Домой

Щитова Ольга Григорьевна Комплексный анализ неисконной лексики в русской разговорной речи Среднего Приобья xvii века 10. 02. 01 Русский язык автореферат




НазваниеЩитова Ольга Григорьевна Комплексный анализ неисконной лексики в русской разговорной речи Среднего Приобья xvii века 10. 02. 01 Русский язык автореферат
страница1/4
Дата24.01.2013
Размер0.68 Mb.
ТипАвтореферат
Содержание
Официальные оппоненты
Ведущая организация
Общая характеристика работы
Актуальность темы
Научная новизна исследования
Методы и приемы исследования
Теоретическое значение работы
Комплексность данного исследования заключается в сопряжении синхронного и диахронического аспектов в рамках динамического подход
Комплексность данного исследования определяется совокупностью критериев ассимиляции иноязычной лексики в принимающей среде сибир
Практическая значимость.
Основные положения, выносимые на защиту
Апробация работы.
Структура работы.
Основное содержание работы
Первая глава
Вторая глава
Третья глава
Первый раздел
Четвертая глава
В первом разделе
...
Полное содержание
Подобные работы:
  1   2   3   4


На правах рукописи


Щитова Ольга Григорьевна


Комплексный анализ

неисконной лексики

в русской разговорной речи

Среднего Приобья XVII века


10.02.01 – Русский язык


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук


Томск – 2008

Работа выполнена на кафедре русского языка ГОУ ВПО «Томский государственный университет»


Научный консультант: доктор филологических наук, профессор

Блинова Ольга Иосифовна


^ Официальные оппоненты: доктор филологических наук

Богословская Зоя Матиновна


доктор филологических наук, профессор

Панин Леонид Григорьевич


доктор филологических наук, профессор

Шелепова Людмила Ивановна


^ Ведущая организация: ГОУ ВПО «Пермский

государственный университет»


Защита состоится «12» ноября 2008 года в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 212.267.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук при ГОУ ВПО «Томский государственный университет» по адресу 634050, Томск, пр. Ленина, 36

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Томского государственного университета.


Автореферат разослан « » октября 2008 г.


Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук, профессор Л.А. Захарова


^ Общая характеристика работы


Диссертация посвящена исследованию неисконной лексики в русской разговорной речи Среднего Приобья XVII в., послужившей основой для формирования ранних переселенческих среднеобских говоров, складывающихся на территории сибирского пограничья русской культуры с культурой исконного сибирского населения. Исследование направлено на реконструкцию и полиаспектное изучение корпуса иноязычных номинаций, входящих в лексический состав данного пограничного языкового континуума, на выявление характерных для него в XVII в. внешних источников пополнения лексики, новых направлений языкового контактирования, тематических зон межъязыкового (и межкультурного) взаимодействия и изменений, произошедших с унаследованными от материнских говоров неисконными лексическими элементами в новых условиях. В работе рассматривается также проблема ассимиляции неисконной лексики на разных уровнях принимающего региолекта, выявлению особенностей функционирования неисконной лексики в говорах Среднего Приобья XVII в., определению ареального статуса исследованного словарного материала.

^ Актуальность темы

Обращение к XVII веку обусловлено тем, что допетровская эпоха – чрезвычайно важный и уникальный этап в истории русского языка и в истории русских среднеобских говоров. К XVII столетию относится формирование русского национального языка, становление его норм, а разговорная речь жителей Среднего Приобья XVII в. представляет собой ранние этапы формирования русских среднеобских говоров.

Исследование неисконной лексики, функционирующей в разговорной речи Среднего Приобья XVII в. и до сих пор не являвшейся объектом специального изучения, позволяет обратиться к проблеме формирования одной из систем сибирских говоров на ранней стадии их существования, определив место единиц западного, уральско-алтайского и др. происхождения в составе неисконной лексики языкового континуума данного хронотопа и выявив региональные особенности ассимиляции и функционирования неисконной лексики.

Введение в научный оборот неопубликованных рукописных памятников, а также опора на существующие публикации местных деловых документов XVII в. является насущной задачей исторической лексикологии, лексикографии, диалектологии, источниковедения и других направлений современной лингвистики, поскольку расширяет источниковедческую базу для исследования истории русского национального языка во всем региональном многообразии его проявлений (см. работы Л.Ю. Астахиной, Г.А. Богатовой, Е.Н. Борисовой, С.С. Волкова, В.Я. Дерягина, А.Н. Качалкина, С.И. Коткова, Б.А. Ларина, В.В. Палагиной, Е.Н. Поляковой, Г.П. Смолицкой, Ф.П. Филина, Н.А. Цомакион, Ю.И. Чайкиной, О.В. Бараковой и др.).

Памятники сибирского (томского) делового письма XVII в. предоставляют материал для исследований не только по исторической диалектологии, но и по истории русского национального (литературного) языка, давая возможность пополнить имеющийся в арсенале исторической лексикологии корпус лексики, новыми словами и их вариантами, а также внести коррективы в хронологию заимствования конкретных номинаций.

В настоящее время в лингвистике не ослабевает интерес к проблемам заимствования, освещенным в этимологическом, историко-лексикологическом, функционально-стилистическом, культурологическом, этнолингвистическом и других аспектах. Процесс ассимиляции иностранных слов в языке-реципиенте обретает новые современные ракурсы исследования. К таковым относится проведенный в диссертации анализ лексико-грамматической ассимиляции иноязычной лексики в разговорной речи Среднего Приобья XVII в., словообразовательной членимости заимствований в рамках словообразовательной ассимиляции и др.

Реферируемая работа является актуальной в связи с идеей евроазиатского диалога (Н.С. Трубецкой, Л. Гумилев, Н.И. Толстой и др.), фронтира – условной линии, границы, которой фиксируют разделение национальных групп (Ф.Дж. Теньер, Б. Томмасен, П. Верени). На лингвистическом уровне взаимодействие национальных групп может приводить к образованию своеобразных идиомов в зоне порубежья, включающих в себя элементы языков, которыми владеют данные национальные группы (Е.В. Перехвальская, 2006).

Границей между Россией и азиатским миром в начале XVII вв. были возведенные на территории Западной Сибири остроги. В 1596-1598 гг. построен Нарымский острог, в 1604 г. – Томский, в 1605 гг. – Кетской, в 1618 г. – Кузнецкий. Изучение такого языкового континуума, складывающегося на стыке разных этнических культур, каким является русская разговорная речь средней части Обского бассейна, имеет культурологическое значение.

Современная стадия кристаллизации лингвистического фронтира, зародившегося на территории Сибири в XVII в., представлена в исследованиях современных среднеобских говоров учеными Томской диалектологической школы (О.И. Блинова, 2003), в изысканиях в области заимствованной лексики современных сибирских говоров из аборигенных языков Сибири, которые ведутся диалектологами (А.М. Селищев, 1968; С.И. Ольгович, 1963; Л.В. Петропавловская, 1979, 1983, 1988; А.Е. Аникин, 1985, 1986, 1987, 1992, 2000, 2004; Б.Я. Шарифуллин, 1990, 1994, 1998; Л.И. Шелепова, 1977, 1999; А.И. Федоров, 2000 и др.).

Изучение начальной стадии формирования среднеобских говоров ведется на материале местных деловых документов XVII в.

Сибирские памятники письменности XVII в. послужили источником для исследования лексики: тобольские, тюменские, кузнецкие и др. – в трудах Л.Г. Панина, тюменские – Н.В. Лабунец, мангазейские, красноярские, приенисейские – Н.А. Цомакион, В.Н. Роговой, А.В. Кипчатовой, О.В. Фельде (Борхвальдт), Л.М. Городиловой, забайкальские – А.П. Майорова, якутские – в работах Н.Г. Самсонова и др.

Реконструкция исходного состояния вторичного говора на материале томского говора произведена В.В. Палагиной в ее докторской диссертации (1973) и публикациях. Истории прикетских говоров, выявлению их диалектной основы, фонетическому и морфологическому строю уделено пристальное внимание в диссертации Л.А. Захаровой (1969 и др.), фонетике и морфологии говора Мунгатского острога – в диссертации О.А. Любимовой (1969), Томского острога – у С.Э. Мазо (1970). Освещены некоторые процессы формирования лексической системы прикетских говоров, в ряде статей исследована разговорная лексика в памятниках Кетского и Нарымского острогов, антропонимия Кетского, Кузнецкого, Нарымского и Томского острогов, топонимия в историко-лексикологическом, лексикографическом и культурологическом аспектах; объектом исследования томских ученых стала лексика исходного состояния среднеобских говоров в составе отдельных тематических и лексико-семантических групп (работы И.А. Воробьевой, Л.А.Захаровой, Г.Н. Стариковой, Т.А. Шакурской и др.). Неисконная лексика в говорах Среднего Приобья XVII в. не подвергалась комплексному исследованию.

В современных лингвистических штудиях все чаще звучит мнение об актуальности совмещения синхронных аспектов анализа с диахроническими в рамках единой динамической системы (Б.В. Горнунг, 1960; Ю.В. Рождественский, 1990, 2000; Ю.С. Степанов, 2002; В.Н. Топоров, 2005; Л.П. Дронова, 2006 и др.). Данная позиция находит свое развитие в работе.

В реферируемой диссертации впервые подвергнута комплексному изучению неисконная лексика западного и уральско-алтайского происхождения в томской разговорной речи XVII в., послужившей основой для формирования говоров Среднего Приобья, представляющего собой в XVII в. пограничную сибирскую зону Московской Руси.

Целью диссертационного сочинения является комплексное изучение характерных черт иноязычного фрагмента лексики томской разговорной речи XVII в. как одной из составляющих лексической системы пограничного языкового континуума в начальный период становления среднеобского диалекта (среднеобских говоров).

Объект исследования составляет неисконная лексика, заимствованная из западных, уральских, алтайских и других языков, зафиксированная в томских деловых документах XVII в.

Предметом являются хронолого-генетическая стратификация неисконных номинаций в русской разговорной речи Среднего Приобья XVII в., их семантика, ассимиляция в языке-реципиенте, специфика функционирования в среднеобском региолекте, особенности номинации (эквивалентности), деривационный потенциал, ареальный статус.

Для достижения поставленной цели решаются следующие задачи:

1) реконструировать корпус неисконных номинаций для русской разговорной речи Среднего Приобья XVII в. по материалам томских деловых документов допетровской эпохи, установив источники и хронологию заимствования каждого слова, и выявить тематические зоны наиболее интенсивного межъязыкового взаимодействия, отразившиеся в составе неисконной лексики, зафиксированной в томских деловых документах XVII в.;

2) определить состав пласта неисконной лексики, вошедшей в русские говоры Среднего Приобья XVII в. в досибирский период в составе материнских говоров Европейской части Российского государства; представить генетическую стратификацию иноязычной лексики, вошедшей в русские говоры Среднего Приобья в XVII столетии, на начальном этапе сибирского периода существования современных среднеобских говоров;

3) показать источниковедческое и культурологическое значение исследования томских деловых документов XVII в. в плане уточнения хронологии заимствований и фиксации лексического материала, не отмеченного в исторических словарях других регионов;

4) выявить семантические свойства досибирских и сибирских заимствований, итоги и особенности их семантической ассимиляции в русском языке и говорах Среднего Приобья;

5) установить направления и критерии словообразовательной ассимиляции заимствований в разговорной речи среднеобского фронтира допетровской эпохи;

6) изучить функциональную эквивалентность неисконной лексики в текстах томских деловых документов XVII в. в аспекте функциональной ассимиляции в языке-реципиенте для выявления безэквивалентной и эквивалентной лексики, первичных и вторичных иноязычных номинаций в томской разговорной речи XVII в.;

7) описать лексико-грамматическую валентность слов неисконного происхождения в текстах памятников деловой письменности Среднего Приобья XVII в. и выявить особенности сочетательных способностей иноязычной лексики сибирского периода, в том числе на разных этапах ассимиляции в томской разговорной речи XVII в.;

8) определить ареальный статус неисконных номинаций досибирского и сибирского периода вхождения в русский язык и его говоры; произвести типологию регионально ограниченной лексики Сибири и Среднего Приобья.

Материалом для анализа послужили томские деловые документы XVII в., в значительной степени отражающие томскую разговорную речь: приходные, расходные и таможенные книги, челобитные служилых людей и крестьян, отписки томских воевод, расспросные и пыточные речи, грамоты и др. В основу исследования положены рукописи документов Сибирского приказа, хранящиеся в Российском государственном архиве древних актов, ф. 214 (г. Москва), в Отделе редких книг Научной библиотеки Томского государственного университета, Государственном архиве Томской области, а также опубликованные документы и лексикографические источники: «Словарь народно-разговорной речи г. Томска XVII – начала XVIII века», авторами-составителями которого являются В.В. Палагина, Л.А. Захарова, Г.Н. Старикова (Томск, 2002) и его картотека, хранящаяся в Томском государственном университете, «Словарь русской народно-диалектной речи в Сибири XVII – первой половины XVIII в.» Л.Г. Панина (Новосибирск, 1991).

В процессе семантизации лексических единиц и для реализации сопоставительного аспекта исследования были использованы в качестве дополнительных источники более широкого ареала: сибирские деловые документы и памятники, написанные на территории распространения материнских говоров, а также лексикографические источники: названный выше словарь Л.Г. Панина, «Словарь языка мангазейских памятников XVII – первой половины XVIII вв.» Н.А. Цомакион (Красноярск, 1971), «Этимологический словарь русских диалектов Сибири: Заимствования из уральских, алтайских и палеоазиатских языков» А.Е. Аникина (М.; Новосибирск, 2000), Словарь русского языка XI-XVII вв., Словарь обиходного русского языка Московской Руси XVI-XVII вв. (Т. 1) (СПб., 2005), Материалы для словаря финно-угро-самодийских заимствований в говорах Русского Севера (Вып. 1) (Екатеринбург, 2004), «Словарь народных географических терминов Тюменской области (южные районы)» Н.В. Лабунец (Тюмень, 2003), «Словарь географических терминов в русской речи Пермского края» Е.Н. Поляковой (Пермь, 2007), Историко-этимологический словарь русских говоров Алтая (выпуск 1) (Барнаул, 2007), – а также материалы картотек Словаря русского языка XI-XVII вв., Словаря древнерусского языка (Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН, г. Москва), Словаря русских народных говоров (Институт лингвистических исследований РАН, г. Санкт-Петербург).

Общий объем использованных в диссертации памятников составляет около 15 000 листов рукописей и 20 000 страниц публикаций.

Для проведения исследования из разных источников извлечено для комплексного анализа 319 неисконных лексических единиц и более 610 дериватов, образованных на базе заимствований. Кроме этого, в спектр анализа вовлечено 103 единицы исконного происхождения, необходимые для исследования тематических групп названий тканей, военной лексики, функциональной эквивалентности (особенностей номинации), лексико-грамматической валентности, регионального статуса иноязычных слов и т. д.

^ Научная новизна исследования

  1. Впервые осуществлено теоретически обобщенное комплексное исследование неисконной лексики в разговорной речи Среднего Приобья XVII в. как одной из составляющих лексической системы пограничного языкового континуума в начальный период становления среднеобского диалекта. Выполнен анализ ассимиляции неисконной лексики в семантическом, словообразовательном, лексико-грамматическом аспектах при совмещении синхронных и диахронических подходов к рассмотрению материала.

  2. Изучение неисконной лексики начального периода формирования говоров Среднего Приобья произведено на материале томской деловой письменности XVII в. В научный оборот введены неопубликованные памятники томской деловой письменности XVII в.

  3. Реконструирован корпус неисконного фрагмента лексики, заимствованной из западных языков (греческого, латинского, германских, романских, славянских и др.), а также тюркских, монгольских, финно-угорских, самодийских и др., в составе разговорной речи населения средней части бассейна реки Оби XVII в. Существующая методика реконструкции исходного состояния вторичного говора дополнена возможностью восстановления иноязычных единиц, не обнаруженных в документах, из зафиксированных в них дериватов, а также с привлечением памятников иной территориальной принадлежности и материалов современных сибирских говоров.

  4. Определен состав неисконного фрагмента лексики досибирского периода, унаследованной от материнских говоров русской метрополии, томской разговорной речи Среднего Приобья XVII в. в аспекте хронологии и источников заимствования. Выявлены генетическая стратификация иноязычной лексики, пополнившей русские говоры Среднего Приобья в сибирский период их существования, и особенности состава сибирского пласта неисконной лексики.

  5. Произведены хронологические коррективы и/или выявлено время первой письменной фиксации в русской письменности 22 иноязычных слов; зафиксирован лексический материал (6 иноязычных номинаций), не отмеченный в исторических словарях других регионов; предложена этимология отдельных сибирских заимствований. На основании контекстного анализа томских деловых документов XVII в. определена/уточнена семантика 36 иноязычных номинаций и/или их дериватов, имеющих сомнительные или недостаточные дефиниции в исторических словарях.

  6. Разработана методика анализа лексико-грамматической валентности неисконной лексики в принимающем языковом континууме, введено понятие индекса валентности как итогового количественного показателя лексико-грамматической валентности слова. Выявлены особенности валентных способностей иноязычных номинаций сибирского периода на разных этапах лексико-грамматической ассимиляции.

  7. Установлен ареальный статус 319 неисконных номинаций досибирского и сибирского периода вхождения в русский язык и его говоры; произведена классификация регионально ограниченной лексики Сибири и Среднего Приобья.

  8. Научную новизну представляет комплексное использование критериев ассимиляции иноязычного слова в принимающем языковом континууме Среднего Приобья XVII в.



^ Методы и приемы исследования

Цели и задачам работы соответствуют использованные традиционные и новейшие методы и приемы современной лингвистики. Методологическую базу исследования составляют принципы историко-культурологического и системного подходов к лексическому материалу XVII в. Методологические принципы исследования реализованы путем применения приемов описательного, сопоставительного, сравнительно-исторического методов, в рамках которого применялись общенаучные приемы непосредственного наблюдения, систематизации, интерпретации, доказательства, обобщения, количественного анализа; в процессе изучения неисконной лексики были реализованы лингвистические приемы внутренней реконструкции, компонентного, дистрибутивного, контекстного, типологического анализов; приема лингвогеографии; отбор фактического материала, положенного в основу диссертационного исследования, производился приемом сплошной выборки из текстов деловых документов XVII в.

^ Теоретическое значение работы составляет разработка теории и методики комплексного исследования лексики неисконного происхождения в формирующейся системе ранних переселенческих говоров вторичного типа – русских говоров Среднего Приобья XVII в., а также вклад в решение актуальных проблем теории заимствования, касающихся этимологии неисконной лексики, критериев ассимилированности заимствований в языке-реципиенте, аспектов изучения ассимиляции и функционирования иноязычных слов.

^ Комплексность данного исследования заключается в сопряжении синхронного и диахронического аспектов в рамках динамического подхода. Ведущим аспектом исследования является синхронный: в фокусе внимания находится синхронный срез формирующейся лексической системы говоров сибирской фронтирной зоны XVII в. В русле семантики и семасиологии представлен анализ репрезентации неисконной лексикой предметно-тематических групп, функциональной эквивалентности иноязычных слов в русском языке и говорах Среднего Приобья XVII в. Исследование словообразовательного уровня языкового пограничного континуума XVII в. реализовано в процессе анализа словообразовательной ассимиляции неисконных лексических единиц в томской разговорной речи XVII в. В синтагматическом ключе на синхронном срезе проведено изучение лексико-грамматической валентности неисконных номинаций в разговорной речи населения Среднего Приобья XVII в. В синхронном аспекте решается вопрос территориального статуса неисконных лексических единиц, функционирующих в текстах томских деловых документов XVII в. Динамический подход к анализу языковых явлений представлен в работе не только как диахронический, предполагающий исследование эволюции, развития и совершенствования языка, изучение его истории, но в большей степени как внимание к подвижности языковых элементов и их свойств в процессе функционирования языка в синхронии. Динамика лексических процессов в синхронном срезе языка проявляется (как движение) в переходе слов из одной языковой системы в другую и связанными с ним формальными и семантическими процессами, в реакции системы языка-реципиента на новозаимствование, в непрерывном развитии значений слов в составе лексико-семантических групп и т. д., в изменении ряда языковых явлений от начала до конца XVII в. Такой подход к исследованию непрерывно изменяющихся языковых явлений определенного временнóго среза, при котором ведущим аспектом является синхронный, в необходимых случаях дополняемый экскурсами в диахронию, квалифицируется в диссертации как динамический, поскольку представляет движение, преобразования и эволюцию языковых явлений.

^ Комплексность данного исследования определяется совокупностью критериев ассимиляции иноязычной лексики в принимающей среде сибирского языкового континуума XVII в., в том числе результата семантической ассимиляции, деривационного потенциала, словообразовательной членимости и др. в рамках словообразовательной ассимиляции, характера эквивалентности слов иноязычного происхождения (особенностей их номинации), лексико-грамматической валентности (индекса валентности) и т. д.

В итоге определен комплекс черт, характеризующих сущность и особенности неисконного фрагмента лексики разговорной речи населения Томского уезда XVII в., проявляющийся на формальном (фонетическом, графическом), словообразовательном, морфологическом, лексическом (лексико-семантическом), синтаксическом уровнях.

Разработан комплекс классификаций неисконной лексики, реконструированной по томским деловым документам XVII в.: тематическая, с точки зрения хронологии и источников заимствования, итогов семантической ассимиляции, функциональной эквивалентности, территории распространения. В диссертации разработана и представлена типология неисконной лексики, квалифицированной как локально ограниченная лексика Сибири и Среднего Приобья.

Диссертация вносит определенный вклад в разработку теории контактологии, в частности проблемы заимствований допетровской эпохи, вошедших в русский язык и его говоры из совокупности западных, тюрко-монгольских, финно-угро-самодийских и др. языков; островного влияния польского языка на русские говоры среднеобского региона.

Результаты исследования представляют теоретическую значимость для исторической диалектологии и лексикологии: определена роль неисконной лексики в формировании лексической системы говоров Среднего Приобья и региональной разновидности русского национального языка XVII в. на ранних этапах их формирования; для разработки междисциплинарной проблемы фронтира и евразийского союза.

Разработана методика анализа лексико-грамматической валентности неисконной лексики. Выявлен набор валентностей на разных этапах ассимиляции иноязычных слов.

Разграничены понятия адаптация и ассимиляция иноязычной лексики, обосновано изучение степени морфемной членимости заимствованных слов в качестве критерия их ассимиляции в принимающем идиоме, введено понятие индекса валентности. В научный оборот вовлечено около 10 000 листов рукописей неопубликованных деловых документов XVII в.

^ Практическая значимость. Результаты проведенного исследования представляют ценность для специалистов по русской исторической и современной лексикологии, диалектологии, истории языка, этимологии.

Материалы диссертации могут найти применение в лексикографической практике: при составлении общих и региональных исторических, а также этимологических словарей.

Наблюдения и выводы, изложенные в работе, могут быть внесены в учебно-педагогическую практику: преподавание исторической лексикологии русского языка, исторической диалектологии, региональной лексикологии, проведение спецкурсов и спецсеминаров по этимологии, чтение раздела «Лексика» в курсах «Современный русский язык», «Историческая грамматика русского языка», раздела о языке XVII-XVIII вв. в курсе «История русского литературного языка».

^ Основные положения, выносимые на защиту

1. Томские деловые документы XVII в. дают возможность реконструировать корпус неисконной лексики для русской разговорной речи Среднего Приобья XVII в., послужившей основой для формирования современных среднеобских говоров. Неисконная лексика характеризуется тематическим разнообразием, в ее составе выделено более двенадцати тематических групп, имеющих сложную многоступенчатую иерархию. Тематической зоной наиболее интенсивного межъязыкового взаимодействия, отразившейся в составе неисконной лексики, зафиксированной в томских деловых документах XVII в., является военная лексика, что детерминировано экстралингвистическими факторами регионального характера. Тематическое сходство иноязычной лексики, заимствованной в сибирский период из западных и уральско-алтайских языков, сибирских заимствований западного и уральско-алтайского происхождения, связано со сферой товарно-денежных отношений (торговля, метрология, товары, налоги). Тематическая специфика иноязычных номинаций, транспонированных в XVII в. из западных языков, представлена военным делом, из уральско-алтайских языков – с промыслами местного населения (охотой, рыболовством, собирательством) и обусловлена расширением круга общения жителей Московской Руси, их знакомством с ранее неизвестными народами и племенами Сибири.

2. Иноязычная лексика досибирского периода истории среднеобских говоров, вошедшая в томские говоры XVII в. в составе материнских, характеризуется генетическим и хронологическим разнообразием. Генетическая стратификация неисконной лексики сибирского периода существования среднеобских говоров (XVII в.) отражает начальную стадию формирования пограничного языкового континуума, соединившего и преобразовавшего в себе две разнородные культуры – европейскую и азиатскую (западную и восточную). Сибирский пласт неисконной лексики томской разговорной речи XVII в. составляют: а) номинации западного происхождения (германского, романского, греческого, польского, украинского и белорусского); б) лексика, заимствованная из тюркских, монгольских, тунгусо-маньчжурских, финно-угро-самодийских и др. языков. Особенностями процесса заимствования в сибирский период, отразившимися на лексическом строе томских деловых документов XVII в., являются: а) проникновение в русскую разговорную речь сибирского фронтира лексики из тунгусо-маньчжурских и самодийских языков, являющихся единичными среди досибирских заимствований; б) увеличение количества заимствований из автохтонных монгольских языков и диалектов; в) для русских говоров среднеобского региона XVII в. ведущим является языковое влияние татарских языков и диалектов; г) благоприятные условия для островного влияния польского языка, проникновения в томскую разговорную речь XVII в. и сохранения в ней полонизмов.

Исследование среднеобских деловых документов XVII в. дает возможность уточнить время первой фиксации целого ряда заимствований и/или их дериватов в русских письменных памятниках, а также выявить иноязычные слова, не зафиксированные в историко-этимологических словарях других регионов.

3. Процессы семантической ассимиляции неисконных номинаций, вошедших в говоры Среднего Приобья в сибирский период, соответствуют языковым универсалиям, характерным для семантических преобразований.

Преобладание пути семантической ассимиляции неисконных номинаций сибирского периода вхождения в русские говоры, в результате которого денотативная семантика русского слова остается идентичной значению его иноязычного прототипа, является отличительной чертой иноязычной лексики сибирского периода по сравнению с досибирскими заимствованиями и свидетельствует о том, что русские говоры среднеобского пограничья восприняли в значительной степени без изменения языковую информацию как западной, так и восточной культур, актуальную для первонасельников сибирского края. Специализация семантики иноязычных единиц языка-источника, происходящая в процессе их освоения русскими говорами, связана с необходимостью терминологизации русского языка на стадии формирования национального языка как общерусской тенденцией. Приобретение заимствованиями сибирского периода регионально специфических оттенков значения происходит в результате конкретизации семантики, расширения смысла, метафорического и метонимического переносов и др.

4. О степени освоенности заимствований в принимающем идиоме можно судить, комплексно используя следующие словообразовательные критерии:

а) морфемно-словообразовательное оформление иноязычных слов;

б) разноступенчатость деривации их производных; в) многозначность дериватов;

г) образование производных путем семантической и синтаксической деривации, развитие у них фразеологически связанных значений;

д) воздействие на заимствованные слова деривационного поля русского языка;

е) степень морфемной членимости иноязычных слов.

Языковой континуум среднеобского пограничья приобрел по сравнению с говорами русской метрополии особенности, касающиеся деривационного потенциала досибирских заимствований. Специфические черты деривационного потенциала сибирских заимствований:

а) иноязычные номинации алтайско-уральского происхождения по своему деривационному потенциалу в несколько раз более активны, нежели западные заимствования;

б) словообразовательная ассимиляция в сибирских говорах XVII в. тюркизмов, характеризующихся высшей степенью коммуникативной актуальности, протекает с большей интенсивностью, нежели слов, вошедших из других языков.

5. Впервые в функциональном аспекте, а именно с точки зрения функциональной эквивалентности, исследуются иноязычные слова (а не их варианты) в сибирском говоре XVII в. Одним из признаков ассимиляции неисконной лексики в формирующейся системе говоров среднеобского региона является отсутствие в ней полных эквивалентов по отношению к заимствованным словам. Неисконные номинации томской разговорной речи XVII в. вступают с другими лексическими единицами в отношения неполной эквивалентности: синонимические и родовидовые. Функциональная эквивалентность неисконной лексики в текстах томских деловых документов XVII в. свидетельствует о единичных случаях дублетных отношений между неисконными лексемами и исконно русскими или ранее заимствованными словами в русской разговорной речи Среднего Приобья XVII в. Отношения полной эквивалентности наблюдаются у вариантов, имеющих отличия в отношении а) языка-источника, б) языка-посредника, в) времени заимствования (сибирский и досибирский период).

6. Важным критерием ассимиляции иноязычной лексики в языке-реципиенте является ее лексико-грамматическая валентность, зависящая от семантических, морфологических, синтаксических свойств неисконных номинаций. На разных этапах лексико-грамматической ассимиляции в принимающем языковом континууме иноязычные слова приобретают специфические валентные способности, зависящие от их категориальной и лексической семантики. Характерной особенностью языкового континуума среднеобского фронтира XVII в. является обстоятельственная пассивная валентность, свойственная иноязычным этнонимам сибирского периода, и их пространственная грамматическая семантика как конкретизация характера обстоятельства.

7. Ареальный статус неисконных номинаций, реконструированных для разговорной речи Среднего Приобья XVII в., позволил выделить среди досибирских заимствований группы общерусских и междиалектных лексических единиц, унаследованных от материнских говоров. Корпус иноязычной лексики сибирского периода составляют: 1) общерусские номинации (преимущественно западного происхождения); 2) междиалектные единицы (в основном алтайско-уральского происхождения), представляющие собой, во-первых, лексику, привнесенную в сибирские говоры из материнских, а во-вторых, иноязычные единицы, заимствованные из аборигенных языков русскими говорами Сибири и перенесенные из них в говоры российской метрополии; 3) локально ограниченная лексика Сибири, представленная сибиризмами разных типов: лексическими, формальными (фонетическими, морфологическими, словообразовательными), семантическими и формально-семантическими. Диалектное происхождение корпуса иноязычной лексики говоров Среднего Приобья XVII в. составляет принадлежность в основном севернорусским говорам, а также среднерусским и в меньшей степени южнорусским.

8. Культурологическое значение проведенного исследования заключается в том, что полиаспектный анализ неисконной лексики в разговорной речи фронтирной зоны XVII в. позволил обнаружить результаты межкультурного (и межъязыкового) взаимодействия, выразившиеся в заимствовании определенных групп лексики, которая свидетельствовала о заимствовании культурном. Генетическая стратификация тематических групп неисконной лексики (названий тканей, военной лексики и др.) является отражением прежде всего культурно-исторических процессов. Культурное заимствование привело к заимствованию языковому. Динамика внешних источников пополнения лексики свидетельствует о связях русской культуры с соседними культурами аборигенов Сибири.

^ Апробация работы. Диссертация обсуждалась на кафедре русского языка Томского государственного университета (16.05.2008). Основные положения диссертации апробированы на 42 научных мероприятиях разного ранга (международного – 16, всероссийского – 14 , регионального – 12), в их числе:

международный съезд русистов (Красноярск, КГПУ, 1-4 октября 1997 г.), XIII международная научно-методическая конференция «Язык и культура» (Томск, ТГУ, 15-17 декабря 1997 г.), международная конференция «XXI Дульзоновские чтения: Вопросы грамматической и лексической типологии» (Томск, ТГПУ, июнь 1998 г.), II международная научная конференция «Язык в поликультурном пространстве: теоретические и практические аспекты» (Томск, ТПУ, 22-23 ноября 2002 г.), II-III международные научно-методические конференция «Лингвистические и культурологические традиции образования» (Томск, ТПУ, июнь 2002 г., 19-20 декабря 2003 г.), международные конференции «Методика преподавания славянских языков и литератур как иностранных с применением технологии диалога культур» (Томск, ТГПУ, 18-20 сентября 2003 г., 22 сентября 2006 г.), международная научная конференция «Актуальные проблемы русистики» (Томск, ТГУ, 21-23 октября 2003 г.), международная научная конференция «Актуальные проблемы русистики: языковые аспекты регионального существования человека» (Томск, ТГУ, 9-11 ноября 2005 г.), международная научная конференция «Актуальные проблемы современного словообразования» (Кемерово, КемГУ, 1-3 июля 2005 г.), международная научная конференция «Актуальные проблемы русской диалектологии» (Москва, Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН, 23-25 октября 2006 г.);

всероссийская научная конференция «Русский язык: прошлое, настоящее, будущее» (Саратов, Сыктывкар, 1996), всероссийская научная конференция «Современные образовательные стратегии и духовное развитие личности» (Томск, ТГПУ, 27-28 марта 1996 г.), всероссийская научная конференция «Актуальные проблемы дериватологии, мотивологии, лексикографии» (Томск, ТГУ, 27-29 марта 1998 г.), всероссийская научная конференция с международным участием «Текст и языковая личность» (Томск, ТГПУ, 26-27 октября 2007 г.), всероссийская научная конференция «Проблемы лингвистического краеведения» (Пермь, ПГПУ, 27-29 ноября 2007 г.);

первое и второе научные совещания «Русская диалектная этимология» (Екатеринбург, УрГУ, 10-12 октября 1991 г., 17-19 апреля 1996 г.), сибирская научная конференция «Проблемы развития творческого потенциала личности в системе педагогического образования» (Томск, ТГПУ, 27-29 ноября 1996 г.), региональная научная конференция «История и методика славянских языков как иностранных в Сибирском регионе» (Томск, ТГПУ, 24-25 марта 2005 г.), региональная научно-методическая конференция «Функциональный анализ значимых единиц русского языка» (Новокузнецк, КГПА, 27-28 сентября 2007 г.) и др.

По теме диссертации опубликовано 32 работы, в том числе 11 статей в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией для публикации результатов докторских диссертаций.

^ Структура работы. Диссертация состоит из введения, основной части, включающей пять глав, заключения; перечня источников, словарей, литературы, использованных в работе, списка сокращений, словника, приложений.

  1   2   3   4

Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты