Домой

С. Я. Бугаева. Устав о службе: к истории формирования профессий в России > С. Я. Бугаева




Скачать 125.5 Kb.
НазваниеС. Я. Бугаева. Устав о службе: к истории формирования профессий в России > С. Я. Бугаева
Дата15.02.2013
Размер125.5 Kb.
ТипДокументы
Содержание
Права по образованию
Правовое положение выпускников учебных заведенийво второй половине ХIХ в.
Абрамов Р.Н.
Ульянова Г.Н.
Подобные работы:



С. Я. Бугаева. Устав о службе: к истории формирования профессий в России

С. Я. Бугаева

УСТАВ О СЛУЖБЕ:
К ИСТОРИИ ФОРМИРОВАНИЯ
ПРОФЕССИЙ В РОССИИ

Профессии в России начали развиваться на этапе доиндустриальной модернизации, когда в европейских странах уже обозначились две основные модели развития образования и профессии — континентальная и англосаксонская. В континентальной системе ключевую роль в формировании профессий играли университеты – основные поставщики чиновников для государственного аппарата. Частная практика специалистов играла вспомогательную роль. В англосаксонской модели типичным путем становления профессии было образование монопольной группы, действовавшей на рынке услуг, без особого вмешательства государства1. Первыми выделялись профессии на основе обособления умственного труда в социальной сфере, управлении, защиты от врагов, затем – в технологической области.

В социологии существуют два основных подхода к пониманию профессии: в соответствии с первым это совокупность специальных трудовых навыков, приобретенных школьным или практическим путем, некая таксонометрическая единица конкретной деятельности внутри производства, выделившаяся в процессе разделения труда; второй подход вводит различие между понятиями «трудовое занятие» и «профессия»; под профессией понимается род деятельности, требующей высокого уровня специальных знаний и подготовки. На наш взгляд, второй подход более историчен и позволяет проследить, как и когда традиционное трудовое занятие, чаще всего сословного характера, превращается в профессию, требующую научных знаний.


© С. Я. Бугаева, 2008
Российское правительство начало форсировать развитие профессий в 1-й половине ХIХ в. Школьные реформы начала ХIХ в. стали базой для возникновения относительно массовых профессий, дававших людям возможность получить новый правовой статус. В отношении власти к той или иной профессии отражали степень государственного признания ее важности и социальной привлекательности, а также потребности общества.

В нашей литературе хорошо изучена школьная политика, состав, численность, положение отдельных групп специалистов в рамках проблемы формирования интеллигенции2, но процесс и особенности профессионализации российского общества в ХIХ – начале ХХ в. пока не стал предметом специального анализа. Некоторые работы зарубежных исследователей по этой теме проанализированы в рецензиях Г. Н. Ульяновой3.

В нашей статье предпринимается попытка проследить изменения правового регулирования по материалам различных изданий Устава о службе по определению от правительства. Он был помещен в первой книге 3-го тома Свода законов Российской империи и официально издавался в 1832, 1842, 1857, 1896 гг. Неофициальные издания начала ХХ в. воспроизводили издание 1896 г. с примечаниями о текущих изменениях.

Складывание большей части профессий в России было результатом законодательной деятельности правительства. Основным направлением развития законов о профессиональном труде было определение его места в системе государственной службы. Вплоть до Указа от 5 октября 1906 г., предоставившего «всем российским подданным безразлично от их происхождения, за исключением инородцев, одинаковые в отношении государственной службы права»4, власть пыталась создать некий баланс прав по образованию и прав по происхождению.

^ Права по образованию в гражданской службе складывались постепенно, начиная с Табели о рангах. Но основной комплекс законов, который ввел в государственную службу права по образованию, сложился в первой трети ХIХ в. С 1827 г. в законодательстве начали действовать три основных критерия служебной годности: 1) происхождение, 2) возраст и 3) познания. Под познаниями понималось умение не только правильно читать и писать, но и знать «основания грамматики и арифметики», а также воспитываться от 10 до 18 лет «предпочтительно в отечественных публичных заведениях или хотя бы в домах своих под надзором родителей и опекунов, но всегда в России». Испытание должно было производиться не в учебных заведениях, а «в том месте, куда поступающий на службу определиться пожелает, через секретарей и других лиц, письменными делами управляющих»5. Такие правила существовали вплоть до 1917 г. при первоначальном приеме в службу канцелярскими служителями. Производство в первый классный чин канцелярских служителей, не имевших аттестатов об окончании уездных или равных с ними учебных заведений, с 1844 г. сопровождалось экзаменом (испытанием) в особых испытательных комитетах, в гимназиях, прогимназиях, уездных или городских училищах по программе курса уездного училища (ст. 298, 299, изд. 1896 г.)

А. Градовский, анализируя организацию государственной службы в России, писал: «Условие образования играет в нашем законодательстве троякую роль: а) оно открывает доступ на службу лицам, не имеющим этого права по своему происхождению; б) оно сообщает всем лицам, получившим его, некоторые преимущества при поступлении на службу вообще и в) некоторые виды образования должны сообщать лицам, получившим его, преимущественное право занимать известные должности»6. Несмотря на то, что образование конкурировало с правами по происхождению, а высшее и среднее образование давали некоторые преимущества, «систему некоторого предпочтения», А. Градовский делал вывод о том, что «законодательство наше не знает умственного ценза», и рекомендовал: «необходимо дать условиям образования смысл не льготы, а умственного ценза, необходимого для каждого, кто желает поступить на ту или другую отрасль государственной службы»7. Но фактически уровень уездного училища и играл роль образовательного ценза в системе классных должностей в общей службе.

Устав о службе различал общую и особенную ее части. Сферы деятельности, требовавшие профессиональных знаний, относились к особенным родам службы. Законодательство о них носило относительно прагматический характер. В ведомства, где существовала учебная, ученая, медицинская, фармацевтическая, ветеринарная, горная, почтово-телеграфная части, разрешалось принимать специалистов, имевших «для того необходимые познания» независимо от происхождения и подданства. При этом перечень должностей, где были облегченными правила приема на службу по происхождению, регламентировался. Часть должностей замещалась с разрешения Сената.

Служебное законодательство стимулировало качество обучения. Выпускники учебных заведений делились, как правило, на разряды в зависимости от успехов в учебе и похвального поведения. Университетские студенты выпускались с учеными степенями студента или кандидата; выпускники Академии художеств получали звания классных или неклассных художников; медики делились на разряд для подготовки к ученым званиям и разряд, назначаемый к механическим занятиям по ветеринарной части; выпускники остальных учебных заведений делились на воспитанников 1-го и 2-го разрядов. «По мере успехов и благонравия» выпускники учебных заведений получали право на чин 14 — 9-го классов. Университетские выпускники, удостоенные степени кандидата, принимались в гражданскую службу с чином 10-го класса, а звание действительного студента давало право на чин 12-го класса. К правам университетских действительных студентов при приеме на службу приравнивались выпускники 1-го разряда духовных семинарий, выпускники Царскосельского лицея и лучшие, окончившие со званием кандидата, выпускники Нежинского училища князя Безбородко. Чин 10-го класса могли получить кандидаты университетов и лицеисты. Чин 9-го класса соответствовал ученой степени магистра, но давался и выпускникам 1-го разряда духовных академий, а также наиболее успешным выпускникам Царскосельского лицея и училища правоведения. Чин 8-го класса присваивался докторам наук. Выпускники университетов, духовных училищ, лицеев, училища высших наук князя Безбородко в Нежине, Демидовского училища в Ярославле имели право выбора всех ведомств гражданской службы (гл. 3. О принятии в службу по различию прав, предоставленных обучавшимся в разных учебных заведениях, изд. 1832 г.). В ст. 82 Устава (также изд. 1832 г.) перечислялись учебные заведения, выпускники которых предназначались для особенных родов службы: Академия художеств, медицинские, фармацевтические, ветеринарные, педагогические учебные заведения, горный кадетский корпус, лесной институт, архитектурное, межевое, землемерное, коммерческое училища, школа-мастерская при гоф-интендантской конторе, берейтерская школа. Получение классных чинов сопровождалось «обязанностью посвятить себя определенному роду службы совершенно или только на определенное число лет». Устав подробно определял условия, по которым специалист мог перейти «во все роды» гражданской службы. Как правило, это была обязанность прослужить определенное количество лет по специальности. Так, медики, получившие звания лекарей, обязаны были прослужить в военном ведомстве 6 лет; «кто по болезням или другим обстоятельствам срока сего выслужить не может, таковые ни под каким видом не увольняются вовсе от службы, а обращаются в Министерство внутренних дел для определения к местам по гражданскому ведомству» (ст. 101, изд. 1832 г.). В гражданском ведомстве лекари обязаны были отработать 8 – 10 лет. Ветеринарные помощники обязаны были в полках служить «по крайней мере 10 лет», потом переводились в губернии. Фармацевты также могли быть уволены по выслуге 10 лет. 12 лет обязаны были прослужить аптекарские и лекарские ученики врачебной школы на Аптекарском острове, а те, кто оказался неспособен получить эти звания, обязаны были прослужить 18 лет, «где надобность в них быть может». Письменно обязывались прослужить в учебных заведениях Министерства народного просвещения не менее 8 лет студенты Главного педагогического института, 10 лет — выпускники Горного кадетского корпуса, землемерного, коммерческого училища, 6 лет – выпускники межевого училища и берейтерской школы и т. д. Право на общую гражданскую службу рассматривалось как льгота, которую нужно заслужить работой по специальности в течение ряда лет. Очевидно, что закрепление выпускников учебных заведений в профессии было для государства определенной проблемой.

В 1834 г. в соответствии с Положением о порядке производства в чины по гражданской службе все учебные заведения делились на 3 разряда. Выпускники учебных заведений 1-го и 2-го разрядов получали преимущества при поступлении на государственную службу по образованию. Разряд школ зависел не только от программы, но и от социального состава учащихся. Сроки выслуги для повышения в чинах теперь зависели от разрядов учебных заведений. Дополнительные сословные барьеры создавались при переходе из IХ в VIII и из VI в V классы должностей в виде отдельных сроков выслуги для дворян и не дворян.

В 1856 г. ускоренное чинопроизводство в зависимости от образования было отменено. Эта мера должна была, по мнению законодателей, направить активность образованных людей не в сферу государственной службы, а в свободное предпринимательство. Однако усилия администрации и учащихся вновь образованных и преобразованных учебных заведений были по-прежнему направлены на поиски достойного вознаграждения выпускников классными чинами или правом на государственную службу. От этого зависела привлекательность учебных заведений.

В качестве примера можно привести пример с Уральским горным училищем, выпускники которого с 1863 до 1905 г. многократно ходатайствовали о возможности приобрести классный чин. До 1863 г. выпускникам присваивалось унтер-офицерское звание урядников, упраздненное в ходе отмены обязательного труда на горных заводах. Законопроект, подготовленный в Горном департаменте под названием «О правах нижних технических чинов» рассматривался в Государственном совете с 1873 по 1883 г. Первоначально предполагалось, что 6 лет работы по специальности будут давать право на получение первого классного чина. Но в конце концов было решено, что «увеличение без крайней необходимости числа лиц, пользующихся правами государственной службы, не согласно с видами правительства»8. Лишь присвоение училищу статуса среднетехнического учебного заведения в 1905 г. открыло перед выпускниками возможность государственной службы и получения чинов.

Во второй половине ХIХ – начале ХХ в., несмотря на озабоченность правительства привлечением «большей части умственных сил общества на правительственную службу», глава Устава о службе «О принятии на службу по образованию» существенно расширилась за счет включения в нее значительного количества статей об учебных заведениях разных ведомств. Правовой статус высших учебных заведений был в значительной степени унифицирован. Основное различие зависело от того, для какого рода службы — обшей или особенной – готовились специалисты. Выпускники большинства учебных заведений закреплялись за соответствующими ведомствами сроком на 5 – 6 лет после окончания, а затем специалистам предоставлялись права и на общую государственную службу (см. таблицу). Устав о службе гражданской к концу ХIХ в. на одну треть был посвящен выпускникам учебных заведений и служащим особенных родов службы.


^ Правовое положение выпускников учебных заведений
во второй половине ХIХ в.


Учебное

заведение

Право на чин

Срок
обязательной
службы

Примечание

С дипломом 1-ой

степени

С дипломом 2-ой

степени

Университеты

Х

ХII

Для казенных стипендиатов медиц. ф-тов – 1,5 года за 1 год получения стипендии; для стипендиатов ф-та восточных языков 6 лет




Лицеи

IХ или Х по В. утвеждению

ХII

Для стипендиатов 6 лет, для своекоштных – 4 года




Духовные

академии

Х

ХII

1,5 года за 1 год стипендии по духовно- учебной службе




Технические и специальные

институты

Х

ХII

1,5 года за 1 год получения стипендии. (Институт путей сообщения, электротехнический, ветеринарный)

1 год за год получения стипендии для прочих институтов

Утверждение в чинах только при поступлении на штатные места в гос. службе. Списки штатных должностей утверждались через
Сенат для выпускников С.-Петербургского технологического, Рижского политехнического, Московского сельхоз. институтов

Академия

художеств

Х







При занятии специально художест­венных должностей

Училище

живописи,

ваяния и зодчества

ХII

на гос.

службе

ХIV

вне гос. службы







Училище

правоведения

IХ или Х

По В. утверждению

ХII

Для стипендиатов — 6 лет, для своекоштных — 4 года

Срок обязательной службы мог быть зачтен по разным министерствам, но воспитанникам из Войска Донского

только по Министерству юстиции — на территории области Войска Донского



Историко-филологические

институты

Х

ХII

Для стипендиатов — 6 лет

Закреплялись за министерством народного просвещения

Источник: Устав о службе по определению от правительства // Свод законов Российской империи. Т. 3. Свод уставов о службе гражданской. СПб., 1896


Выпускники столичных вузов, поступившие с окраинных территорий и получавшие стипендии, обязаны были отработать на своей малой родине. Так, казеннокоштные выпускники сибирских, Уфимской, Астраханской и Пермской гимназий, получавшие стипендии в университете, должны были прослужить 8 лет. Не менее 6 лет должны были прослужить на Кавказе кавказские воспитанники, обучавшиеся за счет казны в высших и специальных учебных заведениях. На территории области Войска Донского на 6 лет закреплялись выпускники Училища правоведения.

Законодательством создавалась иерархическая система профессий, где основной льготой была возможность более скорого перехода в общую государственную службу с более высоким чином. Очевидно, что основные усилия власти были направлены на воспроизведение континентальной модели профессий, основным приоритетом которой было укрепление государственного аппарата. Однако российское общество в процессе профессионализации было не только объектом инициатив власти, но и выступало его активным участником. В обществе сложилась своя шкала престижности профессиональной деятельности: ценилась не близость к чиновничеству, а возможность общественного служения. Ряд профессий формировался без содействия и даже при усиленном противодействии государства. Это были прежде всего профессии литераторов и политиков. Становление профессии публичного политика происходило в столь ожесточенной борьбе, что породило такой феномен, как российская интеллигенция.

1 См.: ^ Абрамов Р.Н. Профессиональный комплекс в социальной структуре общества
(по Т. Парсонсу) // СоцИс. 2005. № 1. С. 55—62

2 См.: Актуальные проблемы историографии отечественной интеллигенции. Иваново. 1996; Интеллигенция, провинция, Отечество: проблемы истории, культуры, политики. Иваново. 1996; Некоторые современные вопросы анализа российской интеллигенции. Иваново. 1997; Интеллигенция России и Запада в ХХ – ХХ1 вв.: поиск, выбор и реализация путей общественного развития. Екатеринбург. 2004

3 См.: ^ Ульянова Г.Н. [Рецензия] //Отеч. история. 1997. № 4. Рец. на кн.: Руан Кристиан. Профессионализация городских учителей в России, 1860 – 1914: гендерный и социальный аспекты. Питтсбург, 1994; Она же. [Рец.] Исчезнувший средний класс: Профессиональные группы в российской истории // Вопр. истории. 1999. № 2.

4 Свод законов Российской империи… СПб., 1913 (примеч. к ст. 3).

5 ПСЗ – 2. СПб., 1831. № 4364; Свод законов Российской империи. СПб.. 1896. Т. 3. Ст. 15—18.

6 Градовский А. Начала русского государственного права. СПб., 1881. Т.2, вып. 2. С. 62—63.

7 Там же.

8 См.: Дашкевич Л.А., Бугаева С.Я. Техническая интеллигенция горнозаводского Урала, ХIХ век. Екатеринбург. 1997. С. 144—145.


Скачать 125.5 Kb.
Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2019
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты