Домой

1. Историография проблемы




Скачать 226.85 Kb.
Название1. Историография проблемы
Дата20.01.2013
Размер226.85 Kb.
ТипДокументы
Содержание
Польско-российские переговоры в москве и заключение вечного мира
Русско-польские отношения после заключения вечного мира.
Подобные работы:

www.diplomrus.ru ®

Авторское выполнение научных работ любой сложности – грамотно и в срок

Содержание

ВЕДЕНИЕ...5


1. Историография проблемы...6


1 Польская историография...б


2. Русская историография...14


3. Украинская историография...28


4. Историография других зарубежных стран...30


II. Актуальность темы...32


III. Цели и задачи исследования...34


IV. Источники...35


1 Польско-российский договор о Вечном мире 1686 г...36


2. Источники польского происхождения...36


3. Источники русского происхождения...38


V. Методология исследования...41


Примечания ... 44


ГЛАВА 1


РЕЧЬ ПОСПОЛИТАЯ В 1683-1685 гг. ПОДГОТОВКА ВЕЛИКОГО ПОСОЛЬСТВА


1. Социально-экономическое развитие и внешняя политика


Речи Посполитой во второй половине XVII века...53


2. «От миражей балтийской политики в ярмо Священной лиги».


Внешняя политика Речи Посполитой 1679-1681 гг...59


3. Вступление Речи Посполитой в войну с Османской империей. Сейм 1683 г...69


4. Ян Собеский под Веной. Военная кампания польской армии 1683 г.


в Австрии и Молдавии...74


5. На пути к Священной Лиге...77


6. Попытки вовлечения России в антиосманскую коалицию...86


7. Военная кампания 1684 года...91


8. Попытки нормализации польско-французских отношений...96


9. Сейм 1685 года...98


10. Дипломатия Собеского и военная кампания Речи Посполитой в 1685 г...102


11. Русско-польские отношения накануне московских переговоров...109


11. Литва во внутренней и внешней политике Речи Посполитой 1680-х гг...111


Примечания ...125


ГЛАВА 2


РОССИЯ В 1682-1685 гг. ВНУТРЕННЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА


1. Политический кризис в России. Борьба боярских группировок


и стрелецкие выступления в мае — сентябре 1683 г...141


2. Волнения на окраинах России.


Обострение русско-польских отношений...143


3. Посольский приказ и борьба по вопросам внешней политики


в правящих верхах Русского государства в 1682-1685 гг...146


4. Определение внешнеполитического курса


и Собор служилых людей 1683-1684 гг...153


5. Отношения со Швецией 1683-1684 гг...157


6. Русско-австрийские переговоры 1684 г...165


7. Украина во внешней и внутренней политике России в 1680-е годы...168


8 Отношения России с Портой и Крымом в 1683-1685 гг...172


9. Посольство во Францию...175


Примечания ...182


ГЛАВА 3


^ ПОЛЬСКО-РОССИЙСКИЕ ПЕРЕГОВОРЫ В МОСКВЕ И ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВЕЧНОГО МИРА


1. Посольство Гжимултовского на пути в Москву


Секретные переговоры М. Огинского и Н. Краевского в Смоленске...188


2. Консультации русского правительства с И. Самойловичем


и письма П.С. Прозоровского...195


3. Прибытие послов в Москву и аудиенция посольства...199


4. Вторая встреча. Споры о Посожских селах...203


5. Третья сессия переговоров — обсуждение условий мира и союза...206


6. Споры о Киеве и Смоленске...213


7. Приезд в Москву татарских гонцов, их аудиенция у царей...223


8. Обсуждение условий союза против Крымского ханства


и Османской империи. Согласие России на возвращение Засожья...225


9. Вопрос о денежных выплатах, подписание разъезжих писем...230


10. Консультации С. Лаврецкого. Завершающая аудиенция посольства...233


11. Возобновление переговоров на неофициальном уровне...237


12. Проекты и выработка текста договора...242


Примечания ...268


ГЛАВА 4


^ РУССКО-ПОЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ВЕЧНОГО МИРА.


РУССКОЕ ПОСОЛЬСТВО В РЕЧЬ ПОСПОЛИТУЮ


И РАТИФИКАЦИЯ ДОГОВОРА КОРОЛЕМ


1. Торжества в Москве по поводу заключенного мира...286


2. Миссия Самуила Эйсмонта...287


3. Выплата первой части субсидий и проблема возвращения Засожья...290


4. Миссия гонца К. Нефимонова в Речи Посполитой и в Австрии...294


5. Посольство Б.П. Шереметева...298


6. Подготовка Яна Собеского к кампании 1686 г.


и получение польским королем известия о заключении Вечного мира...301


7. Кампания польской армии в Молдавии 1686 г...308


8. Русско-крымские отношения


и военные действия России против ханства в 1686 г...311


9. Отношение к Вечному миру И. Самойловича и казацкой старшины...323


10. Правящие круги Речи Посполитой


и ратификация во Львове договора о Вечном мире...331


Примечания ...340


ЗАКЛЮЧЕНИЕ...349


Использованные публикации источников...372


Использованные архивные и рукописные материалы...373


Использованная литература...375


ВВЕДЕНИЕ


Достигнув в XVI в. вершины могущества, Речь Посполитая — шляхетская республика двух народов - Польши и Литвы, начиная с середины XVII в., вступила в период политического упадка. Господство олигархии и борьба за власть магнатских группировок подрывали устои шляхетской демократии, негативно влияли на республиканские институты государственной власти. Внутреннее ослабление Польско-Литовского государства в наибольшей степени негативно сказалось на международном положении Речи Посполитой, находившейся в окружении государств, в которых, хотя и в различной степени, проявились тенденции к установлению абсолютизма. Совершенствование их вооруженных сил, государственного аппарата и перемены в сословном устройстве демонстрировали постепенное отставание Речи Посполитой от соседей - монархии Габсбургов, германских княжеств - Саксонии и Бранденбурга, Швеции и России.


XVII век оказался решающим в борьбе Речи Посполитой и Московского государства за наследие Киевской Руси и переломным для русско-польских отношений', надолго определив их дальнейшее развитие. Смутное время в России в начале XVII в. было осложнено польской интервенцией. В результате Деулинского перемирия 1618 г. Россия потеряла завоеванные у Великого княжества Литовского в самом начале XVI в. Чернигов, Смоленск, и другие территории. Попытка отвоевать их в Смоленской войне 1632-1634 гг. потерпела крах. На основе заключенного 4 (14) июня 1634 г. Поляновского мира московский царь получил лишь Серпейск, польский король отказался от прав на московский престол. Ситуацию изменило начавшееся в 1648 г. крестьянско-казацкое восстание на Украине под руководством Богдана Хмельницкого. В 1654 г., после решения Переяславской Рады о воссоединении Украины с Россией после неоднократных призывов Б. Хмельницкого, царь Алексей Михайлович, поддержанный сословиями на Земском Соборе 1653 г., объявил войну Речи Посполитой. По Андрусовскому перемирию, заключенному 20 (30) января 1667 г. к России отходили Смоленская земля и левобережная Украина с Черниговом, а так же Киев, который должен был быть возвращен Речи Посполитой через два года. Эти


внешнеполитические успехи России были закреплены заключенным в 1686 г. Вечным миром, в польской историографии получившим название трактата Гжимултовского по имени подписавшего договор познаньского воеводы Кшиштофа Гжимултовского, возглавлявшего польскую делегацию на переговорах в Москве.


Вечный мир 1686 г. не только ознаменовал собой поворотный пункт в отношениях Речи Посполитой с Россией. Он также явился важным событием в истории борьбы христианских государств Европы с Османской Турцией и Крымским ханством. В вопросе о Вечном мире нашли отражение существенные тенденции внешней политики шляхетской республики в период, когда Речь Посполитая в последний раз предприняла попытку активизации внешней политики с целью как укрепления своего международного положения, так решения внутренних политических проблем. Наконец, в области внутреннего развития Польско-Литовского государства 1680-е годы сыграли весьма существенную роль в истории взаимоотношений королевской власти с магнатами и шляхтой, в отношениях Короны и Литвы.


Таким образом, тема диссертационного исследования включает в себя целый комплекс важных научных проблем внутренней истории Польско-Литовского государства, его внешней политики, политического развития Восточной Европы и борьбы /великих! держав за доминирование а в регионе. Актуальность и научная значимость названных вопросов обусловлена также их непосредственной связью с историей России, Украины и Причерноморья.


I. Историография проблемы


1 Польская историография. Изучение Вечного мира польскими историками берет свое начало со времени становления в Польше научной историографии. В 1775 г. польский король Станислав Август Понятовский поручил своему приближенному -епископу смоленскому и эмаусскому Адаму Нарушевичу написание «Истории польского народа». Епископ не успел выполнить задание (подготовленный им 1-й том «Истории...», вышел уже после его смерти в 1836 г.), однако возглавленный Нарушевичем коллектив, начиная с 1781 г., провел важную работу по сбору и систематизации источников для задуманного труда, облегчив труд последующих


поколений историков. Представляют большую ценность собранные им материалы, распределенные по «портфелям» в хронологической последовательности. Они включают самые разнообразные документы, в т. ч. из выписки из Метрик Коронной и Литовской, несвижского архива Радзивиллов (фактически Архива Великого княжества Литовского), собраний Залуских, Чарторыйских, Потоцких, Сапег, Четвертинских, Ходкевичей и др., архивов городов Гданьска, Кракова, Сандомира и др., личного архива Станислава Августа и т. д. Ныне «Портфели» А. Нарушевича (сам он именовал их «Acta regum et populi Poloni»3) хранятся в составе собрания Библиотеки Чарторыйских в Кракове. Источники, посвященные русско-польским переговорам 1683-1686 гг. занимают в общем массиве документов за эти годы («Портфели» 179, 180, 181) не последнее место. Иоахим Лелевель в своих исторических сочинениях отмечал заключение Вечного мира 1686 г., как одно из важнейших внешнеполитических мероприятий Яна Собеского 4.


В одной из первых биографий Яна Собеского, написанной Леоном Рогальскоим в романтических тонах, на первый плане изображены усилия христианских держав -Австрии, Речи Посполитой, России, а так же папы римского — направленные на борьбу с общим противником - Османской империей. Ян III, констатировал автор, «не остановился ни перед какими жертвами для вовлечения России в великое предприятие» .


Одним из первых, кто обратил внимание на важность Вечного мира как рубежа в истории Польши, был Юзеф Шуйский. Историк оценивал договор крайне негативно. Ян III Собеский, «втянутый в политику Лиги», ради нереальных планов подчинения Молдавии и Валахии, ради призрачной славы освободителя Константинополя, поставил на карту существование самой Польши, ее границ на востоке. Ю. Шуйский отмечал, что польское посольство столкнулось с двумя непреодолимыми препятствиями для заключения «честного трактата»: московскими войсками, готовыми нанести удар Польше в случае ее поражения в борьбе с турками и ультимативной позицией русских дипломатов, не вступать не в какие союзы с Польшей, пока не будет подписан Вечный мир. Помимо этого, автор обвинял главу польского посольства К. Гжимултовского в превышении полномочий и политическом легкомыслии. Плачевными представляются Ю. Шуйскому значение и последствия договора 1686 г., по которому за «ломаный грош


и ненадежную помощь» уступались «наиважнейшие» пограничные земли, утверждалось преимущество Москвы над Речью Посполитой б.


Русско-польские отношения 80-х гг. XVII в. (в т. ч. и переговоры в Андрусове 1683-1684 гг.) рассмотрел А. Яблоновский в связи с вышедшей несколькими изданиями публикацией исторических источников к биографии К. Гжимултовского. Автор избегал каких-либо развернутых оценок заключенного договора. Касаясь современных посольству событий, он отмечал, что триумф и радость в Москве резко контрастировали с недовольством и подавленными настроениями в Речи Посполитой 7. Как завершающий этап тридцатилетнего дипломатического соперничества России и Речи Посполитой, изобразил Вечный мир в своих очерках А. Даровский. Союз, заключенный с Москвой, был, по его мнению, сомнительным, сам же договор -фатальным. Вечный мир «подытоживал дипломатическое наследство Яна Казимира, перечеркивал завоевания Владислава IV, а точнее Сигизмунда III», - писал историк, упрекая Россию, не выполнившую статью договора о возврате гродских книг8.


В написанных до 1917 г. трудах польских историков - подданными Российской империи заключение Вечного мира, как правило, рассматривается достаточно нейтрально, без резких суждений, либо только констатируется, тогда как в трудах их коллег, живших на территории Австрийской империи, оно оценивается скорее негативно. Такие оценки трактата 1686 г. показывают, насколько яркую политическую окраску приобретал этот вопрос в разделенной Польше. Вместе с тем исследователи признавали значение договора как рубежа в польско-российских отношениях, с республиканских позиций критиковали политику Яна Собеского, пошедшего на соглашение с Россией.


В межвоенный период выдающийся польский историк Владислав Конопчиньский, рассматривал вторую половину XVII в. как время упадка Речи Посполитой, снижения ее влияния на международные дела. По его мнению, этот упадок проявился в отношениях с Москвой. Заключая договор, Ян III вынашивал замыслы покорения Молдавии и Валахии и подчинение Трансильвании, причем он был готов «условно отказаться в пользу Москвы от земель, бесправно удерживаемых по Андрусовскому договору, с тем, чтобы они вернулись к Польше, если цель трактата не будет достигнута». Такую позицию Москвы на перговорах В. Конопчиньский объяснял


тем, что Россия имела перед собой незащищенную границу Речи Посполитой, у которой «руки были связаны войной с Турцией». По его мнению, «в будущем этот договор оказался одним из тяжелейших поражений польской дипломатии, шагом к совершенному подчинению Польши Москве». Это понимал польский король и перед ратификацией еще раз попытался изменить внешнеполитическую ситуацию в свою пользу, совершив поход в Молдавию. Однако «в опасении, что Москва в будущем откажется помогать или даже возвратится к более жестким требованиям, Сенат, под влиянием нунция, заставил короля принести присягу». Автор обвиняет «сеймикового плута» и «жалкого макиавеллиста» К. Гжимултовского в том, что тот всячески поддерживал ложную надежду отказаться от ратификации договора на будущем сейме, которая «разлетелась как паутина при столкновении с мрачной действительностью» 9.


Другой польский историк этого периода О. Ласковский, рассматривая внешнюю политику Речи Посполитой, исходил из предпосылки, что судьба христианства в борьбе с исламом в 1670 - начале 1680-х гг. решалась на полях сражений турок с Яном Собеским. Это предопределило активную деятельность короля по привлечению новых союзников, наиважнейшим из которых было Московское государство ввиду своей многолетней вражды с Крымом. В целом Ласковский разделял оценку договора Конопчиньским. Однако, не обвиняя Гжимултовского, он сожалел только о не оправдавшихся надеждах и потраченных впустую усилиях 10. Аналогичную мысль развивал К. Пиварский, отмечавший, однако, что трактат Гжимултовского стал дополнительной помехой для выхода Речи Посполитой из тяжелой войны с Османской империей путем сепаратного мира п.


О ратификации Вечного мира польским королем писал А. Чоловский. Автор опирался на ценный фактический материал, почерпнутый из Гданьского архива и из собственной коллекции, описывая прибытие русского посольства во Львов, заседания Сената и церемонию ратификации. Историк идеализировал Яна Собеского, изображенного в качестве бескорыстного борца за дело христианства, принесшего в этой борьбе немалые жертвы и в итоге познавшего лишь горькое разочарование ' .


После 1945 г. в изучении русско-польских отношений второй половины XVII в. значительным шагом вперед стали работы 3. Вуйчика 13. Однако непосредственно к проблеме Вечного мира он обратился сравнительно недавно - в 1990-е гг. 14 Тогда же


автор указал на необходимость написания «основательного труда», посвященного русско-польским отношениям 1680-х гг.15.


В исследованиях поставленной проблемы 3. Вуйчик опирается почти исключительно на польские источники — как опубликованные, так и архивные - на документы Архивов Замойских и Потоцких из Главного архива древних актов в Варшаве, на рукописи библиотеки Чарторыйских в Кракове (в основном «портфели» Нарушевича), библиотеки Ординации Замойских в составе Национальной библиотеки в Варашаве, библиотеки Оссолиньских во Вроцлаве («портфели» Лукаса), Библиотеки Польской Академии Наук в Кракове, на документы Архива Польской Академии Наук в Варшаве (материалы Я. Волиньского). Помимо этого, автор ввел в научный оборот уникальный источник - «Диариуш Московских бесед» - рукопись XVII в., которая является его собственностью. Названный источник является своего рода аналогом статейного списка посольства, поскольку содержит не только описания переговоров, но тексты писем, получавшихся и отправлявшихся послами, а также иные материалы посольства.


3. Вуйчик рассматривает русско-польские отношения 1680-х гг. не только как финальную фазу безуспешной борьбы польской дипломатии за ревизию Андрусовского перемирия 1667 г., когда Речь Посполитая пыталась таким путем вернуть земли, удерживаемые по его условиям Россией, но и как итог почти двухсотлетней борьбы двух государств. Проблема русско-польских отношений, отмечал историк, приобрела значительно большее международное значение после заключения польско-австрийского антиосманского союза (1683 г.) и образования Священной Лиги (1684 г.). Теперь в нормализации отношений между Варшавой и Москвой, необходимого для вхождения последней в Лигу, были заинтересованы папство, Австрия и Венеция. Это вызвало интенсификацию русско-австрийских контактов и «все более усиливавшиеся требования к Польше урегулировать свои отношения с восточным соседом». По мнению историка Москва рассматривала сложившуюся международную обстановку как очень выгодную возможность «для окончательного, удачного (курсив мой - КК.) завершения многолетнего конфликта с Польшей». В итоге, несмотря на напряженные отношения между Россией и Речью Посполитой, неудачно складывавшаяся для

последней международная ситуация заставила ее, констатировал Вуйчик, «принять окончательное решение о начале переговоров».


Автор детально описывал переговоры, подчеркивая твердую и неуступчивую позицию Москвы, не останавливавшейся перед прямым нажимом на польских послов. Их результаты историк характеризовал как «очень невыгодные, если не сказать унизительные и пагубные». Наихудшим условием договора стала, по его мнению, 9-я статья — дававшая России право опеки над православным населением Речи Посполитой вплоть до отстаивания его интересов и санкционировавшая неограниченные контакты с киевским митрополитом. «Договор о Вечном мире <...>, — делал вывод историк, - был ^ великим поражением польской дипломатии, формальным закреплением проигранной


борьбы с Россией за гегемонию в Восточной Европе» |6. В опубликованной в 1994 г. статье «Эпилог трактата Гжимултовского» историк подробно рассмотрел польско-русские отношения от момента заключения договора в мае до его ратификации польским королем в декабре 1686 г. Польские дипломаты, по мнению 3. Вуйчика, не отдавали себе отчета о масштабе дипломатического поражения Речи Посполитой, стараясь представить результаты своей миссии в наиболее выгодном для себя свете 17.


Работы 3. Вуйчика отличает приведенный автором богатый фактический материал, почерпнутый из уникальных источников, в частности из недоступного другим исследователям «Диариуша московских переговоров». Вместе с тем им присуще преимущественное освещение внешнеполитических факторов, обусловивших заключение Вечного мира. Автор практически не рассматривает в связи с этим внутриполитического положения Польско-Литовского государства. Говоря о позиции России, он отмечает лишь желание Москвы воспользоваться политическими затруднениями Речи Посполитой для закрепления за собой территориальных приобретений. Приводя свидетельства о переговорах, царевны Софьи с представителями Литвы, Вуйчик, однако не усматривает в этих контактах проявления тенденции в польско-российских отношениях, а также колебаний и внутренней борьбы в правящих кругах Московского государства по вопросам отношений с Речью Посполитой. На это обстоятельство указывали некоторые российские ученые, а также американский исследователь Л.Р. Левиттер. Описывая русско-польские отношения 1686 г., 3. Вуйчик не использовал не только российские архивные материалы, но и

такие доступные источники, как материалы визита в Речь Посполитую гонца подьячего К. Нефимонова и посольства П.Б. Шереметева, опубликованные в 6-м томе Памятников дипломатических сношений, а так же документы русско-крымских отношений 1686 г., изданные Д.И. Эварницким. Недостаточно полно был использован также фонд Станислава Антония Щуки, материалы которого представляют интерес.


Рассматриваемой проблематики касался также в своем труде, посвященным польско-украинским отношениям на рубеже XVII-XVIII вв. Я. Перденя. По его мнению, польско-русский военный союз отвечал общим интересам России и Речи Посполитой в их борьбе с Османской империей и Крымом. Урегулирование же русско-польских отношений было необходимо, в первую очередь, для Речи Посполитой. Хотя сам процесс заключения договора автор затронул лишь эпизодически, тем не менее, в его исследовании использованы неизвестные ранее польские источники. Историк рассматривает не только позицию запорожского гетмана Ивана Самойловича по отношению к Вечному миру до и после переговоров, но и настроения правобережного казачества, стремившегося к объединению с Левобережьем под властью Москвы. Автор отмечает острые пограничные трения, возникшие между сторонами после заключения договора, как последствие раздела Украины, произведенного «против воли народа».


«Договор 1686 г., — писал Я. Перденя — явился поворотным пунктом в развитии польско-русских отношений и означал окончательный крах польской экспансии на Восток. Польша навсегда отрекалась от Заднепровья, а уступкой России Запорожской сечи отрекалась и от казацкой политики». Условия 9-й статьи договора «широко открывали ворота царского вмешательства во внутренние дела Речи Посполитой и означал начало постепенного подчинения Польши политике России», — заключает историк 18.


Несколько иную точку зрения высказывает польский историк Украины В. Серчик. По его мнению, Вечный мир в основном только подтвердил Андрусовское перемирие 1667 г. и границу владений Русского государства, установленную Бахчисрайским миром 1681 г., что не совсем точно. В дальнейшем Вечный мир, считает историк, препятствовал России активно выступать против Речи Посполитой в казацком вопросе 19.

Церковные аспекты Вечного мира и вопрос о переходе киевской митрополии под власть московского патриарха получил подробную разработку в исследовании МБэндзы20. На основе опубликованных источников (в частности уже упомянутого статейного списка посольства П.Б. Шереметева) и исторических исследований автор рассматривает реализацию условий 9-й статьи договора сразу после его заключения. Выводы историка о значении 9-й статьи совпадают с приводившимися выше мнениями 3. Вуйчика и Я. Пердени 2|.


Дебатам на сеймах 1688 и 1688/89 гг. о результатах посольства Гжимултовского посвятил свою статью Е. Маронь. Он целиком разделяет оценку Вечного мира 3. Вуйчика . Автор монографии о русско-польских отношениях 1686—1696 гг. польский историк-эмигрант А. Каминьский не затрагивает в своем исследовании русско-польский переговоров 1686 г., ограничиваясь лишь констатацией значения заключенного Вечного мира 23.


Нельзя обойти вниманием также появившуюся недавно публикацию польского оригинала договора о Вечном мире. Издание дополнено цветным факсимильным изданием трактата Гжимултовского. Вступление к публикации, вышедшей на двух языках - польском и русском - написали М.В. Дмитриев и Г. Лукашевич. Авторы отмечают важность договора для русско-польских отношений 24. В публикации текст договора помещен в адаптированном варианте, что умаляет научную ценность издания 25.


На протяжении XIX и первой половины XX веков польская историография рассматривала Вечный мир 1686 г. с единых позиций, оценивая его как неудачный финал проигранной борьбы за Украину. После окончания Второй мировой войны, отойдя от резких и полемичных оценок предшествующего времени, польские историки выработали в целом негативную оценку договора. Используя преимущественно польские архивные материалы, они, обобщив ценный фактический материал, уделили внимание отдельным вопросам как истории посольства Гжимултовкого, так и истории внешней политики Речи Посполитой и международных отношений 1680-х годов. Однако комплексное исследование русско-польских отношений данного периода в польской историографии по-прежнему отсутствует. Необходимо отметить, что негативное освещение данной проблемы в польской историографии было в известной

степени обусловлено трагической перспективой разделов Польши и гибели шляхетской Речи Посполитой.


2. Русская историография. Также как и в польской историографии, российские ученые придавали большое значение проблеме Вечного мира 1686 г. Еще выдающийся архивист Н.Н. Бантыш-Каменский (1737-1814), считая Вечный мир важным рубежом, подытожившим обширный период русско-польских отношений, назвал его «навеки для России славным договором»26. Сын его Д.Н. Бантыш-Каменский (1788-1850) в «Истории Малой России» (1-е изд. в 1822 г.) среди главных факторов заключения Вечного мира указывал на неспособность Речи Посполитой справиться собственными силами с набегами Крымских татар, а также на посредничество императора, папы, шведского короля, саксонского курфюрста и даже молдавского господаря. Сам договор, по мнению историка — «выгодный и славный» укрепил положение В.В. Голицына 27.


Одно из первых монографических исследований, вышедшее в свет в 1852 г., в котором была затронута проблема русско-польских отношений 2-й половины XVII века, принадлежит М. Капустину. Работа эта опиралась на узкий круг источников, а сформулированная в ней концепция внешней политики России XVII в. основывалась на теории официальной народности. В области русско-польских отношений в центре внимания автора находилось Андрусовское перемирие, «все дальнейшие сношения <...> составляли только пояснение и дальнейшее развитие договора Андрусовского». Вечный мир, по его словам, окончательно закрепил «то, к чему стремилась Россия XVII-ro века» 28.


Значительное место не только Вечному миру, но и развитию русско-польских отношений во время регентства царевны Софьи посвятил другой представитель охранительного направления в историографии - Н.Г. Устрялов. В первом томе «Истории царствования Петра Великого» он на материалах Посольского приказа с использованием опубликованных польских источников (издания Залуского) рассмотрел русско-польские отношения 1683-1685 гг. Историк в частности описал обсуждение В.В. Голицыным и служилым иноземцем, генералом Патриком Гордоном возможного вступления России в антиосманскую коалицию и войны с Портой 29, изложил ход

переговоров о Вечном мире, которым отвел целую главу. Устрялов привел наказ, составленной для русской делегации накануне переговоров, описал въезд и прием польского посольства царями, основные этапы переговоров, отметив, что срыв официальной их части произошел из-за несогласия в денежной сумме, выделил неофициальную часть переговоров и создание сторонами редакций будущего договора .


В оценках Н.Г. Устрялов руководствовался прежде всего субъективными мотивами, а именно желанием представить последующее правление царя-реформатора в более выгодном свете, и поэтому не жалел черных красок для характеристики политики правительства царевны Софьи, не заслуживавшей, по его мнению, тех похвал, «которыми ее осыпают позднейшие историки». Заключение Вечного мира, считал Н.Г. Устрялов, привело к «немаловажным пожертвованиям» со стороны России, «тщеславная царевна превозносила свои заслуги перед народом <...> тягость войны с народом могущественным, страшным всей Европе, едва ли не перевешивала выгоды мира с державою слабою и расстроенною, которая при всех усилиях не могла отнять у нас того, чем гордилась царевна». Автор довольно точно подметил, что после заключения договора стороны преследовали разные цели — Речь Посполитая добивалась активного участия Россия в войне, а последняя — ратификации договора королем. По его мнению, договор вызвал недовольство Яна III, обвинявшего польских послов К. Гжимултовского и М. Огинского в заключении невыгодного трактата31. Устрялов, введя в научный оборот ценные источники, в т.ч. и по истории русско-шведских отношений, старался избегать сколько-нибудь значительных для исторической науки выводов касательно внешней политики правительства царевны Софьи Алексеевны и канцлера В.В. Голицына. Возможно, это объясняется и тем, что труд его остался незавершенным.


Исследование Н.Г. Устрялова и сегодня, благодаря введенным в научный оборот источникам, сохраняет свое научное значение как наиболее полное в отечественной историографии описание русско-польских переговоров 1686 г., выполненное на основе материалов Посольского приказа. Тем не менее, на него практически не обратили внимания ни польские, ни российские историки.

По своим общественно-политическим взглядам СМ. Соловьев примыкал к либеральному направлению общественного движения, разделяя воззрения западников. Однако его концепция русско-польских отношений была наиболее близка к официальной историографии. В своем капитальном труде по истории России он в известном смысле повторил тезис М. Капустина, что Андрусовское перемирие, казавшееся на первый взгляд ненадежным, на самом деле ознаменовало завершение «великой борьбы» между Россией и Польшей. Таким образом, заключал историк, именно Андрусовский договор, перешедший «в вечный мир с сохранением всех своих условий» явился совершенным «вечным докончанием», после которого Россия могла успокоиться насчет Польши, перестать ее бояться и заняться другими, более важными для ее «исторической жизни вопросами»32.


Однако из фактического материала, приводимого историком далее, следует, что русско-польские отношения, теснейшим образом связанные с украинским вопросом, сохраняли свою первостепенную важность и после заключения перемирия 1667 г. СМ. Соловьев показывает, что именно украинское казачество наиболее последовательно выступало против мира с Речью Посполитой, против возвращения Киева, против оставления под польской властью Правобережья, и, наконец, против объединения русских и польских войск для войны с турками — все это постоянно обостряло и без того напряженные отношения двух славянских государств.


Изложение событий заключения русско-польского договора 1686 г. СМ. Соловьев предваряет анализом международных отношений в Европе XVII в. Их стабильность зависела от равновесия между Францией и государством австрийских Габсбургов. Историк обосновывает необходимость заключения русско-польского договора с точки зрения международного положения России: «Не принять участия в священной войне, и если следствием будет торжество турок, то надобно будет беспрестанно опасаться появления турецких ратей под Киевом; если же Польша без русской помощи получит от турок выгодный и славный мир, то первым ее делом будет потребовать от России вооруженную рукою исполнения Андрусовских условий, т.е. возвращения Киева. Следовательно, благоразумие требовало приступить к священному союзу против неверных, но прежде, благодаря настоятельной потребности Польши в этом союзе, заставить ее заключить вечный мир с уступкой Киева в русскую сторону».

Вечный мир, открывавший России путь в европейскую политику, имел, по мнению историка, и, другое, не менее важное значение, будучи важным шагом к политическому воссоединению Восточной и Западной России (особую роль здесь имело закрепление за Россией Киева)33.


СМ. Соловьев впервые в развернутой форме поставил вопрос о значении Андрусовского перемирия и Вечного мира как рубежей в русско-польских отношениях второй половины XVII века. Рассматривая соотношение этих событий, он отдавал предпочтение первому, но в тоже время признавал и важность второго. Позиция СМ. Соловьева стала отправной точкой многих позднейших исследователей.


Значение 9-й статьи Вечного мира, дававшей России повод для вмешательства во внутренние дела Речи Посполитой, отметил в полной антипольского пафоса статье (появление ее было видимо откликом на восстание 1863-64 гг.) А.А. Волков34.


Точку зрения СМ. Соловьева без учета изложенного им фактического материала касательно русско-польских отношений 1667-1686 гг., в дальнейшем приняли многие исследователи и публицисты. В. Эйнгорн писал, что Андрусовское перемирие и было фактически Вечным миром, поскольку определило отношение России к Речи Посполитой почти на 100 лет35. Подобного же мнения придерживались B.C. Иконников и П. Головачев 3 . Последний считал, что Вечный мир был результатом давления на польское государство внешних обстоятельств: страха перед турецким нашествием и дипломатического нажима со стороны Вены и Рима37.


Как второстепенное событие, по сравнению с Андрусовским перемирием, оценивал договор 1686г. Д.И.Иловайский, считавший, что сближение двух держав, осложнявшееся недовольством казачества и «польским коварством», стало неизбежным после неудач Яна III в войне с турками. Вечный мир, тем не менее, по мнению историка, являлся дипломатическим успехом Москвы, хотя и был куплен дорогой ценой — обязательством вести обременительную войну против Крымского

ханства .


Точки зрения, высказанной СМ. Соловьевым, придерживался и В.О. Ключевский. Вместе с тем, в своих «Лекциях» он подчеркнул, что в результате заключения договора 1686 года Россия формально вступила в «концерт европейских

Скачать 226.85 Kb.
Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты