Домой

Взатылок дышат злобным духом




НазваниеВзатылок дышат злобным духом
страница9/19
Дата29.01.2013
Размер3.29 Mb.
ТипДокументы
Смерть митридата
Античный город нимфей, или и у предателя может быть
Подобные работы:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   19
^
СМЕРТЬ МИТРИДАТА




Подходить к далекому прошлому с современными мерками, означает - невосприятие тех реальностей, которые происходили тогда в обществе.

Кто бы создавал легенду о смерти Митридата, будь тот ординарной личностью? Бог наградил понтийского царя множеством достоинств, причем в чрезмерном количестве, впрочем, как и недостатками.

В Митридате произошло слияние двух культур, культуры персов и эллинов, он генетически принадлежал обеим.

Он был необычной внешности. Высокого роста, более двух метров, его легко можно было обнаружить в любой толпе. Враги тоже легко находили царя.

Он был силен и ловок. Он всегда выходил победителем в гонках на колесницах. Митридат единственный мог управлять шестнадцатью конями, запряженными в колесницу. Не уклонялся царь и от прямого боя с врагами, отличной владея оружием.

Он был одним из образованнейших людей своего времени, увлекаясь философией и даже сам писал сочинения на темы ее. Писатели и поэты могли рассчитывать на его благосклонность. Митридат свободно владел двадцатью двумя языками, что позволяло ему вести разговор без переводчика с человеком любой национальности, проживающим на обширной территории его государства.

Митридат любил жизнь и был крайне осторожен. К осторожности его приучила мать, делавшая неоднократные попытки физического устранения сына от власти, естественно, тайного, а не открытого характера. На востоке для этого чаще всего использовали яд. Митридат с детства приучал себя к употреблению ядов, и мог принимать их в количествах, абсолютно смертельных для любого человека.

Митридата обвиняют в излишней жестокости, но какой правитель того времени не был жестоким? Жестокость порождалась условиями. Митридат убил свою мать, и это правда. Но разве мать не пыталась сделать это самое с ним? Разве не Митридату юности не приходилось скрываться в безлюдных местах, редко посещая селения и города? Было время, когда он пользовался покровительством Боспорского царя Перисада V…

Он был жесток по отношению к своим сыновьям. Но разве те своим поведением не вынуждали его к этому?

К примеру, Махар, сын Митридата, правивший Боспором в отсутствие отца. Махар изменил Митридату в самую трудную для него минуту. Он предоставил полководцу Лукуллу, осаждавшему Синопу, продовольствие, заготовленное для жителей столицы, и население оказалось под угрозой голодной блокады. Горожанам ничего не оставалось, как открыть римлянам ворота. Но и этого оказалось мало, Махар прислал Лукуллу венец ценой в тысячу золотых с просьбой признать его другом и союзником римского народа.

Да, Махар покончил с собой, поняв, что рассчитывать на помощь римских друзей не приходится, когда его стал преследовать родной брат Фарнак, которому Митридат вручил огромное войско, а Махар, оставленный друзьями вынужден был бежать из Пантикапея.

В военных неудачах последних лет немалая заслуга тех, кому Митридат особенно доверял.

Это, отчасти, благодаря им он потерпел сокрушительное поражение от римского полководца Помпея Великого, и вынужден был бросить все, чем владел, спасаясь бегством от преследования. Он даже не успел забрать с собой больную дочь Дрипетину, поручив ее евнуху Минофилу. Когда город Сингория оказалась осажденной врагами, и оборона сопротивляющихся была преодолена, Минофил, понимая, что больная дочь Митридата станет потехой для ворвавшихся римских солдат, одним ударом ножа перерезал ей шею, а вторым – покончил с собой.

Покинув Колхиду, подвергшуюся вторжению римских легионов, Митридат направился с небольшим отрядом верных ему людей на Боспор. Понтийский царь торопился в Пантикапей, чтобы организовать сопротивление возможному римскому десанту в Таврике или Тамани. Но, прибыв в столицу Боспора, Митридат узнал, что Помпеи прибег лишь к жесткой блокаде торговли с его последними владениями. Римский полководец не рискнул преследовать понтийского царя в его северных владениях. По представлениям греков и римлян, за Боспором жили дикие гипербореи, в землях которых царил ужасный холод. Сославшись на эти устаревшие к его эпохе сведения, Помпеи предпочел легкий и победоносный поход в Сирию, чтобы присоединить ее к римским владениям.

Митридат, предоставленный самому себе, занялся подготовкой армии. Он обсуждал в своем дворце на акрополе Пантикапея на совете грандиозный план новой военной экспедиции. На совет были приглашены, кроме сына Фарнака и понтийских полководцев, все вожди подвластных Митридату племен. Был среди них и Олтак, один из дандарийских вождей, неудачно пытавшийся во время войны Митридата с Лукуллом уничтожить римского командующего. Митридат возлагает теперь большие надежды на подвластные союзные ему варварские племена скифов, роксоланов, сарматов, савроматов, меотов, дандариев и др. Он выдает замуж за предводителей этих племен, своих многочисленных дочерей, чтобы с помощью династических союзов

привязать к себе варваров. Митридат строит планы сбора огромной армии из кочевых и полуоседлых племен, чтобы по суше через Дунай, Балканы и Альпы привести их в Италию. Он хочет, подобно Ганнибалу, разорить Италию и драться с римлянами на их земле.

Митридат, верный своей политике, вербует в свою армию рабов, из которых создается пехота. В греческих городах Боспора появляются царские сборщики налогов — армию надо содержать. Теперь уже Митридат не может удовлетвориться сбором небольшой подати, собиравшейся с населения Боспора после присоединения его к понтийскому царству. Предводители варварских племен ждали обещанного оружия для воинов и подарков для себя.

Набор рабов в армию и призыв мужского населения в ополчение привели к экономическому упадку городов Боспора. Торговля с городами Средиземноморья, приносившая огромные доходы купцам и работу многим людям, из-за римской блокады замерла.

Обещания Митридата завалить в скором будущем своих поданных и союзников добычей из Италии, собравшей сокровища со всего мира, вызывало у населения только раздражение. Налоговая политика царя, носившая раньше мягкий характер, все более ужесточалась. Сборщики налогов, творя беззакония, отбирали последнее у населения, набивая за одно и свою мошну. Население Боспора, недовольное политикой Митридата, находилось в брожении и старалось уклониться от налогов и повинностей. Сельские жители бросали свои наделы и устремлялись, кто в города, а кто в горы, подальше от жадных рук царских чиновников. Помпей, установивший блокаду территорий, оставшихся верными понтийскому царю, не жалел средств на своих агентов на Боспоре, чтобы сорвать опасные замыслы Митридата Евпатора. Несмотря на грандиозность плана старого врага Рима, он понимал, что Митридат в состоянии осуществить поход в Италию по суше. Почти весь маршрут предстоявшего из Таврики похода в Италию пролегал по землям, враждебных римлянам племен, которые не прочь были принять в нем участие. Племена фракийцев, иллирийцев и галлов, ненавидевших римское господство, по донесениям агентов, запасались оружием в ожидании похода.

Римский сенат, обеспокоенный слухами и донесениями агентов о предстоящем походе понтийского царя во главе формируемой им новой армии, призывал Помпея добить Митридата вТаврике, но тот, увлеченный сирийским походом, где города сдавались, либо переходили на его сторону, не хотел переносить тяготы опасного похода через Кавказ.

Боспорская знать, недовольная освобождением и набором в понтийскую армию лучшей части своих рабов и застоем в торговле, организовывает заговор, во главе которого стоит сын царя Фарнак.

Царевич Фарнак, сместивший по приказу Митридата своего брата Махара, бывшего наместника Боспора, пользуется поддержкой аристократов греческих городов.

Заговорщики раздувают недовольство страдающего от поборов населения слухами о неудачах предстоящего военного предприятия Митридата. Отряды ополчения городов, частью состоявшие из воинов, принимавших участие в военных действиях понтийской армии против римлян, колебались в основном из-за грандиозности этого проекта. Им не хотелось отправляться в такой далекий поход на чужую землю против людей, которых они не смогли победить даже на своей земле. Знать городов и армия не считали целесообразным поход в Италию, и эта мысль внушалась заговорщиками всем.

Митридат, занятый организацией похода, ничего не знал о заговоре, как и начальник его телохранителей и разведки Битоит.

Собрав новое войско, Митридат обратился к Фарнаку:

- Сын мой, на тебе моя надежда. Бери войско и иди на врага. Тебе вверяю я мою судьбу и судьбу моего государства. Иди же и возвращайся с победой.

Фарнак решил, что наст ал самый удобный момент для захвата власти. Он не повел войско навстречу римлянам, а заручившись поддержкой командиров и части воинов, повернул войско против отца. Это послужило сигналом и для других мятежников.

Восстание вспыхнуло в азиатской части Боспора — в Фанагории. Фанагорию поддержали и города Нимфей и Феодосия. Восставшая армия и население провозгласили царем Фарнака.

На сторону Фарнака переходит и Херсонес. Митридат потрясен изменой сына. Не веря больше никому и ничему, не помня себя от ярости, он казнил нескольких своих верных друзей и сына Эксиподра. Затем он велит запереть все ворота крепости, а сам взбирается на высокую крепостную стену и, стоя на ней, стал уговаривать Фарнака:

- Опомнись, сын мой! Подумай, что ты делаешь! Ты губишь и меня, и себя и государство

Фарнак в свою очередь требует от отца сдачи и крепости и самого себя.

С гневом, но, сдерживая бушующую в душе ярость, Митридат продолжает:

- Что ж, пусть свершится то, чего ты желаешь: я умру… Но перед смертью своею я проклинаю тебя!

С небольшим числом своих сторонников и отрядом телохранителей Митридат выдерживает осаду восставших на акрополе Пантикапея. Но, видя, что ряды защитников акрополя сильно поредели и не в состоянии сдерживать атакующих мятежников, решает принять яд.. Легкая усмешка тронула губы Митридата. Не его вина, что небожители даровали победу врагам. Он сделал все, что мог, сражался до последнего, и уйдет несломленным - не видать римлянам Евпатора Понтийского в позорных оковах рабства!

Одиночество царя нарушили робкие шаги. Он повернул голову - у порога тронного зала стояли две заплаканные девушки, теребя пальцами концы пышных кос - дочери! Все предали, все изменили, лишь они остались с отцом.

Царь взял в руки лежавший на коленях драгоценный меч и отвернул рукоятку. Открылась полость, и в подставленную ладонь правителя скатились белые крупинки. Придвинув чашу с вином, стоящую на столике, Митридат всыпал туда яд, размешав зелье кинжалом.

- Я умру легко, если хотите, можете отпить. Но неволить вас не хочу - выбирайте судьбу, дети мои.

Старшая Нисса, стройная и высокая, кивнула головой:

- Я готова, отец! Не хочу стать добычей римлян. - И царь плеснул напиток в ее кубок.

Младшая, Митридатис, закрыв лицо ладонями, всхлипнула, но, овладев собой, подняла синие глаза:

- Уйду с вами. Дочь владыки не будет рабыней! - Евпатор и ей налил отраву в глиняный килик.

Девушки пригубили питье и тихо опустились на пол, выронив чаши.

- Да, знаток ядов приготовил для себя наилучший, - улыбнулся царь, поднося фиал ко рту. Он выпил и ждал конца. Томительно тянулось время, крики мятежников становились все громче, а смерть медлила. Затрещав, погас светильник, в котором иссякло масло. Внезапно послышались чьи-то тяжелые шаги. Громкий стук в дверь вывел Митридата из забытья. Под напором толчков створки распахнулись, на пороге предстал начальник наемников-галатов Битоит. Панцирь его был измят, обрызган кровью, волосы варварского предводителя слиплись от пота.

- Господин, мы не можем больше удерживать восставших! Вот-вот падут стены твердыни, и мятежники ворвутся в цитадель!

Евпатор молча кивнул, глядя куда-то вдаль. Затем перевел взгляд на галатского вождя: - Битоит, ты всегда был отважным воином и верным защитником. Сможешь ли оказать последнюю услугу своему владыке?

Варвар почтительно склонился перед царем:

- Все, что прикажешь, великий царь!

- Рази! - Протянул ему меч Митридат. - Сам не смогу, а яд, принятый мною, не подействовал. Да, самого страшного и столь обычного в жизни царей яда – неверности войска, детей и друзей – я не предвидел… Окажи последнюю услугу - не дай попасть в руки врагов живым!

Галл молча принял в руки драгоценный клинок. Глаза его увлажнились, но рука была тверда...

Час спустя Акрополь пал, и торжествующий сын Митридата, ворвался в покои дворца с криком:

- Где царь, куда он укрылся?

Один из рабов, низко склонившись, молча указал рукой на высокие створки дверей. Вбежав в парадный зал, Фарнак застыл, пораженный. На троне, склонив голову к плечу увенчанную диадемой голову, сидел Митридат Евпатор, а перед телом монарха, преклонив колени и припав к безжизненной руке, рыдал неустрашимый Битоит

Воины Фарнака, ворвавшись на акрополь, перебили всех защитников, а заодно и членов царской семьи. Фарнак приказал забальзамировать труп Митридата, погрузить на корабль вместе с драгоценными одеждами и великолепным оружием царя, и отправить в Амис к римлянам. Помпей получил известие о гибели Митридата Евпатора в Аравии, когда он шел походом на богатый город Петры. Когда римский полководец сообщил своим легионерам о кончине Митридата, войско чрезвычайно обрадовалось и устроило по этому поводу празднество, как будто в лице царя Понта погибли десятки тысяч врагов.

В самом Риме смерть Митридата Евпатора и крушение его планов похода на Италию во главе варварских племен вызвало бурное ликование. По предложению консула Цицерона, в Риме были объявлены десятидневные празднества и игры, угощение и вино за счет государства.


Забальзамированный труп

С почётом на корабль доставлен.

В Рим морем Митридата повезут,

Как будто он – в зените славы.


Такого в Риме, право, не бывало:

Триумф настал, а пленных нет.

Толпа на шествие взирала,

Проносят символы побед…


Шагают воинов когорты,

На колеснице триумфатор,

За ним, непокоренный, гордый

Под знаменем своим сам Митридат

Евпатор.


На форуме сооружён помост,

На нём останки Митридата,

Он мёртвый здесь – желанный гость!

Толпятся женщины, солдаты.


Объявлен праздник. Десять дней

Столы от яств будут ломиться, -

Поить и развлекать людей

За счёт казны в столице.


Всяк должен хоть глазком взглянуть.

(Он потрясал весь Рим когда-то)

Потом ладьей отправят в путь,

В Синоп - столицу Митридата.


^ АНТИЧНЫЙ ГОРОД НИМФЕЙ, ИЛИ И У ПРЕДАТЕЛЯ МОЖЕТ БЫТЬ

ПОТОМОК ВЕЛИКИМ.

Не летописец я, не летопись писал,

И год теперь уже зовут не летом.

Поэтом времени случайно стал,

И правду напишу об этом.


Стараюсь истину времен тех передать,

Что так давно канули в Лету.

Спарток, Лукулл и Митридат,

Вы писаны рукой историка-поэта.


И если мне удастся пробудить

Желание прочесть вот эти строки,

Знать, память продолжает жить

В наш век безверия жестокий.

VI век до Рождества Христова. До той поры неизвестный прежде Крым становится просто необходимым для греков, массами покидающих родину. Леса и горы их не интересовали.

Только поэтому освоение Крыма началось с его восточной области. Что можно сказать о Восточном Крыме того времени?

Крым создавал когда-то «кулинар»,

Земля к воде густым стекала тестом,

Из недр ее наружу рвался жар,

Рвалась земля, ища пустое место.


И успокоилась, затем совсем застыла,

Долина там, там высота – горой,

Обрывы там, где пусто место было,

И острова встречаются порой,


Где пали капли с «кулинара» рук,

Насыпал вперемежку камни, скалы,

Потом посеял ясень, граб, да бук,

Иные семена, что лесом древним

стали.


Восточный Крым крутых лишился гор,

Холмами вздыбилась равнина,

С трех сторон морских глубин простор,

Лесов, степей чудесная картина.


Отроги Крымских гор – холмистая гряда,

И самый крайний высится над морем.

Построили здесь люди города,

За первенство между собою спорят.


Здесь есть чистейшие источники воды,

Озера есть и небольшие реки.

И жара недр повсюду есть следы –

Оставлены грядущему на веки.


Есть сопки небольшие там и там,

В них кратер небольшой – земля живая,

И действует та сопка, как вулкан,

Клокочет, жидкой грязью заливая.


В лесах здесь чаще ясень, клен,

Болота тоже есть, лесные чащи,

И живность разная, что проживает в нем,

Медведи, кабаны, но всех олени чаще.


И степи есть, хоть их немного,

Полны цветов, высоких сочных трав,

Вглубь полуострова сквозь них идет дорога,

Здесь скот пасет скиф, киммериец, тавр.


Не нужно море им, были бы реки,

Чтобы скот водой поить.

Про рыбу и леса узнали как-то греки,

Боспор решили силой покорить.


Потом на смену им придут иные люди,

С восточной, Азиатской стороны,

И с запада, из солнечного юга,

Создатели неведомой страны…


Не на пустошах селились в Крыму древние греки. Здесь до них существовали поселения, жили люди со своими особенностями жизненного уклада. С радостью ли они встретили высаживающихся с кораблей чужеземцев? Конечно, нет. Просто аборигенам пришлось смириться с тем, что они не могли ничего противопоставить организованности, вооружению и военному опыту пришельцев. И потеряли право сохранить в истории хотя бы имя

Сказать о том, что сами греки переселялись на новые места с великой радостью, было бы наивно. Их принудила к этому сила соседних могущественных государств, какими были в те времена Персия и Лидия. Никогда до того взоры греков не обращались к северу. Крым находился за краем греческой ойкумены. Выходцы из греческого города Милета обосновались в Пантикапее,

Грекам, покинувшим остров Самос приглянулось плато мыса Карабурун, находящегося на северной окраине нынешнего поселка Эльтиген (Героевское).

Главным условием освоения куска земли было найти источник воды. Греки того времени никогда не пользовались водой, взятой из колодца. Они называли ее «мертвой». Нужна была только вода «живая», бьющая из-под земли или струящаяся по ее поверхности.

Здесь источник такой воды был. Владельцами источников воды по верованиям древних греков были богини, называемые нимфами. В честь их у источника был сооружен алтарь, а само поселение названо Нимфеем.

Разведанная территория нынешнего городища составляет около 9 га, но нужно учесть, что значительная часть античного города оказалась к нашему времени затопленной морем или занесенной песками образовавшегося на его территории широкого пляжа

Временем основания города считается средина VI века до нашей эры. С севера Нимфей был защищен водами морского залива, на месте которого теперь находятся плавни Чурбашского озера. Восточную часть города занимала порт Нимфея с удобной гаванью. Улицы и ремесленные кварталы террасами спускались к морю. Город с уязвимой степной стороны защищали иощнве стены и башни. За городом находился некрополь и густонаселенная сельская округа. Воды пролива были сильно опреснены и буквально кишели рыбой. Однако, не рыба была источником богатств Нимфея, а земледелие. Земли оказались невероятно плодородными. Урожаи были баснословными, сам тридцать, как писал об этом Геродот. Главной зерновой культурой была пшеница. Рожь считалась бросовым, вредным злаком. Нимфей торговал пшеницей, поставляя ее в Афины. Из всех городов Восточного Крыма Нимфей был самым эллинизированным. Город богател на торговле, чеканил свою серебряную монету, хотя пользовался и деньгами Афин. Строились городские здания. Горожане жили в небольших домиках, святилища, с двумя-тремя комнатами. К дому прилежал обширный двор, вымощенный каменными плитами. Строились храмы. В городе процветал культ подземных богов и Деметры. Этому способствовали древние представления о плодоносящих силах природы, их мужская и женская стороны, нашли свое отображение в устроенных жителями Нимфея святилищах кабиров и Деметры...

... На акрополе Нимфея стояло святилище кабиров, а на берегу пролива в обособленном месте, в окружении скал и двух громадных гротов, находилось святилище Деметры...

Вплоть до конца V в. до н. э. Нимфей оставался независимым государством-полисом с собственным самоуправлением и чеканкой собственной серебряной монеты. В этот период город поддерживал особенно тесные торговые, культурные и политические связи с эллинскими городами-государствами, расположенными в Малой Азии, а также с Афинами.

Богатства Нимфея вызывали зависть соседей, и в первую очередь царственных особ Пантикапея.

Сын Спортока I Сатир I (433 – 389 г. до н. э.) очень захотел завладеть Нимфеем. Как говорят нынешние дипломаты, ему требовалось большее пространств, он просто «задыхался» в тех малых, что достались в наследство от отца.. И, если чего-то очень хочется, то и предлог найдется. Впрочем, Сатир не искал предлога, он хорошо организовал разведку, узнал все слабости Фанагории, а затем, перебравшись нс отрядом греческих гоплитов, поддержанных скифскими всадникам, переправился через пролив и напал на Фанагорию. Больших усилий не потребовалось, город сдался на милость победителя. Гермонасса и Кепы без боя приняли власть Сатира I Аппетит приходит во время еды. А такой лакомый кусочек находился всего а 17 километрах от Пантикапея и переправляться через пролив не надо. Чувствуя на себе тяжелый завистливый взгляд Сатира, Нимфей вошел в Афинский морской союз, делая ежегодный материальный взнос. За это он пользовался защитой Афин. Те держали за стенами города Нимфея небольшой, но отлично вооруженный отряд гоплитов. И пока Афины были крепки, надеяться на захват Нимфея было делом безнадежным. Мы сегодня часто слышим слова - коррупция, взяточничество И прежде они имели место. Вот и командир афинского военного отряда Гилон был заподозрен афинянами в нарушении ведения денежных и иных материальных дел, и был вызван на суд в Афины. Всполошился Гилон. Суд в Афинах ничего доброго ему не сулил. Отчеты его страдали многими видимыми упущениями и нарушениями. Правда, путь в Афины на корабле был долог, и давал возможность составит план поведения, подумать над тем, кого подкупить? Чего только не передумал воитель, пока еще не обнажавший меч в защиту порученного его заботам города, но успевший прикарманить то, что полагалось давным-давно отправить в Афины, пока нос судна рассекал воды Черного моря, кто знает? Вот и Пирей Отсюда до Афин рукой подать. Гилону здорово повезло, прибыв в Афины, ему удалось избежать суда. Он потирал от удовольствия руки. Афинянам некогда было заниматься проштрафимся командиром нимфейских гоплитов. У них и без него оказалось слишком много дел неприятных, связанных с поражением от Спарты. Гилон был на время отпущен и возвращался в Нимфей, пусть и не в отличном, но в вполне хорошем расположении духа. Ему было подарено время. Оставалось только использовать его, как можно лучше. Понимая, что судьба предоставила ему лишь временную отсрочку от наказания, а в том, что оно состоится, и приговор будет суровым, он ни капельки не сомневался, он хорошо продумал план дальнейших действий. Прибыв в Нимфей,, Гилон каким-то образом встретился с Сатиром, и тот узнал о положении дел в Афинах. Сатир понял: «Пришла пора проглотить лакомый кусочек!» Поддержанный греческим гарнизоном Нимфея, Сатир присоединил его к своему государству. Предатель Гилон в подарок получил из рук Сатира правление городом Кепы. Какова судьба изменника была позднее, сказать не могу? Однако, полагаю, что печальной ее никак не назовешь. Гилон стал дедушкой по материнской линии одного из величайших ораторов древности, духовного царя Афин – Демосфена!

Бунтовали ли жители Нимфея против насилия Сатира? Нет сведений об этом. Скорее всего такое положение дел их устраивало, поскольку с падением престижа Афин, резко сократилась торговля хлебом.

Поэтому Быстрый рост значения города как центра хлебной торговли связан с его вхождением в состав Боспорского царства

В III-II вв. до н. э. значение Нимфея как одного из ведущих торговых и политических центров Боспора постепенно сходит нанет, однако вплоть до первых веков н. э. он остается крупным и густонаселенным городом.

Город погиб в средине III столетия, когда сюда докатились орды воинственных готов

После гибели Нимфея, которую ученые связывают с готским нашествием середины III Жизнь в нем больше не возобновлялась. Постепенно были разобраны на строительный камень выступавшие на поверхность остатки древних сооружений, территория его и ближайшей округи распахивалась и использовалась под пастбища местными жителями.

В XIX в. земли, на которых располагался когда-то античный Нимфей, попали в состав частных владений помещиков Гурьевых. Гурьевы земледелием не занимались, сдавая земли свои в аренду местным жителям.

Открытие богатых древнегреческих захоронений некрополя Нимфея привело к тому, что на месте древнего города развернулись крупномасштабные раскопки в поисках кладов. продолжающиеся, к сожалению, и до сих пор. Значительная часть находок из Нимфея, добытая т.н. "счастливчиками", была переправлена за границу и попала в европейские музеи и частные коллекции.

Систематические научные исследования на городище и некрополе Нимфея были организованы только в 30-е годы XX в. экспедицией Государственного Эрмитажа. Они продолжались вплоть до лета 1941 г. За этот период были открыты здания ремесленного и культового назначения, святилище богини Деметры.

В годы войны побережье, на котором когда-то располагался древний Нимфей, стало ареной жестоких боев. Блиндажи, окопы, воронки от снарядов и бомб изменили очертания берега и рельефа.

Раскопки послевоенных лет велись большими площадями. Это позволило открыть остатки жилых домов, мастерских, виноделен, улицы, стен акрополя и лестницы, ведущей в нижний город, где располагался порт. Тогда же было сделано сенсационное открытие святилища с фресками и надписями на стенах.

В галерее находок имеется полутораметровое изображение корабля с надписью на борту "Исида". Фреска была восстановлена из сотен фрагментов. Открытие и реставрация фресок святилища были отмечены ЮНЕСКО и престижной премией Онасиса, врученной сотрудникам Эрмитажа.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   19

Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты