Домой

А. Б. Пурани Вечерние беседы со Шри Ауробиндо Том 1




НазваниеА. Б. Пурани Вечерние беседы со Шри Ауробиндо Том 1
страница2/29
Дата17.01.2013
Размер4.28 Mb.
ТипРеферат
Встречи с учителем в пондишери
Подобные работы:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

^ ВСТРЕЧИ С УЧИТЕЛЕМ В ПОНДИШЕРИ


I


Я покинул Пондишери в 1947 году, когда Индия стояла накануне получения своей неполной свободы. Во время моего возвращения мне пришла в голову мысль, что я отсутствовал в течение почти 25 лет.

Воспоминания о моем первом посещении Пондишери в 1918 году живо пробудили во мне прежние впечатления. Я понял, что уже в тот ранний период Шри Ауробиндо был для меня вопло­щением Высшего Разума. Я начал искать в памяти, с точностью до мгновения, когда же я познакомился с ним. Погрузившись в прошлое, я вспомнил, что как раз в 1914 году я прочел объявление в «Бомбей кроникл» об издании ежемесячного журнала «Арья», издаваемого в Пондишери Шри Ауробиндо. Я поспешил заблаго­временно подписаться. В те дни, когда бушевали политические бури, я заказал журнал на адрес своего колледжа, чтобы избежать не­доразумений со стороны администрации колледжа и полиции. Шри Ауробиндо казался мне олицетворением идеала высокого духовного существования, о котором он так убедительно писал в своем журнале «Арья».

Но вопрос, почему я вспомнил «Арья», остается неразрешенным. Пытаясь найти ответ на этот вопрос, я пришел к выводу, что знал о нем еще до появления журнала «Арья».

Конгресс в Сурате в 1907 году прошел бурно. Шри Ауробиндо сыграл выдающуюся роль в этом историческом заседании. Из Сурата он отправился в Бароду, где выступил с несколькими речами у профессора Рао. Речи эти имели у публики бешеный успех и полностью изменили ход жизни многих людей. Я также слушал его, не понимая всего, что он говорил. Но с тех пор, как я увидел его, меня не покидало постоянное чувство, что я уже знал его раньше, и поэтому мой разум не мог определить с точностью того момента, когда я узнал его. Несомненно, что наши контакты на­чались в период подъема национально-освободительного движения в общественной жизни Индии; но, думается, что эти контакты были лишь началом внешних контактов. Период с 1903 по 1910 годы был периодом ни с чем не сравнимого пробуждения нации, периодом революции. Следующее поколение было свидетелем двух или трех мощных волн национального движения. Но самый первый взрыв вновь пробудившегося национального сознания Индии был един­ственным в своем роде. Этот подъем в начале периода национальной борьбы определил цели, задачи и политические идеалы Индии - установление независимой республики. Различные по типу движе­ний, периоды подъема национальной борьбы продолжались до 1947 года, до тех пор, пока не была достигнута цель. Жизнь руководителей и рядовых борцов, тех, кто с огромным желанием работал на гребне приливной волны, претерпела огромные качественные изменения. Наша группа в Гуджерате поставила перед собой определенную задачу - полная, безраздельная победа в борьбе за свободу Индии.

Вся энергия руководителей была поглощена национально-осво­бодительной борьбой. Лишь немногие из них стремились заглянуть дальше и увидеть за пределами конкретных задач - получения политической независимости - идеал совершенной человеческой личности, так как, в конце концов, свобода политическая - не единственная цель, а лишь необходимое условие для выражения духа индийской культуры. В лице таких людей, как Свами Шрад-хананда, Пандит Мономохан Малавья, Тагор и Махатма Ганди, мы чувствовали и вдохновение борцов, одухотворенных идеей сво­боды, и высший идеал совершенства. Среди всех зримых идеалов совершенства человеческого духа на земле я открыл для себя в лице Шри Ауробиндо сложный и цельный образ личности самой совершенной и отвечающей самому высокому идеалу. Он был личностью, вобравшей в себя элементы духовной культуры других народов и в то же время воплощавшей в себе индийскую культуру. По словам доктора С. К. Майтры, Шри Ауробиндо был посланцем надежды в мире отчаяния. Эта сторона личности Шри Ауробиндо притягивала меня к нему столь же сильно, как естественное стрем­ление к совершенству, духовному родству, которое я чувствовал, встречаясь с ним. Серьезно изучая журнал «Арья», я пришел к выводу, что он вел меня самым разумным путем в решении серь­езнейших жизненных проблем. Я начал переписку с ним и в 1916 году с его разрешения стал переводить «Арья» на язык гуджерати.

Но хотя я и понимал его идеи на расстоянии и ощущал нео­бычайную близость к нему, я все еще не имел возможности встре­титься с ним лично. Когда возникла идея осуществления плана революционных действий, которую Шри Ауробиндо подал моему брату, покойному С. Б. Пурани, в Бароде в 1907 году, я подумал, что лучше бы получить личный совет Шри Ауробиндо по этому вопросу. Бариндра, его брат, передал способ изготовления бомб моему брату, и я с нетерпением ожидал начала работы. Но мы все же чувствовали необходимость посоветоваться с великим Учителем, который вдохновлял нас на наши дела, так как выполнение плана требовало участия многих молодых людей и могло стоить им жизни.

Я был представлен Сиджи В. В. С. Аджару, который в то время жил в Пондишери. В декабре 1918 года я приехал в Пондишери и ненадолго остановился у Аджара. Я взял с собой свои книги, главным образом это были выпуски «Арья», и отправился на ул. Франсуа Мартэн в дом № 41, где находилась редакция «Арья». Там же было место жительства Шри Ауробиндо. Дом имел несколько странный вид: по правую сторону от входа росло несколько бана­новых деревьев, и рядом находилась груда разбитой черепицы. С левого края открытого двора были 4 входных двери, ведущие в 4 комнаты. Веранда была пуста. Время встречи со Шри Ауробиндо было назначено на 3 часа дня. Я дождался этого времени, разго­варивая с двумя людьми, находившимися в это время в доме.

Когда я поднялся, Шри Ауробиндо сидел наверху на веранде в деревянном кресле за маленьким столиком, покрытым скатертью цвета индиго. Я почувствовал свет духовности, озарявший его лицо. У него был проникающий в душу взгляд. Он уже знал меня по переписке. Я напомнил ему о встрече с братом, которая состоялась в Бароде. Он его не забыл. Затем я сообщил ему, что наша группа готовится к началу революционных акций, 11 лет мы работали, чтобы осуществить их.

Шри Ауробиндо некоторое время сохранял молчание; затем он спросил меня о моей садхане, о том, как я работаю над духовным самосовершенствованием. Я рассказал ему о моих занятиях и до­бавил: «Занятия садханой идут нормально, но трудно сосредо­точиться на садхане, пока Индия не станет свободной».

«Возможно, необходимость в революционных акциях для осво­бождения Индии не возникнет», - сказал он.

«Но как же без этих действий с нашей стороны Британское правительство освободит Индию?» - спросил я.

«Это уже другой вопрос; но если Индия может освободиться и без революционных акций, то зачем вам приводить в действие ваш план? Лучше сосредоточить свои силы на йоге, на занятиях, воз­вышающих душу», - сказал он.

«Но Индия - это страна, в которой садхана в крови нашего народа. Когда Индия будет свободна, я верю, тысячи людей посвятят себя йоге. Но в современном мире от кого мы услышим правду или увидим проявления высокой духовности, от рабов?»

Он ответил: «Индия уже решила получить свободу, и, конечно, обязательно найдутся вожди и люди, которые будут служить этой цели. Но не все призваны заниматься йогой. Поэтому, если вы чувствуете зов, то не лучше ли сосредоточиться на этой цели? Если вы хотите осуществить программу революционных акций, вы вольны сделать это, но я не могу вам советовать это».

«Но именно вы, согласитесь с этим, вдохновили нас начать революционное движение. Почему же сейчас вы отказываетесь дать согласие для его осуществления?» - спросил я.

«Потому что я выполнял эту работу и знаю, каковы ее труд­ности. Молодежь выходит на историческую арену и присоединяется к освободительному движению, вдохновляемая идеями и энтузиаз­мом, но эти настроения не могут быть долговечны. Становится очень трудно поддерживать дисциплину и порядок. Небольшие группировки начинают объединяться в организации. Между груп­пами возникает соперничество, оно распространяется и на руко­водителей этих групп и на их членов, возникает борьба за лидерство. Агентам правительства удается проникнуть в эти организации с самого начала их возникновения. Вследствие этого такие организа­ции не могут действовать достаточно эффективно. Иногда они настолько опускаются, что ссорятся из-за денег», - добавил он спокойно.

«Но даже если предположить, что садхана является делом наивысшей важности, трудность моя в том, что я глубоко чувствую, что я должен делать что-то для свободы Индии. Я не могу спать спокойно вот уже 2,5 года, и я способен успокоиться, применяя лишь очень большое усилие. Все мое существо сосредоточено на освобождении Индии. Мне трудно спать, пока моя родина несво­бодна».

Шри Ауробиндо сохранял молчание 2 или 3 минуты, это была долгая пауза, затем он сказал: «Предположим, что вам дадут гарантию, что Индия будет свободна».

«Кто может дать мне такую гарантию?» - я чувствовал некую тень сомнения, прозвучавшую в моем вопросе.

Он молчал, не проронив ни слова, в течение 3 или 4 минут, потом посмотрел на меня и сказал: «Предположим, я дам вам эту гарантию». Я не отвечал, обдумывая эту идею про себя, потом сказал: «Если вы даете такую гарантию, я могу принять ее».

«Ну, тогда я даю вам гарантию в том, что Индия будет свободной», - сказал он самым серьезным тоном.

Моя миссия была кончена, цель моего визита в Пондишери выполнена. Моя личная проблема - проблема политической организа­ции - была разрешена. Я передал ему послание от С. К. Дж. Дешпанда из Бароды и сказал, что может быть получена финансовая помощь из Бароды, если это необходимо, на что он ответил: «В настоящее время все необходимое приходит из Бенгалии, особенно из Чандернагора. Поэтому в деньгах нет нужды».

Когда разговор перешел к профессору Д. Л. Пурохиту из Ба­роды, Шри Ауробиндо вспомнил о его визите в Пондишери, когда тот задавал вопросы об отношениях между церковью и государством. Тогда он нанес визит вежливости Шри Ауробиндо, так как еще в Бароде был знаком с ним. В результате этого разговора профессор ушел в отставку с государственной службы в Бароде под давлением британской администрации. Я передал приятное известие Шри Ауробиндо о том, что после своей отставки Д. Л. Пурохит начал частную практику как адвокат и достиг в этом серьезных успехов, зарабатывая даже больше, чем тогда, когда получал как профессор.

Пришло время уходить. Вопрос об освобождении Индии всплыл в моей памяти, и когда я уже поднялся чтобы идти, я не мог вновь не спросить об освобождении Индии, так как это был для меня вопрос вопросов: «Вы абсолютно уверены, что Индия будет свободной?» Я не понял тогда действительную значимость моего вопроса; я хотел получить гарантию. И хотя гарантия уже была дана, у меня еще оставались сомнения.

Шри Ауробиндо глубоко задумался, сила йоги в нем вышла на первый план. Сосредоточенный взгляд его обратился к небу, которое виднелось через окно. Потом он посмотрел на меня и, опустив кулак на стол, сказал: «Вы можете получить такую гарантию от меня, освобождение Индии так же предрешено, как восход солнца сегодня. Декрет уже написан, до его обнародования осталось немного

времени».

Я поклонился ему. В этот день я мог спокойно спать в поезде после бессонных ночей, которые продолжались более двух лет. В моем сознании навсегда запечатлелась картина этой беседы: мы оба стоим у маленького столика, мой искренний вопрос и его прямой, устремленный в будущее, спокойный и твердый голос, проникнутый той духовной силой, что потрясла мир, его крепкий кулак, опущенный на стол, - символ веры в себя и Божественную Истину. Может быть грубая Калиюга во всем мире, но Индии необыкновенно повезло, что она имеет сыновей, которым доступна Истина и непоколебимая вера в нее. У нее есть такие люди, которые могут рисковать своей жизнью для Родины. В постижении Высшей Истины и состоит высокое предназначение Индии и всего мира.

После встречи со Шри Ауробиндо я почувствовал себя свободным от того огромного напряжения, которое владело мной. Теперь, когда я ощутил, что свобода Индии обеспечена, я мог спокойно участвовать в общественно-политическом движении в более высоком состоянии моего духа.

Я пережил некоторые события, которые также укрепили мою веру в правильности пути Шри Ауробиндо, и проникся глубокой верой в Божественную Силу, которая выходит за пределы времени и пространства и которая способна совершать и совершает дела земные, и я понял, что любой человек, движимый духовным стимулом в своей деятельности, может вступить в контакт с этой силой. Были люди, которые думали, что Шри Ауробиндо отстра­нился от жизни, что он не проявляет никакого интереса ни к миру, ни к событиям, что в нем происходят. Эти мысли никогда не мучали меня. Напротив, я чувствовал, что его труд имеет огромное значение для человечества и для его будущего. Постоянное развитие, динамизм его духовной сущности, его воздействие на жизнь, которая была сферой проявления его духа, и его великий синтез, лишь увеличили ту привлекательность, которую я ощущал прежде. Мне он показался неким духовным олицетворением солнца в современную эпоху, изливающего свой свет на человечество с высоты духовного бытия. И Пондишери, место, где он жил, было местом паломничества многих и многих.


II


Во второй раз я встретился со Шри Ауробиндо в 1921 году, тогда между нами возникла большая близость. Хотя я приехал на короткое время, я пробыл там 11 дней, так как Шри Ауробиндо попросил меня задержаться. Во время моего путешествия из Мадраса в Пондишери я был очарован широкими просторами зеленых рисо­вых полей. Но Пондишери с его колониальной атмосферой показался мне погруженным в сон. Для Индии это была демонстрация худших черт европейских городов. Рынок утопал в грязи. У людей не было никакого представления о гигиене. Морское побережье было зага­жено людьми, основным занятием которых была контрабанда. Но самой большой неожиданностью для меня во время моего посещения в 1921 году был «даршан» Шри Ауробиндо. В течение прошедших двух лет его тело как-то изменилось, что можно описать как чудо. В 1918 году цвет кожи у него был таким, как у всякого бенгальца - довольно темный, хотя лицо озарял внутренний свет и взгляд был проницательным. Поднявшись наверх, чтобы встретиться с ним, я увидел, что щеки его были розовыми, как яблоко, и все тело светилось мягким молочно-белым светом. Это изменение было таким разительным и неожиданным, что я не мог удержаться от воскли­цания: «Что с вами произошло?» Вместо прямого ответа он ответил на мой вопрос вопросом: «А что произошло с вами?» (За эти два года я успел отпустить бороду).

Но потом в ходе беседы он объяснил мне, что когда Высшее Сознание, спустившись на ментальный уровень, опускается дальше до витального уровня и даже ниже витального, то происходит трансформация не только в нервной системе, но также и в физиче­ском существе. Он пригласил меня принять участие в медитации после полудня, а также в вечерних беседах.

В этот раз я впервые увидел Мать. Она стояла у лестницы, когда Шри Ауробиндо поднимался наверх после завтрака. Такой нездешней красоты я никогда не видел. Она выглядела приблизи­тельно лет на 20, тогда как ей в то время было больше 37 лет.

Атмосфера ашрама показалась мне напряженной. Мать и Датта, то есть мисс Ходсон, приехали, чтобы жить на улице Франсуа Мартэн в доме № 41. Дом претерпел значительные изменения. Во дворе был прекрасный сад. Каждая комната в доме была обставлена простой, но со вкусом подобранной мебелью. В комнате, куда я вошел, были ковер, стул и небольшой столик. Без сомнения, все эти изменения были следствием присутствия Матери. Но атмосфера была все же напряженной, так как Шри Ауробиндо и Мать были заняты борьбой с силами витального плана. Всего за несколько дней до моего приезда недавно уволенный повар ухитрился устроить целый шквал из камней, направленный на дом Шри Ауробиндо по воле некоего мусульманского мага. Это было темой взволно­ванного обсуждения, когда я был в Пондишери. Упендранат Ба-нерджи, который вряд ли верил в возможность такого оккультного явления, вышел на террасу с фонарем и окованной железом дубин­кой, чтобы найти виновного. Я услышал целую историю от самого Хиена. Град камней закончился, когда Мать взяла дело в свои руки и уволила мальчика-слугу, который был посредником, пере­ведя его в другой дом (описание этого события дано в книге «Жизнь Шри Ауробиндо»).

Прабартак Сангх отправился в Чандернагор с Матилал Роем и другими вдохновленными Шри Ауробиндо. В йоге Шри Ауробиндо жизнь принимается как поле для проявления Божества. Его основ­ная цель - не просто освобождение, но проявление божественного совершенства. В его понимании не только индивидуальное, но и коллективное также божественно. Принятие жизни включает жизнь в обществе. В принятии жизни имеется более глубокий смысл. В своем видении реальности Шри Ауробиндо показывает рациональ­ность и неизбежность восхождения человека к более высокому сознанию, чем человеческий разум. Этот подъем к Высшему Соз­нанию должен привести к его спуску в человека. Если новый элемент - Сверхразум - должен стать постоянной частью сознания Земли, то он не только спустится в низшие планы физического сознания (подсознание), но и должен стать частью всеобщего соз­нания Земли.

Я задал ему много вопросов об организации жизни коллектива, I основе которого лежат духовные устремления. В последний день моего 11-дневного пребывания я встретился со Шри Ауробиндо между тремя и четырьмя часами после полудня. Главной темой нашего разговора была садхана.

Когда я поднялся, чтобы уходить, то спросил его: «Что вы ожидаете (от садханы)?», -так как мне было видно, что он пос­тоянно живет в состоянии высокого духовного сознания. «Верно то, - сказал он, - что Божественное Сознание снизошло, но оно еще не перешло в физическое существо. Пока это не произошло, работа не может считаться оконченной». Я согласился с ним и низко поклонился ему. Когда я поднял голову, чтобы взглянуть на него, я увидел, что он подошел к двери своей комнаты и с порога обернулся и с улыбкой посмотрел на меня. Я был в состоянии высокого душевного подъема, когда садился в поезд. У меня была путеводная звезда, проводник, который уже достиг горней сферы высокого сознания. Шри Ауробиндо осознавал это, но его объектив­ность и мудрость были совершенны, искренность так глубока, что он хорошо понимал, что еще предстоит достигнуть, и мы без малейшей гордости должны продолжать свою трудную работу для человечества. Внешние выражения всегда стояли на втором месте в его шкале ценностей. Для его высокой цели служило ему некое высшее вдохновение. Быть призванным служить такому идеалу было для него величайшим счастьем.

Пришла долгожданная свобода для Индии, та свобода, гарантии которой он мне давал. И я был счастлив, что дожил до того времени, когда увидел этот день, который совпал с его собственным днем рождения. 15 августа 1947 года я уезжал, а сейчас я снова возвращался в Пондишери.

Я прожил там жизнь почти целого поколения, но никогда не чувствовал, чтобы ашрам в Пондишери был чем-то застывшим и неизменным. Я понял это очень глубоко в тот день, когда вернулся туда.

Пондишери всегда был для меня символом высокодуховного Божественного. Дом Шри Ауробиндо был местом, где человек шел вперед к высшей цели по пути восхождения к Божественному. Пондишери был не город, а духовная лаборатория, коллективное существование, имевшее горизонт, который всегда отодвигался, ведя ко все более и более отдаленной цели, доступной человеческому пониманию, но находящейся в вечном движении. Пондишери для меня был подобен арабскому шатру.


1920 год (ноябрь или декабрь).

Беседа с учеником


Ученик: Какова будет основа духовного сообщества?

Шри Ауробиндо: Оно будет из тех, кто хочет заниматься садханой.

У.: Будет ли в основе такой коммуны экономика?

Ш. А.: Нет, она не будет основана на одной экономике.

У.: Кого будут допускать в коммуну и каков будет принцип отбора?

Ш. А.: Тех, кто избрал садхану как жизненную цель. Они уже, не осознавая этого, объединились.

У.: Будет ли необходима какая-либо действенная работа в ком­муне для ее членов?

Ш. А.: Умственному труду должны посвящаться 3-4 часа ежед­невно. Члены коммуны должны быть способны следовать йоге и поэтапно изучать ее процесс.

У.: Какова будет роль личных потребностей в такой коммуне?

Ш. А.: Личных потребностей не должно оставаться, все будет служить для всех. Но прежде чем вступить в коммуну, человек должен быть уверен в своем духовном призвании.

У.: Будет ли коммуна экономически замкнутой системой?

Ш. А.: Нет. Коммуна должна производить больше продукции для поддержания связей с внешним миром. Сельское хозяйство должно быть главным занятием членов коммуны, которая должна опираться в основном на свои силы в снабжении себя продо­вольствием.


1920 год (ноябрь или декабрь).

Беседа с Саралой Дэви Човдхурани


Сарала Дэви приехала в Пондишери для встречи со Шри Ауробиндо. Было очевидно, что она хотела получить твердую уверенность в направлении работы по своей будущей программе и разрешить проблемы в отношении текущей политики.

Она встречалась с ним в течение двух дней.

Когда она пришла к нему в назначенное время, в 4 часа 30 минут после полудня, Шри Ауробиндо встал с кресла, чтобы приветствовать ее. Они приветствовали друг друга со сложенными перед грудью руками. После официального обмена приветствиями Сарала Дэви начала так: «Это правда, что вы против движения "несотрудничества"?

Шри Ауробиндо: Я не против этого движения. Поезд прибыл, надо дать ему идти своим путем. Единственное, что я ощущаю, что существует большая необходимость укрепить национальную нолю к свободе решительными действиями.

Сарала Дэви: Движение «несотрудничества» («неприсоедине­ния») объявило войну империализму.

Ш. А.: Да, оно сделало это, но боюсь, что это произошло без соответствующего оснащения, мобилизации и организации необ­ходимых сил.

С. Д.: Почему вы не хотите выйти из этого движения и попы­таться самим направить ваш поезд?

Ш. А.: Мне сначала нужно заготовить рельсы и проложить пути, и лишь потом я смогу ожидать прибытия поезда.

С. Д.: Но. вы должны что-то делать, не так ли?

Ш. А.: Что касается меня, то у меня есть личная программа. Но если бы я участвовал в политике, то даже и тогда предпочел бы другие действия. Я сначала убедился бы в прочности почвы, прежде чем бороться с правительством.

С. Д.: Не считаете ли вы, что в стране уже проделана достаточно большая работа, чтобы начать борьбу?

Ш. А.: Сейчас в стране поднимаются лишь волны эмоций, отме­чается всеобщее пробуждение. Но еще не набрала полной мощности та сила, которая может противостоять могуществу нынешнего прави­тельства. Что необходимо сейчас, так это организованная националь­ная воля. Подъем энтузиазма и его распространение, а затем спад - обеспечены. Нашим лидерам нужно не разъезжать с лекциями, а организовать местные комитеты содействия по всей стране, чтобы они могли выполнить программу общенациональной организации. Эти местные лидеры должны быть среди народа.

С. Д.: Но я вижу, что многие люди смеются над движением «неприсоединения». Раби Бабу давится от смеха по этому поводу. Каково ваше личное мнение об этом?

Ш. А.: Мы испытываем некоторую симпатию к этому движению и перед собой ставим те же цели, но наша симпатия ограничена определенными пределами, так как мы чувствуем, что основа этого движения недостаточно прочна. Военное положение в Пенджабе и жестокости, халифат и «неприсоединение» - имеют в своей основе те же ошибки. Как-то раз ко мне прибыли студенты из Мадраса и сказали, что они хотели бы придерживаться тактики «неучастия», так как правительство ведет неправильную политику. Когда их спросили, могут ли они примириться со справедливым Британским правительством, они ничего не смогли ответить.

Индия должна желать свободы по своей природе в силу своей высокой духовности. Я бы предпочел, чтобы Индия нашла свой Сварадж (Сварадж - движение за самоуправление Индии). И тогда как Ирландия выработала свои пути освобож­дения с применением насилия и, более того, опираясь главным образом на силу, наша программа должна быть шире, чем простая оппозиция Британскому правительству. Все время мы оглядываемся на англичан и их действия. Мы должны посмотреть на себя со стороны независимо от них и стимулировать нашу собственную национальную общность, чтобы добиться свободы.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты