Домой

Зоркальцев Виктор Ильич Духовное единство




НазваниеЗоркальцев Виктор Ильич Духовное единство
страница13/14
Дата05.02.2013
Размер3.37 Mb.
ТипДокументы
Служение человеку – высшая цель ЕМАП
Православный гуманизм и его антиподы
Нравственный путь в III тысячелетие
Подобные работы:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

^ Служение человеку – высшая цель ЕМАП47


Глубоко символично, что седьмая ежегодная сессия ЕМАП проводится за пределами Европы, на Святой Земле, чтобы таким образом отметить 2000-летие Рождества Христова.

Наша Ассамблея - сообщество парламентариев духовно близких народов. И потому вселенское празднование 2000-летия христианства - краеугольного камня духовности стран, представленных в ЕМАП, -поистине исторические событие в жизни нашей международной организации.

ЕМАП пережила в прошлом году серьезное испытание, когда НАТОвская агрессия против братской Югославии заставила дрогнуть руководителей ряда стран, посланцы которых участвовали в создании Ассамблеи. Но мы остались верными тем принципам, которые более семи лет тому назад были провозглашены в Халкидики у подножья священной для всех православных горы Афон. Об этом свидетельствует и многообразие стран, представленных на сегодняшней Конференции ЕМАП.

Мы обсуждаем тему о близости Иисуса людям, о том, что они еще могут сделать во имя любви к христианским идеям. Мы светская организация. Поэтому оставим богословам спор о том, был ли Иисус человеком или он только Бог.

Для нас важно то, что, как свидетельствует Евангелие, все 33 года своей земной жизни он провел среди людей, испил всю горечь их трудного и далекого не всегда праведного бытия. Это первый аспект обсуждения темы.

Сегодня речь пойдет о православном толковании идеи антропоцентризма. Христианская, в том числе и православная традиция, как известно исходит из признания нераздельности и в то же время неслиянности двух начал в человеке - духовной и природной.

Это особенно важно в наши дни, когда все человечество уже практически без какой-либо маскировки буквально подталкивается к бездне вселенской термоядерной катастрофы. Готовящийся выход США из системы международных соглашений о ПРО может привести к такому стремительному рывку в гонке вооружений, что все достигнутое в области ограничения этой гонки будет разрушено буквально в одночасье. И не исключено, что объектами такого разрушения могут стать в первую очередь страны нашего региона или примыкающих к нему территорий. Отсюда необходимость более тесного сплочения православных народов, всегда выступающих за мирное сотрудничество между людьми.

В своем сообщении я не буду воспроизводить оценки, которые давали и дают деяниям Христа его многочисленные последователи и почитатели. Отмечу только, что сам Иисус считал главной своей сущностью вселенскую любовь. И перед угрозой вселенской катастрофы именно такое чувство может спасти человечество, дать ему духовные силы для борьбы против злобы разрушения, становящейся все более ощутимой в различных точках Земного шара.

Мы говорим о Сыне Человеческом, а основатель Иерусалимского патриархата апостол Иаков называл Спасителя Человеком. Спор о человеческой природе Иисуса вели ранние христианские мыслители Орегон, Арий и другие, пока Никейский вселенский собор не принял в качестве догмата формулу Константина Великого о совмещении в личности Христа божественного и человеческого. Признание Спасителя личностью, наделенной божественными качествами - одна из основополагающих черт Православия, отличающая его от западного христианства, делающего, по словам российского патриарха Сергия, акцент на юридически-правовых, а не моральных аспектах в облике Сына Человеческого.

А, как известно, христианство (особенно в первые века своей истории) привлекало народные массы, прежде всего высокой нравственностью личности Христа, простотой его происхождения, полной лишений и тягот жизнью. Именно таким он был близок и понятен. Высокие абстракции тринитарной теории, учение о двух природах в одной ипостаси - все это было неизвестно (да и непонятно) рабам, ремесленникам и крестьянам Римской империи, составлявших основную массу верующих. Но зато они понимали, что христианство - это опора и для сильных, и для слабых. Любой человек может найти в нем духовную поддержку и утешение, потому что оно не отвергает человеческую сущность, не поднимается над ней.

Такое понимание и давало возможность “поднять” человека от его “тварного”, низшего состояния к вершинам духовности. "Сын Человеческий, - говорил Иисус, - не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих” (Мф. 20: 28).

Целостность, своеобразный “панморализм” (то есть оценка всех и всяческих событий, действий и процессов, как в жизни отдельного человека, так и целых народов и государств, с точки зрения, прежде всего, их моральной, нравственной составляющей) - еще одна очень характерная черта Православия. Повторим в этой связи мысль Ф.М. Достоевского о том, что, если придется выбирать между “истиной” и “Христом”, причем “Христос” для него синоним высшей моральности, то он предпочтет скорее остаться с Христом, чем с истиной. Да и Евангелие говорит, что: “Нет истины, где нет любви”.

Истина должна быть соединена с совестью, справедливостью и тогда она превращается в “правду”, категорию, отражающую соединение познания и общественной практики.

И потому основной метод познания в православной философской традиции можно было бы назвать неотделимой от духовности “интеллектуальной интуицией”. Он охватывает предмет в его целостности, дает его не как сумму свойств, а как часть общей картины мира.

Весь мир развивается под влиянием гуманистических идей христианства, особенно раннего, к которому ближе всего Православие. И хотя разные политические и социальные силы по-разному интерпретируют эти идеи, мир в целом идет тем путем, который открылся ему благодаря христианству.

С тех пор миллионы людей прошли свой путь на Голгофу. И сейчас время требует искупительного подвига от многих, в том числе и участвующих в данной конференции. Конечно, я не призываю всех идти на смерть. Но отдать свои силы, разум, опыт нашему Движению, преследующему цель сохранения тысячелетнего единства православных народов, - это святой долг перед ними, будущим православной культуры и духовности.

В богословии принято отличать культуру, обращенную к душам людей, от духовности, рожденной божественным промыслом. Но, как мы видим из свидетельств апостолов, Иисус во время своей земной жизни был человеком во всем и жил в реальной культурной среде, преобразовать которую стремился с помощью высшей духовности.

Сейчас, к сожалению, многие в мире забывают о возможности такого преобразования. Задача нашей Ассамблеи стать светочем, помогающим людям формировать у себя лучшие духовные качества. Мы на ряде наших конференциях подробно обсуждали проблемы, связанные с возрастанием общекультурной роли Православия, способного стать и становящегося преградой на пути распространения в мире глобальной сатанинской антикультуры.

Теперь мы должны претворить в жизнь выработанные идеи и, в частности, создать при ЕМАП систему гуманитарных научных и культурно-просветительных учреждений типа Института православного мира, Музея Православия, Информационно-аналитического центра международных проблем Православия и т.д. Следует также усилить наше влияние на деятельность правительственных структур и международных организаций. Сделать это, конечно, крайне нелегко. Но такая деятельность станет нашим жизненным подвигом, свидетельством того, что мы не на словах, а на деле преклоняемся перед высокими духовными идеалами человечности, которым служит наше движение.

Второй аспект освещения темы - следование Христовым заветам, воплотившим опыт и устремления миллионов людей. Остановлюсь главным образом на тех, которые определяют пути оздоровления современной международной обстановки.

Еще 10 лет тому назад в мире существовала относительная стабильность. Противостояние двух сверхдержав не могло привести к вооруженному конфликту между ними из-за примерного паритета их военной мощи. Остальные страны были готовы к действиям лишь регионального масштаба.

Теперь появились по меньшей мере еще десяток стран, способных в недалеком будущем оказывать самостоятельное, в том числе и разрушительное воздействие на систему международных отношений. Pax americana так же нереален, как и Pax sowietika в недавнем прошлом. Но США, забывая об исторических уроках, стремятся укрепить и расширить свою глобальную империю. Мы знаем, что стало с империей, погубившей Иисуса, - она была сокрушена именно народами, которых завоевывали и подавляли. Об этом не следует сегодня забывать американцам. В связи с этим важно учитывать, что Иисус как выразитель протеста обездоленных наметил пути преобразования имперских отношений в сотрудничество и духовное единство народов. Он сказал: “вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; Но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; И кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом” (Мф. 20: 25- 27).

В Нагорной проповеди говорится, что самая высокая награда ожидает миротворцев - они будут наречены сынами Божьими. Красной нитью через проповедь проходит призыв к отказу от насилия, мстительности, высокомерия, жестокости, алчности, к утверждению справедливости, доверия и взаимной любви между людьми.

Мир без насилия, без разделения на противоборствующие стороны, без подчинения менее удачливых более удачливым, пронизанный высокой духовностью, основанной на общем стремлении к справедливости и благоденствию - таковы контуры миропорядка, очерченные ранним христианством. Как говорил святой апостол Павел в “Послании к галатам”: “Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; ...” (3: 28), т.е. все должны пользоваться равными правами, выступать против гегемонии сильных и изворотливых. Или в своем “Послании к римлянам” он призывал: “Умоляю вас, братья, остерегайтесь производящих разделения и соблазны...” (16: 17). И наша Ассамблея должна активнее бороться за превращение планеты в единый бесполюсный мир свободного обитания всех землян.

Прообразом такого мира может стать содружество православных и духовно близких им народов, основы которого закладываются нашей Ассамблеей. И очень важно сохранить и упрочить наше православное духовное единство перед лицом глобальных угроз, нарастающих в различных сферах жизни всего человечества. В этой связи считал бы необходимым придать более четкие организационные рамки различным структурам ЕМАП и, в частности, подумать об издании общего печатного органа, о создании представительств ЕМАП в отдельных странах и международных организациях, сотрудничающих с нами, об усилении взаимной финансовой поддержки, может быть, даже о создании Банка международной православной взаимопомощи на базе казначейства Секретариата ЕМАП.

И, наконец, третий аспект: развитие всемирного движения, созданного во имя светлых идей христианства. Это движение многообразно, но едино в своей духовности, а потому не плюралистично, а соборно. Соборным был и остается Православный мир. Соборность в переводе на современный политический язык - единство и солидарность. Но давайте спросим у себя: солидарны ли мы при решении острейших международных проблем? Вспомните, как был разделен православный Кипр. И многие православные страны не оказали киприотам возможной помощи.

И даже после создания ЕМАП солидарность православных народов уступает по своему мировому воздействию солидарности многих других духовных общностей (католиков, мусульман, иудеев и т.д.). Не буду повторять сказанное о нашей реакции на события в Югославии. Отмечу только, что даже далекий Китай выступил с требованием вывода иностранных войск из Югославии и передачи Косово и Метохии под юрисдикцию законно избранных югославских властей. Наша позиция более мягкая, уступчивая и, к сожалению, далеко не единодушная.

Мы поддержали Грецию, выступившую против претензий Турции на некоторые греческие острова, но мало что сделали для прекращения экономической и идеологической блокады Белоруссии. Армения, которая всегда была объектом турецких притязаний, также нуждается в нашей защите.

Сейчас некоторые государства с православным населением ищут защиту у НАТО. Не будем осуждать их за это. Вспомним слова Сына Человеческого: “Ибо, кто не против вас, тот за вас” (от Марка 9: 40). Наша соборность основана не на интересе, а на общей вере в справедливость, в отличие от западного индивидуализма, доводящего служение частному интересу до абсурда. Поэтому необходимо выражение солидарности со всеми, чтобы они не чувствовали себя одинокими перед лицом возможной экспансии их исторических соперников. Ведь Польша, Литва, Чехия опасаются традиционных германских притязаний на их земли, Румыния и Словакия обеспокоены возможной в будущем венгерской экспансией. Болгария и Грузия не забыли еще о веках османского владычества. В Центрально-Азиатском регионе нарастает опасность экспансии псевдоисламских фанатиков. Ближний Восток по-прежнему остается узлом острейших региональных противоречий, обострение которых способно вызвать далеко идущие глобальные последствия.

Своей солидарностью со всеми, кто нуждается в нашей поддержке, мы обеспечим сохранение стабильности во взрывоопасных точках планеты и тем самым приблизим достижение мира и взаимного доверия между всеми народами.

Если бы все люди жили согласно учению, выраженному в “Нагорной проповеди”, то их повседневное существование было бы намного полней, а душевное здоровье намного крепче, чем сейчас, когда они пытаются поступать по-иному.

Две тысячи лет христианство ищет свою дорогу в светлое будущее. В бушующем море человеческого порока, агрессивной злобы и разрушения оно отстояло свое право звать человечество к справедливости и добру.

Сегодня впервые за семь лет наше Движение православных парламентариев вышло за пределы Европы. Годы, прошедшие с момента учреждения Ассамблеи, свидетельствуют о развитии нашей организации, повышении ее авторитета не только в Европе, но и далеко за ее пределами.

Начинали мы нашу работу в странах, история которых неразрывно связана с православием: в Греции, Болгарии и России. Политические, финансовые и организационные вопросы деятельности Ассамблеи прорабатывались исполнительным органом - Секретариатом ЕМАП - на Кипре и в Белоруссии. В 1998 году в Польше мы сделали в прямом смысле первый шаг навстречу другой Европе - Западной.

География влияния Ассамблеи расширяется как на Запад, так и на Восток. Помимо постоянных членов ЕМАП, а их на сегодня 21 - это парламентские делегации Албании, Армении, Белоруссии, болгарии, Греции, Грузии, Казахстана, Кипра, Латвии, Литвы, Молдавии, Польши, России, румынии, Украины, Финляндии, Словакии, Чехии, Югославии, Финляндии и Эстонии, - в активную работу включаются парламентарии Ливана, Сирии и Австралии.

Таким образом, все больший круг политических деятелей мирового сообщества прислушивается к голосу православных стран, принимая участие в восстановлении и возрождении их духовной культуры.

Мы также убедились в заинтересованности в нашей работе структур Европейского Союза, в частности Европейской комиссии, проявляющей большое внимание к деятельности Ассамблеи. представитель Европейской комиссии господин Макс Лойкс, не раз принимавший участие в наших мероприятиях, подчеркивал, что Западная Европа гораздо больше внимания стала уделять религиозным проблемам, от решения которых зависит не только ход интеграционных процессов, но и перспективы существования единой европейской цивилизации. Секретариат Ассамблеи наладил тесные контакты с различными структурами Комиссии, которые занимаются информированием, обменом идеями, финансированием различных культурно-просветительных программ. В некоторых из них мы уже участвуем, в других - будем наращивать свое присутствие.

Все это способствует развитию межпарламентских и межцерковных диалогов, роль которых высока в процессе единения Европы. Идеи миротворчества и установление дружеских связей - это главная составляющая в строительстве новой Европы.

Более того, возможности ЕМАП уже используются самими участниками в решении международных и внутринациональных проблем. За прошедшие годы ассамблея и ее Секретариат приняли ряд заявлений и обращений, в том числе и по ситуации, сложившейся на оккупированной территории Кипра, вокруг войны в Югославии, о положении беженцев в Грузии и другие.

Одна из наших задач - на законодательном уровне разрешить проблемы, с которыми столкнулось человечество в конце двадцатого века. Возможно, во многих докладах наших коллег будут затронуты вопросы, обращенные Ассамблеей к парламентариям и вызывающие сегодня, на рубеже веков, наибольшую озабоченность православной общественности. Наша обязанность в новом тысячелетии защитить и сохранить экологию планеты, обеспечить действительную религиозную свободу в Европе, решить проблему беженцев и вынужденных переселенцев.

Многие наши идеи переходят в национальное законодательство, приобретая правовую форму. Достаточно привести пример разработки в России Закона “о свободе совести и о религиозных объединениях”, в чем нам помогали коллеги из парламентов Белоруссии, Грузии, Армении. Сегодня уже существует вполне успешное законодательное взаимодействие между участниками ЕМАП, в том числе между Грецией и Молдовой в отношении применения законодательного ограничения прозелитизма.

Предложение господина Николаса Кацароса о создании комиссии из участников ЕМАП и экспертов-юристов для выработки типовых законодательных основ регулирования вопросов свободы совести для государств православной традиции уже нашло отражение в деятельности ученого Совета по религиозным сектам, который на предыдущей 6-й конференции ЕМАП представил нам итоговый документ по данному вопросу.

В прошлом году нам удалось реализовать пока первый проект Межпарламентской Ассамблеи в рамках взаимодействия с представителями исполнительной власти наших стран: организовать встречу министров образования стран - участниц ЕМАП по вопросу преподавания религии в школах. Таким образом, можно говорить о наметившемся процессе реализации политики ЕМАП не только в правовых актах национальных законодательных органов власти, но и через поддержку деятельности Православной Ассамблеи представителями исполнительной власти.

Для того, чтобы наши наработки использовались не только участниками ЕМАП, у нас налажен постоянный информационный обмен и появилась возможность широко знакомить все заинтересованные лица и организации с рекомендациями наших конференций и деятельностью ЕМАП. Я говорю о страничке ЕМАП в ИНТЕРНЕТЕ. искренне хочу поблагодарить господина Костаса Мигдалиса, благодаря которому у нас появился такой незаменимый способ общения как электронный. Сегодня каждый из нас, да и любой гражданин может почерпнуть всю необходимую информацию о структуре, деятельности и планах Межпарламентской Ассамблеи Православия на сайте “три дабл вэ, точка, емап, точка, орг”.

Мы недавно ознакомились с этими материалами. Наш вывод - сделано все профессионально, страница оформлена без излишней вычурности, как и подобает имиджу нашей ассамблеи. Есть на ней место и для переписки со всеми заинтересованными лицами. Думается, здесь стоило бы отразить статистику обращений граждан к нашей страничке: кто нами заинтересовался, по каким вопросам, какие есть полезные для нашей деятельности предложения.

На сегодня мы имеем высококачественно изданный бюллетень ЕМАП, хотя, на мой взгляд, одного этого издания явно недостаточно. Необходимо всем использовать возможности у себя в странах для мобилизации журналистского корпуса для освещения нашей работы. За прошедший год в средствах массовой информации наших стран появилось значительно больше публикаций, телепрограмм и выступлений в эфире, касающихся деятельности Ассамблеи. Однако, еще остаются неиспользованными некоторые преимущества общего информационного пространства.

Два года назад 5-й Конференцией были намечены основные мероприятия ЕМАП по подготовке к 2000-летию Рождества Христова. Во исполнение резолюции этой Конференции Секретариатом была образована Комиссия по подготовке и проведению празднования 2000-летия Рождества Христова во главе с Генеральным Секретарем Стилианосом Папатемелисом.

Во многих странах, в том числе и в России, были созданы Комитеты по подготовке к 2000-летию Рождества Христова, которые, как правило, возглавляют авторитетные государственные деятели. Европейская Межпарламентская Ассамблея Православия начала реализовывать свою программу празднования этой великой даты уже с января 2000 года, участвуя в национальных и международных мероприятиях в Израиле на Святой земле и ватикане. Руководством Ассамблеи был проведен ряд встреч на уровне спикеров наших парламентов, посвященных юбилейным торжествам.

От имени Комиссии по подготовке и проведению празднования 2000-летия Рождества Христова Генеральный секретарь ЕМАП господин Стилианос Папатемелис обратился к итальянскому парламенту с предложением встретиться и обсудить возможности проведения совместных мероприятий, которые, несмотря на существующие догматические особенности, будут способствовать появлению новой формы взаимодействия христианских конфессий в европе и во всем мире.

Наряду с внешними изменениями, происходят и перемены внутри нашего движения: сформировались исполнительные органы Ассамблеи, активно работают шесть постоянных комиссий: по финансам, по Регламенту, по правам человека, по социальной активности, по православному образованию и по культуре. За последнее время комиссиям удалось подготовить серьезные документы, которые были утверждены на последних конференциях ассамблеи: это основы бюджетной политики ЕМАП и Регламент. Таким образом, можно сказать, что у нас по сути сформирована правовая и финансовая основы деятельности ЕМАП.

Я думаю, что все эти факты говорят о том, что уже сложилась единая, прочная организация со своей структурой и идеологией.

Масштаб Ассамблеи, расширение ее влияния на международной арене ставит перед нами новые сложные, более объемные задачи как общественно-политического, так и организационно-практического плана.

К ним я бы отнес следующие:

- повышение качества нашей работы. Этому будет способствовать утвержденный регламент нашей внутренней жизни и создание финансовых и организационных структур;

-усиление работы по разъяснению целей и задач нашего движения;

- укрепление контактов с другими традиционными религиями как в России, так и в европе;

- укрепление связей с парламентскими, правительственными и влиятельными неправительственными общественными организациями, структурами европейского союза;

- содействие миротворческой миссии нашего движения;

- активное отстаивание интересов православия на континенте.

Эта работа обеспечит завершение процесса поиска общих интересов и подходов к развертыванию практической работы ЕМАП в качестве полноправной неправительственной организации со своим бюджетом, штаб-квартирой, банковскими реквизитами, известной самостоятельностью и независимостью от настроений в парламенте и соответствующим авторитетом на европейской арене.

Самое главное теперь - действовать вдумчиво, основательно, не принимать скоропалительных решений, поскольку сегодня мы закладываем фундамент для тех, кто займет наши места завтра. Сохранить преемственность нашей политики - задача нового руководства движения, которое нам предстоит избрать в ближайшие дни.


^ Православный гуманизм и его антиподы

Идее христоцентричности, о которой мы говорили на конференции Фонда единства православных народов (февраль 2002 г.), противостоит широко распространенная в различных религиозных и светских кругах идея антропоцентричности, зародившаяся еще во времена античности.

Этой идеи придерживались даже некоторые представители патристики, схоластики и философии нового времени. Суть ее в признании человека центром и высшей целью мироздания, что стимулирует развитие эгоистических, индивидуалистических устремлений.

Отношение Православия к человеку основано на принципах гуманизма, признающего ценность человека как личности, инкорпорированной посредством своей духовности во всю систему общественного бытия.

И наша международная организация, призванная сплотить православных парламентариев на основе такой духовности, отвергает попытки прозападного противопоставления ей стихийно развивающейся человеческой индивидуальности.


Гуманистические идеи зародились в далекой древности, но они всячески подавлялись и искажались господствующими силами. Даже в Древней Греции и Древнем Риме большинство населения (рабы, беднота, простые жители покоренных стран) лишалось права на какое-либо признание их общественно значимой личности. Только переход к христианству позволил людям ощутить себя полноценными личностями, ядром которых являются души или совесть, неразрывно соединенные с общей духовностью.

Человек был провозглашен созданным по образу и подобию божьему, венцом творения, наделенным свободой воли, и возвышающимся над тварным миром. В то же время, будучи связанным общей соборностью, человек не мог противопоставлять себя общине, своей профессиональной группе (корпорации), сословию, обществу в целом. Утверждение индивидом своей личности осуществлялось в единении с коллективом ("Один за всех и все за одного", - как писал о своих героях А.Дюма). Даже самые обеспеченные и просвещенные люди в духовном плане оставались "рабами божьими", то есть зависимыми от высших ценностей мироздания. Религиозные каноны, регулировавшие жизнь христианина, не подлежали ни производному изменению, ни самостоятельному толкованию.

На такой основе и возникла возрожденческая доктрина гуманизма, соединившая высшие проявления человечности с христианской духовностью. Главным антиподом этой доктрины стали попытки сохранить "сумерки Средневековья", навязать людям антигуманное мракобесие, насаждавшееся противниками духовного роста общества.

Но человек в процессе своего восхождения к высотам духовности стремился не к послушанию, а к преображению в соответствии с идеями человеколюбия и взаимной связанности людей. Исходя из этого, уже в новое время на первый план выдвигается самосознание, наделяющее человека духовно осознанной свободой личности.

Способность к самосознанию - отличительная черта православной ментальности, формируемой духом вольности(имеется в виду культивируемая православием свобода воли, а не индивида, как на Западе) и соборного единства. Такой человек по-настоящему свободен, но его свобода не противоречит свободе других и вместе с ними образует свободное общество, вне которого православный человек не может ощущать себя не только счастливым, но и удовлетворенным. "На миру и смерть красна", - гласит одна из популярных русских пословиц.

Христианство учит нас тому, что земная жизнь человека есть время подвига. И миллионы россиян сознательно предпочитали смерть жизни без свободы. Поэтому так близко пришлась их сердцу крылатая фраза Пассионарии-Долорес Ибаррури, возглавившей антифашистскую борьбу испанского народа: "Лучше умереть стоя, чем жить на коленях". С христианской точки зрения духовная жизнь есть подвиг, путь постоянного стремления к добру и совершенству. А в борьбе у каждого человека вырабатываются нравственные устои и создается его нравственный облик.

Смерть же - это закономерный итог жизни любого человека. Но можно повеситься, совершив предательство, как Иуда, а можно, подобно Иисусу, погибнуть в муках, спасая человечество. Православный гуманизм учит человека до конца оставаться человеком, ощущать нравственную ответственность за свои поступки, которые он совершает в сознательном состоянии и будучи свободен при их совершении, а также ответственность за настоящее и будущее человечества. Этот нравственный закон закладывает в саму природу человека через воспитание предшествующими поколениями.

Согласно доктрине М.Вебера человек атомизируется, предпочитает жить своей индивидуальной жизнью, слушаясь советов и наставлений своего "личного демона". Это якобы и есть истинная свобода. Но как писал А.Камю, человек, свободный внешне, не находит смысла жизни, ибо созданный им мир абсурден. Свобода в таком мире не приносит человеку счастья. Он "приговорен к свободе", становится ее рабом48. Но подлинная свобода человека - это внутреннее его состояние, свобода выбора, свобода нашей воли решать - поступать так или иначе, словом осознанная необходимость. И православие принимает именно такое понимание свободы.

Апофеозом торжества христианского гуманизма звучат слова слепого Фауста, умирающего не побежденным: "Лишь тот достоин счастья и свободы, кто каждый день готов идти за них на бой". Как писал сам Гете, "… отдельная личность может быть только рада и счастлива, если она имеет мужество чувствовать себя частью целого"49. "Занимаясь самим собой, человек только в очень редких случаях, и отнюдь не с пользой для себя и для других, удовлетворяет свое стремление к счастью", - вторил ему Ф.Энгельс50.

Именно на такой основе формировались раннее христианство и тесно связанное с ним православие. До сих пор на Западе считают, что оно отвергает суверенность личности, признавая ее аутентичность только в качестве составной части всего общественного организма. Но соборный дух православия никогда не мешал раскрытию индивидуальных возможностей и способностей человека. Больше того, способствовал такому раскрытию.

Православие проповедывало равенство между людьми, обязанность помогать друг другу, заботиться о "сирых и убогих", стариках и детях. Причем забота эта должна идти от сердца, быть искренней, формировать чувство любви и у заботящегося, и у того, кому оказывается помощь. Искренне любящий человек с радостью стремится навстречу доброму порыву ближнего. Православное милосердие - одна из ярких страниц истории христианского гуманизма. Когда православие отступало от его принципов, ставших сакральными, например, в борьбе со старообрядцами, оно несло значительные издержки, теряло авторитет в народных массах.

Западное христианство также основывалось на гуманистических принципах. Но превращение папского престола в орудие утверждения доминирования католицизма в большинстве европейских стран способствовало становлению католической элиты как второго привилегированного феодального сословия (наряду с аристократией). И, опираясь на свою гигантскую политическую и экономическую мощь, Ватикан предпочитал заботиться о судьбах целых государств и их правителей, а не о душах и обыденной жизни простых прихожан.

Нищета, и прежде всего нищета духа превозносились католицизмом как идеал средневекового общества на Западе. Идеальным человеком античного полиса признавался гражданин, всесторонне развитый как в духовном, так и в физическом отношениях. "В здоровом теле - здоровый дух", - считалось в античные времена. Западное же средневековье возвело в идеал муки, страдания распятия, способствующие очищению от греха. Отсюда изощренные пытки и мучительные казни, которым церковные суды подвергали не только грешников, но и слегка оступившихся людей. Как это ни парадоксально, но греческим словом "атлет" обозначали средневекового подвижника, умерщвляющего плоть и лишающего подлинной человечности свой дух.

Производительный труд считался проклятием, уделом черни. Благородным делом признавалась война, которая фактически шла непрерывно, сопровождаясь массовым истреблением людей, насилием, грабежами. Многие войны носили религиозный характер или оправдывались религиозными целями (например, крестовые походы, буквально разорившие Европу).

В православном мире, особенно на Руси, ничего подобного не было, хотя жизнь простых людей оставалась мало обеспеченной в материальном отношении. Но духовность простонародья достигала больших высот. Знание грамоты, любовь к чтению, даже эпистолярный жанр были достаточно широко распространены, о чем свидетельствуют коллекции берестяных грамот, обнаруженных в Новгороде и других центрах Северо-Западной Руси, которые использовались для переписки на бытовые и хозяйственно-деловые темы. А сохранившиеся общинные отношения помогали сообща решать и неотложные материальные проблемы.

Гуманизм православия был подлинно народным. Его идеи оздоровляюще воздействовали на всю социальную обстановку в стране. Причем, как правило, в народных движениях, направленных против власть имущих, принимали участие и священнослужители.

Западная ветвь христианства развивалась по-иному. Для нее народ - безгласная паства, а цель религии - поддержать усилия государства, светских и церковных феодалов. Православные доктрины, обогащенные опытом поколений и идеями выдающихся представителей общественной мысли, послужили основой для появления на Руси эгалитарных учений, встречавших поддержку у населения. И на Западе в рамках католицизма периодически возникали гуманистические направления. Одно из них - народная католическая церковь, действующая в Латинской Америке. Входя в юрисдикцию Ватикана, она в духовном плане ориентируется на раннее христианство, что сближает её с православием.

И ныне православный гуманизм утверждает свои идеи, показывая их превосходство по сравнению с теми доктринами, которые выступают в качестве его антиподов.

Прежде всего, речь идет о религиозных и псевдорелигиозных течениях, отвергающих христианский идеал человечности. А он в признании высшего предназначения человека.

Деструктивные тоталитарные секты и группы были и есть во всех религиях, но обычно религиозное большинство выдавливает таковых из своей среды или просто подавляет. И христианское, и мусульманское большинство подавляло деструктивные маргинальные группировки в своей среде, и о них помнят только богословы.

Однако когда в XVIII веке Британия для подрыва Османской империи решила поддержать одну из таких сект, вооружить и привести к власти, отколов от Халифата юг Аравии, то произошла политизация религиозной группы. С помощью внешней по отношению к Исламу силы группа фанатиков приобрела мощь государства. В Форин-оффисе Британии ставилась тогда цель при вербовке агентов среди мусульман: "Толкование Корана должно соответствовать интересам Англии". Это крайнее проявление линейно-схематичного рационализма, противоположное гуманным основам православной духовности.

Выпущенный британцами из бутылки джин ваххабизма перестал подчиняться своему повелителю с туманного Альбиона только в ХХ веке. Но джин Талибана, раздутый спецслужбами США и союзного им Пакистана после ухода СССР из Афганистана вышел из-под контроля гораздо раньше. Чечня, которая должна была покончить с былым влиянием СССР на Кавказе, оказалась слишком мала для целого террористического интернационала, созданного спецслужбами Запада.

И вот борцы с иноверцами повели “священную” войну уже не только против России, но и против своих создателей. В интервью Беназир Бхутто “АиФактам” впервые бывшая глава государства столь откровенно признается в том, кто и как создавал Талибан. Таким образом, вместо маргинальных группировок экстремистов, далеких от знания реальных норм религиозной жизни, традиционному Исламу, основанному, как и христианство, на гуманистических принципах, противостоял враг, намеренно отвергавший эти принципы и пользовавшийся при этом поддержкой финансовой и военной мощи западного мира.

Теперь же ЦРУ само не может справиться со своим бывшим сотрудником Бен-Ладаном и призывает для ловли террориста-отщепенца на помощь НАТО, СНГ, Лигу арабских стран. Идут ковровые бомбардировки афганской территории. Жители, страдавшие от жестокости талибов, истребляются бомбами западной демократии. А за океаном звучат призывы “наказать” еще ряд неугодных режимов – причем, преимущественно это нефтедобывающие страны. Последнее выдает социального заказчика всей этой провокации, напоминающей поджог Рейхстага, только помасштабнее.

Может быть, беда мусульманских стран сегодня в том, что они разобщены и не имеют единого органа, способного выносить авторитетные для всего исламского мира богословские толкования Корана – фетвы. Отчасти это из-за того, что Запад несколько веков работал на ограничение Ислама и действительно ослабил силы настоящих мусульман до такого уровня, что они не в состоянии противостоять вмешательству США во внутренние дела мусульманского мира.

Сегодня российское руководство и православные организации должны как можно скорее понять, что им не нужно бояться Ислама как религии, а нужно, наоборот, оказывать ему необходимое политическое и правовое содействие в создании единой богословской структуры с функциями суда для квалификации радикалистских явлений. Когда в СССР мусульмане были едины, то в минуту опасности, в 1941 г. Центральное духовное управление мусульман (центр в Уфе) объявило джихад немецко-фашистским захватчикам, и российские мусульмане вместе со своими братьями с другими убеждениями единым фронтом боролись за свободу и процветание своей общей Родины. Настала пора создать такой единый фронт и для борьбы с глобальными угрозами, способными ввергнуть мир в еще большую катастрофу, чем гитлеровское нашествие.

Православие защищает свои духовные основы и от тех религиозных течений, в том числе и христианского толка, которые принижают человека, лишают его высокой духовности, национальных и региональных традиций.

Обывательская замкнутость, собственническая ограниченность, погоня за телесными удовольствиями, насаждаемые современной масскультурой, тоже противоположны духу православного гуманизма. И православные организации должны решительнее воздействовать на СМИ, учреждения культуры, учебные заведения, чтобы приостановить зловонный поток бездуховности, лишающей человека возможности воспринимать свет православных идей.

Рост преступности, экстремизм, агрессивность людей, переходящая в жестокость, попытки насаждения в стране фашистской и иной античеловечной идеологии, ксенофобии, национальной и конфессиональной розни, наркомания, порнография и сексуальная вседозволенность - все эти болезненные явления также требуют противодействия со стороны православия.

Наличие массовой безработицы, детская беспризорность, социальная неустроенность миллионов людей, экономический упадок целых регионов и отраслей народного хозяйства являются особенно антигуманными, ослабляющими единство и стабильность всего общества, доводящим человека до полуживотного состояния.

Наконец, не все еще отрегулировано в отношениях между православием и государством. Былое противоборство осталось в прошлом. Подчиненность православия светским структурам не возродилась. Но подлинной симфонии в этих отношениях пока нет. Режут слух диссонансы, а то и явная какофония. Поэтому исключительно большие задачи стоят сегодня перед депутатским корпусом. Нужно расширять и укреплять законодательную базу государственно-церковных отношений, способствовать усилению гуманистической направленности политики государства и действий в социальной и духовной сферах других религиозных конфессий.

Гуманизм православия проистекает из самой его сущности, из вековых традиций народов наших стран. Он позволяет людям понять сокровенное не только в своей религии, но и в других религиях, несущих гуманистические идеи. Это важно для развертывания интеграционных процессов, объединяющих весь мир.

В свое время Филофей предсказал, что четвертому Риму, если Москва разделит участь двух первых вселенских объединителей христианства (Рима и Константинополя), покоренных иноверцами, не бывать. Мы чаще всего улавливали оптимистическое звучание этой формулы: дескать, Москва как центр мирового православия вечна. Но сейчас вряд ли она сможет справиться с этой ролью. Третьего Рима фактически нет. Он пал под натиском бездуховности, алчности, воинствующего эгоизма раннего капитализма, насаждаемого в России.

Что же впереди? Четвертый Рим? Но псковский монах однозначно отрицательно ответил на этот вопрос. Следовательно, с закатом Москвы начнется закат православия, да и всего христианства в целом. Недаром на Западе так много говорят о грядущей постхристианской эре. Но её утверждение будет равнозначно концу европейской, да и евразийской цивилизации.

Мир, таким образом, расчищается для утверждения Пакс Американа или еще более далекой от подлинной человечности культуры народов, не испытавших на себе преобразующего воздействия христианства. И нам, православным парламентариям, нужно учитывать возможность и такой перспективы глобального развития. Надо действовать, чтобы силы, претендующие на доминирование в глобальном масштабе, но разрушающие традиционную духовность человечества, не восторжествовали. Если снова стерпим, проспим, то облик человека, утратившего свою духовность, станет лишь внешне напоминать идеал, созданный гуманистическими доктринами. А внутреннее его содержание станет античеловечным, как у зомби или робота.

Долг парламентариев - крепить единство всех людей, принимающих идеи православного гуманизма, во имя отражения поистине глобальных угроз, исходящих от его антиподов.

Православный гуманизм универсален, как и вся духовность наших народов. Но его универсальность не исключает того, что он принимает как истинно человеческое чувство стремление к своеобразию культур, обычаев, нравов. Унификация, стандартизация, навязываемые конформизмом усредненного быта оторванных от своих традиций стран, не только античеловечны, но противоестественны, так как для мироустройства характерно многообразие красок, обеспечивающее вечный круговорот природы. Поэтому сохранение и развитие православной культуры, объявленной Западом периферийной, - одно из условий гуманизации всех общественных отношений на земле.

В эпоху политеизма греки создали религию семейного очага. Она получила распространение и в языческой Руси. Сейчас мы мало задумываемся над тем, почему в каждом доме была своя Берегиня, а родовое единство сохраняла Роженица, которая была главным субъектом древнеславянского пантеона (вовсе не зевсоподобный Перун, объявленный главным богом лишь незадолго до принятия Русью христианства). А ведь в этом глубокий смысл: именно семья, родной дом - это тот мир, который создает наиболее благоприятные условия для роста и развития человека.

Становление христианства на Руси привело к тому, что защитницей ее была признана Богородица, ставшая главной заступницей уже не только за семью или род, но и за всю русскую землю. А женское начало, как известно, наиболее гуманное, так как не может женщина-мать переступить через страдания не только своих, но и чужих детей. И.А.Ильин очень точно сказал, что Православие взывает к свободному человеческому сердцу51. Отсюда, кстати говоря, и проистекает демократизм Православия в отличие, например, от строгой иерархичности католицизма.

Несомненно, антипод православного гуманизма - современный либерализм, отрывающий личность от общества и ставящий ее над ним. И хотя либерализм возник в христианской среде, но это суррогат, даже мутант христианских идеалов, отвергающих эгоистическое противопоставление личности всему общественному устройству.

Прикрываясь псевдогуманностью либерализма, многие западные политики готовы даже во имя своего понимания гуманизма переступить через гуманные устремления целых народов. Примеров такого восприятия гуманизма множество: Югославия, Ирак, Чечня, Палестина и т.д.

Но приемлемо только одно понимание гуманизма: он должен быть реальным, то есть действительно отражать интересы людей. Причем православный гуманизм исходит из того, что любой человек, богатый ли, бедный ли, может рассчитывать на защиту и помощь, представляемые как обществом в целом, так и отдельными индивидами.

Бесчувственность, холодный расчет, воинствующий эгоизм, насаждаемый либеральными доктринами, - также антипод православного гуманизма. Но есть и такая форма гуманизма как абстрактный гуманизм, свойственный некоторым конфессиям. Его представители упрекают православие в отсутствии действенной активности, в созерцательности и демонстрируемом стоицизме. Они считают свой гуманизм активным (невольно вспоминаешь "активную" работу инквизиции и "активность" конкистадоров в будущей Латинской Америке). Но в действительности активный гуманизм и есть реальный гуманизм православия, видящий в человеке не пассивный объект духовного воздействия, а субъект, по собственной воле выбирающий духовные ориентации и способы руководства ими. Православие формирует творческую личность, а не ограничивает творческий порыв шаблоном и догматизмом.

Православный мир обладает самодостаточной культурой, сам является самостоятельной цивилизацией отнюдь не регионального значения. Это не Запад и не азиатский Восток, хотя во многом он сродни и тому, и другому. Его исторические корни - в греческой культуре, которая на Западе, к сожалению, была воспринята в упрощенном римском варианте. На Западе до сих пор не воспринимают и не понимают нас. Достаточно напомнить слова С.Хантингтона: "Антиподом активной римско-католической и протестантской культуры являются нагло-трусливые православные общества и ислам, которые угрожают Европе". А ведь без сокровищницы православной культуры не было бы богатства и многообразия современной европейской литературы, общественной мысли, музыки, науки. Да и Европа вряд ли бы существовала как самый яркий в культурном отношении регион планеты.

В целеполагании православие также гуманистично. У представителей других конфессий на первом месте - служение богу, а точнее - Церкви или религии. Православные же идут к Богу через служение человеку. Они преследуют гуманистические цели, не противоречащие христоцентризму, ибо сам Христос считал, что он и есть Человек. Выдвижение гуманных целей придает православному гуманизму действенный характер. Притом он осуждает утилитарный подход к служению высшим идеалам. Вскормленный западным христианством либерализм тоже активно-действенен. Но его действенность направлена на защиту интересов тех, кто разделяет либеральные идеи, а вовсе не всего человеческого сообщества.

И уж, конечно, православный гуманизм не может быть воинствующим, какой была западная ветвь христианства на протяжении многих веков. В то же время он не пассивен, хотя и жертвенен. Как никакая иная идеологическая доктрина, православный гуманизм формирует патриотическое чувство, а оно обеспечивает подлинную свободу выбора, стимулирует занятие людьми активной и даже подвижнической жизненной позиции.


^ Нравственный путь в III тысячелетие52


Тема сегодняшней конференции звучит на первый взгляд академично и, кажется, больше подходящей для богословов, чем для политиков. Но это только на первый взгляд.

Христоцентричность означает, что многогранный образ Христа и его деяний является главным в оценке не только собственно личных проблем каждого человека, но и всего социального порядка, содержания и построения общественных институтов в странах, где традиционно исповедуется православие.

Великий русский писатель Федор Михайлович Достоевский вложил в уста своему герою многозначительное и весьма глубокое рассуждение: “Если бы так получилось, что пришлось бы выбирать между Христом и Истиной, то я предпочел бы остаться с Христом чем с Истиной”. Одно из толкований этой мысли состоит в том, что Истина здесь олицетворяет мирское, рационально правильное в человеке, а Христос - есть проявление (как это и должно быть) духовности, высшего нравственного начала.

В православии, которое явилось главным источником русского национального сознания и характера еще со времен митрополита Илариона, как мы видим, до второй половины ХIX века является очень характерным это противопоставление. Формально, юридически что-то может быть вполне правильно, но не соответствовать духу, нравственному чувству, - и потому в большинстве случаев будет отвергнуто духовно-озаренным человеком. Не зря существует и широко известна поговорка: “Как будем судить - по закону или по совести?”. И всегда предпочитали судить по совести, которая воспринималась как составная часть общей православной духовности.

В религиях Запада этот вопрос уже довольно давно снят. Там просто решили, что, если по закону, то, значит, и по совести. Такое глубинное мировоззренческое различие является одним из самых характерных для православного понимания всего жизнеустройства, всех социальных отношений. Стремление устроить все по совести, по “христовым заповедям”, по высшей справедливости издавна являлось могучим двигателем нравственного порыва народных масс.


И этическая окрашенность становится сильнейшим средством и мерилом практически любых достижений человека в обществе, построенном по канонам православной культуры. Государственные, политические, социально-экономические установления (может быть, даже неявно) рассматриваются в православном обществе с точки зрения их соответствия нравственным заповедям, оцениваются “по совести”.

Таким образом, как я понимаю, тема нашей конференции связана с раскрытием роли и значения православной нравственности в контексте политического и экономического развития современного мира.

У всех еще свежи воспоминания о недавнем праздновании 2000-летия Рождества Христова.

Такое событие как 2000-летие христианства (независимо от того считать ли 2000 год последним во II тысячелетии или первым в III тысячелетии) становится символическим. “Новый год, новый век, новое тысячелетие”, но что нового ждет всех нас? Новые виды наркотиков, новые, еще более плоские экраны телевизоров, с которых будут раздаваться все более плоские и пошлые шутки? Новые налоги?

Достижения современной науки и техники показались бы полномасштабными чудесами людям 1000 года. Но как печально - иронически заметили в свое время известные сатирики: “Вот уже и радио изобрели, а счастья все нет”. И мы могли бы совершенно с той же интонацией повторить: “Вот уже Интернет изобрели, а счастья по-прежнему нет”.

Встреча 2000 г. представляет разительный контраст. В большинстве христианских стран царило веселье, праздник продолжался всю ночь.

Но многие, наверно, в гуще хлопот, просто упустили из виду: 2000 лет чего они так шумно празднуют.

Нравственные идеалы христианства повсеместно вытесняются примитивным потребительством. Современность вообще дает нам множество примеров того, что материальное благополучие стало главным в шкале ценностей нынешнего человечества.

К сожалению, как показала трагедия Югославии, воинствующее неприятие Западом нравственных традиций и постулатов восточной ветви христианства, нарастает по мере роста экономической и военной мощи западных стран. После распада мировой системы социализма Запад особенно тяготит то, что целая группа стран сохраняет свое духовное единство благодаря православию. Православие сегодня - это поистине религия обездоленных и угнетенных, в том числе большой группы стран, не допущенных даже к порогу роскошного здания, где обитают представители “золотого миллиарда”.

Нам сегодня мстят за то, что под знаменем христианства мы грудью встали на защиту рубежей Европы от военной экспансии иноверцев: арабов, монголов, турок и других завоевателей. Мстят нам и за то, что в наших странах стали воплощаться в жизнь раннехристианские идеи социальной справедливости и подлинной, т.е. соборной свободы человека. И уж, конечно, не могут простить нам то, что мы внесли решающий вклад в разгром гитлеризма, взращенного западными монополиями ради того, чтобы сохранить экономическое и политическое господство над миром, а затем помогли большей части человечества освободиться от колониального и полуколониального гнета.

Сегодня сатанинские силы Запада пытаются превратить в новое оружие глобализацию. Её паровой каток способен уничтожить в жизни человека все самобытное, близкое душам простых людей, что как бесценное достояние берегли и защищали все народы.

У нас, православных, это бесценное - осознание совей соборной свободы, нашего единства и родства в борьбе за общее лучшее будущее. Закреплением такой общности в духовной сфере и стала православная духовность, оплодотворившее многовековую культуру и быт восточноевропейских народов.

Они всегда стремились к сотрудничеству и взаимодействию. В годы Второй мировой войны наших людей согревала мысль, родившаяся на земле героической Югославии: “Нас от Япана до Ядрана 200 миллионов”. А Германия вместе со своими сателлитами не насчитывала и 150 млн. жителей. Теперь же нас, православных только в Европе 250 миллионов, и это тревожит США и их союзников.

Для сотен миллионов жителей западных стран нравственные идеалы, которые разделяются и православными, остаются общезначимыми. Но главной задачей устроителей “нового мирового порядка”, в рамках которого нет места ни сильной России, ни процветающей Югославии, является разрушение основанного на православии духовного сообщества близких народов. Все делается для того, чтобы оторвать от него Украину и Грузию. Всё возрастающему давлению подвергаются Румыния, Болгария, Молдова. Выкорчевываются православные традиции в Албании и Литве. Стремятся разобщить православных, населяющих другие страны. Это глубоко безнравственная политика. В таких условиях именно от России, Югославии, Белоруссии, Греции, разделенного на две части Кипра зависит судьба православного мира.

К сожалению, у нас нет единого духовного или политического центра. Греция входит в НАТО. На Кипре также находятся натовские войска. Они обосновались и на древней югославской земле - в Косово. Экуменистская деятельность, инспирируемая Западом, находит поддержку и в некоторых кругах православного духовенства. Молодежь наших стран развращается западной масс-культурой, отвергающей народные традиции и высшую духовность.

В такой обстановке велика роль международных организаций, которые призваны координировать усилия общественности наших стран в деле сохранения мира и нашей исторически сложившейся общности. Одна их них - Европейская Межпарламентская Ассамблея Православия, объединяющая парламентариев многих стран, в основном православных. Мне как Президенту ЕМАП приятно сообщить, что парламенты Греции, Югославии, России и Белоруссии составляют ядро этого международного объединения. 1999 год стал временем испытания на прочность этой организации, но она несмотря на натиск воинствующих западных сил выстояла, функционирует и предотвратила атаки на православие в ряде других межпарламентских объединениях, в том числе в ПАСЕ. Мы морально поддержали героический югославский народ и его правительство.

Это не военный блок, не политический союз, не экономическое сообщество. Парламентариев сближает общая нравственность и духовность, стремление к сохранению православных традиций, братство и дружба между народами, не раз проливавшими свою кровь за свободу и благоденствие друг друга.

Некоторые политики склонны видеть в Ассамблее Православия чуть ли не межгосударственное объединение, противостоящее НАТО или Европейскому Союзу. Но мы не отделяем себя ни от Европы, ни от остального мира. Наша цель - духовное объединение, духовное возрождение всех, кому дороги традиции православия. А православие, как и христианство в целом, наднационально. Ему чужды политические и властные амбиции. Его сторонники хотят одного: жить в мире и добром согласии со всеми, помогать нуждающимся и осуществлять только одну экспансию - распространять по свету идеи любви и братской взаимопомощи. Этой высоконравственной цели и служит Православная Ассамблея.

Все миролюбивые страны, все честные люди сейчас на стороне Югославии. Россия гордится своим родством и духовной близостью с этой страной.

В связи с начавшейся натовской агрессией Секретариат ЕМАП принял специальную резолюцию, в которой решительно осудил силовые действия НАТО в Югославии и выразил солидарность с братским югославским народом. Конференция ЕМАП, состоявшаяся в Москве и Санкт-Петербурге, в июне 1999 г. поддержала это решение Секретариата. Но силы оказались неравными, и НАТО фактически оккупировало Косово, творя там произвол и беззаконие.

Наша страна тоже переживает не лучшие времена. По косовскому сценарию нас пытаются лишить одной из составных частей России - Чеченской республики, значительную часть населения которой до развязывания военных действий составляли русские.

Сепаратистам помогают Запад и все реакционные режимы мира. Сейчас обеспечен перелом в военных действиях в пользу России. Захвачены горы американского, немецкого, турецкого оружия и снаряжения. НАТО только и ждет предлога для ввода на нашу территорию под видом миротворческих сил своих войск. Недруги с Запада никогда не оставят Россию в покое, как не оставляют они братскую Югославию.

Но мы, русские, привыкли жить по совести, а не по сиюминутной выгоде. Наша православная духовность вооружает нас уверенностью в справедливости дела сохранения мира, суверенитета и свободы всех народов, населяющих планету. Пусть наши югославские братья знают: нет русского, который не любил бы Югославию, не восхищался героизмом ее народа. Это очищающее чувство любви и сострадательности - выражение верности всех народов, представленных в Ассамблее, идеалам православного христианства.

Вся наша великая культура последовательно нравственная. Для России и других восточно-христианских стран, принятие христианства стало настоящим нравственным подвигом. Однако Православие, выполняя свое высокое назначение, формируя своих последователей духовно-нравственно, никогда не мстило своим противникам, хранило традиции веротерпимости и толерантности на поствизантийском пространстве.

Мораль, как известно, родилась из обычаев, а обычаи - из привычек. Сейчас все более привычным в мире становится стремление обходить моральные нормы, а то и вообще игнорировать их. Насаждается аморализм, который подчиняет себе и политику, и культуру, и повседневный быт людей. Вседозволенность процветает на разных уровнях и в разных сферах. А сторонники либеральных моделей утверждают, что общество сковывает человека, мешает ему "развернуться во всю".

Под напором аморализма сдают свои позиции в духовно-нравственной сфере и традиционные религии. Чего только стоят скандалы, вызванные гомосексуальными увлечениями некоторых католических иерархов в США. А стяжательство, зависть, неискренность стали обыденным явлением даже в среде тех. кто искренне исповедует христианство.


Мегаполисы ведущих христианских стран превращаются в подобие библейских Содома и Гоморы. А властителям СМИ, рекламных агентств, шоу-бизнеса неймется: они растлевают и тех, у кого еще сохранился святой огонь в душе.

Как же бороться с бедой аморализма, обрушившейся на наиболее развитую часть планеты? Похоже, что только одно Православие имеет программу такой борьбы.

Конечно, когда речь идет о преступлениях, нарушениях закона, на защиту интересов общества, государства и отдельных людей встает право. Но даже оно, допуская применение насилия, порой очень жестокого, не в состоянии справиться с морально-нравственным беспределом. А ведь право всегда выступало, опираясь на мораль. Крушение моральных устоев общества ведет и к ослаблению всей правовой системы.

Используя слова оперного героя, можно сказать о западном обществе, что "сатана там правит бал". А ему все нипочем: и мораль, и право, и человеческие судьбы. Сейчас совершенно ясно, что ни одно из государств в одиночку не в состоянии справиться с натиском антидуховных сатанинских сил. На помощь им должны придти конфессии, провозглашающие своей целью служение высшим духовным идеалам.

Нравственная позиция православия ярко выражена в "Основах социальной концепции Русской Православной Церкви". Подчеркнуто, что в современных условиях человек трактуется не как воплощение высшей духовности, а как самодостаточный и самодавлеющий субъект бытия. Однако вне духовности "существует лишь человек падший, весьма далекий от чаемого христианами идеала совершенства…"53. Православный же мирянин "призван основывать свою деятельность на нормах евангельской морали, на единстве справедливости и милосердия, на заботе о духовном и материальном благе людей, на любви к отечеству, на

стремлении преображать окружающий мир по слову Христову"54.

Церковь поддерживает всякий труд, направленный на благо людей. Допустимы два нравственных побуждения к труду: трудиться, чтобы обеспечить себя насущным, и трудиться, чтобы помогать нуждающемуся. Апостол Павел завещал, что "если кто не хочет трудиться, тот и не ешь" (2Фес. 3:10). Вместе с тем недопустимо и чрезмерное увлечение материальными благами, развивающее дух потребительства, обольщающее людей богатством и житейскими наслаждениями.

Уважая мировоззренческий выбор всех людей, Православие "не может положительно воспринимать такое устроение миропорядка, при котором в центр всего ставится помраченная грехом человеческая личность"55. Поэтому так необходимо обсуждение на нашей конференции идеи христоцентричности, составляющей сердцевину христианской доктрины. Только нравственное совершенствование человека, его духовное возвышение открывает ему дорогу в будущее. Иной путь - это дорога в никуда.

Крупнейшим фактом, сопровождающим устроение в наших странах православия, является просвещение. Просвещение – не случайный результат влияния православной духовности, а ее порождение. И именно то, что мы в числе одних из самых просвещенных народов в мире, дает уверенность в будущем.

Путь в будущее (и это очевидный вывод из всего предыдущего опыта) не может быть основан на простом количественном увеличении суммы материальных благ, востребованных отдельным человеком или определенными социальными общностями. Здесь есть очевидные пределы. И не только из-за ограниченного объема имеющихся на Земле ресурсов, но и по соображениям морально-нравственным. Очевидно, что этот путь гораздо сложнее.

И одним из наиболее плодотворных направлений развития, снимающим в значительной степени противоречия между ограниченностью ресурсов и безудержной экспансией потребительства “человека, производящего”, станет в будущем веке распространение мудрой идеи устойчивого развития, провозглашенной на конференции ООН в Рио-де-Жанейро.

Православная идея соотнесения всех сторон жизни общества с нравственностью, идея жизни “по совести” - вот то, что могут дать наши народы в духовную копилку человечества.

И потому, как нам видится, путь в III тысячелетие - ясен и прям. Это путь служения человеку, освобождения его от сатанинской бездуховности, путь нравственного возвышения людей.


1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты