Домой

Взатылок дышат злобным духом




НазваниеВзатылок дышат злобным духом
страница19/19
Дата29.01.2013
Размер3.29 Mb.
ТипДокументы
Ифигения в тавриде
Легенда о горе «кузнец»
Тысячеголовая пещера на чатыр-даге
Аю-даг (Медведь-гора) - Памятник природы
Подобные работы:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

^ ИФИГЕНИЯ В ТАВРИДЕ


Ифигения была любимой дочерью Агамемнона и Клитемнестры. Вспомните, что царь Агамемнон возглавлял союз греческих (ахейских) государств, участвующих в войне против Трои. Когда греческий флот направлялся под Трою, задержался он в беотийской гавани Авлиде из-за отсутствия попутного ветра. Греки изнывали от безделья. Агамемнон отправился на охоту. Ему «повезло». Удачно пущенной стрелой он убил лань. Откуда было знать царю- пришельцу, что эта лань была священной, принадлежала самой богине охоты Артемиде. Напрасно теперь следовало грекам ожидать удачной погоды для плавания. Ветер откуда-то появился, мало того он постоянно усиливался, вот только дул он совсем не в том направлении, что нужно было. Заподозрили плывущие к Трое неладное. И решили они обратиться к прорицателю. Жрец Калхас объявил уставшим от безделья грекам, что богиня Артемида гневается на них за оскорбление, нанесенное ей Агамемноном, и смилуется лишь только тогда, когда принесут ей в жертву прекрасную дочь Агамемнона Ифигению. Агамемнон был в полном отчаянии. Неужели ему суждено таким образом потерять любимую дочь? Царь понимал, что даже если он воспротивится воле греков, его силой заставят принести в жертву Ифигению, поскольку эта жертва требуется для блага всей Греции. Уступая настойчивым требованиям ахейского войска, и главным образом царя Итаки Одиссея, а также Менелая, по просьбе которого и собрались греческие воины в поход на Трою, Агамемнон вызвал Ифигению в Авлиду под предлогом ее бракосочетания с Ахиллом. Только прибыв в Авлиду, Ифигения узнала о том, что в место свадебного веселья, ее ожидает смерть на жертвенном алтаре. Девушка была обязана покориться воле отца, обрекающей ее на смерть. Прекрасная, полная печали, прошла она среди многочисленных воинов, и встала у жертвенника. Царь Агамемнон, чтобы не видеть момента гибели дочери, закрыл лицо свое широким темным плащом.

На голову красавицы был возложен венок из полевых цветов. Ахилл, которого считали женихом Ифигении, взял в руки сосуд со священной водой, окропил ею девушку и жертвенник. Затем жертвенной мукой с солью была посыпана голова жертвы.

Воздев кверху руки, он громко воззвал к Артемиде: «Всемогущая богиня Артемида! Даруй нашему войску благополучное плавание к троянским берегам и победу над врагами!»

Вещий Калхас извлек из золотой корзины жертвенный нож и занес его над Ифигенией. Все ожидали, что с предсмертным стоном падет наземь девушка, но…

Все увидели, как подле алтаря билась в предсмертных судорогах, обагряя вокруг все кровью, стройная лань.

Жрец Калхас и все остальные греки были поражены. На их глазах свершилось великое чудо: Артемида под нож прорицателя послала жертвенную лань. Вскрикнули в изумлении греческие воины. Радостно возгласил Калхас, поднимая вверх окровавленный нож: «Греки! Свершилось! Вот та жертва, которую требовала от нас великая дочь громовержца Зевса! Радуйтесь, греки! Богиня сулит нам счастливое плавание и победу над Троей!»

Действительно, не успело тело лани сгореть на жертвеннике, как задул свежий попутный ветер. Поспешили воины на корабли свои. Заполнены ветром паруса, заскрипели мачты под тяжестью их, понеслись по голубым морским просторам, словно лебеди белокрылые греческие корабли.

Все бы было прекрасно, если бы не одно?.. Куда же подевалась Ифигения?

Богиня Артемида похитила прекрасную девушку у жертвенника, укрыла ее невидимым плащом и перенесла ее в далекую Тавриду. И стала Ифигения главной жрицей в храме богини Артемиды. Не знавшая брачного факела жрица подводила чужеземца к жертвеннику, и тот падал на землю под ударом девичьего меча. Голова жертвы в угоду богине укреплялась возле храма на высоком тонком стволе.

От ее руки погибло немало чужеземцев, волей случая попавших к таврам, чуть-чуть было не погиб и родной брат ее Орест, прибывший в Тавриду по повелению бога Аполлона, для того чтобы вернуть в Элладу деревянный кумир Артемиды. Это было наказание Оресту за убийство им родной матери Клитемнестры

Война с троянцами закончилась победой греков. Те стали возвращаться домой. Но, судьба победителей не баловала. Еще много лет будет скитаться Одиссей, добираясь в свою Итаку, где его ждала жена Пенелопа. Агамемнон, вернулся домой невредимым, но был убит своей женой Клитемнестрой и ее любовником Эгисфом. Клитемнестра хотела убить и своего сына от Агамемнона – Ореста, но того спрятала у себя кормилица ребенка Электра. Орест, став взрослым, отомстил за отца, убив свою мать. И тут юношу стали преследовать богини мщения эринии. Такое положение говорит о том, что в тот период в Древней Греции еще существовали пережитки матриархата. Ведь эринии не преследовали саму Клитеместру за убийство ею мужа. Оказывается, кровная месть распространялась по женской линии родства, а не мужской. По приговору суда Аполлона, Орест должен был вернуть в Афины деревянную статую Таврической Артемиды. Туда Орест направился со своим другом Пиладом.

Прибыв в неведомую им Тавриду, Орест и его друг Пилад, незаметно стали подкрадываться к храму Артемиды. Дошло к нам из древней легенды, что к храму вела широкая мраморная лестница, насчитывавшая сорок широких ступеней. Сам храм представлял собою величественное здание, опирающееся на многочисленные мраморные колонны. Увидели Пилад и Орест, что возле храма образовался частокол, украшенный мужскими головами. Это «украшение» было знаком того, что станет с ними, если их поймают! Спрятавшись в зарослях можжевельника, друзья стали дожидаться темноты. Не ведали молодые греки, что стража давно уже приметила их, и подбиралась, постепенно суживая кольцо. Короткая и жестокая схватка. И Орест, и Пилад крепко связаны и представлены перед очи жесткого царя тавров Фоапта. Царь допросил пленников. Узнав, кто они и откуда, Фоапт вынес свой приговор: «Вы оба будете удостоены высокой чести быть принесенными в жертву великой богине!»

Утром связанных пленников привели в храм. Здесь их ожидала жрица Ифигения. Окропив их очистительной водой и покрыв повязками их виски, жрица сказала: «Не по своей воле я совершаю этот жестокий обряд, а по обычаю здешнего племени. Скажите мне, кто вы?»

Узнав о том, что перед нею греки, к тому же из ее родного города, Ифигения воскликнула: « Пусть один из вас станет жертвой нашей святыне, а другой – отправится с вестью от меня на родину!»

Орест и Пилад служили образцом дружбы, но тут они стали на глазах всех ссориться, каждый желал отдать жизнь свою за друга. Пока они спорили, Ифигения писала письмо на родину.

И только, протягивая письмо Оресту, сестра узнает брата. Радость и печаль, объединенные вместе! Что делать?

И решается жрица на обман великий. Она объявляет царю тавров о том, что руками чужеземцев осквернена статуя богини. Следует провести очищение и статуи и жертвы в пенных водах моря.

Торжественная процессия направилась их храма к берегу моря, ближе к тому месту, где был припрятан греческий корабль. Прислужницы несли деревянную статую богини Артемиды, а воины вели связанных Ореста и Пилада. Вот и сам берег моря. Ифигения приказывает воинам удалиться, они не смеют видеть обряд очищения. Когда воины ушли, сестра освобождает брата и его друга. С воплями бегут жрицы к берегу. Таврские воины возвращаются, но поздно, - беглецы уже взбираются на корабль. Оповещенный воинами царь Фоапт видит, как греческий корабль вышел в открытое море. Побег их был удачен, чего не скажешь о дальнейшей их судьбе...


^ ЛЕГЕНДА О ГОРЕ «КУЗНЕЦ»




След их действий в Крыму можно проиллюстрировать легендой о горе Демерджи…

И древние греки, и римляне, проплывая по водной глади моря вдоль берега в ясную погоду, видели очертания гор и среди них находились такие, которые не могли не обратить на себя особого внимания: Демерджи, Чатырдаг. Отодвинутые от берега моря на 8км. они полукольцом прикрывали место, где потом появится Алушта.

Говорят местные жители сегодня, что нет иной такой красивой горы в Крыму, как Демерджи. Будто радуга всеми цветами переливается по ее склонам. Когда солнце потоками света заливает гору, становятся видными скопления громадных каменных глыб. И всякий, смотрящий на эти камни-скалы, видит в них фигуры то ли животных, то ли людей. И каждый видит свое. Кажется, что какой-то сказочный гигант собирался из камней этих сложить мозаику, да забросил работу, не доведя ее до конца.

В давние времена гору Демерджи называли Фунной, то есть – «Дымящейся» Поскольку с вершины горы всегда поднимался столб дымящегося огня. В пасмурный день, когда горы становились печальными и угрюмыми, вокруг Фунны всегда было светло. У подножия горы небольшое селение располагалось, а в том селении люди жили мирные, славящиеся своими умелыми руками. Занимались те люди кузнечным искусством. У каждого близ дома маленькая кузница была. И огонь в горне первой кузницы построенной был взят от огня с вершины Фунны. Потому гору в народе назвали «Демерджи», что означает – «Кузнец»

Мирный труд кузнецов был нарушен кочевниками, откуда-то широким потоком хлынувшие сюда. Как они через горы прошли, жители не знали? Пришельцы были коренастые, широкоплечие, длиннорукие. Лица круглые, на ручные жернова похожие, глаза маленькие и колючие. Характером все были жестокими, добрым ни одного не назовешь. Горели горы, горели степи. Гарь и смрад. Дым густой по склонам гор к подножию их спускался. Вся живность бежала прочь. Только людям мирным за оружие взяться пришлось. Много пало пришлых от оружия кузнецов. Но пришлых было значительно больше, да и опыта во владении оружием у них больше было, побили они кузнецов. Народу в живых осталось совсем немного. А у пришлых в походах с оружием худо стало. Собрались воеводы пришлых кочевников, осмотрели разрушенные кузницы местных кузнецов, на вершину горы поднялись. Курящаяся вершина горы и огонь ровный понравился им. И сказал их главный воевода:

«Чего искать? Где лучший горн найдешь? Тут будем оружие ковать!» Среди пришлых был один, ни ростом, ни видом на кочевников непохожий. Был он высок, могуч. Грудь широкая. Лоб высокий. Борода длинная, как смоль черная. Глаза большие, черные, бархатистые. Да вот взгляд этих глаз был слишком тяжел. Словно вся жестокость и вся ненависть в них собралась. Заглянуть в эти глаза становилось страшно, а посмотрел – оторваться невозможно, словно душу из тебя вытягивают. И долго после того идет человек, шатаясь из стороны в сторону, словно пьяный. И забыть тот взгляд тяжелый до конца своей жизни не может. Принялся тот могучий человек кузницу сооружать. Гигантская кузница получилась. В помощь кузнецу местных мужчин дали, с десяток. Повалил дым, пламя заплясало. От стука и звона молотов дрожала гора. Каждый день вереница ослов, груженая саблями, топорами, мечами, кольчугами, с горы спускалась. Оружие караванами и на ладьях повезли во все стороны.

Секретом каким-то владел гигант чернобородый. Меч, из стали его изготовленный, любую другую сталь рубил. Чем больше изготавливалось оружия в «адской» кузнеце, тем меньше населения местного становилось. Как мухи, гибли люди от непосильного труда. Обезлюдели все селения вокруг. Не только людям от горна горы доставалось, но пламя, неутихающее ни на минуту, раздуваемое мехами к тому же, иссушило землю вокруг, Зачахли сады и виноградники, мелели реки, потому что родники иссякали.

Собрались старики из селений окрестных совет держать, что делать дальше? И решено было пойти самым старым, самым уважаемым и просить того кузнеца сойти с горы. Пошли посыльные на вершину, тяжко вздыхая. Долго их ждали. Да все-таки дождались… Принесли с вершины кувшины глиняные с пеплом да костями человеческими

Хорошо поняли собравшиеся ответ кузнеца чернобородого, с глазами красивыми.

Только одна девушка, кажется мне, что Марией ее звали, решила сама поговорить с господином огня адского.

Поднялась девушка на вершину горы и обомлела от той картины, которую увидела: огромный навес из стволов самых высоких деревьев. Под ним огнем клокотали гигантские горны, гудели меха, раздуваемые людьми полуголыми, снопы сверкающих искр, падающих на превратившуюся в камень твердь земную. Гром молотов, бивших по раскаленному железу, оглушал…

Мария сдвинуться с места не могла, словно ноги ее к земле приросли, когда появился чернобородый.

«Зачем пришла? Чего ты хочешь?» - спросил кузнец, хищным взглядом окидывая стройную девичью фигурку.

«Оставь наше селение! Не губи людей! Уходи!» - крикнула девушка, собрав все силы свои, чтобы пересилить грохот, стоявший вокруг.

Засмеялся чернобородый, показывая ослепительно белые зубы: «А зачем мне уходить, когда мне тут хорошо? Еще лучше будет с тобою мне… Станешь моей…»

Рука кузнеца потянулась к девушке… Та, собравшись с силами так толкнула охальника, что, не удержавшись на ногах, он упал около горна, опалив волосы. На одежде его пропаленки появились. Злобно заскрипел чернобородый зубами, схватил только что откованный кинжал - упала к ногам его бездыханная девушка.

И вдруг старая седая от дыма гора вздрогнула до самого основания, задышала огнем великим. Раскрылось жерло огненное горы и рухнуло туда все, что на вершине горы находилось: и навес, и наковальни, и горны, и люди. Плюнула гора огнем еще раз, и потухло пламя. И увидели люди из селений, расположенных неподалеку, что на склоне горы появились каменные изваяния, уродливые подобия кузнеца и его подручных. А на самой вершине скала появилась, очертаниями похожая на голову женскую. Будете в Алуште, приглядитесь хорошенько! Гора та ничего сказать о случившемся не может. Ни огня, ни дыма над горой нет. Да и люди забыли о той Фунне – Дымящейся. Но закрепилось за горою новое имя – Демерджи, что и означает «Кузнец».

скалы-близнецы


^ ТЫСЯЧЕГОЛОВАЯ ПЕЩЕРА НА ЧАТЫР-ДАГЕ



Близ Алустона гора Чатыр-Даг находится. Красуется та гора и на виду степного Крыма. По внешнему виду своему она напоминает туристскую палатку. Недаром гору и назвали Чатыр-Дагом, что означает «Шатер-гора». Чатыр-Даг пронизывают многочисленные пещеры, некоторые из них до настоящего времени не изучены.В одной из пещер первооткрыватели картину страшную обнаружили: на полу между каменными сиденьями и сталагмитами, у подножия истуканов каменных грудами были навалены черепа человеческие. Желтые и коричневые, разных форм и размеров, с черными провалами глазниц и оскаленными рядами зубов, испачканные землей и зеленой плесенью покрытые лежали они в сталактитовом склепе. Кто их посчитать мог, лежащих кучами высокими, как на рынке арбузы для продажи складируют? Но назвали ту пещеру люди «тысячеголовою»

Остались неразрешенными вопросы: служила ли та пещера убежищем для людей или она общим могильником стала; к какому времени ее появление следует отнести? Тавры подобного не делали! Таких действий у эллинов никогда не было. Ни русские, ни половцы, ни татаро-монголы подобного не делали. А вот печенеги любили «забавы» с черепами. И скальпы снимали, чтобы носить их у пояса и пользоваться ими вместо салфеток во время пиров, и чаши из черепов создавали… Может это заготовки для «работы» были сделаны?

А вот народ помнит о том, и вот, что говорит:

…Хлынули на Крым толпы хорошо вооруженных кочевников. Мирные жители Южного берега, никогда не посягавшие на чью-либо свободу, были пришельцами обращены в рабство. Три года захватчики издевались над мирными людьми, жен и дочерей их насилуя, пьянству и разврату предаваясь.

И переполнилась чаша терпения покоренных, стали они думать о том, как сбросить ненавистное ярмо.

Улыбнулась судьба несчастным. У берегов в большом количестве появились корсары, славившиеся опустошительными набегами.

Не желая вступать в битву с корсарами, разленившись от пьянства беспрерывного, вооружили мечами захватчики своих рабов, сказав: «Ваша земля, вот и защищайте ее!» Местные жители, хорошо зная повадки корсаров, не дали возможности тем высадиться на берег. Когда корсары убрались восвояси, и об этом узнали поработители, решили они пир закатить небывалый, пригласив на него и рабов. Только должны были рабы явиться в мешках, завязанных веревкою на шее.

Смеялись кочевники, ожидая потехи. Но смех сменился страхом, когда в пиршественную залу ворвались вооруженные мечами и саблями «рабы», и началось поголовное их уничтожение. Часть, успевшая спрятаться в большой чатырдагской пещере, была там перебита. И осталось в ней тысяча голов. От их числа и название пещеры пошло.


^ Аю-даг (Медведь-гора) - Памятник природы



Милостив и велик Аллах, жизнь и богатство дарующий. Страшен в гневе Аллах к тем, кто постоянно нарушает законы, данные им людям. Случилось то в давние времена. Не слушались люди воле Аллаха, передаваемой через пророков его. Непослушание в бесчинство выливалось, кровосмешение, блуд и разбой. Никакие увещевания служителей Аллаха не доходили до ушей потерявших память и рассудок свой.

На севере крайнем Великий медведь лежал, огромными льдинами и цепями скованный. Раздвинул Аллах огромные льдины, снял с Великого медведя цепи и велел ему плыть в южную сторону, чтобы наказать непокорных.

Обрадовался медведь свободе, по морям и океанам поплыл. Там, где селение Форос лежало, приблизился к берегу медведь, вышел из глубоких вод на сушу. Потоками стекала с него вода морская. Был он велик, тяжел и страшен. Ребра, как утесы вздымались при его дыхании, волосы сосновый бор напоминали. Могучие лапы медведя крошили скалы, спина до облаков достигала. Двинулся медведь вдоль берега, все на пути своем тяжестью разрушая. Огромные могучие когти взрывали землю огромными бороздами, оставляя после себя овраги и ущелья. Поползла под тяжестью огромного тела земля со склонов гор, обнажая глубокие земные недра. Рушились горы, рушились скалы, груды каменных осколков рассыпались вокруг. На том самом месте, где простирается ялтинская долина, пустил свою силу медведь во всю мощь. Отодвинул он высокие горы дальше от берега, глубокие долы и котлованы образуя, сминая холмы и пологие скаты. А впереди перед ним расстилалась вся в цвете весеннем партенитская долина. И дрогнуло сердце Аллаха жалостью. Понял он, не остановить медведя, он все в ярости своей и эту красу уничтожит. Велел он медведю возвращаться на север. Только не желает слушаться медведь, свободу великую почуяв. Вот только бы передохнуть, да освежиться; ему, медведю, привыкшему к лютому холоду севера, жарко стало. Во рту пересохло. И погрузил он свою страшную пасть в воду и стал жадно пить. Грозно бурлило море у разверстой звериной пасти, волны ходили от его тяжкого дыхания и сопения.

«Оставайся же навеки на этом самом месте!» - произнес Аллах.

И стали каменеть огромные члены медведя, Могучие бока в склоны горы превратились, спина стала округлой вершиной горы, могучая голова под пучиной морских вод скрылась. Великий медведь стал Медведь-горой. Только Черное море, как и прежде, продолжает бурлить около пасти медведя, словно он все еще продолжает пить воду.


Форма горы Аю-Даг (Медведь-гора) характерна для всех "несостоявшихся вулканов". Куполообразная вершина образовалась в результате остывания магмы в толще земной коры. У вулкана как бы не хватило энергии для выброса расплавленных веществ из недр земли и, обессилев, он застыл на поверхности каменным грибом.

Неаполь Скифский

Не все герою суждено
Возможности его не без предела,

Коли бессмертье не дано,

Незавершенным будет дело.


А память говорит о том,

Что цель его была ничтожна,

В истории, хоть бейся лбом,

Величье невозможно


Жизнь схожа с многослойным пирогом,

В нем много перца, уксуса и соли,

Что ни глоток, и в нашем горле ком.

Глотаем мы, хоть морщимся от боли.


Который год мы ждем десерт,

Меняются шеф-повар, поварята

А нам опять приносят на обед

Пирог осточертевший и проклятый.

1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты