Домой

Diabloid / Мой андерграунд




Скачать 55.47 Kb.
НазваниеDiabloid / Мой андерграунд
Дата18.01.2013
Размер55.47 Kb.
ТипДокументы
Подобные работы:

Diabloid / Мой андерграунд


Прошло около семи лет. Многое позабылось и изменилось. Иногда кажется, что этого «всеобщего угара» вовсе и не было. Но, тем не менее, это были «золотые девяностые» для московских всевозможных неформальных объединений. Центрами скопления асоциальной публики были улица Арбат, Горбушка (ДК Горбунова и рынок), все дворики и скверы центра, крыши, чердаки и подвалы старых московских домов, вписки на флэтах, рок-клубы…

Это были металлисты, хиппи, киноманы, арийцы, алисоманы, скины, гранжи, панки, рейверы, и многие другие. Как не парадоксально это звучит, но порой они встречались все в одной компании и гудели до раннего утра, выкрикивая «Зиг Хайль!» и крича «Peace & Love».

Неформальные объединения делились на три социальных слоя. Первый, и самый многочисленный состоял из пионеров, которые жили дома, были чисто одеты и брали у родителей деньги (иногда на эти деньги пила вся тусовка). Второй сорт (их называли старики), довольно малочисленный состоял из людей, которые наши идеи воплощали в жизнь, они бомжевали, были без паспортов, жили на вписках, носили чужую одежду (снятую с пионеров или украденную). Третий сорт – это были единицы – идейные вожди (на своей памяти я таких не припомню, ну разве, что Radio и Тема, о которых речь пойдет ниже).

Для меня мой андерграунд начался с того, что моя подруга и соседка Немка дала кассету группы “Nirvana”. Я приобрела в срочном порядке пионерскую атрибутику гранжей: старые рваные трубы, американские туристические ботинки, майка и бандана с Куртом Кобейном, фенечки из бисера и ниток. Фенечки дарились и делались друг для друга. Прокалывались дырки на всех видных местах тела, были выбриты виски. Короче говоря, на самом деле была смесь всех субкультур – так называемый «московский гранж». Да, тогда Кобейн был моим культурным героем. Смотрю сейчас на фотографию: я в окружении районных цивилов - просто ужас, на глазах синяки (возможно после очередной пьянки), две мужские рубашки одна поверх другой, вечная майка с Кобейном, рваные джинсы, дикое количество невообразимых косичек. Эта фотография была сделана после того, как отросли виски. Остальные на фотке все выше меня на две головы, в спортивных костюмах с рынка - вот оно, мое «босоногое детство» (это цитата, но не помню, чьи это слова, возможно, это песня).

Далее началось активное прослушивание и заучивание текстов всевозможных групп (Nirvana, Green Day, Sex Pistols, Radiohead, Гр.Об., Кино, и т.д. и т.п.).

В нашей районной школе, как и наверно во всех районных школах города Москвы, было около десяти так называемых неформалов (дозволенное процентное отношение), но мы как-то друг с другом не общались, но знали друг друга. Просто все знали, что мы не такие как все, короче «панки», как нас называли окружающие. Нам казалась, что это свобода, что мы не такие как все, будущее за нами. Но как оказалось впоследствии все оказалось не так, как хотелось нам – поколению «потерянных» 90-ых.

В то время я училась на каких-то идиотских курсах в центре, Арбат был не далеко и я с подружкой с курсов решили первый раз в жизни поехать потусоваться с «панками». Она говорила, что когда-то зависала на Арбате с байкерами, что там круто, но свои жесткие правила. Приехали, познакомились с какими-то неформалами (вроде киноманы) купили на чьи-то деньги водки и пошли в ближайший подъезд. Было страшно, мне казалось, что они меня убьют или чего покруче, но, смотря на опытную подружку, цивильно выглядевшую, но отвязанную в душе я расслабилась, выпили, покурили, поговорили.

В один из дней рождений Курта мы с Немкой поехали на Арбат. Там было много всякого разного неформального сброда, около 50 человек (а может и больше). Все были дружелюбные, грязные и трезвые. У всех была одна мечта – поскорее нажраться. Пели песенки, болтали, дарили друг другу всякие фенечки, значки, банданы, менялись майками, кто-то целовался, найдя себе партнера на один день. Стали собирать деньги на бухло, ничего не вышло, и все мирно разбрелись по своим спальным районам. Так было много раз, собирались по поводу и без повода, «оскали» деньги, «одуплялись», обували пионеров на эти деньги пили и ели, блевали, вписывались, влюбляли, раставались, получали по морде, мы били - нас было много и нам было весело….

Во время школьных каникул пили каждый день, на голодный желудок, башню скоро «скорежило» так, что я забывала есть и появляться дома, дорогу в школу я стала постепенно забывать.

Вот самые оригинальные личности из арбатских неформалов, так называемые «легенды арбатских помоек» - Radio (он был похож на солиста группы Radiohed, потрясающие выглядел для начинающего наркомана и бомжа), Гроля (страшная как мир, ее так прозвали в честь Дэвида Грола, она говорила, что у нее есть все кассеты, постеры, журналы и майки с Кобейном), Кортни (жирная стерва), Боцман, Крокодил, Дэн, Собака, Крэйзи, Нафаня, Скиппи и многие другие, имена которых я уже не помню, не помню даже их лиц… Вот так мы проводили свой досуг, дети проходных дворов, как сказал Цой. Для нас не было завтра. Нам было просто хорошо.

У моей подруги Куки оказался классный сосед Тема, он был вроде фотограф, член лимоновской партийной организации, очень классный человек. Он-то нас и просвещал в идеологическом и музыкальном плане, с ним мы ездили на «панковские масленицы», пили дешевый портвейн и так мы стали слушать: «Выход», «Комитет Охраны Тепла», «Теплую Трассу», Александра Непомнящего и много другое. После этого крышу сорвало уже навсегда…

Мое поколение неформалов сами писали стихи, пели в группах, лично я пела в группе «Три пера», которая состояла из Куки, очередного кукиного соседа и меня. Планировали петь «нео панк-регги», но не сложилось, группа просуществовала около дня. Не сошлись на идейной почве, не было общей концепции.

У нас были легкие наркотики (гашиш и kaya, также впадение в транс без психотропных веществ при помощи танца под регги), кровавые чужие вены, менты, скандалы дома, непонимание общества и не желание принимать нас такими какие мы есть.

Стоит также отметить походы в московские рок клубы (например, R-Club на Сходненской, а потом он перекочевал на Тульскую), там мы занимались, как можно догадаться, нажирательством и культурным прослушивание малоизвестных групп. Также было чтение всевозможной литературы, соответствующую духу «нашего» времени (К. Кастанеда, К. Маркс, Ф. Энгельс, В. Ленин, В. Ерофеев, В. Пелевин, Вл. Маяковский, К. Кизи, В. Сорокин, журнал «Забриски Райдер», «Как закалялась сталь» и т.д. и т.п., а также читали друг друга).

Далее началась время «непроходящей депрессии» (конец 90-ых), начали умирать люди. Умер Вася. Попала под машину Галя (вроде бы будучи под «колесами»). Умер мой Брат из Питера (он тусовался с группой «Два Самолета»). Умерло еще пара человек. Кто-то сел на иглу или колеса. Так называемое творчество тоже стало умирать из-за жуткого непрофессионализма. Умерли в нас мы сами. Мы стали потерянными в этом большом и чужом для нас Мегаполисе и зарождающемся капитализме. Стало страшно. Кто-то стал думать: «А что же дальше?».

Но было в этой жизни и хорошее. Были влюбленности и привязанности. Вот мой небольшой список самых ярких личностей, покоривших меня: дивный Кирильчик - ездил под Питер собирать «глючные грибы», был очень тонкой личностью, читал Рембо, уже вышеупомянутый Тема, был Андрей – музыкант (группа «Анафема»), учился на актерских курсах, постоянно грузил о каком-то дерьме, но я не уступала и тоже что-то ему впаривала, короче, похоже - мы просто не слышали друг друга, был Дэн с трассы (он был как Брат), Сережа, Мэтью, Рамыч, Пафно, Саша.

Были встречи и расставания. Казалось, вот-вот - и все будет заебись, но увы. Постепенно все сошло на нет, стихи больше никто не писал, больше никто не пел, больше никто не думал о смысле жизни, кто поумней - снял с себя все, что напоминало о «беззаботных» 90-ых, пошел учится или работать, кто-то так и остался сидеть на асфальте и жить с идеей, что будущего нет.

Улица и Система научили меня выживать, ведь дело не в том, какой ты пьешь портвейн или водку или что изображено на твоей майке, а в том, что Система тебя учит жить в «стае волков», но оставаться собой, разбираться в людях, не наступать на те же грабли, принимать только легкие наркотики. Я не жалею не о чем. Это были славные времена, когда было все можно, когда я не думала о том, что и кому я говорю, было просто насрать на все. Враги были общие. Мы думали, что будущее за нами. Хотя, вряд ли мы вообще тогда могли думать, наши мозги были накачаны алкоголем, бредом и безумными идеями, мы были частью Системы – этого страшного «праздного дракона» (опять цитата), состоящего из трупного яда. Это была не свобода, а еще большее закрепощение себя в рамки чего-то уже кем-то сказанного или сделанного. Полное отрешение от себя, от своей личности, от своего ЭГО. Мы были частью большой андерграунд-машины и не знали этого. Жаль тех, кто умер, так не поняв всего этого.

Мои взгляды на жизнь не изменились, они просто стали более осмысленными, они стали более «трезвые» что ли, теперь я часть себя, а не Системы, я часть этого большого мира, в котором бреда больше, чем в моей голове.

Вот какая она была - моя Москва 90-ых. И я ее запомню именно такой – гордой, пьяной, грязной и бессмысленной. Бушующая Москва молодых анархистов!

Скачать 55.47 Kb.
Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2019
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты