Домой

Пособие для нефилологов (Для старшеклассников и студентов, занимающихся дополнительным самообразованием) русская литература в двадцатом веке




НазваниеПособие для нефилологов (Для старшеклассников и студентов, занимающихся дополнительным самообразованием) русская литература в двадцатом веке
страница8/9
Дата28.01.2013
Размер1 Mb.
ТипЛитература
М. м. зощенко
«оттепель» и шестидесятники
Подобные работы:
1   2   3   4   5   6   7   8   9
^

М. М. ЗОЩЕНКО



Выдающийся прозаик Михаил Михайлович Зощенко родился 10 августа 1894 года в дворянской семье. Социальное происхождение не определяет талант и характер человека, но для общественного статуса имеет громадное значение. С юных лет Зощенко воспринимал свое сравнительно высокое общественное положение в качестве условия, налагающего на него дополнительные обязательства. Ему было много дано – с него много и спросится. Юноша рано задумался о своем предназначении в жизни и упорно отстаивал право собственного взгляда на мир.

Примечательно, что гимназический учитель отказал Зощенко в литературных способностях и поставил ему «двойку» на выпускных экзаменах в восьмом классе за сочинение о «Дворянском гнезде». Дело было, конечно, не в безграмотности гимназиста, а в его неспособности писать по «трафарету», высказывать общепризнанные истины.

В 1913 году М. Зощенко поступает на юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Но стать юристом ему не удалось: началась война. В этой мясорубке у младших офицеров было больше шансов погибнуть, чем выжить. Но Зощенко уцелел. Он проявил выдающуюся храбрость, был четырежды награжден, ранен и отравлен газами, стал командиром батальона, а в 1917 году – демобилизован по инвалидности (порок сердца).

Наступило бурное время. Все вокруг, по его выражению, «булькотело». Зощенко за короткое время сменил полтора десятка профессий, а в 1919 году вновь вступил в армию, на этот раз – в Красную. Через год еще молодой человек в военной форме, с четкой офицерской выправкой, сохранившейся у него на всю жизнь, вернулся в Петроград. Он вошел в кружок молодых литераторов, впоследствии получивший название «Серапионовы братья». Каким-то чудодейственным способом этот никому не известный молчаливый человек по фамилии Зощенко, не написавший к тому времени ни одного литературного произведения, сразу приобрел высокий авторитет в среде молодых писателей.

Предчувствие значительного явления не обмануло «серапионовцев». Первая книга Зощенко не замедлила появиться. И какая книга!

«Рассказы Назара Ильича господина Синебрюхова» (1922) ознаменовали рождение талантливейшего писателя, заставили говорить о нем не как о «подающем надежды», а как о самостоятельном и самобытном мастере слова. Своеобразный стиль, новые герои, новый язык. И при этом – четкая соразмерность, захватывающий ритм, предельный лаконизм – ни одной лишней фразы! Метранпаж типографии, свидетельствовал, что наборщики буквально валились от хохота, составляя матрицы. В результате книга вышла под чужой обложкой. Знатоки вспомнили, что подобный случай имел место с гоголевскими «Вечерами на хуторе близ Диканьки».

Короткие сатирические рассказы Зощенко появлялись один за другим – в газетах, журналах, дешевых брошюрах и отдельными книжками. Их зачитывали до дыр. Зощенко стал не просто популярным, а своеобразным символом времени. Измученная тяжелыми испытаниями страна получила возможность свободно выдохнуть вместе с гомерическим хохотом накопившиеся обиды, ненависть, раздражение – рассказы Зощенко воздействовали как универсальное лекарство. Необыкновенная их сценичность способствовала тому, что их исполнение стало любимейшим номером у артистов эстрады. Писатель превратился в легенду. Кондукторы трамвая, объявляя очередную остановку, говорили: «Улица Зощенко-Росси».

Самому же автору его слава приносила горькие плоды. «Десятки самозванцев бродили по стране, выдавая себя за Зощенко. Он получал счета из гостиниц, из комиссионных магазинов, а однажды, помнится, повестку в суд по уголовному делу. Женщины, которых он в глаза не видел, настоятельно, с угрозами требовали у него алименты».

Люди путали автора с персонажами его произведений, от лица которых велось повествование. Характерен пример с проводником, которому сказали, что в поезде едет Зощенко. «Как же, я его сразу узнал», - ответил проводник и указал на веселого толстяка. Каково же было его удивление, когда знаменитым писателем оказался скромно одетый, худой и молчаливый человек с бесконечно грустными глазами.

В двадцатые годы вышли книги сатирических рассказов Зощенко «Уважаемые граждане» и «Нервные люди». В них было буквально вывернуто «нутро мещанина». Мещанство, обывательщина – эти понятия выражали в те годы злобу дня. «Борьба с мещанством» была стержнем многочисленных пропагандистских кампаний, литераторам и публицистам ставилась задача «разоблачения мещанской психологии». Однако глубокого понимания сути мещанства в их произведениях, как правило, не наблюдалось.

По-иному подходил к проблеме Зощенко. С социологической точки зрения речь в его рассказах идет о люмпенских и полулюмпенских слоях населения. В отличие от исторического мещанства, представлявшего собой одно из традиционных сословий, связанного с различными ремеслами и городскими промыслами, укорененного в общественной структуре и на многое не претендовавшего, новое «мещанство» явилось продуктом социальных катаклизмов ХХ века. Это была огромная людская масса, ринувшаяся из деревни в город в поисках «лучшей жизни». Не имея собственной культуры, прочных межличностных связей люмпены хотят присоединиться к какой-либо общности, прибегают к социальной мимикрии, тщатся изобразить из себя рабочих, служащих, иногда даже бывалых уголовников. Верхом же их желаний является внедрение в ряды «руководящих работников», будь то хотя бы место управдома или вахтера в «солидном учреждении». Именно этот «человеческий материал» выступил в качестве идеальной базы для чудовищных экспериментов со стороны власть предержащих.

В книгах Зощенко подобный человеческий муравейник представлен во всей красе. Зощенко как бы проникает в подкорку своих персонажей, сочетая таком образом мастерство художника с вдумчивостью исследователя. И вместе с тем в этих произведениях звучит вполне явственно лирическая интонация. Да, автор как бы потрошит своим беспощадным скальпелем мелкие душонки, рассматривает их под микроскопом, словно вшей и клопов. И в то же время обращается с ними осторожно, трепетно, понимая, что и эти недочеловеки, как и всякая тварь божья, имеет право на полноценную жизнь.

Писательский труд был для Зощенко огромной ответственностью, он признавался в письме к Горькому: «Я всегда, садясь за письменный стол, ощущал какую-то… если можно так сказать, литературную вину. Я вспоминаю прежнюю литературу. Наши поэты писали стишки о цветах и птичках, а наряду с этим ходили дикие, неграмотные и даже страшные люди. И тут что-то такое страшно запущено».

Значение Зощенко поняли лишь немногие из его современников. Большинство видели в нем только преуспевающего комика. Критика же сначала не замечала, а потом буквально набросилась на него. Его обвиняли в «потакании мещанским вкусам», «воспевании» обывателя. И только в начале 30-х годов с писательских трибун послышались голоса в защиту его литературного таланта.

Продолжая числиться в рядах юмористов, Зощенко тем временем развивался, открывались новые грани его таланта. Выходят «Сентиментальные повести», затем – повести «Возвращенная молодость» (1933) и «Голубая книга» (1935). «Он постоянно менялся, - отмечал К. Чуковский, - никогда не застывал на достигнутом, каждая новая книга знаменовала собой новый этап его психического и эмоционального развития». Небольшие повести этого периода, между прочим, показали, что Зощенко – не только самобытный писатель, но и блестящий знаток классической литературы. Многие его страницы заставляют вспомнить произведения Гоголя, Чехова; настоящим шедевром стал «Талисман» («Шестая повесть Белкина») – блестящая стилизация пушкинского языка. В «Возвращенной молодости» Зощенко выступает знатоком биологии и физиологии (повесть стала предметом серьезных обсуждений не только среди литераторов, но и в медицинских кругах). «Голубая книга» свидетельствует об обращении писателя к философии истории.

В конце 30-х годов, когда в стране бушевала вакханалия террора, Зощенко продолжал напряженно работать, не позволяя чувству страха хоть в чем-то изменить его поведение. Он знал, что находится «под колпаком», что вся его переписка перлюстрируется. Тем не менее он всегда по мере сил поддерживал семьи репрессированных товарищей, откликался на любую просьбу и сам первым приходил на помощь. И писал «Рассказы о Ленине». Сейчас, конечно, можно сказать, что он способствовал созданию мифа о «добром дедушке Ленине». Но следует помнить, что в этих рассказах, адресованных детям, он внушал будущим гражданам нормы поведения прямо противоположные тем, которые культивировала кремлевская верхушка. Зощенко все чаще прибегает к прямому дидактизму, откровенно морализирует, старается «разжевать» для читателя элементарные человеческие истины.

Разразилась Великая Отечественная война. Писатель стремился попасть на фронт, но здоровье не позволило. Оставаясь в блокадном Ленинграде, он внушал согражданам спокойствие и уверенность своей выдержкой и собранностью. Работал на радио, в театре. Только после настойчивых требований согласился на эвакуацию, захватив с собой лишь рукопись очередной книги. Жил в Алма-Ате, работал на кинофабрике «Мосфильм», писал для бойцов короткие рассказы в стиле народного лубка, высмеивал фашистских оккупантов. А в 1943 году опубликовал в журнале «Октябрь» повесть «Перед восходом солнца».

Это было глубоко личное, интимное произведение, и одновременно – серьезный разговор о путях к человеческому счастью. Пронзительная исповедальность сочетается с психоаналитическим разбором. Возможно ли достичь внутренней гармонии, преодолеть телесные и духовные недуги силами самого человека? Для Зощенко это был очень важный вопрос. Всю жизнь он боролся с различными болезнями, изучил десятки томов медицинской литературы и непременно хотел донести до читателя свои выводы. Но появление такой книги в годы войны показалось неуместным, а некоторым – оскорбительным. Последовали оргвыводы. Продолжать публикацию запретили, а журнал «Большевик» (1944, № 2) разразился статьей «Об одной вредной повести».

Но самый тяжелый удар был нанесен писателю в 1946 году, после зубодробительного доклада Андрея Жданова и постановления ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград». Зощенко пытались смешать с грязью. Сам Сталин разразился тирадой, в которой самыми мягкими выражениями являлись «балаганный болтун» и «писака». Вопреки обычаю Зощенко не арестовали, но фактически обрекли на голодную смерть. Печататься не было возможности, на работу его не принимали, бывшие друзья, за редким исключением, обходили стороной. Сам он просить не умел. Только через три года стена отчуждения дала небольшую трещину: «Новый мир» опубликовал цикл «Партизанских рассказов», а Карельское книжное издательство заказало перевод книги финского писателя М. Лассила «За спичками».

Но испытания судьбы на этом не закончились. В 1954 году на встрече с английскими студентами Михаил Михайлович посмел не согласиться с речью Жданова, потребовал снять оскорбительные обвинения. Сталин уже лежал в мавзолее, уже ликвидировали Берию, Илья Эренбург ухитрился выпустить книгу с многозначительным названием «Оттепель», но ставить под сомнение приговоры партийных вождей еще никто не смел! Слухи о выступлении Зощенко «передавали шепотом, округляя от ужаса глаза».

Расправа последовала незамедлительно. В Ленинград срочно приехал секретарь Союза писателей Константин Симонов, долго убеждал Зощенко «покаяться». Собрали всех ленинградских литераторов. Кто из лести, а кто из страха старались «заклеймить» строптивого писателя. Ответную речь гонимого писателя литературные прощелыги неоднократно прерывали улюлюканьем. Зощенко боролся за свою честь, честь писателя, честь боевого офицера, честь человека и гражданина. «Дайте мне умереть спокойно», - произнес он, уходя с трибуны.

Он прожил еще четыре года, встречаясь с самыми близкими друзьями. Практически ничего не мог есть. И беспрестанно курил. 22 июля 1958 года Зощенко не стало.


^ «ОТТЕПЕЛЬ» И ШЕСТИДЕСЯТНИКИ:

ЛИТЕРАТУРА 60-Х И 70-Х ГОДОВ


ХХ съезд КПСС открыл период «оттепели» в отношении внутренней политики партии и правительства. В отношении творческой интеллигенции это означало допущение большей свободы в художественном творчестве. Однако окончательный вердикт по-прежнему принадлежал партийным инстанциям. Иногда вопрос решался на самом верху. Так обстояло дело в отношении к повести А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича», публикацию которой разрешил лично Н. С. Хрущев. Аналогично прошла поэма А. Т. Твардовского «Теркин на том свете», представлявшая собой едкую сатиру на бюрократизм советского государства.

Но, в целом, следует признать, что уровень притязаний писателей редко поднимался выше планки, установленной партийными цензорами. В поэзии усиленно разрабатывается тема России. К примеру, Александр Прокофьев издает циклы стихотворений о родине («Мне о России надо говорить», 1959; «Со мной была и есть Россия», 1959; «Россия», 1961-1962; «Спят солдаты России», 1963; «Я живу Россией окруженный», 1966 и др.). Аналогичную тематику развивал и молодой Евгений Евтушенко (поэма «Братская ГЭС», «Хотят ли русские войны»), создавая стихи и поэмы «на крайнем левом фланге» партийной идеологии. Более свободно стали чувствовать себя поэты старшего поколения (Николай Асеев, Михаил Светлов, Владимир Луговской и др.). К образам «серебряного века» обращается Анна Ахматова в «Поэме без героя», представлявшей собой критическое переосмысление жизни дореволюционной интеллигенции.

В литературе впервые заявили о себе писатели «лагерного поколения» (Николай Заболоцкий, Варлам Шаламов, Александр Солженицын). Особое мировосприятие, сложившееся в неволе, дало дополнительные коллизии сформировавшейся советской литературе. Даже писатели, не хлебнувшие «лагерного лиха» вынуждены были поднимать планку правдивости в своих произведениях. Наиболее выпукло новые тенденции проявили себя в творчестве и деятельности А. Т. Твардовского. Возглавляемый им журнал «Новый мир» стал центром притяжения шестидесятников. Новые тенденции открыто стали проявляться прежде всего в творчестве литераторов молодого поколения, желавших вывести на суд читателей новых героев и антигероев. Твардовский, по мере сил, способствовал появлению новых имен в литературе. Сам Александр Трифонович, несмотря на большую загруженность организационной работой, успевал писать собственные произведения. Вехой в его творчестве стала поэма «За далью – даль», представившая панораму преобразующегося Советского Союза наряду с размышлениями автора об историческом прошлом страны и роли в нем И. В. Сталина.

В «Новом мире» вышла в свет повесть «Один день Ивана Денисовича» Александра Солженицына, выдержавшая вскоре несколько изданий. Это был настоящий прорыв в тему народных лишений и страданий, поставивший вопрос о цене, которую пришлось заплатить за достижения сталинского периода. В том же журнале вышел рассказ «Матренин двор». Это было второе и последнее произведение великого писателя, официально опубликованное в СССР. Твардовский стремился опубликовать и романы Солженицына «В круге первом» и «Раковый корпус», но бдительная цензура их не пропустила. Также не был опубликован в «Новом мире» и роман Юрия Домбровского «Факультет ненужных вещей».

«Мы дети ХХ съезда», - так заявило о себе поколение, родившееся при Советской власти, чья творческая зрелость пришлась на послевоенное время, время надежд и завышенных ожиданий. Шестидесятники в полной мере использовали более широкие рамки свободы творчества, для того чтобы провозгласить романтическое мировосприятие, вновь поставить на повестку дня утраченные принципы гуманизма. Наиболее заметными стали поэты молодого поколения (так называемые «эстрадники») – Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Роберт Рождественский, Белла Ахмадулина. Их творчество соответствовало радужным ожиданиям большинства представителей молодого поколения, его энтузиазму и пылкому задору.

Большое внимание уделялось малому эстрадно-поэтическому жанру – песне. Многие стихи перекладывались на музыку и становились шлягерами. Сама лирическая поэзия вынуждена была приспосабливаться к эстрадному стилю, что создало новый вид поэтического творчества – авторскую песню. В отличие от песни, в которой ведущую роль играют мелодия и ритм, в бардовских произведениях главное место занимает поэтическое слово. Бард – это поющий поэт. Именно в этом качестве широкую известность получили Александр Галич, Булат Окуджава, Владимир Высоцкий, Юрий Визбор. И хотя расцвет этого жанра наступил в следующее десятилетие, начало авторской песни следует относить к шестидесятым годам.

Наиболее выдающимся явлением в этом жанре было творчество Владимира Высоцкого. В сотнях песен этого автора (юмористических, лирических, драматических) представлена настоящая энциклопедия советской жизни. Высокая правдивость его творчества сочеталась с исключительной силой и своеобразием поэтического языка. Даже благожелательно настроенные к нему коллеги (Е. Евтушенко, А. Вознесенский) не признавали в нем большого поэта. Официальная культура вообще не видела Высоцкого-поэта. Владимир Высоцкий напрягал свой «отчаяньем сорванный голос» на многочисленных нелегальных и полулегальных концертах, магнитофонные записи которых потом расходились в сотнях экземпляров. Первый печатный сборник стихов поэта («Нерв») вышел только после его смерти.

Поэтическое слово имело громадную притягательную силу. Наряду с преуспевающими поэтами существовало поколение неприкаянных (Николай Рубцов, Глеб Горбовский, Анатолий Передреев, Николай Тряпкин), для которых поэзия была нормой жизни, а вовсе не источником доходов. Им пришлось пройти трудный путь от отчаяния к признанию. Увлеченные магией русской поэтической речи, они были готовы претерпеть любые жизненные трудности ради сохранения живого стиха.

В советской драматургии 60-е годы стали известны произведениями Алексея Арбузова и Виктора Розова. «Иркутская история» Алексея Арбузова стала призывом к молодому поколению, воплощала страстное желание автора помочь всем сбившимся с пути людям найти свою дорогу в жизни. Требовательность к героям драматических произведений звучит и в других пьесах Арбузова. В драме «Мой бедный Марат» звучит мотив предательства своей мечты главным героем. И лишь желание освободиться от мещанских вериг придает надежду на его грядущее исправление.

В 70-е годы раскрылся талант драматурга Александра Вампилова. Герой его «Утиной охоты», Зилов, - человек безвременья. Зилов мучается сам и мучает своих близких, потому что не может объяснить себе цели своего существования. Многие современники увидели в герое свои пороки и свою неустроенность.

Литературная проза 60-х годов имела ярко выраженную публицистическую направленность. Документальные жанры подчас вытесняли собственно художественную литературу. Большую роль играли мемуарные произведения, которые стали занимать значительную часть читательских интересов. Самой известной из мемуаров того времени стала книга И. Эренбурга «Люди. Годы. Жизнь», представившая обширную панораму революционного и послереволюционного времени. И это – несмотря на то, что произведение Эренбурга было подвергнуто многочисленным цензурным изъятиям. Впоследствии подобной процедуре была подвергнута и книга Г. К. Жукова «Воспоминания и размышления». Опальный маршал находился на подозрении у партийной верхушки, и многие страницы, посвященные критике отдельных партийных деятелей, были изъяты из текста.

Рамки свободы творчества, которые предлагались литераторам, были все-таки ограниченными. Наиболее показательным в этом отношении был случай с Б. Л. Пастернаком. Его роман «Доктор Живаго» не нашел издателя в Советском Союзе и вышел в свет за границей. Разразился скандал. Пастернака практически смешали с грязью. Масла в огонь подлило присуждение писателю Нобелевской премии (1959). Под давлением «возмущенной писательской общественности» Пастернак отказался от получения премии и от поездки в Стокгольм. Переживания, связанные с этим инцидентом, привели к скоропостижной смерти писателя.

Еще более суровое наказание постигло писателей Андрея Синявского и Юлия Даниэля. Их творчество было сочтено антисоветским и вызвало судебное разбирательство. Народный суд приговорил их к нескольким годам заключения в мордовских лагерях (1966). Фактически расправа с Синявским и Даниэлем ознаменовала собой начало открытых преследований в отношении литературы, сменив собой благожелательную атмосферу после ХХ съезда КПСС. Многие писатели не могли мириться с удушающей творчество атмосферой и переходили в разряд диссидентов, которых ждало либо заключение, либо эмиграция. В течение последующего десятилетия из страны уехали такие известные писатели как Георгий Владимов, Владимир Максимов, Владимир Войнович, Анатолий Гладилин, Василий Аксенов и другие. В 1974 году из СССР был выдворен А. И. Солженицын.

Александр Исаевич Солженицын являлся, безусловно, открытым противником Советской власти. Он не скрывал своих убеждений и находился под пристальным вниманием КГБ. Писателю был закрыт путь к советскому читателю, его произведения не публиковались. Романы «В круге первом» и «Раковый корпус» были опубликованы на Западе. Не было секретом для властей и то, что писатель собирает материалы по истории сталинских репрессий, которые были собраны в трехтомный труд под названием «Архипелаг ГУЛАГ». Популярность Солженицына на Западе была столь высока, что ему присудили Нобелевскую премию.

Но перестройка мировоззрения людей, начатая ХХ съездом партии, не могла быть повернута вспять. В 70-е годы настала пора крупных романных форм, в которые отливалось понимание прожитых народом лет. Большие эпические полотна создавали Юрий Бондарев («Берег» и «Выбор»), Петр Проскурин («Судьба» и «Имя твое»), Сергей Залыгин («Комиссия»), Василий Белов («Кануны»), Федор Абрамов («Пряслины»). Заметную популярность получили писатели-деревенщики, поднявшие вопрос о трагической судьбе советской деревни. Такие произведения как «Прощание с Матерой» Валентина Распутина, «Царь-рыба» Виктора Астафьева, «Мужики и бабы» Бориса Можаева и многие другие фактически представляли реквием по «России, которую мы потеряли» - по тясячелетнему деревенскому миру с его постоянным трудом, развитой нравственностью, многовековым укладом и взаимопомощью.

Многогранно талантливым человеком был Василий Шукшин. Он проявил себя как актер, режиссер и писатель. Его короткие рассказы из жизни российской деревни поражали парадоксальностью сюжетов, необычностью характеров («чудики»). В последние годы жизни он работал над романом о Степане Разине («Я пришел дать вам волю»). Скоропостижная смерть прервала на взлете эту могучую русскую натуру.

Вместе с тем в 70-е годы пробудился интерес читательской публики к историческим эпопеям. Желание людей в доступной форме проследить историю родной страны встретило отклик со стороны писателей. Не все произведения той поры отвечали требованиям исторической правды. Сейчас вряд ли кто вспомнит пухлые тома «секретарской» литературы, как, например, «Соль земли» Г. Маркова или «Блокада» А. Чаковского. Но читатели старшего поколения искренне увлекались такими эпопеями как «Вечный зов» А. Иванова, историческим романом В. Иванова «Русь изначальная». Большую популярность приобрели книги исторического беллетриста Валентина Пикуля. Его романами «С пером и шпагой», «Битва железных канцлеров», «У последней черты» зачитывались в эпоху «застоя» многие люди. Характерно, что многие из этих исторических романов были экранизированы.

К далекому прошлому страны в целях найти ответ на современные вопросы обращались Дмитрий Балашев и Владимир Чивилихин. Первый из них написал цикл романов о первых московских князьях. Балашев создал масштабные произведения, вывел на историческую сцену полнокровные характеры средневековых русских людей, художественно воплотил тяжелую обстановку, в которой проходило «собирание русских земель». Чивилихин написал знаковый роман «Память». Это художественно-публицистическое произведение породило целое общественное движение за сохранение исторических и культурных памятников, восстановлению имен забытых предков. К сожалению, в недрах движения зародилось крайнее националистическое крыло, впоследствии оформившееся в организацию «Память» под руководством Д. Васильева. Эта самозваная группировка сильно дискредитировала идеи патриотического движения, извратила цели и задачи русского культурного возрождения.

В числе востребованной беллетристики можно назвать и политические романы Юлиана Семенова. По его книге был снят культовый фильм 70-х годов «Семнадцать мгновений весны». Другие книги Семенова также часто экранизировались.

Интеллектуальная проза Юрия Трифонова и Андрея Битова также находила своего читателя. Романы Трифонова «Дом на набережной» и Битова «Пушкинский дом» демонстрировали размышления авторов о судьбах советской интеллигенции, повествовали о ее взлетах и нравственном падении.

Военная тема получила новое воплощение в повестях Василя Быкова. Тема подвига, жизни и смерти, верности и предательства решалась им в форме острых психологических коллизий, нравственных испытаний личности. Наибольшую известность приобрела повесть Василя Быкова «Сотников», по которой был снят притчевый фильм «Восхождение» (режиссер Лариса Шепитько).

Большой популярностью среди советских людей пользовалась повесть Бориса Васильева «А зори здесь тихие». Пронзительная история противостояния молодых девушек опытным немецким десантникам, ценой своей жизни предотвративших диверсию, рассматривалась не столько в военном аспекте, сколько в нравственном. Она заставляла задуматься о бесчеловечности войны, о той цене, которая заплачена за победу, завоеванную за счет миллионов молодых, цветущих жизней. Недаром по повести Бориса Васильева было поставлено множество театральных спектаклей, снят художественный фильм.

60-е и 70-е годы укрепили положение Советского Союза как «самой читающей страны в мире». Многообразие печатной продукции поражало внимание иностранцев. Но читательские интересы все больше расходились с политикой издательств, подчинявшихся партийному диктату. Многие книги, главным образом пропагандистского содержания, годами пылились на полках. И в то же время читатели сутками стояли в очередях, чтобы получить нужную им книгу. Более того, интересные книги «выходили» в самиздате. Их отпечатывали на пишущей машинке и даже переписывали от руки.

1   2   3   4   5   6   7   8   9

Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2019
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты