сфере микрофинансирования и кредитной кооперации. Принятие Федерального закона от 18.07.09 № 190-ФЗ «О кредитной кооперации»1 стало важнейшим этапом в процессе формирования единой правовой базы для развития кредитной кооперации.

Закон обеспечивает однозначное толкование широко применяемых в сфере кредитной кооперации экономических понятий, таких, как финансовая взаимопомощь, паевой взнос, паевой фонд, паенакопление и т.п., определяет необходимые требования к учредительным документам кредитных кооперативов, определяет порядок формирования имущества кооператива и распределения его дохода, порядок несения кредитным кооперативом имущественной ответственности, структуру органов управления и контроля, их компетенцию, определяет условия реорганизации и ликвидации кредитных кооперативов, обеспечивает защиту интересов их членов.

В Законе закреплены основные принципы кооперативного движения, в том числе, принцип добровольности вступления и выхода из кооператива, принцип самоуправляемости, обеспечиваемый участием членов кредитного кооператива в его управлении, принцип равенства прав членов кооператива при принятии решений органами кредитного кооператива, принцип равенства доступа членов кооператива к его услугам и т.д.

В целях обеспечения финансовой устойчивости кредитных кооперативов и защиты интересов их членов в Законе о кредитной кооперации реализована концепция государственного регулирования и надзора в данном секторе финансово-кредитного рынка. Нормы о государственном регулировании и саморегулировании сферы кредитной кооперации стали важнейшей частью Закона.

В соответствии с Законом о кредитной кооперации, функцией государственного регулирования отношений в сфере кредитной кооперации наделяется федеральный орган исполнительной власти, определяемый Правительством Российской Федерации, уполномоченный на осуществление функций по выработке государственной политики, нормативно–правовому регулированию, в сфере банковской деятельности, контролю и надзору в сфере кредитной кооперации.

Помимо государственного регулирования, законом предусмотрено введение института саморегулирования сферы кредитной кооперации. Членство в саморегулируемой организации стало обязательным для всех кооперативов, за исключением кооперативов второго уровня. Важнейшей функцией саморегулируемой организации кредитных кооперативов является установление механизма обеспечения ответственности ее членов. В этой связи в целях обеспечения имущественной ответственности членов саморегулируемой организации по обязательствам перед членами (пайщиками) Законом предусматривается формирование саморегулируемыми организациями кредитных кооперативов компенсационного фонда (статьи 39, 40).

В соответствии с частью 1 статьи 7 Закона, кредитные кооперативы могут создаваться и осуществлять свою деятельность в виде кредитных кооперативов, членами которых могут являться юридические и физические лица, кредитных потребительских кооперативов граждан, а также кредитных кооперативов второго уровня.

Примечательно, что закон предусматривает не только определение понятия «кредитный кооператив», но и вводит определение «деятельности кредитного кооператива». Так, согласно части 1 статьи 3 Закона «деятельность кредитного кооператива состоит в организации финансовой взаимопомощи членов кредитного кооператива (пайщиков) посредством:

1) объединения паенакоплений (паев) и привлечения денежных средств членов кредитного кооператива (пайщиков) и иных денежных средств в порядке, определенном настоящим Федеральным законом, иными федеральными законами и уставом кредитного кооператива;

2) размещения указанных в пункте 1 настоящей части денежных средств путем предоставления займов членам кредитного кооператива (пайщикам) для удовлетворения их финансовых потребностей».

В то же время, частью 6 статьи 7 Закона предусмотрено положение, согласно которому наименование потребительского кооператива, осуществляющего деятельность, предусмотренную частью 1 статьи 3 Закона, должно содержать словосочетание «кредитный потребительский кооператив». Таким образом, подразумевается, что любой потребительский кооператив, осуществляющий предусмотренную Законом о кредитной кооперации деятельность, попадает в сферу его правового регулирования. Исключение составляют сельскохозяйственные кредитные потребительские кооперативы, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 1 Закона его действие не распространяется на сельскохозяйственные кредитные потребительские кооперативы и их объединения.

Правовые и экономические основы создания и деятельности сельскохозяйственных кредитных потребительских кооперативов определяются Федеральным законом от 08.12.1995 N 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации»1. В соответствии со статьей 1 данного закона сельскохозяйственный кооператив – это организация, созданная сельскохозяйственными товаропроизводителями и (или) ведущими личные подсобные хозяйства гражданами на основе добровольного членства для совместной производственной или иной хозяйственной деятельности, основанной на объединении их имущественных паевых взносов в целях удовлетворения материальных и иных потребностей членов кооператива. Сельскохозяйственный кооператив может быть создан в форме сельскохозяйственного производственного кооператива или сельскохозяйственного потребительского кооператива. Федеральный закон «О сельскохозяйственной кооперации» определяет порядок создания и осуществления деятельности сельскохозяйственных кооперативов, структуру органов управления, порядок приема и выхода членов кооператива, их права и обязанности, порядок формирования и использования имущества сельскохозяйственных кооперативов, и, наконец, систему государственного регулирования и саморегулирования сельскохозяйственной кооперации.

В соответствии с частью 8 статьи 3 Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации», порядок создания кредитного потребительского кооператива в целях выдачи займов членам данного кооператива и сбережения их денежных средств, порядок деятельности кредитного потребительского кооператива, права и обязанности членов кредитного потребительского кооператива определяются указанным Федеральным законом. Таким образом, все положения Закона о сельскохозяйственной кооперации распространяются и на кредитные потребительские кооперативы, попадающие под определение «сельскохозяйственный кооператив». Следует отменить, что функция государственного регулирования в сфере сельскохозяйственной кооперации и, соответственно, государственного регулирования сельскохозяйственных кредитных потребительских кооперативов в настоящее время закреплена за Министерством сельского хозяйства РФ.

Статьей 40.1 Закона о сельскохозяйственной кооперации определяются некоторые особенности деятельности сельскохозяйственных кредитных потребительских кооперативов, устанавливаются требования к содержанию устава и некоторые ограничения деятельности сельскохозяйственных кредитных потребительских кооперативов.

Следует обратить внимание на то, что соответствии с положением части 2 статьи 13 Закона о сельскохозяйственной кооперации в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 11.06.2003 N 73-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О сельскохозяйственной кооперации"», членами потребительского кооператива могли быть только граждане Российской Федерации и иностранные граждане и (или) юридические лица - сельскохозяйственные товаропроизводители, признающие устав потребительского кооператива и участвующие в его хозяйственной деятельности.

Однако принятые в последние несколько лет федеральные законы, внесшие изменения в Федеральный закон «О сельскохозяйственной кооперации», существенно расширили круг лиц, имеющих право на вступление в сельскохозяйственный кооператив. Так, в соответствии с положениями части 2 статьи 13 Закона о сельскохозяйственной кооперации в редакции Федерального закона от 11.06.2003 № 73-ФЗ членами потребительского кооператива могут быть признающие устав потребительского кооператива, принимающие участие в его хозяйственной деятельности и являющиеся сельскохозяйственными товаропроизводителями граждане и (или) юридические лица, а также граждане, ведущие личное подсобное хозяйство, граждане, являющиеся членами или работниками сельскохозяйственных организаций и (или) крестьянских (фермерских) хозяйств, граждане, занимающиеся садоводством, огородничеством или животноводством.

Отметим также, что закон не ограничивает круг лиц, которые могут быть членами сельскохозяйственного потребительского кооператива, только жителями сельских поселений, т.е. членами кооператива могут быть и жители городов – граждане, ведущие личное подсобное хозяйство, занимающиеся садоводством, огородничеством или животноводством и т.д.

Следует обратить внимание на нормы Федерального закона от 07.07.2003 № 112-ФЗ «О личном подсобном хозяйстве»1. Данный закон определяет личное подсобное хозяйство как форму непредпринимательской деятельности по производству и переработке сельскохозяйственной продукции в целях удовлетворения личных потребностей на предоставленном и (или) приобретенном для ведения личного подсобного хозяйства земельном участке (статья 2). Земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, для ведения личного подсобного хозяйства могут быть предоставлены как гражданам, которые зарегистрированы по месту постоянного проживания в сельских поселениях так и, при наличии свободных земельных участков, гражданам, которые зарегистрированы по месту постоянного проживания в городских поселениях. Регистрация личного подсобного хозяйства не требуется. Таким образом, в связи с тем, что продукция личного подсобного хозяйства используется для личных нужд и соответственно, не может быть учтена, факт ведения личного подсобного хозяйства может быть подтвержден лишь фактом владения земельным участком, предназначенным для ведения такого хозяйства.

Следует отменить, что в законодательстве имеются иные прецеденты признания граждан, ведущих личное подсобное хозяйство, сельскохозяйственными товаропроизводителями. В частности, в соответствии с п. 1, 2 статьи 3 Федерального закона от 29.12.2006 N 264-ФЗ "О развитии сельского хозяйства"1, для целей данного Федерального закона сельскохозяйственными товаропроизводителями признаются граждане, ведущие личное подсобное хозяйство в соответствии с Федеральным законом от 07.07.2003 N 112-ФЗ "О личном подсобном хозяйстве"; сельскохозяйственные потребительские кооперативы (перерабатывающие, сбытовые (торговые), обслуживающие (в том числе кредитные), снабженческие, заготовительные), созданные в соответствии с Федеральным законом от 08.12.95 N 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации"; крестьянские (фермерские) хозяйства в соответствии с Федеральным законом от 11.06.2003 N 74-ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве"2.

Таким образом, в связи с существенным расширением понятия «сельскохозяйственный товаропроизводитель» в нормах законодательства о сельскохозяйственной кооперации и развитии сельского хозяйства, на основании Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации» возможно создание кредитных потребительских кооперативов, членами которых могут быть лица, не имеющие прямого отношения к сельскохозяйственному производству. Членами таких кредитных кооперативов могут быть, например, практически все жители малых городов, районных центров и иных подобных поселений – поскольку все они, как правило, являются домовладельцами и владельцами земельных участков. Следовательно, при определенных условиях (например, как в небольшом городе, где большая часть жителей или ведет личное подсобное хозяйство или является собственниками садовых участков) имеется возможность создавать одними и теми же лицами кредитные потребительские кооперативы на основании различных законов, предполагающих принципиально разные модели государственного регулирования и саморегулирования (Закона о сельскохозяйственной кооперации или Закона о кредитной кооперации).

По мнению автора, рассмотренные изменения, внесенные в Закон о сельскохозяйственной кооперации, изначально ограничивавший состав членов сельскохозяйственного кооператива сельскохозяйственными товаропроизводителями, сделали этот состав неопределенным, размыли критерии членства в сельскохозяйственном кооперативе и, соответственно, критерии отнесения кредитного потребительского кооператива к сельскохозяйственным кредитным потребительским кооперативам. В связи с чем, в настоящее время законодательство не только предусматривает две различные модели регулирования в сфере кредитной кооперации в зависимости от состава членов кредитного кооператива (для сельскохозяйственных кредитных кооперативов и всех остальных), но и предоставляет возможность создавать кредитные кооперативы с одинаковым составом членов на основании разных законов.

Анализ положений статьи 40.1 «Особенности деятельности кредитных кооперативов» Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации» и сравнение их с аналогичными положениями Федерального закона «О кредитной кооперации» позволил автору сделать вывод об отсутствии принципиальных различий между этими положениями.

Большинство положений Федерального закона «О кредитной кооперации» универсально для любых видов кредитных кооперативов. Более того, положения о принципах и порядке осуществления деятельности, порядке создания, реорганизации и ликвидации, структуре и компетенции органов управления и контроля, порядке формирования и использования имущества, о государственном регулировании и саморегулировании и иные базовые положения не могут быть различны для организаций, осуществляющих одну и ту же деятельность в одной и той же организационно-правовой форме и зависеть от состава и вида деятельности членов (участников, акционеров) организации. В тоже время некоторые особенности состава членов организации могут быть учтены в специальных нормах. Например, в Федеральном законе «О кредитной кооперации» предусмотрены нормы об особенностях правового положения отдельных видов кредитных кооперативов – кредитных кооперативов, членами которых являются физические лица, в том числе кредитных потребительских кооперативов граждан, а также кредитных кооперативов второго уровня. В частности, главой 7 «Особенности деятельности кредитных потребительских кооперативов, членами которых являются физические лица» установлены особенности привлечения денежных средств физических лиц – членов кредитного кооператива, предусматривающие введение специального договора передачи личных сбережений физических лиц; особенности бухгалтерского учета, отчетности и имущественной ответственности кредитных кооперативов, членами которых являются физические лица, в соответствии с которыми бухгалтерский учет и финансовая (бухгалтерская) отчетность кредитного кооператива подлежит ежегодной обязательной аудиторской проверке, если число физических лиц, являющихся его членами, превышает две тысячи; особенности имущественной ответственности таких кредитных кооперативов, накладывающие ограничения на обращение взыскания на денежные средства и иное имущество кредитного кооператива в части, соответствующей сумме основных обязательств кредитного кооператива по договорам передачи личных сбережений. Все эти положения обеспечивают дополнительную защиту прав и интересов физических лиц, являющихся членами кредитных кооперативов.

Особенности и риски, связанные с сельскохозяйственным производством, обусловливают специфику кредитования сельскохозяйственных товаропроизводителей. Не вызывает сомнений, что сельскохозяйственные кредитные кооперативы должны быть выделены в качестве самостоятельного объекта регулирования, прежде всего, в связи с необходимостью государственной поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей и их объединений, в том числе, объединений в форме сельскохозяйственных кредитных потребительских кооперативов. Так, деятельность сельскохозяйственных кредитных кооперативов в настоящее время финансируется в рамках Государственной программы поддержки АПК, о сельскохозяйственных кредитных потребительских кооперативах упоминается в положениях Федерального закона от 29.12.2006 N 264-ФЗ «О развитии сельского хозяйства», например, в статье 11 «Государственная поддержка кредитования сельскохозяйственных товаропроизводителей», Постановлениях Правительства РФ, Приказах Министерства сельского хозяйства РФ и иных нормативных актах, что подтверждает необходимость выделения сельскохозяйственных кредитных потребительских кооперативов как объекта регулирования.

Однако, в связи с однородностью юридической природы и характера общественных отношений в сфере кредитной кооперации, по мнению автора, необходимо унифицировать нормативно-правовое регулирование в данной сфере, распространив действие Федерального закона «О кредитной кооперации» и на сельскохозяйственные кредитные кооперативы.

Некоторые особенности правового положения кредитных кооперативов, членами которых являются сельскохозяйственные товаропроизводители, также могут быть предусмотрены специальными нормами Федерального закона «О кредитной кооперации» или установлены непосредственно в Федеральном законе «О сельскохозяйственной кооперации».

На наш взгляд, нераспространение Федерального закона «О кредитной кооперации» на сельскохозяйственные кредитные потребительские кооперативы, деятельность которых не имеет юридически значимых отличий от деятельности иных кредитных потребительских кооперативов, противоречит принципу единообразия правового регулирования однородных общественных отношений. Сохранение отраслевого, узковедомственного регулирования кредитных кооперативов, членами которых являются сельхозтоваропроизводители, может привести к сдерживанию развития как данного вида кредитных кооперативов так и системы кредитной кооперации в целом.


^ Р.С. Смирнов

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2019
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты