Домой

Сената Чешкой Республики! Уважаемый господин Президент и господин Генеральный секретарь мап сергей Александрович Попов и Михаил Пантулас! Ваши Превосходительства господа Послы и члены диплом




Скачать 155.42 Kb.
НазваниеСената Чешкой Республики! Уважаемый господин Президент и господин Генеральный секретарь мап сергей Александрович Попов и Михаил Пантулас! Ваши Превосходительства господа Послы и члены диплом
Дата30.01.2013
Размер155.42 Kb.
ТипДиплом
Содержание
Самому институту демократии ныне повсеместно приходится отчаянно отстаивать свое право на существование, бороться за сохранение
Подобные работы:


Доклад

Президента Международного общественного Фонда единства православных народов (МОФЕПН), политического советника Межпарламентской Ассамблеи Православия (МАП) доктора философских наук, профессора В.А.Алексеева «Евроинтеграция и проблемы демократии» на XIX ежегодной конференции МАП «Вызовы демократии в условиях экономического кризиса»


Прага, Чехия,
Сенат Чешской Республики,
27 июня 2012 года



Ваше Блаженство Митрополит Чешских земель и Словакии Христофор!

Ваше Превосходительство, господин Председатель
Сената Чешкой Республики!

Уважаемый господин Президент и господин Генеральный секретарь МАП Сергей Александрович Попов и Михаил Пантулас!

Ваши Превосходительства господа Послы

и члены дипломатического корпуса!

Уважаемые участники и гости конференции, дамы и господа, дорогие друзья!


Тема нашей конференции очень точно соответствует ситуации, сложившейся не только в Европе, но и, пожалуй, во всем мире.^ Самому институту демократии ныне повсеместно приходится отчаянно отстаивать свое право на существование, бороться за сохранение своих завоевани и явно затянувшийся мировой финансово-экономический кризис отнюдь не способствует преодолению или смягчению грозно обозначившихся проблем. Митинги, шествия, забастовки, уличные протесты захватили все страны континента. На повестке дня, в перечне требований протестующих стоят отнюдь не одни лишь социально-экономические, но все больше политические лозунги и призывы к власти обеспечить большую демократизацию всей общественно-политической практики.

В эти дни в Австрии, может быть, в одной из самых продвинутых в социальном и демократическом плане стран буржуазной Европы, разгорелась острая дискуссия относительно введения в стране механизмов прямой демократии. Речь идет о том, чтобы граждане имели возможность непосредственно, а не через представляющие их партии, влиять на власть страны и в целом на политику Европейского союза. Понятно, что этот широкий протест возник по причине кризиса самого института существующей буржуазной демократии, которая вызывает, как на Западе, так и на Востоке Европы, в т.ч. и у нас в России, все большее недоверие масс. Свидетельством этому служат повсеместные факты резкого снижения количества избирателей, участвующих в выборах.

Все больше происходит случаев, когда лишь 10-15 процентов граждан, имеющих право голоса, участвуют в выборах, что вряд ли можно назвать торжеством демократии и абсолютно справедливым механизмом наделения властью. Способы массового манипулирования волей избирателей и по-сути молчаливое согласие власти на отказ от их широкого участия в выборах есть прямое наступление на демократию.

Широкое и повсеместное наступление на демократию стало разворачиваться со стороны власти, тесно связанной с крупным капиталом, именно в тяжелый период финансового кризиса. Пути выхода из кризиса власти повсюду увидели лишь в оказании беспрецедентной финансовой помощи бюджетными средствами банковскому сектору экономики, немало не заботясь об облегчении тяжелого бремени беднейших слоев населения, мелкого и среднего бизнеса. Конечно, демократическими такие решения не назовешь. Налицо кризис демократии. Это симптом серьезной болезни всей системы сложившегося социально-политического мирового порядка.

Безусловно, глобально-экономический кризис еще более обнажил ту крайне обостренную форму противоречий между наемным трудом и капиталом, о существовании которых в т.н. «тучные годы», т.е. в относительно благополучный социально-экономический период власти и официальные спикеры старались не говорить, убеждая себя и других, что эти противоречия не существуют, они, дескать, надуманы и использовались лишь коммунистами и крайними левыми силами в пропагандистских целях.

Однако глобальный финансово-экономический кризис пришел, как это часто бывает, неожиданно для многих благодушествующих, как во властных коридорах, так и вне их, и принес с собой обострение во всех сферах социально-политической и общественной жизни, наступив не только на завоевания людей наемного труда в области занятости, достойной оплаты, но и существенно ущемив политические и гражданские свободы, коренные права людей, покусившись на саму демократию как таковую.

Миф о благородном лице капитализма вновь потускнел, все язвы и пороки его никуда, оказывается, не исчезли и проявили свой хищный облик вновь. В рамках борьбы с финансово-экономическим кризисом, порожденным, как известно, спекулятивным капиталом, казалось бы, государство должно усиленно бороться с коррупцией. Однако на деле все происходит прямо наоборот. Аналитики компании Ernst & Young недавно провели исследование в 43 странах, опросив 1750 топ-менеджеров — финансовых директоров и глав правовых и аудиторских департаментов. Почти 40% из них признались, что в той или иной степени участвуют в коррупционных схемах или готовы в них участвовать «для блага бизнеса», и государственные органы контроля склонны поощрять эту ситуацию. Словом, у капитанов экономики налицо катастрофический дефицит этических норм и морали, происходит мощный размыв базовых ценностей — фундаментальной основы демократии.

В своем докладе я хотел бы, оттолкнувшись от рассуждений о проявившихся вновь родовых противоречиях труда и капитала, остановиться подробнее на такой теме, как евроинтеграция и проблемы демократии, которая самым тесным образом связана с главной повесткой нашей конференции.

Евроинтеграция, осуществляемая в своем нынешнее виде, вряд ли задумывалась ее отцами-основателями Конрадом Адэнауром, Робером Шуманом и другими в конце 40 — начале 50-х годов именно в нынешнем ее проявлении, когда идет повсеместное наступление на демократию, даже в её знаковом и родовом месте — в парламентах — от демократии все чаще остается только внешнее подобие, форма, и выхолащивается ее настоящая суть. Однако вне демократии весь процесс евроинтеграции обречен на абсолютную неудачу, как это постигло, скажем, другой евроинтеграционный проект — мультикультурализм, о чем мы уже говорили на прошлых форумах.

Когда мультикультурализм стал внедряться в странах Европейского Союза директивным путем, либеральная диктатура адептов этого проекта особо проявилась в насаждении постулатов секулярной толерантности и индифферентного плюрализма даже там, где столь насильственное продвижение этих принципов представляется весьма сомнительным, скажем, в вопросах религиозного выбора, свободы совести, частной жизни и т.д., Возникла ситуация, прямо противоположная провозглашенным либеральным идеям, — замаячил неототалитаризм со всеми вытекающими отсюда последствиями. Европа оказалась очень уязвимой перед собственными фантомами. Мультикультурализм, как порождение секулярного либерализма, стал расшатывать традиционную европейскую культуру.

Мы знаем, что такое уже бывало нередко в истории, когда авторы и проводники той или иной концепции или целого учения, движимые, казалось бы, самыми благими побуждениями, направленными по всеобщему благу и счастью каждого отдельного человека, возглавив широкое протестное движение и на его волне захватив власть, очень скоро после этого на практике отрекались от идей народовластия, подменив демократические ценности циничными и эгоцентричными интересами своей личной власти или довольно узкого круга приближенных лиц. Мы наблюдаем это и сегодня.

Далеко не все общественные и политические лидеры выдерживают испытание демократией. Поднявшись на волне демократии к власти, многие очень быстро опускались к диктатуре. Демократия есть великий соблазн и серьёзное испытание, ибо моральная планка и нравственные ценности демократии объективно всегда очень высоки, а желающие «проехаться» на волне демократии к своим целям, воспользоваться механизмом демократии для завоевания личной власти, очень часто далеки по своим моральным качествам не только от стандартов демократии, но и от норм элементарной порядочности.

Говорят, что демократия — это, прежде всего, процедура. И это глубоко верное утверждение, главное, чтобы процедура не утопила сущностные вещи. Ведь в правильно соблюденной процедуре заложены не только внешняя модель поведения, но и фундаментальные принципы. А принципы — это уже категория нравственная. Стало быть, подлинная демократия — это обязательно ценностная категория, она есть набор фундаментальных нравственных и даже духовных ценностей и традиций.

Поэтому существуют и такое явление как христианская демократия, покоящаяся на христианских духовных и культурных ценностях, несовместимая в своем идеальном выражении с тоталитарным мышлением и поведением.

Демократия сегодня находится в особенной опасности, потому что ее лишают главного ресурса — в массовом общественном сознании происходит размывание традиционных духовно-нравственных и культурных ценностей. Гражданское общество подвергают изощренной обработке глобальными средствами информационного воздействия. Идет перепрограммирование общественного сознания, происходит кощунственная подмена ценностей: истина называется ложью, белое черным, злое добрым, порок объявляют добродетелью, уродливое прекрасным и т.д. Демократия, лишенная четких нравственных ориентиров, обречена на вырождение.

Известно, что евроинтеграция в ее нынешней модели является целиком секулярно-либеральным проектом. Именно либералы сегодня правят бал на европейской общественно-политической и социально-экономической сцене, продвигая либеральные стандарты во все сферы жизни. Казалось бы, либеральные приоритеты и демократические ценности должны действовать солидарно, умножая, таким образом, свой общий потенциал в Европе. Однако на практике либеральные мировоззренческо-политические установки в рамках евроинтеграции столкнулись в остром противоречии с подлинными, а не псевдо-демократическими ценностями. Либерализм и демократия разошлись и, похоже, надолго.

Европейский либерализм становится все более нетерпимым к инакомыслию, как это ни странно, все менее плюрализма и толерантности оказывается в реальной европейской политической, социальной и общественной практике. Впору ныне говорить о либеральном неототалитаризме, когда дело касается, скажем, отношения стоящих у власти либеральных элит, господствующих в ведущих средствах массовой информации, рекламном и шоу бизнесе, поп-культуре, к традиционным духовно-религиозным и культурно-нравственным ценностям народов Европы.

Христианофобия, как новое и очень тревожное явление, не случайный продукт либерального отношения к традиционным ценностям. Буквально за несколько последних лет - мы, православные, и наши братья — католики стали свидетелями и жертвами христианофобии, когда европейские полицейские и судебно-следственные органы под давлением властных либеральных программных политических установок и законов преследуют европейских христиан за их открытое исповедование своих религиозных культов: имеется немало примеров судебных преследований христиан за открытое ношение крестиков и других религиозных символов, за присутствие распятий в школах, преподавание для детей основ религии, даже за исторически существующие в старых центрах европейских городов художественные произведения на евангельские темы: мозаик, фресок на стенах и фронтах зданий, школ, больниц и т.д.

Как известно, демократия — это власть большинства, разумеется, при цивилизованном уважительном отношении к правам и свободам меньшинств. Но когда голос меньшинств — национальных, сексуальных и других — становится приказным, доминирующим, а то прямо агрессивным по отношению к большинству, что, собственно, и происходит в современной Европе, то тогда от демократии остается только оболочка. При этом либералы считают, что только они обладают истиной, а все остальные есть круглые невежды, причем, во всех областях. Именно либеральных экономистов многие серьезные аналитики и ученые считают фатально ответственными за разразившийся глобальный финансово-экономический кризис. Лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман недавно назвал либеральную элиту «морализаторствующей, вечно поучающей, вечно ошибающейся, но всегда уверенной, что её оппоненты — неумытые невежды».

Известно, что большинство граждан в странах т.н. «старой», традиционной Европы отрицают мультикультурализм, в т.ч. и по причине его откровенной антихристианской направленности. И, казалось бы, подлинные демократы не должны не считаться с волей большинства, т.е. с волей народа. Однако либерализм по своей природе тоталитарен. Либералы «железной рукой» ведут народы к «светлому будущему».

Вот, скажем, большинство парламента Швейцарии, справедливо обеспокоенное наступлением христианофобии и массовыми преследованиями и оскорблениями христианских символов и атрибутов (не забудем, что на государственном флаге этой страны изображен Крест), приняли решение в защиту христианской символики посредством внесения поправок в Конституцию. Однако небольшая группа либеральных членов Верхней палаты Федерального Собрания Швейцарии (21 человек) заблокировала эту законодательную инициативу, хотя в парламенте приводились массовые факты агрессивной христианофобии в стране, которую необходимо остановить самым демократичным путем — приятием закона. Так, вице-президент Христианско-демократической партии Ида Гланцман говорила о фактах многочисленных надругательств над христианскими символами, утверждая, что крест является также знаком швейцарской культуры и традиций, который нельзя изъять из культуры. Другой депутат Штефан Энглер заявил, что если не защитить законом христианскую символику в Швейцарии и других соседних странах, исчезнет сама христианская религия и основанная на ней западноевропейская культура.

Действительно, европейская демократия немыслима вне фундаментальных основ европейской культуры, базирующейся на христианских морально-нравственных ценностях. Для Европы защита христианства всегда была принципиально важной, ибо она укрепляла европейскую идентичность. Вся европейская история нашей эры полна примеров защиты христианства как на самом континенте, так и в других частях света.

Однако сегодня Европа равнодушна к судьбам христиан и у себя дома, и вне континента. В результате т.н. «арабской весны» и других событий на Ближнем Востоке за последние несколько лет из стран этого региона и Северной Африки бежали сотни тысяч и даже миллионы христиан из-за преследований исламистов. Нина Шиа — директор Центра религиозной свободы в Гудзонском университете (США) утверждает, что христианские меньшинства во всех мусульманских странах лишились «общественной защиты». Но Европа молчит, тем самым обрекая и саму себя на серьезные испытания.

Современная христианофобия есть продукт либерализма, порожденного постмодернизмом, предтечами — идеологами которого явились отцы т.н. «франкфуртской школы», т.е. сугубо европейского явления. Идеологи франкфуртской школы Теодор Адорно, Макс Хоркхаймер, Герберт Маркузе и их нигилистическая «ревизия» основ европейской традиционной культуры послужила нарождению не только постмодерна, after постмодерна, но самой агрессивной и циничной христианофобии как вырождающейся идеологии неолиберализма. Франкфуртцы сделали все, чтобы подорвать представления современного общества об устоявшихся ценностях. И христианство объявлялось чуть-ли не главным источником всех бед.

Столь агрессивное антихристианство выдает в либерализме его антидемократическую и тоталитарную, точнее, неототалитарную сущность. И это удивительно, ибо идеологи франкфуртской школы — гуру нынешней неолиберальной элиты — это «шестидесятники» XX века, которые, по меткому выражению Пэта Бьюкенена, американского идеолога-консерватора, являлись «самым привилегированным поколением в истории», но которые «убедили себя, что живут в аду». Отсюда их аффектированный протест против действительности и уход в антихристианский постмодерн, который в основе своей тоталитарен и антидемократичен.

Отказ нынешнего правящего класса, т.н. либеральной элиты, от базовых ценностей — есть по сути отказ от демократии и в целом от сложившегося смыслового порядка вещей и путь к тотальному хаосу. На самом деле, если правительства отказываются защищать базовые ценности и основанные на их основе институты, то непонятно, как они собираются защищать самих себя, т.е. само государство как институт, построенный на фундаменте традиционности? И получается, что у государство остается для самосохранения очень узкий выход— к тоталитаризму, точнее, неототалитаризму.

Этому может воспрепятствовать гражданское общество, которое есть продукт демократии и которое объективно заинтересованно в сохранении демократии как института и набора базовых ценностей. И если правящий класс, т.е. либеральная элита, стоящая ныне у власти, отказываясь от демократии, скатывается к антидемократии, то в таком случае гражданское общество само, в обход государства, в противодействие ему, будет искать выход из кризиса. Ибо нынешний кризис — это кризис идентичности, которая базируется на христианских ценностях и демократии, уходящей корнями в глубину европейского самосознания.

Уход в сторону неототалитаризма — это достаточно обоснованная и возможная будущая реальность, вполне прогнозируемая перспектива. О неототалитаризме как возможном сценарии для постинтеграционной Европы впервые заговорили в конце 90-х годов прошлого столетия. Об опасности этого фантома в те годы говорилось и автором настоящего доклада, и другими коллегами, из нашей с Вами организации МАП, например, господином С.Папатемелисом. Сербский социолог Зоран Видоевич первым тогда ввел в оборот термин «неототалитаризм», который ныне уже вошел в оборот как принятая дефиниция. Вместе с З.Видовичем мы также считаем тоталитаризм имманентно присущей тенденцией европейской цивилизации в случаях ее отказа от христианских ценностей. В истории Европы таких рецидивов было несколько. В настоящее время мы столкнулись с очередным таким моментом, который вытекает из самого факта вырождения неолиберализма.

Для наступления неототалитаризма уже приготовлены необходимые условия. Они вытекают не только из «Одномерного человека» Г.Маркузе — этой библии неолибералов, — но из других сложившихся обстоятельств, например, по причине тотального засилья транснациональных финансово-промышленных корпораций, по-сути, управляющих правительствами, или в результате практически стопроцентного манипулирования массовым и индивидуальным сознанием глобальными средствами массовой коммуникации, и т.д.

Разрушение демократии и образование т.н. «новой человеческой массы», неспособной к самоорганизации на основе следования базовым ценностям, соблазняют властную элиту вообще отказаться от демократии и полностью перейти на неототалитарный режим. И первые шаги на этом пути уже делаются: происходит отказ от мультикультурализма, наблюдается резкое увеличение числа заключенных, осуществляется ужесточение бюджетно-финансовой дисциплины с введением по-сути внешнего управления в Греции, а затем и в ряде других стран, идет непомерный рост полицейских сил во всех странах и ожидается грядущий запрет на все формы массового протеста населения, усиливается война против мигрантов, внедряется изощренная «от противного» инфильтрация в массовое сознание героизации «бунта одиночек» против принципов демократии, как системы, неспособной навести необходимый порядок, и т.д. Таким образом, вырисовывается путь от евроинтеграции к неототалитаризму через попрание демократии и отказ от базовых ценностей на основе христианской культуры.

Но есть «еще варианты», например, превращение единой Европы в сплоченные лагерь перед внешней угрозой — исламом. Некоторые, наверняка, усмехнутся, мол, все это футуристические придумки. А зря, существует и такой сценарий на экстренный случай, утверждают некоторые эксперты. Современные миграционные процессы многим кажутся стихийными, движимые исключительно экономическими причинами, при этом почему-то упускается из вида, что экономика, особенно глобальная, транснациональная — это и есть политика, только осуществляемая другими средствами.

Разве миллионы мигрантов в Европе, в основном, из южных, мусульманских по-преимуществу частей планеты, появились и появляются ежедневно без ведома политических сил Европы, т.е. правительств, властных институтов Европейского союза? Понятно, что это не так. Как и сама «арабская весна» не была лишь стихийным проявлением массового протеста. Арабские революции, среди прочего, открыли населениям этих стран широкие двери в Европу. Усилившиеся движение по оси «Юг-Север» широких масс мигрантов теперь уже называют« обратной глобализацией», направленной при этом все по тому же вектору, что и первая глобализация, — на размывание все еще достаточно целостной европейской идентичности. На ее место выдвигаются некие локально – переферийные общности: криминальные, субкультурные, сексуально-половые, разного рода меньшинств, андерграундные , after постмодернистские.

Таким образом, разрушаются механизмы социализации, грозящие крахом самой государственности и дальнейшим катастрофическим нарастанием всеобщей дезорганизации, хаоса и анархии. Перед этой угрозой мало кто будет выступать против наведения порядка «железной резкой» в парадигме «неототалитаризма», при котором некий внешний налет демократичности все-таки будет оставаться. У мира больше нет плана, марксизм отступил, глобализация выдыхается, либерализм вырождается, традиционная демократия ослабла, евроинтеграция утрачивает ресурс, как бы говорят нам адепты неототалитаризма

Перед лицом этим мрачных перспектив вновь становиться актуальной задача, как после поражения фашизма в Европе, оживить бытие народов континента полноценной демократией, а саму демократию наполнить живительной силой христианских ценностей. На повестке дня стоит вопрос о новом пришествии христианской демократии, но не на неоправдавшей себя правой, консервативной политической платформе, которая скомпрометирована опорой на крупный капитал и защитой его интересов. Христианскую демократию следует продвигать на базе новых политических платформ, отстаивающих интересы людей наемного труда, мелкого и среднего бизнеса, ибо только они объективно заинтересованы в продвижении и утверждении в жизни гражданского общества базовых ценностей, традиционной системы смыслов — т.е., всего того, что укрепляет на здоровой основе социализацию и самоорганизацию социума.

Консерватизм, примирившийся с пошлой политкорректностью либералов, не может выступать новатором и двигателем перемен. Это родовое свойство консерватизма, т.е. демонстрация слегка встревоженного благодушия и желания сохранить то, что уже порушено историей, идущей еще от его отцов-идеологов XVIII века Эдмунда Берка, Франсуа – Рене – Шатобриана, совершенно не в состоянии предложить обществу актуальную повестку.

Пусть вдохновляет лозунг: «Будьте прагматиками — требуйте идеального!» Нет ничего более материального, чем хорошая теория, повторял не раз отец русской революции. Христианство и его учение — это, конечно, из области идеального, но не запредельного, и в соединении с реальной практикой обеспечивает претворение в жизнь общества высоких идеалов. Христианская демократия на политическом поприще имеет немало успешных результатов. Например, в Германии во главе с отцом-основателем Европейского Союза Конрадом Аденауэром, которая стала хорошей альтернативой нацистскому тоталитаризму. Во Франции христианская демократия во главе с другим основателем евроинтеграции Робером Шуманом позволила после разрушительной II-й Мировой войны избежать соблазнов толитаризма и приблизить идеалы евангельского гуманизма, миротворчества и социальной справедливости.

Политической программой французской христианской демократии, позволившей ей побеждать на послевоенных выборах, стали помимо левых идей — (национализации, сокращение безработицы, доступного жилья), прежде всего, ценности — уважение человеческой личности, сообщества, семьи, социальной защиты, традиционной культуры, образования.

Важно особо отметить, что успешной христианская демократия в Европе стала на внеконфессиональной основе, не используя непосредственно в своих отношениях с электоратом организационный и кадровый ресурс какой-либо конкретной христианской Церкви, не имея прямой субординационной принадлежности или зависимости от нее, но действуя на основе фундаментальных христианских ценностей .

Таким образом, христианская демократия в лице своих партийных лидеров стала родоначальницей проекта евроинтеграции и успешного его осуществления до известных пределов. И отрыв от базовых христианско-демократических ценностей неизбежно приведет проект евроинтеграции к катастрофическому его провалу с трагическими последствиями для всего мира. В этом урок истории.


Благодарю за внимание.


Скачать 155.42 Kb.
Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2019
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты