Домой

В. В. Функциональный дуализм языка и языковая конвергенция (опыт моделирования языковой картины земной цивилизации)




Скачать 176.81 Kb.
НазваниеВ. В. Функциональный дуализм языка и языковая конвергенция (опыт моделирования языковой картины земной цивилизации)
Дата17.01.2013
Размер176.81 Kb.
ТипДокументы
Содержание
And the whole earth was of one language and of one speech.
Функциональный дуализм языка
Человеческая комедия
Moscow Diary
Janua Linguarum Reserata
Means of communicating ideas => intellect (ii).
Подобные работы:




Кабакчи В.В. Функциональный дуализм языка и языковая конвергенция (опыт моделирования языковой картины земной цивилизации) / Когнитивная лингвистика: ментальные основы и языковая реализация. Ч.2 Текст и перевод в когнитивном аспекте. Сб. статей к юбилею профессора Н.А. Кобриной. Отв. ред. Н.А. Абиева, Е.А. Беличенко. – СПб: Тригон, 2005. – 188с., с.164-175.


с.164 В условиях глобализации мультикультурной земной цивилизации, которая сопровождается революционными процессами в языковом общении разноязычных народов мира, становится все более очевидна невозможность замыкаться в лингвистических исследованиях в пределах монолингвокультурного ареала. Между тем выход за пределы этого ареала сопряжен с непременным вторжением в ту область исследования, которая находится на стыке языков и культур. О непривычности к маргинальным исследованиям этого рода писал в свое время А. Мартине:

“... ситуация двуязычия сама по себе отпугивает большинство традиционно мыслящих лингвистов. Лишь когда одноязычие восстановлено, они могут вновь вздохнуть свободно” (Мартине, с.83).

У лингвистической науки нет возможности определить, каким было начало языкового общения. Согласно Библии оно было моноязычным:


с.165 ^ And the whole earth was of one language and of one speech. = На всей земле был один язык и одно наречие. (Genesis : Бытие, 11:1)

Справедливость этого утверждения современная наука не может ни подтвердить, ни опровергнуть. Однако две ипостаси механизма языкового общения – глобальность и индивидуальность – заложены уже в самом определении языка, который, с одной стороны, является способом общения всего земного сообщества (ЯЗЦ – язык земной цивилизации), с другой – это конкретный язык отдельного народа (ЯИнд – индивидуальный язык). См., например: ЛЭС, с.604.

Распространенность данной формулировки подкрепляется даже словарными дефинициями, например:

language: 1. the method of human communication, either spoken or written, consisting of the use of words in an agreed way. 2. the language of a particular community or country, etc. (OEED)

Итак, налицо антиномия, диалектическое единство дуализма функции языка, который, подобно двуликому Янусу, устремлен как в сторону «своей» (внутренней) культуры, так, хотя и в меньшей степени, и в пестрый мультикультурный мир внешних, иноязычных культур.

Вот почему язык землян – это средство (раз)общения, то есть одновременно и средство общения и средство разобщения. Язык – это способ общения землян вообще и конкретного культурно-языкового сообщества, в частности. Вместе с тем язык – это и преграда на пути общения разноязычных народов. Не случайно многоязычие согласно Библии – это Божья кара.

^ Функциональный дуализм языка является следствием противоречивого характера развития земной цивилизации, которая формируется в противостоянии центростремительных и центробежных тенденций. В рамках языкового процесса принято говорить о языковой конвергенции и дивергенции. Вот почему мир каждого отдельного языка сочетает в своей языковой картине элементы не только локальной культуры, но всего мультикультурного мира. Это, в частности, видно на примере стихотворения поэта-любителя 1970-х гг., которое замечательно с лингвистической точки зрения: оно состоит не из предложений, а из слов, рисуя в юмористической форме номинациями-мазками картину советского бытия того времени.


^ Человеческая комедия (инженерный вариант) O.Молотков (ЛГ, №49, 1975).

I. Мама, сказка, каша, кошка, / книжка, яркая обложка, / Буратино, Карабас, / ранец, школа, первый класс,

II. грязь в тетради, тройка, двойка, / папа, крик, головомойка, / лето, труд, река, солома, / осень, сбор металлолома,

с.166 III. Пушкин, Дарвин, Кромвель, Ом, / Гоголь и Наполеон, / Менделеев, Герострат, / бал прощальный, аттестат,

IV. институт, экзамен, нервы, / конкурс, лекция, курс первый, / тренировки, семинары, / песни, танцы, тары-бары,

V. прочность знаний, чёт-нечёт, / радость, сессия, зачёт, / стройотряд, жара, работа, / культпоход, газета, фото,

VI. общежитье, взятка-мизер, / кинотеатр, телевизор, / карандаш, лопата, лом, / Пятый курс, проект, диплом,

VII. отпуск, море, пароход, / по Кавказу турпоход, / кульман, шеф, конец квартала, / цех, участок, план по валу,

VIII. ЖСК, гараж, квартира, / тёща, юмор и сатира, / детский сад, велосипед, / карты, шахматы, сосед, /

IX. сердце, печень, лишний вес, / Возраст, пенсия, собес, / Юбилей, часы - награда, / Речи, памятник, ограда.


Приведенный текст – это оригинальная зарисовка человеческой жизни, фактически языковая мини-картина мира, интересная для нас и тем, что автор никоим образом не претендовал на какие-либо научные эксперименты, и вместе с тем этот эскиз – это микрокосм земной цивилизации во всем мультикультурном своеобразии ее существования. Несмотря на то, что речь идет о конкретном периоде определенного социального слоя жителей конкретной страны, мы видим как много общего в человеческой жизни вообще и насколько наш мир космополитичен.

Перед нами проходит человеческая жизнь, начиная с того момента, когда человек впервые вглядывается в мир и видит около себя маму, книжку, кошку, и кончая уходом человека из жизни. Автор создает эту картину крупными мазками, используя ключевые элементы культуры, которые в значительной степени отражают общность развития всех культур народов мира.

Текст позволяет нам дать классификацию этих культурных терминов. Все вербальные элементы земной цивилизации, независимо от языка их вербализации, будем называть культуронимами. Фактически, все это стихотворение состоит из культуронимов. Выделим несколько групп культуронимов с точки зрения их универсальности-специфичности и первичности-вторичности языковой вербализации.

Обозначим универсальные культуронимы (мама, книжка, кошка, лето, экзамен, лишний вес, пенсия) термином «полионим», а специфические культуронимы – «идиокультуронимами». Последний термин будет соответствовать традиционным понятиям языковые реалии или безэквивалентная лексика. Мы, однако, будем разграничивать дихотомию


с.167 идиокультуронимов с точки зрения языка их вербализации и будем называть первичные идиокультуронимы, т.е. номинации на языке данной культуры, идионимами (здесь: Пушкин, Гоголь, стройотряд, ЖСК), а иноязычные с точки зрения данного языка идиокультуронимы (здесь: Герострат, Наполеон, Дарвин, Кромвель, Ом) будем называть ксенонимами (от греческого «ксенос» – иностранный).

В описании человеческой жизни мы находим элементы прошлого и настоящего, от Герострата и Наполеона до наших дней. Здесь и чисто российские элементы (Пушкин, Гоголь, зачет), и советизмы (стройотряд, по Кавказу турпоход, конец квартала, план по валу), и общечеловеческие реалии (сердце, печень, лишний вес, / Возраст, пенсия …), а также аналоги (каша/porridge; двойка/D) и гибридные образования типа Буратино и Карабас, занимающие промежуточное положение между полионимами и идиокультуронимами. Сказанное подтверждает слова В. Гумбольдта о том, что «речевая деятельность даже в самых своих простейших проявлениях есть соединение индивидуальных восприятий с общей природой человека» (Гумбольдт 1984: 77).

Культуронимы – это ключевые слова, образующие основу коммуникацию, в то время как все другие слова являются своеобразной «вербальной логистикой», которая специфицирует информацию о культуронимах. Функциональный дуализм языка обеспечивается гибкостью культурной ориентации лексических единиц. Это с достаточной очевидностью можно проследить на примере приводимого ниже предложения:

It is early Sunday morning, and I am looking through my Moscow window at the street below. (Davidow, ^ Moscow Diary, p.7)

Это предложение открывает книгу писателя о Советской России также периода 1970-х гг. Опустим культурно маркированное слово Moscow, и предложение становится космополитическим по своей культурной ориентации, может быть отнесено к любой из культур планеты. Лишь с появлением названия города предложение наполняется конкретным культурным содержанием.

Здесь же мы видим, что полионимическая лексика реализует специфические коннотации и нюансы при ориентации на конкретную культуру. Так, замена идиокультуронима Moscow на London приводит к спецификации значения лексических единиц. Например, улицы в Соединенном королевстве имеют левостороннее движение. Слова «пятница, суббота, воскресенье», универсальные полионимы в своей культурной ориентации, в контексте конкретной религии реализуют периферийные значения: первое является священным днем для мусульман, второе – для иудеев, а третье – для христиан.


с.168 Нетрудно видеть и относительность понятий «идионим» и «ксеноним»: Moscow – ксеноним в англоязычном тексте, в то время как «Москва» – это идионим в рамках русского языка и русской культуры. Культуронимы в своем большинстве – это имена существительные (большей частью заимствования и кальки), причем не менее половины – это собственные имена (ономастические ксенонимы)

Очевидно, что приведенная здесь стихотворная зарисовка – это лишь незначительная часть огромного полотна земной цивилизации. Для построения полной культуронимической картины мы воспользуемся принципом построения идеографических словарей типа Тезауруса Roget, в которых слова расположены не в алфавитном порядке, а в рамках концептуальных полей.

Попытки создать идеографический словарь предпринимались уже несколько веков назад (Ян Амос Коменский, John Amos Comenius: ^ Janua Linguarum Reserata, 1631 и Gate of Tongues Unlocked, 1633?; Джон Вилкинс, Bishop John Wilkins. Essay towards a Real Character and a Philosophical Language 1668). Однако честь создания первого идеографического словаря, получившего широкое признание, принадлежит, Питеру Марку Роже (Peter Marc Roget, 1779-1869), профессиональному врачу, для которого составление этого словаря было хобби на протяжении всей жизни и который опубликовал свой словарь уже после ухода на пенсию.

Свою концептуальную модель мира Roget, естественно, строил на базе английского языка, однако не трудно убедиться в том, что эту модель без труда можно перенести и на другие языки, в частности, на русский. В бесконечном концептуальном континууме Roget выделяет 6 макрополей: abstract relations; space; matter; intellect; volition; affections; далее эти макрополя в свою очередь делятся на 990 миниполей с последующим делением на микрокрополя (термины мои, поскольку сам Roget термин «поле» не использует - ВК).

Тезаурус Roget включает в каждое микрополе лишь четыре части речи: существительные, глаголы, прилагательные и наречия, причем первые доминируют. Следовательно, если из Тезауруса взять лишь номинативную часть, то мы получим основу вербальной номинативной картины земной цивилизации объемом приблизительно в 60 тысяч слов, десятую часть которых составляют ксенонимы.

Очевидно, что культуронимическое древо делится на ответвления разноязычных культур мира. Языковая картина отдельных культур, как и земная цивилизация в целом, отражает различные сферы жизни народов: география, история, экономика, религия, искусство и другие аналогичные полионимы.


с.169 Каждый из этих полионимов находит себе место в Тезаурусе Roget, например, география или история (мы используем структуру словаря и его обозначения, переходя от малых полей к большим, в конечном счете – к макрополю):

geography => Universe => MATTER.

history => record => Record =>^ MEANS OF COMMUNICATING IDEAS => INTELLECT (II).

Как уже отмечалось выше, уже у Roget семантические микрополя включают в себя и ксенонимы. Так, макрополе space включает в себя миниполе Region, в рамках которого выделяется микрополе district. Это микрополе содержит довольно большую группу культуронимов, объединяемых родовым полионимом subdivision, а уже в состав последнего входят (среди других): state, province, county, shire … canton; department, arrondissement, commune. То есть, здесь присутствуют, наряду с полионимами и англоязычными идионимами, также и ксенонимы (культур Франции и Швейцарии – последние четыре).

Сразу же следует указать и на потенциальное присутствие в этой классификации «пустых клеток», то есть тех, в которые могут быть вписаны и еще не представленные в данном языке ксенонимы. Сюда, в частности, вписывается и немецкое Land (в аналогичной русскоязычной картине мира – «земля»). Здесь же находятся и «пустые клетки» для единиц административного деления России: область, край, округ. Первый ксеноним уже фиксируется в виде заимствования словарями:

oblast n, pl oblasts also ob.las.ti [Russ oblast'] (ca. 1886): a political subdivision of Imperial Russia or of a republic in the U.S.S.R. (EncBrDic) См. также словарь В.В. Кабакчи.

Таким образом, по крайней мере виртуально, Тезаурус земной цивилизации включает в себя элементы всех существующих и существовавших ранее культур мира. И каким бы специфическим ни был идиокультуроним, в Тезаурусе Roget обнаруживается полионим-гипероним, включающий его в объем своего значения.

Предположим, нас интересует русизм dacha, все чаще появляющийся в англоязычных текстах о России. В Тезаурусе Roget мы находим макрополе space, в нем выделяется миниполе Abode, а внутри него мы обнаруживаем микрополе house, в которое входят следующие культуронимы:

house, home, residence, dwelling house; bungalow, ranch house, villa, chalet; seat, place, mansion, hall; château, castle, keep, tower; manor, grange, lodge, priory, abbey; retreat, cloister; palace, palatial residence; steading, farmstead.

с.170 Можно с уверенностью утверждать, что в пределах этого микрополя виртуально существует и «пустая клетка» для ксенонима dacha. Иными словами земная цивилизация напоминает гигантскую таблицу Менделеева, в которой аккумулируется весь опыт земной цивилизации. Характерно, что из ксенонимов этой группы bungalow (house in the Bengal style), chalet (a Swiss dwelling), château (a feudal castle or fortress in France) первые два фиксируются и русскими словарями (бунгало, шале – БТСРЯ), а третий (шато) странным образом отсутствует даже в словаре иностранных слов, то есть пока что это «пустая клетка» в русскоязычной картине мира.

Накопление словарных ксенонимов в рамках ЯИнд идет по двум каналам: ксенонимические группы индивидуальных культур (например, французская культура: Louvre, Louis, Nôtre-Dame, Joan of Arc, Versailles, Huguenots) и тематические группы ксенонимов (география: необозримое пространство разнообразных топонимов; история: Aztec, Caesar, conquistador, Genghis Khan, Herodotus; религия: Buddha, Christmas, Confucianism, Dalai Lama, voodoo и др).

При этом лингвистическая легитимность всех этих языковых единиц проверяется пробой на лексикографическую регистрацию: если языковое образование фиксируется авторитетным словарем, оно может рассматриваться в качестве полноправного члена словарного состава. В частности, см., например, словарь В.В. Кабакчи The Dictionary of Russia, где приводятся данные появления русизмов в наиболее авторитетных словарях английского языка.

Дадим хотя бы приблизительное представление о масштабах вербального инвентаря земной цивилизации. Если считать, что существует около 6000 различных культур (см.: Barbara F. Grimes. The Ethnologue), больших и малых, и на долю каждой в среднем приходится по крайней мере 500 ксенонимов, то общее число ксенонимов будет 3 миллиона.

Большой Оксфордский словарь, OED (2 изд,), включает в себя 616 тысяч слов, шестая часть которых, по нашим подсчетам, приходится на ксенонимы, т.е. чуть более 100 тысяч, а это значит, что словарь OED фиксирует лишь 3.3% всех существующих ксенонимов. Иными словами, большая часть идиокультуронимов различных культур еще не нашла себе места в словаре английского языка, несмотря на то, что он считается самым большим в мире.

С точки зрения багажа знаний рядовых носителей языка ксенонимы делятся на следующие группы по своей доступности и освоенности ЯИнд: (1) базовые ксенонимы, входящие в слой общеупотребительной лексики и фиксируемые словарями малого объема (до 90 тысяч слов); (2) специальные ксенонимы, фиксируемые словарями большего объема,

с.171 но, как правило, знакомые только специалистам; (3) окказиональные ксенонимы, появляющиеся в специальных текстах, но еще не фиксируемые лексикографами.

Вот пример из современного путеводителя:

Jerusalem, Mecca, Rome, Moscow — all are places of pilgrimage, whether the faithful come to pray at the Wailing Wall, circle the kaaba, be blessed by the Pope or file past Lenin's embalmed body in the great mausoleum on Red Square. (Fodor'89, p.131)

Характерно, что даже выделяемый курсивом ксеноним kaaba, судя по отсутствию комментария, достаточно знаком читателю (ксеноним «кааба» включен в БЭС).

Окказиональные ксенонимы не редкость в специальных текстах:

For the Japanese, the tanka is a "long poem": in its common form it has 31 syllables; the sedoka has 38; the dodoitsu, imitating folk song, has 26. From the 17th century and onward, the most popular poetic form was the haiku, which has only 17 syllables. EncBr

Поскольку ксенонимы вторичны по отношению к соответствующим идионимам, и наиболее продуктивными способами образования первых от вторых являются заимствование и/или калькирование, на межъязыковом уровне наблюдается ксенонимический изоморфизм, следствием которого становится сравнительная легкая узнаваемость ксенонимов в иностранном языке. В частности, мы с легкостью определяем русскоязычные соответствия англоязычным ксенонимам французской культуры: Louvre/Лувр, Nôtre-Dame/ Нотр-Дам, Joan of Arc/ Жанна д’Арк, Versailles/ Версаль, Huguenots/ гугеноты, Bastille/ Бастилия, Richelieu/ Ришелье, Napoleon/Наполеон, Dumas/Дюма, Eiffel Tower/Эйфелева башня. Хотя в случае калек и могут быть расхождения. Например, англоязычному Black Forest соответствует вариант заимствования русского языка – «Шварцвальд».

Сравним некоторые ксенонимы на примере английского (Е), немецкого (Ger) и русского языков:

(E) Alexander the Great = (Ger) Alexander der Große = Александр Македонский;

(E) Cape of Good Hope = (Ger) Kap der Guten Hoffnung = мыс Доброй надежды;

(E) corrida/bullfight = (Ger) der Stierkampf (=corrida) = коррида (бой быков);

(E) minaret = (Ger) das Minarett = минарет;

(E) monsoon = (Ger) der Monsun = муссон;

(E) mosque = (Ger) die Moschée = мечеть;

с.172 (E) tsar/ czar = (Ger) der Zar = царь;

(Е) Wailing Wall = (Ger) die Klagemauer = стена Плача.

Заимствованные в прошлом ксенонимы в большей или меньшей степени ассимилировались. В случае разнородных (гетерогенных) алфавитов контактирующих языков межкультурного общения (например, англоязычное описание русской культуры) это порою вообще приводило к деформации оригинала: Siberia, Cossack, Russia. Однако, со временем наблюдается процесс т.н. ксенонимической реставрации, т.е. приближение написания (и произношения) ранее ассимилировавшихся ксенонимов к их оригинальному написанию. Так, на примере русских ксенонимов в английском языке можно говорить о следующих изменениях: copeck => kopek, ukase => ukaz, Sebastopol => Sevastopol, Archangel => Arkhangel’sk. Этот процесс уже фиксируется и лексикографами:

Nippon - a Japanese name of Japan (RHD);

Österreich - German name of Austria (RHD);

Suomi - Finnish name of Finland (RHD);

Sverige - Swedish name of Sweden (RHD).

В своем руководстве по употреблению современного нормативного английского языка — Greenbaum B., Quirk R., рр.289-90 – авторы отмечают, что «мы теперь стремимся произнести Marselles и Rheims приблизительно так, как это делают жители этих городов, в то время как наши предки рифмовали их с Wales и dreams».

Иными словами, формирование словаря культуронимов ЯЗЦ фактически реализуется в рамках ЯИнд, при этом чем более развит язык, тем ближе его картина мира к той, которая виртуально существует в ЯЗЦ.

Выдвижения английского языка в конце ХХ в. в позицию ведущего языка международного общения, практически глобализация этого языка, резко ускорило процесс языковой конвергенции. В первую очередь, стало резко сокращаться общее количество языков:

«Согласно данным, опубликованным (Всемирным фондом дикой природы), в прошлом веке прекратило существование 600 языков. Из 6000 ныне существующих половина оказалась под угрозой исчезновения.» Можно прогнозировать, что «уже через сто лет останется лишь пять процентов (языков), то есть всего 300». (Владимир Александров. Российская газета, 5 янв 2001)

Процессы конвергенции идут и в рамках словарных составов ЯИнд. Если учесть, что на долю научно-технической терминологии и ксенонимии приходится подавляющая часть словарного состава развитых языков (свыше 90%, как было показано выше), а именно в рамках этого слоя слова приближаются ближе всего друг к другу на межъязыковом уровне, то становится ясно, что сближение идет в пределах большей части слов.

Языковая конвергенция исторически идет по пути сильного влияния ведущих языков международного общения на менее сильные языки.

с.173 Мною была выдвинута гипотеза о существовании лингвистической гравитации (Основы: 38), которая выражается во взаимном влияние языков, вступающих друг с другом в контакт, при этом степень влияния одного языка на другой зависит от той значимости, которую одни из контактирующих языков имеет в земном сообществе. Наиболее сильное влияние оказывают языки международного общения. Это воздействие идет волнами: эллинизация, латинизация, франкизация, англизация.

Основу сближения заложило формирование греко-латинской лексической базы научно-технической терминологии, сложившейся в древние времена. Это лексическое ядро ЯЗЦ передавалось по эстафете греческий – латинский – французский – английский языки всему земному сообществу. Возникли когнативные (cognate counterparts) межъязыковые полионимические пары типа university/университет, democracy/демократия, army/армия и тысячи других, существенно облегчающие межкультурное общение (cognate: of the same linguistic derivation, from Latin ‘co-‘ + natus, born).

Сейчас идет сильнейший процесс англизации ЯЗЦ, в результате языковая картина приобретает сильнейший английский акцент. Выход нашей страны из коммуникативной изоляции совпал с глобализацией английского языка, и в русский язык широким потоком устремились англицизмы.

Современный вариант «Человеческой комедии» наверняка содержал бы в себе англицизмы. На место «полурусских» Буратино и Карабас сейчас приходит Гарри Поттер и/или герои американских мультфильмов. Современные студенты отягощены проблемами бакалавриата и магистратуры, грантов и спонсоров. Историзмами становятся советизмы «(стен)газета», штурмовщина «конца квартала», «план по валу», а на место «ЖСК» начинает выдвигаться американский культуроним «кондоминиум».

Давление английского языка резко усиливает использование полионимов-когнатов и их семантическое нивелирование. Так, на место советского полионима «институт» (=вуз) сейчас пришел когнат «университет», ранее использовавшийся лишь для наименования наиболее престижных вузов; вместо идионима «техникум» стали употреблять англицизм «колледж» (хотя ранее в русском языке уже был ксеноним «коллеж»). Во главе города теперь стоит «мэр» или «губернатор». Происходит нивелирование и значений когнативных слов. Скажем, «гуманитарными» вплоть до последней четверти прошлого века в русском языке могли быть только академические предметы, а сейчас говорят о «гуманитарной помощи». «Шовинизм» был синонимом слова «национализм», а теперь русские последовательницы американских феминисток говорят о «мужском шовинизме» (дискриминация женщин по половому признаку; впрочем теперь – по «гендерному признаку»).

с.174 Впрочем, возможно и обратное влияние. В частности, английские слова norm и liquidate под влиянием русского языка получили новые значения: первое – «норма выработки», второе – «уничтожить» (см. словарь Кабакчи).

Ключом к пониманию языкового процесса межкультурной коммуникации является билингвизм с его стремлением к двуязычной симметрии и к устранению всех тех сторон языкового механизма (прежде всего, в случае менее сильного языка), которые препятствуют установлению взаимопонимания коммуникантов (Жлуктенко 64-65; Кабакчи 1998, 45-48). Все это очень ярко проявляется сейчас при формировании языковой картины земной цивилизации в условиях сильнейшего давления английского языка. Примечательно, в частности, что в современных русскоязычных текстах широко используются англоязычные трансплантаты:

«контракт с клубом NBA Utah Jazz» <> «На нынешнем US Open Пит Сампрас (Pete Sampras)» <> «добавил президент Goodwill Games»; «привезли далеко не Dream Team» <> «Матч «Анжи» с Glasgow Rangers» («Коммерсантъ» 30.08.2001)

Особенно показательно использование трансплантатов там, где, казалось бы, уже закрепилась русскоязычная калька (например: Goodwill Games вместо уже привычного «Игры доброй воли»), а также параллельное подключение оригинальной формы фамилии к русскоязычному варианту: Пит Сампрас (Pete Sampras).

Существенно для формирования языковой картины мира и то, что английский язык становится языком письменного выражения культуронимов всей земной цивилизации:

В Москве в спортивном комплексе «Олимпийском» стартует розыгрыш «Финала четырех» баскетбольной Евролиги ULEB, в котором участвуют ЦСКА (Россия), Taugres (Испания), Maccabi (Израиль) и Panathinaikos (Греция). (Коммерсант, 03.05.2005)

Здесь англоязычный вариант заменяет алфавит и иврита, и греческого языка. В результате в выигрышном положении оказываются латиноалфавитные культуры, которые и сами с легкостью включают в свои тексты англицизмы, и имеют возможность трансплантировать свои идионимы в английский язык в соответствии с существующей современной практикой этого языка.

Не случайно все шире обсуждается идея перехода на латинский алфавит тех систем письменности, которые пока еще используют инородные алфавиты. Как ни странно, это относится и к русскому языку:

«По моим прогнозам, в течение этого столетия русский язык перейдет на латиницу. Декретов не будет – жизнь все определит. Сначала на латиницу перейдет компьютерная переписка, потом печать на принтере, малотиражная и техническая литература. Родная кириллица сохранится как памятник истории. Ей будут

с.175 пользоваться поэты, на ней будут писаться церковные тексты.» (Сергей Арутюнов, чл.-корр. РАН; «Известия», Битва вокруг алфавита, 25.08.2001)

Впрочем, мы уже неоднократно категорически высказывались против такой идеи, которая способна расколоть нацию Вместе с тем, назрела необходимость принятия на государственном уровне системы латинизации русизмов в англоязычных текстах в качестве вспомогательного алфавита русского языка подобно введению Китаем системы латинизации иероглифов «пиньин» (подробнее: Кабакчи 1998: 76-84).

В заключение нельзя не признать, что если и идет процесс «демультилингвизации» земного сообщества, то мы едва дошли до середины пути. «Возвращение блудного сына» если и состоится, то очень нескоро, и детали этого процесса не представляется возможным ни разглядеть сквозь «магический кристалл» исследователя, ни предсказать.


BIBLIOGRAPHY

Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию. - М.: Прогресс, 1984.

Жлуктенко Ю.А. Лингвистические аспекты двуязычия. Киев, 1974.

Кабакчи В.В. Основы англоязычной межкультурной коммуникации. — СПб: РГПУ, 1998.

ЛЭС - Лингвистический энциклопедический словарь. Ред.В.Н.Ярцева. - М.: Советская энциклопедия, 1990.

Мартине А. Распространение языка и структурная лингвистика/ Новое в лингвистике, вып.6, Языковые контакты, М., 1972.

Greenbaum B., Quirk R. Guide to English Usage. Longman, 1988.


Словари

Большой толковый словарь русского языка. (Сост.-ред.) С. А. Кузнецов. - СПб: Норинт, 1998.

Большой энциклопедический словарь. - Москва: Советская энциклопедия, 2002

Кабакчи В.В. The Dictionary of Russia (2500 Cultural Terms). Англо-английский словарь русской культурной терминологии. – СПб: Издательство СОЮЗ, 2002. – 576 с.


EncBr: Encyclopœdia Britannica 2001 Standard Ed. CD.

EncBrDic: словарь, включенный в Encyclopœdia Britannica 2001.

Grimes, Barbara F. The Ethnologue: Dallas, Texas: Summer Institute of Linguistics, 1996.
OEED: Oxford Encyclopedic English Dictionary. J.M.Hawkins, R.Allen (eds). - Oxford: Clarendon Press, 1991.

RHD: Random House Dictionary of the English Language. — 2nd unabridged edition, Random House: NY, 1987.

Roget’s Thesaurus of English Words and Phrases. – Penguin Books, 1971 (1962; originally compiled in 1852).


Источники примеров

Davidow M. Moscow Diary. M.: Progress, 1980.

Fodor’89. Soviet Union. With Essays on History and Art. -NY&London: Fodor's Travel Publications, 1988.





Скачать 176.81 Kb.
Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты