Домой

Э. Фромм Душа человека. Забытый язык




НазваниеЭ. Фромм Душа человека. Забытый язык
страница3/3
Дата31.01.2013
Размер0.59 Mb.
ТипДокументы
3. Красная Шапочка
Подобные работы:
1   2   3

2. Миф о сотворении мира

Вавилонский миф о сотворении мира (Энума Элит) по­вествует о завершившемся победой восстании мужских бо­жеств против Тиамат, великой матери, которая правила все­ленной. Они объединились против нее и избрали своим предводителем Мардука. В жестокой войне Тиамат убита, из ее тела сотворены небо и земля, а Мардук стал верховным богом.

Но перед тем как стать главой, Мардук должен был пройти испытание, которое в общем контексте повествования кажется несущественным и непонятным, но тем не менее является, как я пытаюсь показать, ключом к пониманию мифа. Испытание было такое:


И положили они одеянье

в середину;

И сказали Мардуку, их первородному

сыну:

«Воистину, владыка, превыше всех богов

твое предназначенье,

Повелевай»: «Уничтожить к сотворить!»,

и да будет так!

Да исчезнет одеянье по слову

из уст твоих;

И по другому слову да

возникнет оно в целости».

И повелел он устами своими,

и исчезло одеянье.

И повелел он снова, и возникло оно

снова в целости.

И уверились боги, отцы его. В

могуществе его слова,

И возрадовались они и преклонились

перед ним:

«Мардук — царь!»


____________________________________________________________________________________________

1 Проблема враждебности между отцом и сыном имела большое значе­ние и в личной жизни Софокла. Его сын Иофон подал в суд на своего престарелого отца, требуя лишить его права управлять своими делами; Софокл победил в этом процессе.


В чем смысл этого испытания? То, что делал Мардук, по­хоже скорее просто на волшебство, чем на решающее испыта­ние, призванное определить, сможет ли он победить Тиамат.

Чтобы понять смысл испытания, нужно вспомнить, что мы говорили о проблеме матриархата, когда рассматривали миф об Эдипе. В вавилонском мифе ясно прослеживается конфликт между патриархальным и матриархальным уклада­ми в обществе и религии. Сыновья бросают вызов великой Матери. Но как же им победить, если в одном женщина выше их — она от природы одарена способностью к сотворе­нию, она может вынашивать детей. В этом отношении муж­чины неплодотворны. (Верно, что наличие мужской спер­мы — необходимое условие зачатия ребенка в яйцеклетке женщины, но этот факт воспринимается скорее как научная идея, в отличие от очевидного, легко распознаваемого факта беременности или наличия детей. Кроме того, роль отца в сотворении ребенка заканчивается актом оплодотворения, и с этого момента начинается роль матери, которая вынашива­ет ребенка, производит его на свет и нянчит.)

В противоположность допущению Фрейда о «зависти по по­воду пениса» как естественной составляющей женской психи­ки, есть все основания допустить, что, до того как установилось господство мужчин, они испытывали «зависть по поводу бере­менности», которая во многом проявляется и сейчас. Чтобы одержать победу над матерью, мужчина должен доказать, что он не ниже женщины, что он тоже способен производить. Если он не может производить из чрева, он должен производить каким-то другим способом; он производит ртом, словом, мыс­лью. В этом заключается смысл испытания: Мардук сможет победить Тиамат, только если докажет, что тоже может что-то сотворить, хотя бы и другим способом, В этом испытании проявляется глубинный конфликт мужского и женского начал, который лежит в основе борьбы между Тиамат и Мардуком и яв­ляется главной причиной борьбы между полами. С победой Мардука устанавливается превосходство мужчин, природное плодородие женщины обесценивается, и начинается эра муж­ского господства, основанного на способности мужчин произ­водить с помощью мысли — том способе производства, с кото­рого началась человеческая цивилизация.

Там, где кончается вавилонский миф, начинается миф библейский. Верховенство мужского божества установилось, и от предыдущей эпохи — матриархата — почти не осталось следов. «Испытание» Мардука стало главной темой библей­ского повествования о творении. Бог создает мир своим словом; женщина и ее способность сотворять больше не нужны. Перевернут даже естественный порядок, согласно которому людей производит на свет женщина: Ева рождается из ребра Адама (как Афина из головы Зевса). Однако следы превос­ходства женщины уничтожены не полностью. В образе Евы мы видим женщину, которая выше мужчины. Она берет на себя инициативу, вкушая запретный плод; она не спрашива­ет Адама, а просто дает ему яблоко, а его оправдания выгля­дят неловкими и неумными. Его превосходство устанавлива­ется лишь после грехопадения. Бог говорит Еве: «И к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою». Бог устанавливает господство мужчины — значит, раньше был мир, в котором правил не он. Исходя из этого, а также из полного отрицания плодотворной роли женщины, можно проследить более раннюю тему господствующей роли мате­ри, которая еще читается в тексте вавилонского мифа.

В библейском мифе хорошо виден механизм искажения и цензуры, занимающий ведущее место в толкований снов и мифов у Фрейда. Здесь еще сохранились следы более ранней религии и общественного устройства. Но к моменту составле­ния Библии, как мы теперь знаем, эти древние принципы при­шли в такое противоречие с установившимся образом мышле­ния, что они не могли быть выражены открыто. И теперь следы древней системы можно распознать лишь по мелким деталям1, аллюзиям, несоответствиям и по связи мифа, созданного позд­нее, с более ранними вариациями на эту тему.


^ 3. Красная Шапочка

На примере «Красной Шапочки» можно проиллюстриро­вать взгляды Фрейда и одновременно проследить вариации темы конфликта мужского и женского начал, проявившегося в трилогии об Эдипе и в мифе о сотворении мира. Вот эта сказка:

«Жила-была маленькая девочка, и такая она была слав­ная, что кто на нее ни посмотрит, все ею любовались; но больше всех ее любила бабушка, и не было на свете ничего, что она пожалела бы для своей внучки. Однажды она пода­рила ей красную бархатную шапочку, которая была девочке так к лицу, что она никогда ее не снимала; и ее прозвали Крас­ная Шапочка.

Однажды мама сказала ей: «Вот, Красная Шапочка, кусо­чек пирога и бутылочка вина; возьми это и отнеси бабушке, она больна и слаба, она поест и поправится. Отправляйся утром, пока прохладно, по дороге иди тихо и осторожно, не сворачивай, а то упадешь и разобьешь бутылочку, и бабушке ничего не достанется; когда придешь к бабушке, не забудь сказать «С добрым утром», и пока не поздороваешься, не за­глядывай в каждый уголок». Красная Шапочка поклялась маме, что будет вести себя осторожно.

Бабушка жила в лесу, в полумиле от деревни, и как толь­ко Красная Шапочка зашла в лес, ей повстречался волк. Красная Шапочка не знала, какой он нехороший, и совсем не испугалась.


____________________________________________________________________________________________

1 Вавилонская Тиамат, вероятно, появляется в библейском повествовании в образе «тьмы над бездною».


— Здравствуй, Красная Шапочка, — сказал он.

— Здравствуй, волк.

— Куда это ты идешь так рано?

— К бабушке.

— А что у тебя в фартучке?

— Пирожок и вино; вчера мама пекла пироги, пусть бедная больная бабушка съест чего-нибудь вкусненького, и ей станет легче.

— А где живет твоя бабушка?

— Отсюда целых четверть мили, в лесу; ее домик стоит под тремя большими дубами, внизу сразу орешник. Ты, на­верно, знаешь это место, — ответила Красная Шапочка.

Волк подумал: «Какое нежное юное создание! Какой лакомый кусочек — она, пожалуй, куда вкуснее, чем старуха.Надо ухитриться схватить обеих». Он пошел рядом с Крас­ной Шапочкой, а потом сказал:

— Смотри, Красная Шапочка, какие тут красивые цветочки — почему ты не смотришь вокруг? А как сладко поют птички, ты, наверное, тоже не слышишь? Ты идешь так чинно, будто в школу, а вокруг, в лесу — такая красота!

Красная Шапочка подняла глаза, увидела, как сквозь де­ревья то тут, то там пляшут солнечные лучи, а вокруг растут прелестные цветы, и подумала: «А что, если я принесу ба­бушке букетик цветов, она, наверное, будет рада. Еще рано, я еще успею добраться до бабушки». И свернула с тропинки в лес, чтобы собрать цветов. Когда она сорвала цветочек, ей показалось, что там, дальше, — еще лучше, и она побежала за ним; так она забиралась в лес все дальше и дальше.

А волк тем временем быстро прибежал к бабушкиному дому и постучал в дверь.

— Кто там?

— Открой, это я, Красная Шапочка, — ответил волк, — я принесла тебе пирожок и вино.

— Дерни за веревочку, — сказала бабушка, — я совсем ослабла и не могу встать.

Волк дернул за веревочку, дверь открылась; он, ни слова не говоря, подскочил к кровати и проглотил старушку. Потом он надел ее платье и чепчик, улегся в постель и за­дернул полог.

А Красная Шапочка бегала по лесу и собирала цветы. На­собирав целую охапку, она вспомнила про бабушку и отпра­вилась к ней.

Она удивилась, что дверь открыта, а когда вошла, ей стало как-то не по себе, и она подумала: «Что такое? Как мне сегодня неловко. А ведь всегда мне так нравилось у ба­бушки. Она громко сказала: «Доброе утро!», но никто не от­ветил; тогда она подошла к кровати и раздвинула занавески. На кровати лежала бабушка, чепчик у нее был надвинут на глаза, и выглядела она очень странно.
1   2   3

Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2019
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты