Домой

Феномен музыкального сознания: методология исследования и развитие




НазваниеФеномен музыкального сознания: методология исследования и развитие
страница1/5
Дата02.02.2013
Размер1 Mb.
ТипДокументы
Содержание
Научный консультант
Официальные оппоненты
Ведущая организация:  
Общая характеристика работы
Методологической основой
Объект исследования
Гипотезы исследования
Задачи исследования:      
Экспериментальная база
Научная новизна
     - впервые специальным объектом научного исследования стала категория и психический феномен музыкального сознания
     - разработана психолого-педагогическая модель развития музыкального сознания личности; 
разработано педагогическое обеспечение символогенеза МС
Теоретическая значимость исследования
разработаны теоретические основания психолого-педагогической диагностики ИПОМСЛ в процессе музыкального образования
Практическая значимость исследования
Достоверность полученных результатов обеспечена
1. В общей иерархической структуре музыкально-психического опыта личности, развивающегося по уровням:   
2. В индивидуально-психологических особенностях музыкального сознания личности (ИПОМСЛ).
Теоретической платформой
...
Полное содержание
Подобные работы:
  1   2   3   4   5



На правах рукописи 
 

 
 
 
 
 

Торопова Алла Владимировна 
 


Феномен музыкального сознания: методология исследования и развитие

 
 

13.00.08 – теория и методика профессионального образования

19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии


 
 
 

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т 


диссертации на соискание ученой степени

доктора педагогических наук  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Москва – 2009


Работа выполнена на кафедре методологии и методики преподавания музыки

Московского педагогического государственного университета 


^ Научный консультант:         доктор педагогических наук, профессор

                                                         Абдуллин Эдуард Борисович  


^ Официальные оппоненты:        действительный член РАО и РАЕН,

доктор психологических наук, профессор

                                                         Мухина Валерия Сергеевна

                                                       

доктор   педагогических наук, профессор     

 Бакланова Татьяна Ивановна

                                                       

                                                         доктор психологических наук

                                                         Мелик-Пашаев Александр Александрович  


^ Ведущая организация:   Московский государственный гуманитарный

университет им. М.А. Шолохова

        

       Защита состоится 23 апреля 2009 г. в …   часов на заседании

Диссертационного совета Д 212.154.13 при Московском педагогическом    государственном университете по адресу: 109172, Москва, Новоспасский переулок д.3, корпус 3, музыкальный факультет, зал заседаний Диссертационного совета (314 ауд.).

      

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МПГУ по адресу: 119992, Москва, ул. Малая Пироговская, д.1.

             


Автореферат разослан «____»_______________________2009 г. 


Ученый секретарь

диссертационного совета                                                         Якубовская Т.Л.


^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования.

Радикальные обновления российского общества, многократно сотрясающие его за последние десятилетия, в числе многих закономерно-поступательных перемен в сфере образования принесли, кроме позитивных тенденций, неопределенность и вытеснение многих явлений, составляющих традиционные культурно-исторические ценности, «на обочину» социальных приоритетов.  Одной из традиционных культурных ценностей, определяющих развитие общества и каждой отдельной личности, является музыкальное образование, его культурно-мировоззренческий, интеллектуальный и психологический ресурсы. Ценность музыкального образования и развития личности, с одной стороны, очевидна и не требует доказательств, но, с другой стороны, нуждается в глубоком научном обосновании, которое подняло бы эту традиционную общечеловеческую ценность на уровень приоритетов современного самосознания человечества.

Образование в области искусств, особенно музыкальное образование, обладает возможностями закладки психического фундамента для многомерного развития личности, ее креативных способностей, гармонии тела, души и духа, самореализации в культуре и «внутреннего делания» личностного пространства, - то есть теми возможностями, восполнить которые вне музыкального развития личности нечем. Развитие личности в контакте с любым искусством происходит многомерно, охватывая как уровень специальных способностей индивида, так и общих познавательных процессов, их эмоционально-мотивационной составляющей – интереса, глубины переживания содержания, избирательности. Развитие личности в процессе обучения музыке происходит опосредствовано развитием новых видов музыкальной деятельности, кроме того, личность овладевает «орудиями» индивидуального вхождения в культуру и социум через установление и развитие интонационно-символических связей между жизненным опытом индивида (опытом переживаний, деятельности и внутреннего «делания») и антропогенетическим опытом развития Человеческой Культуры в целом, запечатленным в музыкальных произведениях, национальных стилях, традиционных музыкальных практиках.

Интонационно-символические связи внутренних субъективных переживаний личности и звуковой «картины мира и культуры» образуют образно-смысловые «коды», структуру, на основе которой развивается индивидуальное сознание, его «смысловое устройство»1. Установление и порождение таких связей и индивидуальных «интонационных кодов» образует особый вид «внутренней» психической деятельности – интонационно-символическую деятельность сознания. Этот слой сознания, по-видимому, общий для многих языков выражения телесно-душевно-духовных переживаний человека – речи, движения-жеста, визуального образа – мало изучен вообще и в контексте музыкального феномена, в частности.

Если внешняя картина музыкального образования и развития личности широко и глубоко представлена в научно-методических работах, обращенных к соответствующим видам деятельности, то внутренняя картина развития знаково-символической функции сознания в контексте взаимодействия с музыкой не являлась предметом специального рассмотрения. Именно этот факт, в первую очередь, подчеркивает актуальность темы данного диссертационного исследования.

В современном научном пространстве отсутствуют: определения музыкального сознания (несмотря на употребление термина в соответствующих контекстах); представления о соотношении музыкального сознания с развитием общей знаково-символической функции сознания; теоретические модели специфического наполнения (или устройства) музыкального сознания, генезиса, исторических форм и уровней проявления индивидуального музыкального сознания; знания о закономерностях, этапах и индивидуально-психологических особенностях развития музыкального сознания личности, о соотношении сознательного и бессознательного в образно-смысловом наполнении музыкального сознания, о его влиянии на музыкально-познавательные процессы, операции и деятельность личности. Кроме того, в науке не был поднят вопрос и о методологии исследования феномена музыкального сознания. Это и многое другое позволяет считать данную проблематику актуальной как для общей психологии и психологии личности, так и для музыкальной психологии и педагогики.

Современная ситуация диктует особые требования к профессиональной позиции и компетентности педагога-музыканта.  Профессиональная компетентность специалиста в области музыкального образования, наряду с существующими, должна включать также профессионально-ориентированную психологическую и психолого-педагогическую составляющие.  Содержание этого профессионально-ориентированного блока психолого-педагогической подготовки в последнее десятилетие находится в стадии постоянного уточнения и развития.      

В отечественной музыкально-психологической и педагогической науке существует дефицит исследований, обращенных к теоретико-методологическому обоснованию целостного аффективно-когнитивного развития психики в музыкальной деятельности, закономерностям развития внутреннего плана сознания учащихся в процессе их обучения и общения с музыкой, и в целом - к многоаспектному и целостному психическому развитию личности, становящейся в результате музыкального образования более способной к решению жизненных задач, не связанных только лишь с профессиональной музыкальной деятельностью и общей осведомленностью. Мы связываем вопросы целостного развития личности во взаимодействии с музыкальной культурой с решением обозначенной проблематики – системным рассмотрением феномена музыкального сознания, построением методологии его исследования и созданием концепции профессионально-ориентированной психологической подготовки педагога-музыканта на основе этой системообразующей категории.

  В отечественной науке за прошедшее столетие написаны работы, посвященные отдельным проблемам музыкальной психологии, таким как: музыкальные способности и их развитие (Б.М. Теплов, Д.К. Кирнарская, С.И. Науменко, О.А. Таллина, К.В. Тарасова и др.), музыкальное восприятие и подходы к пониманию его сущности и исследованию свойств (С.Н. Беляева-Экземплярская, М.П. Блинова, Г.В. Иванченко, Г.Н. Кечхуашвили, Д.К. Кирнарская, В.В. Медушевский, Е.В. Назайкинский, В.Д. Остроменский, В.М. Цеханский и др.), музыкальное мышление (М.Г. Арановский, Е.В. Назайкинский, А.С. Соколов, А.Н. Сохор, Ю.Н. Холопов) и особенности его развития у детей (К.В. Тарасова, Н.В. Суслова), профессиональные аспекты становления музыканта-исполнителя (Л.Л. Бочкарев, А.М. Гальберштам, А.В. Малинковская, Г.П. Прокофьев, В.Г. Ражников, Ю.А. Цагарелли и др.), эмоции в музыке и музыкальной восприимчивости (С.Н. Беляева-Экземплярская, Н.А. Ветлугина, Н.М. Гарипова, В.П. Морозов, В.Г. Ражников, В.Н. Холопова и др.), музыка в раннем развитии и дородовой педагогике (В.В. Кирюшин, М.Л. Лазарев, А.Г. Юсфин и др.), музыкотерапия и музыкальная коррекция состояний и психического развития (Л.С. Брусиловский, С.В. Шушарджан, В.М. Элькин, А.Г. Юсфин и др.).      

       Музыкально-психологические проблемы познания и развития в зарубежной научной литературе представлены трудами D. Campbell, J. Sloboda, A. Patel, A. Tomatis, S. Lipscomb, C. Krumhansl, I. Reznikoff и др., наиболее известны (из близких к авторской тематике) в России зарубежные исследования в области музыкотерапии – H. Bonny, Дж. Морено, Г.Г. Декер-Фойгта, А. Витенберга, Д. Кемпбелла, а также в области пост-юнгианского изучения архетипов бессознательного – работы П. Дикмана, Э. Ноймана, С. Биркхойзер-Оэри, М. Мартиндейла и даже психоаналитической музыкотерапии M. Priestleys, J. Eschens, М. Лангенберг. Но, на основании знакомства с этими и некоторыми другими работами, мы можем составить суждение о том, что внимание к символической функции сознания и архетипам бессознательного не было специально обращено к музыкально-знаковой области развития этой функции.

В педагогике музыкального образования разработаны положения концепции методолого-методической подготовки учителя музыки (Э.Б. Абдуллин), системный подход к историко-педагогической (Е.В. Николаева), культурологической (Л.А. Рапацкая) подготовке педагога-музыканта, исследуются проблемы философии музыки и музыкального образования (Н.И. Киященко, Б.М. Целковников, А.И. Щербакова),  рассматриваются некоторые аспекты психологической подготовки специалиста к профессиональной деятельности (Т.А. Колышева, Л.Л. Надирова, Г.М. Цыпин и др.).   Между тем, в имеющихся исследованиях отсутствует системный подход к профессионально-ориентированной психологической подготовке педагога-музыканта, к осмыслению целостного человеческого развития в музыке, развития самой музыки как отражения изменений в образно-смысловой структуре сознания человеческого общества и личности, к возможности изучения феномена музыкального сознания в вузовской подготовке специалистов музыкального профиля. 

       Возможность реализации системного подхода к психологической профессионализации педагога-музыканта видится нами в единстве содержания, методов и педагогических условий.  Категорией (и условием), способной обеспечить это единство, может быть признана, в первую очередь, категория музыкального сознания, существующая в антропологической и онтогенетической непрерывности и являющаяся базой для осуществления любых музыкальных психолого-педагогических моделей. 

^ Методологической основой исследования сущности феномена музыкального сознания и реконструкции его развития в человеческой истории и онтогенезе личности являются, в первую очередь, воззрения Пифагора2, Платона3 и Аристотеля4 на музыку как на искусство, ближайшее к самому процессу психических переживаний, с одной стороны, и к космогоническому устройству мира, с другой. В комментариях А.Ф. Лосева: «чистое музыкальное переживание, которое проповедует нам здесь Платон, изображается им не только в своей четкой психологической текучести, не только в своем структурном оформлении и не только в своей морально-политической значимости, но и доводится до самого настоящего космологизма, когда внутренняя закономерность и упорядоченность музыкального переживания являются не более чем отражением вечного движения нерушимо прекрасного космоса»5.

Концептуальное значение для диссертации имеют также положения:

- о двойственности природы человека, происхождения его сознания и «личностного мифа», звучащее в философской антропологии Н.А.Бердяева6, С.Н. Трубецкого7, А.Ф. Лосева8; о происхождении человечности в антропологическом смысле из символической деятельности (М.К. Мамардашвили9, А.С. Арсеньев10);

- о языке искусств, пении и речи как отражении структур, энергий и состояний сознания человека, по-разному представленное в трудах Ф. Ницше11, В.И. Мартынова12 и С.C. Хоружего13;

- о коллективном бессознательном и его архетипах К. Юнга14, «схемах человеческого духа» о. П.Флоренского15, о семантическом поле Вселенной и смысловой природе Личности В.В. Налимова16, о Великом идеополе общественного сознания и реалиях бытия и сознания личности В.С. Мухиной17.

Методология исследования феномена музыкального сознания оказалась созвучной позиции В.С. Мухиной в том, что «поле общественного сознания имеет материальные и идеальные носители, которые могут быть представлены как в реальностях предметного мира, образно-знаковых систем, социального пространства, в реальностях концептов, так и в реальности внутреннего духовного пространства отдельного человека»18.

Исходя из основополагающих научных представлений (Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, В.П. Зинченко, В.С. Мухиной, А.С. Арсеньева) о том, что человек, его сознание, знаково-символическая деятельность и функции существуют в двух ипостасях: общественной и индивидуально-личностной, мы рассматриваем становление и развитие музыкального сознания личности как символогенез, происходящий во взаимодействии с Культурой. В акте «соинтонирования» личность распаковывает свой собственный опыт переживаний, свою индивидуально-смысловую реальность. Согласно В.С. Мухиной основными механизмами развития сознания и самосознания личности являются «идентификация» и «обособление», вхождение личности в интонационно-символическое поле общественного музыкального сознания также подчинено действию этих механизмов, причем на разных уровнях: личности в этносе и культуре (или субкультуре), этноса в общечеловеческом поле музыкально-интонированных символов. Это положение обусловило выбор методологической позиции рассмотрения феномена музыкального сознания в свете общего, особенного и единичного, и построение психосемантической структуры музыкального сознания.

В нашем видении проблемы музыкального сознания сквозь призму категорий интонированного смысла и переживания мы солидарны с подходами Б.В. Асафьева, Б.М. Теплова, а за акцент на «отсутствующих переживаниях», сопутствующих музыкальному взаимодействию, мы благодарны З. Фрейду и А.Е. Шерозии19, давшему такую интерпретацию механизмам вытеснения и проекции. Отсутствующие в настоящем, но существующие в бессознательном резервуаре личности (рода, этноса) события притягивают ситуации «повторного проживания». Все эти наложения и сгустки переживаний с общим знаком проявляются в спонтанной символизации, в типе интонирования, представляющем собой, по сути, конденсированный опыт переживаний20.

В нашу методологию исследования феномена музыкального сознания и его развития в личности свой вклад внесли антропологические взгляды Ж.Ж. Руссо, М. Фуко, Дж. Фрезера, Р. Бенедикт; методы наблюдения и анализа поведения человека при порождении и восприятии звучания А. Мерриама,  Г. Орлова; музыковедческие концепции психогенетических истоков музыкального интонирования Э.Е. Алексеева, М.Г. Арановского, В.В. Медушевского.

В очерченном пространстве идей, позиций и подходов выкристаллизовались основные понятия исследования и их соотношения: музыкальное и интонирующее сознание (МС и ИС) в их культурно-антропологической сущности, музыкальное сознание личности (МСЛ), музыкальный смысл, образно-смысловая структура музыкального сознания личности, музыкальный архетип и символ, открыто-закрытая система архетипов, интонационное поле общественного музыкального сознания, модальная личность, переживание, индивидуально-психологические особенности музыкального сознания личности (ИПОМСЛ), ткани и уровни МСЛ, «жизненные проявления» МСЛ, символогенез МСЛ.

Психолого-педагогическая модель развития МСЛ опирается на эти основные понятия, рассматривая их в контексте: образования как образовывания «полноорганной личности» (П.А. Флоренский), музыкальной деятельности, музыкальности как качества символической функции сознания и ее развитости, музыкально-познавательных процессов и механизмов, задействованных в обучении музыке.

Основополагающими понятиями музыкально-педагогического аспекта исследования являются интегральная индивидуальность МСЛ, уровни проявления ИПОМСЛ: ведущий архетип личности, моторный контур МСЛ, чувственная ткань МСЛ, тип интонирования МСЛ, полимодальность музыкального образа21,  эмоциональный интеллект, специфическая эйфорическая мотивация22 к музыкальной деятельности как проявление развитости функций МСЛ.

Кроме того, высветились основные теоретические области исследования феномена музыкального сознания: музыкально-психологическая антропология, результатом работы в которой явилась антропологическая модель МС;  музыкально-педагогическая область исследования, результатом работы в которой появилась психолого-педагогическая модель развития МСЛ; психосемантика МС, в которой представлена карта уровней символогенеза МС; дифференциальная и практическая музыкальная психология, включающая в себя разработку методов музыкальной психодиагностики личности. В основе выделенных теоретических областей лежат названные основные категории и понятия, а сами области тесно взаимосвязаны.

       Итак, музыкальное сознание (МС): 1. В узком смысле – пластичная (текучая, по А.Ф. Лосеву) совокупность образов и процессов, сопровождающих порождение и восприятие музыкальных явлений и основанных на присвоении музыкальной культуры как общественной формы музыкальных знаков и значений. 2. В широком смысле – антропологическая функция психики, которая есть способность к структурированию содержания сознания (его смыслового наполнения, будь то переживания или когнитивные установки) на вариативной основе сопряжений и соподчинений различных единиц информации (содержательных элементов, образов внешней и внутренней для человека реальности) по образно-смысловым потокам, образующим монодические, полифонические, гомофонно-гармонические, додекафонические, изолировано-пуантилистические и другие схемы внешних и внутренних реалий бытия личности23. Развитие музыкального сознания личности происходит в общении с интонационным полем Культуры, с музыкой как в лаборатории, тренирующей названную антропологическую мета-способность в интонационно-символической деятельности.

Сущность музыкального сознания (как в общечеловеческом, так и индивидуально-личностном аспектах) заключается в интонирующей природе и биосоциальном происхождении его образно-смысловой структуры, а ведущая функция - в символизации переживаний и смыслопорождения в акте интонирования. МС может существовать и быть наблюдаемым как в этно-культурной, так и индивидуально-личностной форме.

Интонирующее сознание (ИС)исходно-синкретичный уровень символического смыслопорождения и смыслообразования, выражающийся в спонтанной выразительности и распознавании энерго-временных паттернов в Образах, Событиях и Переживаниях жизни и в звуко-двигательном их отражении,  что  и  есть  собственно   и н т о н и р о в а н и е. 

По мысли Л. Гинзбург, «смысл – это есть структурная связь, включенность явления в структуру высшего и более общего порядка»24. Структурой высшего и более общего порядка для музыкального высказывания является процесс психических переживаний человека и космогоническое устройство мира, по Платону. Нам кажется удачным для выражения этой общей смысловой структуры понятие «Я (или мы) в контексте реальности».

Музыкальный смыслинтонированное в звуках жизненнозначимое переживание. Музыка есть интонированное (то есть так или иначе  осознанное) жизненнозначимое актуальное или «отсутствующее» переживание, произошедшее вне временных рамок текущего момента восприятия музыки, и даже, возможно, вне рамок одной жизни (слушателя, композитора, интерпретатора).  Таким образом, музыка, музыкальная культура, музыкальное образование становятся хранилищем жизненнозначимых для человечества переживаний, заключенных в форме музыкальных смыслов, обеспечивающих выраженность опыта состояний «Я (мы) в контексте реальности» для себя и других.      

      Образно-смысловая структура МСЛ – открыто-закрытая25 система интонированного опыта переживаний, в которой присутствуют как общие архетипы интонирующего сознания, их этно-культурные особенности, так  и индивидуальная единичность, уникальность личностного смысла.   

«Открытость» музыкального сознания личности заключается в возможности социально-культурного обмена знаково-символическими «орудиями» со средой – культурой, образовательно-воспитательными практиками. Научное изучение и описание индивидуально-психологических особенностей музыкального сознания как открытой культурно-воспитательным педагогическим воздействиям системы может включать такие развиваемые в деятельности актуальные свойства (востребуемые в данный момент жизни) как музыкальные способности, склонности, направленность и мотивацию, а также специфические проявления общих свойств – музыкальное восприятие, мышление, творчество.

«Закрытость» музыкального сознания личности порождается внутренней бессознательной обусловленностью музыкального смыслообразования и окрашенности деятельности индивидуальным (или родовым) опытом «отсутствующих переживаний», накопленным в прошлом и имплицитно сосуществующим с настоящим.

Имплицитная структура индивидуального музыкального сознания формируется на основе природных свойств нервной деятельности и их сочетаний («плеяд»), востребованных средой в перинатальный и ранний период психического развития индивида, субъектно оформляется в психическом феномене «личностного смысла» и «пристрастности сознания» и проявляется в относительно постоянной форме и окрашенности взаимоотношений с миром (сходной с проявлениями экстраверсии-интроверсии). Научное изучение и адекватное описание индивидуально-психологических особенностей музыкального сознания как закрытой целостной системы должно включать сорелятивные понятия, то есть взаимозависимые, такие как активность-пассивность, уравновешенность-неуравновешенность, сила-слабость, подвижность-инертность, активированность-инактивированность и т.д., что нашло свое образно-символическое воплощение в системе архетипов.

Архетип – первообраз бессознательной символизации энерго-временных паттернов переживания «Я в контексте реальности», может быть персонифицирован (вслед за К. Юнгом) в образах Героя, Анимы, Матери, Старика, Дитя, Единого (Круга). В концепции автора диссертации эти сорелятивные символы-понятия приобретают значение элементов закрытой целостной системы, способной описать индивидуально-психологические особенности личности и музыкального сознания. Система архетипов состоит из семантических оппозиций признаков: активности и пассивности (ян и инь, «мужское» и «женское»), уравновешенности и неуравновешенности (вечности и временности, традиционности и противостояния), зависимости и свободы, произвольности и спонтанности, творческости и нормативности. Все эти оппозиции признаков присутствуют в системе из 6 названных архетипов. В ходе построения семантического дифференциала с применением факторного анализа была выявлена значимость еще одного семантического признака, а именно этической координаты между полюсами Добра и Зла.

Музыкальный архетип – интонационно-выраженный энерго-временной паттерн, имеющий культурную представленность и окрашенный личным эмоциональным переживанием. Музыкальный символ – культурно-закрепленный знак, многозначен по природе, может быть первичный (звуковой образ) и вторичный (графический образ звукового символа).

Символогенез музыкального сознания – понятие, отражающее обоюдный процесс порождения-усвоения личностью образно-смысловых структур МС и охватывающее все уровни и ткани МС от бессознательного резонирования до рефлексивных его слоев. Рождение, закрепление, превращение, замещение, разветвление, применение и прочие операции с музыкальными образами и символами составляют его стержневую функцию и обеспечивают антропологический и индивидуально-личностный генезис музыкального сознания. Понимание сущности, структуры и общих принципов генезиса музыкального сознания дает возможность лучше, органичней и эффективней  строить процесс музыкального образования и развития личности.    

       Музыкальное сознание в образовательном контексте становится органом общения с общечеловеческими и открывающимися в интонировании индивидуальными смыслами-переживаниями, что приводит через механизм идентификации-обособления к чувству личности (выражение В.С. Мухиной).      

       Эти и некоторые другие основные понятия, изложение которых будет более уместно в виде гипотез и положений на защиту, составляют концептуальный каркас исследования.

       Основная проблема исследования – методолого-теоретическое обоснование феномена музыкального сознания и разработка психолого-педагогической модели его развития.

       Цель исследования – создание целостной психолого-антропологической  модели-представления о музыкальном сознании и разработка психолого-педагогической концепции его развития в музыкально-педагогической деятельности.

      ^ Объект исследования – феномен музыкального сознания в системе психолого-педагогической подготовки педагога-музыканта.

Предмет исследования – антропологическая характеристика музыкального сознания, разработка и внедрение психолого-педагогической концепции его развития в условиях процесса профессионального становления учителя музыки.

^ Гипотезы исследовани:

I. Музыкальное сознание – антропологический феномен, состоящий в системной целостности26 и структурированности интонационно-символического запечатления жизненнозначимых переживаний реальности. В психической деятельности личности представлено как совокупность образов и процессов, сопровождающих порождение и восприятие музыкальных явлений и основанных на присвоении музыкальной культуры как общественной формы музыкальных знаков и значений. В эмпирической представленности личности выражается как индивидуально и этно-культурно окрашенное отношение к миру, выраженное интонационно.

Музыкальное сознание личности необходимо рассматривать как двойственную открыто-закрытую систему музыкального смыслообразования, которая имеет в своей образно-смысловой структуре как общие координаты смыслообразования – архетипы, так и особенные этнокультурные символы, и единичные индивидуальные проявления, реализующиеся в содержательном и формально-динамическом аспектах музыкальной деятельности.

Общие координаты музыкального смыслообразования обусловливаются универсальностью базовых энерго-временных паттернов – архетипов интонирующего сознания. Система архетипов ИС в фундаменте своем имеет опору в первичных телесных (организмических) паттернах, связанных с гравитационным чувством, с физическими закономерностями, с психофизиологическими свойствами нервной системы, обусловливающими импритинговые жизненнозначимые переживания.

II. Индивидуальный подход к развитию музыкального сознания учащихся в процессе музыкального образования возможно осуществлять лишь при условии освоения психолого-педагогической модели развития музыкального сознания личности, включающей представления об интегральной индивидуальности МС, индивидуально-психологических особенностях МСЛ и их «жизненных проявлениях» в основных сферах музыкальной деятельности – психомоторной, коммуникативной и познавательной.

III. Эффективность профессионально-ориентированной психологической подготовки педагога-музыканта к целостному развитию музыкального сознания учащихся может быть существенно повышена, если:

  • разработана целостная антропологическая модель-представление о музыкальном сознании в единстве философско-эстетических, общенаучных и частнонаучных оснований;

  • представления об уникальности и закономерностях аффективно-когнитивного влияния музыкального образования на  общее развитие психики и сознания личности, ее духовное развитие системно выстроены с учетом научных знаний о музыкальном сознании личности;

  • содержание, формы и условия профессионально-ориентированной психологической подготовки педагога-музыканта в вузе нацелены на формирование:

    а) профессиональной психологической готовности к осуществлению индивидуально-дифференцированного подхода к развитию музыкального сознания учащихся,       

    б) музыкально-психологической компетентности в условиях копинг-процессов развития и самореализации студента в профессии;       

  • сущностное единство содержания, форм и условий подготовки специалиста обеспечивается последовательным и инсайтным постижением глубинной психологической основы музыкального сознания и деятельности методами синхронизации информационно-теоретического и практического модуля самоисследования личного бессознательного-сознательного  музыкального опыта.     

      ^ Задачи исследования:      

1. Проанализировать философские, общенаучные и частнонаучные  представления по проблеме музыкального сознания и на этой основе разработать системную методологию исследования феномена музыкального сознания.     

2. Создать целостную психолого-антропологическую  модель-представление о музыкальном сознании.

3.  Разработать психолого-педагогическую модель развития музыкального сознания в системе профессиональной подготовки учителя музыки.

4. Выявить индивидуально-психологические особенности МСЛ и технологии психологической и педагогической диагностики индивидуальных особенностей и уровня развития музыкального сознания учащихся.  

5. Обосновать концепцию профессионально-ориентированной психологической подготовки педагога-музыканта на основе антропологической категории музыкальное сознание и психолого-педагогической модели его развития.

6. Осуществить опытно-экспериментальную работу по выявлению эффективности концепции профессионально-ориентированной психологической подготовки педагога-музыканта.    

      Для решения поставленных задач и проверки исходных предположений использовались следующие методы исследования:      

Теоретические:  – междисциплинарный и сравнительно-сопоставительный анализ проблемы, текстов, подходов и методов;      

- обобщение научных данных по проблеме психо-антропологических и индивидуально-психологических особенностей музыкального сознания;      

- моделирование комплексного подхода к изучению студентами антропологических и индивидуально-психологических особенностей музыкального сознания;        

- обобщение результатов теоретического анализа и эмпирических данных.     

Эмпирические и экспериментальные :     

-  обобщение комплексного психографического методического инструментария по исследованию индивидуально-психологических особенностей музыкального сознания в музыкально-образовательном процессе;      

–  разработка и апробация авторского музыкального  теста архетипической перцепции (МТАП), тестирование испытуемых при помощи МТАП;      

- валидизация теста (МТАП) в комплексе методик: 16 PF опросник Кеттелла, построение семантического дифференциала;   

- статистические методы: факторный анализ (вращением Варимакс) и однофакторный дисперсионный анализ;  

- проективные арт-терапевтические тесты: графические и коллажные методы;     

- контент-анализ вербальных и невербальных проявлений (текстов личности) испытуемых;     

- экспертные оценки педагогами индивидуальных качеств и своеобразия музыкальности студентов и учащихся;     

-  ЭЭГ-диагностика (на ограниченной части выборки);     

- наблюдения в исполнительских классах и на педагогической практике за испытуемыми (студентами);      

-  беседы о результатах самонаблюдений испытуемых;      

- художественно-пластические арттерапевтические приемы и методы преобразующих практикумов, психотренинги;     

-  методы математической статистики в обработке результатов опытно-экспериментальной работы.     

       ^ Экспериментальная база – музыкальный факультет МПГУ, Московский и областной институты повышения квалификации работников образования, ГМПИ им. М.М. Ипполитова-Иванова (1997-1998 уч.год), школы и внешкольные образовательные, социально-психологические центры – места работы или практики студентов (испытуемых).      

       Участниками опытно-экспериментальной психолого-педагогической работы с 1995 по 2008 гг. стали все студенты музыкального факультета МПГУ, обучающиеся по специальности «Музыкальное образование», а также по направлению «Художественное образование», профиль «Музыкальное искусство» в рамках бакалавриата и магистратуры. Всего около 1000 человек.      

       Экспериментальные психологические исследования по апробации комплекса психологической диагностики ИПОМСЛ были проведены в разные годы с группами испытуемых общим числом более 270 человек (состоящими из студентов академического и эстрадно-джазового отделений, российских и китайских студентов  музыкального факультета МПГУ, слушателей курсов повышения квалификации работников образования, учителей музыкальных школ и школ искусств). В лонгитюдном исследовании психологических проявлений ведущего архетипа личности (в период с 1994 г. по 2008 г.) проводилось непрерывное наблюдение и тестовые срезы с четырьмя испытуемыми.

       Исследование выполнялось в несколько взаимосвязанных этапов:

I этап (1992-1995) был посвящен исследованию бессознательных аспектов восприятия музыки, связи ведущего архетипа в восприятии музыки с индивидуальными особенностями личности ребенка, началу лонгитюдного наблюдения за развитием индивидуальных архетипических черт у детей 4-5 лет. 

II этап (1995-1997) – разработка и апробация авторских курсов по музыкально-психологическим дисциплинам на музыкальном факультете МПГУ, разработка программы ОПБ «Музыкальная психология и психология музыкального образования» для педагогических вузов, разработка учебного плана и содержания дисциплин специализации Психология музыкального образования на музыкальном факультете МПГУ, осмысление профессионально-ориентированной психологической подготовки педагога-музыканта как системы.

III этап (1997-2005) – создание теоретико-методологической концепции исследования и развития музыкального сознания личности в процессе обучения, проведение нескольких серий психологических экспериментальных работ, опытно-экспериментальная апробация инновационной системы профессионально-ориентированной психологической подготовки педагога-музыканта в вузе, апробация и внедрение основных положений концепции в ряде высших учебных заведений России (Самаре, Перми, Стерлитамаке, Нальчике и др.), подготовка публикаций в научных журналах и участие в международных и общероссийских научно-методических конференциях.

IY этап – (2006-2008) – систематизация полученных результатов теоретической и опытно-экспериментальной частей исследования, проведение тестового среза лонгитюдного наблюдения за испытуемыми (повзрослевшими на 12 лет) и публикация результатов работы в реферируемых журналах ВАК, подготовка и издание ряда учебных пособий, подготовка и издание монографии, оформление результатов исследования в виде диссертации на соискание степени доктора педагогических наук.

       ^ Научная новизна:
  1   2   3   4   5

Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты