Домой

1 Становление античной философии и ее основные проблемы




Название1 Становление античной философии и ее основные проблемы
страница4/8
Дата30.01.2013
Размер1.52 Mb.
ТипДокументы
Правило ii
Правило iv
Правило vii
Правило viii
Правило ix
Правило xi
Правило xii
Правило xiii
Правило xiv
Правило xv
Правило xvi
Правило xvii
Правило xix
Правило xx
12 Эмпирический метод Бэкона
Подобные работы:
1   2   3   4   5   6   7   8
11 философия де Карта и его рационалистический метод

Рационализм Декарта.


Декартовское сомнение призвано снести здание прежней

традиционной культуры и отменить прежний тип сознания, чтобы

тем самым расчистить почву для постройки нового здания -

культуры рациональной в самом своем существе. Антитрадицио-

нализм - вот альфа и омега философии Декарта. Когда мы гово-

рим о научной революции XVII века, то именно Декарт являет

собой тип революционеров, усилиями которых и была создана

наука нового времени, но и не только она: речь шла о созда-

нии нового типа общества и нового типа человека, что вскоре

и обнаружилось в сфере социально-экономической, с одной сто-

роны, и в идеологии Просвещения, с другой. Вот принцип новой

культуры, как его с предельной четкостью выразил сам Декарт:

"...никогда не принимать за истинное ничего, что я не познал

бы таковым с очевидностью... включать в свои суждения только

то, что представляется моему уму столь ясно и столь отчетли-

во, что не даст мне никакого повода подвергать их сомнению".

Принцип очевидности тесно связан с антитрадиционализмом

Декарта. Истинное знание мы должны получить для того, чтобы

руководствоваться им также и в практической жизни, в своем

жизнестроительстве. То, что прежде происходило стихийно,

должно ныне стать предметом сознательной и целенаправленной

воли, руководствующейся принципами разума. Человек должен

контролировать историю во всех ее формах, начиная от строи-

тельства городов, государственных учреждений и правовых норм

и кончая наукой. Прежняя наука выглядит, по Декарту, так,

как древний город с его внеплановыми постройками, среди ко-

торых, впрочем, встречаются и здания удивительной красоты,

но в котором неизменно кривые и узкие улочки; новая наука

должна создаваться по единому плану и с помощью единого ме-

тода. Вот этот метод и создает Декарт, убежденный в том, что

применение последнего сулит человечеству неведомые прежде

возможности, что он сделает людей "хозяевами и господами

природы".

Однако неверно думать, что, критикуя традицию, сам Де-

карт начинает с нуля. Его собственное мышление тоже укорене-

но в традиции; отбрасывая одни аспекты последней, Декарт

опирается на другие. Философское творчество никогда не начи-

нается на пустом месте.

Декартова связь с предшествующей философией обнаружива-

ется уже в самом его исходном пункте. Декарт убежден, что

создание нового метода мышления требует прочного и незыбле-

мого основания. Такое основание должно быть найдено в самом

разуме, точнее, в его внутреннем первоисточнике - в самосоз-

нании. "Мыслю, следовательно, существую" - вот самое досто-

верное из всех суждений. Но, выдвигая это суждение как самое

очевидное, Декарт, в сущности, идет за Августином, в полеми-

ке с античным скептицизмом указавшим на невозможность усом-

ниться по крайней мере в существовании самого сомневающего-

ся. И это не просто случайное совпадение: тут сказывается

общность в понимании онтологической значимости "внутреннего

человека", которое получает свое выражение в самосознании.

Не случайно категория самосознания, играющая центральную

роль в новой философии, в сущности, была незнакома античнос-

ти: значимость сознания - продукт христианской цивилизации.

И действительно, чтобы суждение "мыслю, следовательно, су-

ществую" приобрело значение исходного положения философии,

необходимы, по крайней мере, два допущения. Во-первых, вос-

ходящее к античности (прежде всего к платонизму) убеждение в

онтологическом превосходстве умопостигаемого мира над чувс-

твенным, ибо сомнению у Декарта подвергается прежде всего

мир чувственный, включая небо, землю и даже наше собственное

тело. Во-вторых, чуждое в такой мере античности и рожденное

христианством сознание высокой ценности "внутреннего челове-

ка", человеческой личности, отлившееся позднее в категорию

"Я". В основу философии нового времени, таким образом, Де-

карт положил не просто принцип мышления как объективного

процесса, каким был античный Логос, а именно субъективно пе-

реживаемый и сознаваемый процесс мышления, такой, от которо-

го невозможно отделить мыслящего. "...Нелепо,- пишет Де-

карт,- полагать несуществующим то, что мыслит, в то время,

пока оно мыслит..."

Однако есть и серьезное различие между картезианской и

августинианской трактовками самосознания. Декарт исходит из

самосознания как некоторой чисто субъективной достоверности,

рассматривая при этом субъект гносеологически, то есть как

то, что противостоит объекту. Расщепление всей действитель-

ности на субъект и объект - вот то принципиально новое, чего

в таком аспекте не знаp - ИрЕла ни античная, ни средневековая фило-

софия. Противопоставление субъекта объекту характерно не

только для рационализма, но и для эмпиризма XVII века. Бла-

годаря этому противопоставлению гносеология, то есть учение

о знании, выдвигается на первый план в XVII веке, хотя, как

мы отмечали, связь со старой онтологией не была полностью

утрачена.

С противопоставлением субъекта объекту связаны у Декар-

та поиски достоверности знания в самом субъекте, в его само-

сознании. И тут мы видим еще один пункт, отличающий Декарта

от Августина. Французский мыслитель считает самосознание

("мыслю, следовательно, существую") той точкой, отправляясь

от которой и основываясь на которой можно воздвигнуть все

остальное знание. "Я мыслю", таким образом, есть как бы та

абсолютно достоверная аксиома, из которой должно вырасти все

здание науки подобно тому как из небольшого числа аксиом и

постулатов вы водятся все положения евклидовой геометрии.

Аналогия с геометрией здесь вовсе не случайна. Для ра-

ционализма XVII века, включая Декарта, Мальбранша, Спинозу,

Лейбница, математика является образцом строгого и точного

знаниях которому должна подражать и философия, если она хо-

чет быть наукой. А что философия должна быть наукой, и при-

том самой достоверной из наук, в этом у большинства филосо-

фов той эпохи не было сомнения. Что касается Декарта, то он

сам был выдающимся математиком, создателем аналитической ге-

ометрии. И не случайно именно Декарту принадлежит идея соз-

дания единого научного метода, который у него носит название

"универсальной математики и с помощью которого Декарт счита-

ет возможным построить систему науки, могущей обеспечить че-

ловеку господство над природой. А что именно господство над

природой является конечной целью научного познания, в этом

Декарт вполне согласен с Бэконом.

Метод, как его понимает Декарт, должен превратить поз-

нание в организованную деятельность, освободив его от слу-

чайности, от таких субъективных факторов, как наблюдатель-

ность или острый ум, с одной стороны, удача и счастливое

стечение обстоятельств, с другой. Образно говоря, метод

превращает научное познание из кустарного промысла в промыш-

ленность, из спорадического и случайного обнаружения истин -

в систематическое и планомерное их производство. Метод поз-

воляет науке ориентироваться не на отдельные открытия, а ид-

ти, так сказать, "сплошным фронтом", не оставляя лакун или

пропущенных звеньев. Научное знание, как его предвидит Де-

карт, это не отдельные открытия, соединяемые постепенно в

некоторую общую картину природы, а создание всеобщей поня-

тийной сетки, в которой уже не представляет никакого труда

заполнить отдельные ячейки, то есть обнаружить отдельные ис-

тины. Процесс познания превращается в своего рода поточную

линию, а в последней, как известно, главное - непрерывность.

Вот почему непрерывность - один из важнейших принципов мето-

да Декарта.

Согласно Декарту, математика должна стать главным

средством познания природы, ибо само понятие природы Декарт

существенно преобразовал, оставив в нем только те свойства,

которые составляют предмет математики: протяжение (величи-

ну), фигуру и движение. Чтобы понять, каким образом Декарт

дал новую трактовку природы, рассмотрим особенности картези-

анской метафизики.


ПРАВИЛО 1

Целью научных занятий должно быть направление ума таким образом, чтобы он мог выносить твердые истинные суждения обо всех тех вещах, которые ему встречаются.

^ ПРАВИЛО II

Нужно заниматься только теми предметами, о которых наши умы очевидно способны достичь достоверного и несомненного знания.

ПРАВИЛО III

Касательно обсуждаемых предметов следует отыскивать не то, что думают о них другие или что предполагаем мы. сами, но то, что мы можем ясно и очевидно усмотреть или достоверным образом вывести, ибо знание не приобретается иначе

^ ПРАВИЛО IV

Для разыскания истины вещей необходим метод

ПРАВИЛО VI

Для того чтобы отделять самые простые вещи от запутанных и исследовать их по порядку, необходимо в каждом ряде вещей, в котором мы прямо вывели некоторые истины из других, усматривать, что в нем является наиболее простым и насколько удалено от этого все остальное - более, или менее, или одинаково

^ ПРАВИЛО VII

Чтобы придать науке полноту, надлежит все, что служит нашей цели, вместе и по отдельности обозреть в последовательном и нигде не прерывающемся движении мысли и охватить достаточной и упорядоченной энумерацией

^ ПРАВИЛО VIII

Если в ряде вещей, подлежащих изучению, встретится какая-либо вещь, которую наш разум не в состоянии достаточно хорошо рассмотреть, тут необходимо остановиться и не изучать другие вещи, следующие за ней, а воздержаться от ненужного труда

^ ПРАВИЛО IX

Следует целиком обратить взор ума на самые незначительные и наиболее легкие вещи и дольше задерживаться на них, пока мы не приучимся отчетливо и ясно усматривать истину.

^ ПРАВИЛО XI

После того как мы усмотрели несколько простых положений, полезно, если мы выводим из них нечто иное, обозреть их в последовательном и нигде не прерывающемся движении мысли, поразмышлять над их взаимными отношениями и отчетливо представить сразу столь многие из них, сколь это возможно: ведь таким образом и наше познание становится гораздо более достоверным, и чрезвычайно расширяются способности ума

^ ПРАВИЛО XII

Наконец, следует воспользоваться всеми вспомогательными средствами разума, воображения, чувства и памяти как для отчетливого усмотрения простых положений и для надлежащего сравнения искомых вещей с известными с целью познания первых, так и для отыскания тех вещей, которые должны сравниваться между собой таким образом, чтобы не осталась без внимания никакая сторона человеческого усердия.

^ ПРАВИЛО XIII

Если мы вполне понимаем вопрос, его надо освободить от любого излишнего представления, свести к простейшему вопросу и посредством энумерации разделить на возможно меньшие части.

^ ПРАВИЛО XIV

То же самое следует отнести к реальному протяжению тел, и протяжение в целом должно предстать воображению через посредство простых фигур, ибо таким образом оно гораздо отчетливее представляется разумом.

^ ПРАВИЛО XV

В большинстве случаев полезно также чертить эти фигуры и представлять их внешним чувствам для того, чтобы таким способом легче удерживать нашу мысль сосредоточенной.

^ ПРАВИЛО XVI

Что же касается вещей, которые не требуют наличного внимания ума, хотя и необходимы для заключения, то их лучше обозначать посредством наиболее сокращенных знаков, чем посредством полных фигур, ибо тогда память не сможет ошибаться, а вместе с тем и мысль не будет отвлекаться на то, чтобы удержать их, в то время как она занята выведением других

^ ПРАВИЛО XVII

Нужно прямо обозреть предложенное затруднение, отвлекаясь от того, что какие-то его термины являются известными, а какие-то - неизвестными, и усматривая благодаря правильным рассуждениям взаимную зависимость каждого из них от других

^ ПРАВИЛО XIX

Посредством этого метода рассуждения нужно отыскивать столько величин, выраженных двумя различными способами, сколько неизвестных терминов мы допускаем в качестве известных, для того чтобы прямо обозреть затруднение; ибо таким образом мы будем иметь столько же сравнений между двумя равными терминами.

^ ПРАВИЛО XX

Отыскав уравнения, нужно произвести опущенные нами действия, ни в коем случае не пользуясь умножением тогда, когда будет уместно деление.

ПРАВИЛО XXI

Если имеется много таких уравнений, их все необходимо свести к одному, а именно к тому, члены которого займут меньшее число ступеней в ряде непрерывно пропорциональных величин, соответственно каковому они и должны быть расположены по порядку.


ПСИХОФИЗИЧЕСКАЯ_ПРОБЛЕМА — вопрос об отношении психического к физическому. П. п. приобрела особую остроту после того, как в 17 в. Декарт утверждением о существовании двух субстанций (материи — субстанции протяженной и немыслящей и души — субстанции мыслящей, но непротяженной) резко противопоставил душу и тело. Этот разрыв пытались устранить окказионалисты (А. Гей-линкс и Мальбранш) положением о вмешательстве бога в отношения между психическими и физическими явлениями. Ложные тенденции решения П. п. до сих пор остаются господствующими в зап. психологии, где распространены т. наз. теория психофизического параллелизма и ее разновидности. Диалектико-материалистическое решение П. п. основано на принципе монизма, видящем в психике продукт развития материи.


^ 12 Эмпирический метод Бэкона

Фрэнсис Бэкон (1561-1626) считается основателем опытной науки Нового времени. Он был первым философом, поставившем перед собой задачу создать научный метод. В его философии впервые сформулированы главные принципы, характеризующие философию Нового времени. Бэкон происходил из знатного рода и в течение всей своей жизни занимался общественной и политической деятельностью: был адвокатом, членом палаты общин, лорд- канцлером Англии. Незадолго до конца жизни общество выразило ему осуждение, обвинив во взяточничестве при ведении судебных дел. Он был приговорен к крупному штрафу (40 000 ф.ст.), лишен парламентских полномочий, уволен из суда. Умер в 1626 г., простудившись, когда набивал курицу снегом, чтобы доказать, что холод обеспечивает сохранение мяса от порчи, и тем самым продемонстрировать силу разрабатываемого им экспериментального научного метода. С самого начала своей философской творческой деятельности Бэкон выступил против господствовавшей в то время схоластической философии и выдвинул доктрину "естественной" философии, основывающейся на опытном познании. Взгляды Бэкона сформировались на основе достижений натурфилософии Возрождения и включали в себя натуралистическое миросозерцание с основами аналитического подхода к исследуемым явлениям и эмпиризма. Он предложил обширную программу перестройки интеллектуального мира, подвергнув резкой критике схоластические концепции предшествующей и современной ему философии. Бэкон стремился привести "границы умственного мира" в соответствии со всеми теми громадными достижениями, которые происходили в современном Бэкону обществе XV-XVI веков, когда наибольшее развитие получили опытные науки. Бэкон выразил решение поставленной задачи в виде попытки "великого восстановления наук", которую изложил в трактатах: "О достоинстве и приумножении наук" (самом большом своем произведении), "Новом Органоне" (его главном произведении) и других работах по "естественной истории", отдельных явлениях и процессах природы. Понимание науки у Бэкона включало прежде всего новую классификацию наук, в основу которой он положил такие способности человеческой души, как память, воображение (фантазия), разум. Соответственно этому главными науками, по Бэкону, должны быть история, поэзия, философия. Высшая задача познания и всех наук, согласно Бэкону, - господство над природой и усовершенствование человеческой жизни. По словам главы "Дома Соломона" (своего рода исследовательского центра. Академии, идея которого была выдвинута Бэконом в утопическом романе "Новая Атлантида"), "цель общества -познание причин и скрытых сил всех вещей, расширение власти человека над природой, покуда все не станет для него возможным" [Соч. Т. 2. С. 499]. Критерий успехов наук - те практические результаты, к которым они приводят. "Плоды и практические изобретения суть как бы поручители и свидетели истинности философии" [Соч. Т. 2. С. 37]. Знание - сила, но только такое знание, которое истинно. Поэтому Бэкон приводит различение двух видов опыта: плодоносных и светоносных. Первые - это такие опыты, которые приносят непосредственную пользу человеку, светоносные - те, цель которых состоит в познании глубоких связей природы, законов явлений, свойств вещей. Второй вид опытов Бэкон считал более ценным, так как без их результатов невозможно осуществить плодоносные опыты. Недостоверность получаемого нами знания обусловлена, считает Бэкон, сомнительной формой доказательства, которая опирается на силлогистическую форму обоснования идей, состоящую из суждений и понятий. Однако понятия, как правило, образовываются недостаточно обоснованно. В своей критике теории аристотелевского силлогизма Бэкон исходит из того, что используемые в дедуктивном доказательстве общие понятия - результат опытного знания, сделанного исключительно поспешно. Со своей стороны, признавая важность общих понятий, составляющих фундамент знания, Бэкон считал, что главное - это правильно образовывать эти понятия, так как если понятия образовать поспешно, случайно, то нет прочности и в том, что на них построено. Главным шагом в реформе науки, предлагаемой Бэконом, должно быть совершенствование методов обобщения, создание новой концепции индукции. Опытно-индуктивный метод Бэкона состоял в постепенном образовании новых понятий путем истолкования фактов и явлений природы. Только посредством такого метода, по мнению Бэкона, возможно открыть новые истины, а не топтаться на месте. Не отвергая дедукцию, Бэкон так определял различие и особенности этих двух методов познания: "Два пути существуют и могут существовать для открытия истины. Один воспаряет от ощущений и частностей к наиболее общим аксиомам, и, идя от этих оснований и их непоколебимой истинности, обсуждает и открывает средние аксиомы. Этим путем и пользуются ныне. Другой же путь выводит аксиомы из ощущений и частностей, поднимаясь непрерывно и постепенно, пока наконец не приходит к наиболее общим аксиомам. Это путь истинный, но не испытанный" [Соч. Т. 2. С. 14-15]. Хотя проблема индукции и раньше ставилась предшествовавшими философами, только у Бэкона она приобретает главенствующее значение и выступает первостепенным средством познания природы. В противовес индукции через простое перечисление, распространенной в то время, он выдвигает на передний план истинную, по его словам, индукцию, дающую новые выводы, получаемые на основании не столько в результате наблюдения подтверждающих фактов, сколько в результате изучения явлений, противоречащих доказываемому положению. Один- единственный случай способен опровергнуть необдуманное обобщение. Пренебрежение к так называемым отрицательным инстанциям, по Бэкону, - главная причина ошибок, суеверий, предрассудков. В индуктивный метод Бэкона необходимыми этапами входит собирание фактов, их систематизация. Бэкон выдвинул идею составления трех таблиц исследования - таблицы присутствия, отсутствия и промежуточных ступеней. Если, используя любимый Бэконом пример, кто-то хочет найти форму тепла, то он собирает в первой таблице различные случаи тепла, стремясь отсеять все то, что не имеет общего, т.е. то, что есть, когда тепло присутствует. Во второй таблице он собирает вместе случаи, которые подобны случаям в первой, но которые не обладают теплом. Например, в первой таблице могут быть перечислены лучи солнца, которые создают тепло, во вторую -включаться такие вещи, как лучи, исходящие от луны или звезд, которые не создают тепла. На этом основании можно отсеять все те вещи, которые наличествуют, когда тепло присутствует. Наконец, в третьей таблице собирают случаи, в которых тепло присутствует в различной степени. Используя эти три таблицы вместе, мы можем, согласно Бэкону, выяснить причину, которая лежит в основе тепла, а именно - по мысли Бэкона - движение. В этом проявляется принцип исследования общих свойств явлений, их анализ. В индуктивный метод Бэкона входит и проведение эксперимента. Для проведения эксперимента важно варьировать его, повторять, перемещать из одной области в другую, менять обстоятельства на обратные, прекращать его, связывать у другими и изучать в немного измененных обстоятельствах. После этого можно перейти к решающему эксперименту. Бэкон выдвинул опытное обобщение фактов в качестве стержня своего метода, однако не был защитником одностороннего его понимания. Эмпирический метод Бэкона отличает то, что он в максимальной степени опирался на разум при анализе фактов. Бэкон сравнивал свой метод с искусством пчелы, которая, добывая нектар из цветов, перерабатывает его в мед собственным умением. Он осуждал грубых эмпириков, которые подобно муравью собирают все, что им попадается на пути (имея в виду алхимиков), а также тех умозрительных догматиков, которые как паук ткут паутину знания из себя (имея в виду схоластов). Предпосылкой реформы науки должно стать, по замыслу Бэкона, и очищение разума от заблуждений, которых он насчитывает четыре вида. Эти препятствия на пути познания он называет идолами: идолы рода, пещеры, площади, театра. Идолы рода - это ошибки, обусловленные наследственной природой человека. Мышление человека имеет свои недостатки, так как "уподобляется неровному зеркалу, которое, примешивая к природе вещей свою природу, отражает вещи в искривленном и обезображенном виде" [Соч. Т. 2. С. 18]. Человек постоянно истолковывает природу по аналогии с человеком, что находит свое выражение в телеологическом приписывании природе конечных целей, которые ей не свойственны. В этом и проявляется идол рода. Привычку ожидания большего порядка в явлениях природы, чем в действительности, можно найти в них, - это идолы рода. К идолам рода Бэкон относит и стремление человеческого ума к необоснованным обобщениям. Он указывал, что часто орбиты вращающихся планет считаются за круговые, что необоснованно. Идолы пещеры - это ошибки, которые свойственны отдельному человеку или некоторым группам людей в силу субъективных симпатий, предпочтений. Например, одни исследователи верят в непогрешимый авторитет древности, другие склонны отдавать предпочтение новому. "Человеческий разум не сухой свет, его укрепляют воля и страсти, а это порождает в науке желательное каждому. Человек скорее верит в истинность того, что предпочитает... Бесконечным числом способов, иногда незаметных, страсти пятнают и портят разум" [Соч. Т. 2. С. 22]. Идолы площади - это ошибки, порождаемые речевым общением и трудностью избежать влияния слов на умы людей. Эти идолы возникают потому, что слова - только имена, знаки для общения между собой они ничего не говорят о том, что такое вещи. Поэтому и возникают бесчисленные споры о словах, когда люди принимают слова за вещи. Идолы театра - это ошибки, связанные со слепой верой в авторитеты, некритическим усвоением ложных мнений и воззрений. Здесь Бэкон имел в виду систему Аристотеля и схоластику, слепая вера в которых оказывала сдерживающее воздействие на развитие научного знания. Он называл истину дочерью времени, а не авторитета. Искусственные философские построения и системы, оказывающие отрицательное влияние на умы людей, - это своего рода "философский театр", по его мнению. Разработанный Бэконом индуктивный метод, лежащий в основе науки, должен, по его мнению, исследовать внутреннее присущие материи формы, являющиеся материальной сущностью принадлежащего предмету свойства - определенного вида движения. Чтобы выделить форму свойства, надо отделить от предмета все случайное. Это исключение случайного, конечно, - мысленный процесс, абстракция. Бэконовские формы - это формы "простых природ", или свойств, которые изучают физики. Простые природы - это такие вещи, как горячее, влажное, холодное, тяжелое и т.д. Они подобны "алфавиту природы", из которого многие вещи могут быть составлены. Бэкон ссылается на формы, как на "законы". Они - детерминанты и элементы фундаментальных структур мира. Сочетание различных простых форм дает все разнообразие реальных вещей. Развитое Бэконом понимание формы противопоставлялось им умозрительному толкованию формы у Платона и Аристотеля, так как для Бэкона форма - своего рода движение материальных частиц, составляющих тело. В теории познания, для Бэкона, главное - исследовать причины явлений. Причины могут быть разными - или действующими, которыми занимается физика, или конечными, которыми занимается метафизика. Методология Бэкона в значительной степени предвосхитила разработку индуктивных методов исследования в последующие века, вплоть до XIX в. Однако Бэкон в своих исследованиях недостаточно подчеркивал роль гипотезы в развитии знания, хотя в его времена уже зарождался гипотетико-дедуктивный метод осмысления опыта, когда выдвигается то или иное предположение, гипотеза и из нее выводятся различные следствия. При этом дедуктивно осуществляемые выводы постоянно соотносятся с опытом. В этом случае большая роль принадлежит математике, который Бэкон не владел в достаточной степени, да и математическое естествознание в то время только формировалось. В конце своей жизни Бэкон написал книгу об утопическом государстве "Новая Атлантида" (опубликована посмертно в 1627 г.). В этом произведении он изобразил будущее государство, в котором все производительные силы общества преобразованы при помощи науки и техники. В нем Бэкон описывает различные удивительные научно- технические достижения, преображающие жизнь человека: здесь и комнаты чудесного исцеления здоровья, и лодки для плавания под водой, и различные зрительные приспособления, и передача звуков на расстояния, и приспособления по оживлению после смерти, и многое другое. Некоторые из описываемых технических новшеств осуществились на практике, другие остались в области фантазии, но все они свидетельствуют о неукротимой вере Бэкона в силу человеческого разума. На современном языке его можно было бы назвать технократом, так как он полагал, что все проблемы своего времени можно решить на пути научно-технического прогресса. Несмотря на то что он придавал большое значение науке и технике в жизни человека, Бэкон считал, что успехи науки касаются лишь "вторичных причин", за которыми стоит всемогущий и непознаваемый Бог. При этом Бэкон все время подчеркивал, что прогресс естествознания, хотя и губит суеверия, но укрепляет веру. Он утверждал, что "легкие глотки философий толкают порой к атеизму, более же глубокие возвращают к религии" [Соч. Т. 1. С. 89]. Влияние философии Бэкона на современное ему естествознание и последующее развитие философии огромно. Его аналитический научный метод исследования явлений природы, разработка концепции необходимости экспериментального изучения природы сыграли свою положительную роль в достижениях естествознания XVI- XVII веков. Логический метод Бэкон дал толчок развитию индуктивной логики. Классификация наук Бэкона положительно воспринята в истории науки и даже положена в основу разделения наук французскими энциклопедистами. Хотя углубление рационалистической методологии в дальнейшем развитии философии снизило после смерти Бэкона его влияние в XVIII в., в последующие века идеи Бэкона приобрели свое новое звучание. Они не потеряли своего значения вплоть до XX в. Некоторые исследователи (например, Дж. Дьюи) даже рассматривают его как предшественника современной интеллектуальной жизни и пророка прагматической концепции истины. (Имеется в виду его высказывание: "Что в действии полезно наиболее, то и в знании наиболее истинно" [Соч. Т. 2. С. 82].)


1   2   3   4   5   6   7   8

Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты