Домой

Контекстуальная эмотивность единиц лексико-фразеологического поля «цвет» (на материале англоязычной художественной прозы ХХ века)




Скачать 333.3 Kb.
НазваниеКонтекстуальная эмотивность единиц лексико-фразеологического поля «цвет» (на материале англоязычной художественной прозы ХХ века)
Дата15.01.2013
Размер333.3 Kb.
ТипДиссертация
Содержание
Научный руководитель
Олянич Андрей Владимирович
Общая характеристика работы
Цель данного исследования
Научная новизна
Теоретическая значимость
Практическая значимость
Теоретико-методологической основой
На защиту выносятся следующие положения
Структура работы.
Основное содержание работы
Диаграмма №1.
Во второй главе
Brown Dog
And then he came to the parlour where the great idiot monsters lay asleep with their white thoughts and their snowy dreams
Her life became simple, with the simplicity hardly of beauty or goodness but of a monochromatic tedium
Комбинационный потенциал
Шелепова, Н.В.
Подобные работы:


На правах рукописи


ШЕЛЕПОВА Наталья Владимировна


КОНТЕКСТУАЛЬНАЯ ЭМОТИВНОСТЬ ЕДИНИЦ ЛЕКСИКО-ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКОГО ПОЛЯ «ЦВЕТ»

(на материале англоязычной художественной прозы ХХ века)


Специальность 10.02.04 – Германские языки


Автореферат


диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Волгоград – 2007

Диссертация выполнена на кафедре английской филологии и современных технологий обучения Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Астраханский государственный университет».


^ Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент

Гонзина Наталья Михайловна.


Официальные оппоненты: доктор филологических наук, доцент

^ Олянич Андрей Владимирович;


кандидат филологических наук, доцент

Усачева Александра Николаевна.


Ведущая организация: Московский государственный лингвистический университет.


Защита диссертации состоится 27 октября 2007 года в 12.00 на заседании диссертационного совета Д 212.029.05 в Волгоградском государственном университете по адресу 400062, Волгоград, проспект Университетский, 100, ауд. 2-05 В.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Научно-исследовательского института истории русского языка Волгоградского государственного университета.


Автореферат разослан «22» сентября 2007 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета М.В. Косова

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая диссертация посвящена исследованию особенностей передачи эмоциональной информации посредством единиц лексико-фразеологического поля «цвет» (далее – цветообозначения) в англоязычном художественном тексте.

В современной лингвистике вопрос кодирования эмоциональной информации средствами естественного языка неоднократно привлекал внимание исследователей (Л.Г. Бабенко, Н.С. Болотнова, В.И. Болотов, В.В. Жура, С.В. Ионова, Н.А. Красавский, В.А. Маслова, В.А. Пищальникова, В.И. Шаховский, О.А. Яновая). Однако остаются не до конца изученными вопросы, касающиеся раскрытия причин использования цветообозначений в качестве средств передачи эмоций. Исследование представления в языке эмоций посредством цветообозначений позволяет соотнести эти цветообозначения с совокупностью перцептивных (теория функционирования центральной нервной системы по принципу воронки Ч.С. Шеррингтона) и мыслительных (когнитивных) механизмов, обеспечивающих формирование эмоциональной информации, ее связь на ментальном уровне с определенными цветами и ее последующее кодирование на вербальном уровне.

Актуальность данной работы обусловлена, с одной стороны, ведущей ролью когнитивной парадигмы в современной лингвистике, с другой – недостаточной изученностью когнитивных предпосылок передачи эмоциональной информации в художественном тексте, а также необходимостью исследования вопросов кодирования эмоций посредством цветообозначений, способствующих пониманию специфики ассоциативного эмотивного переосмысления цветообозначений в английском языке.

Объектом диссертационного исследования выступают цветообозначения в английском языке. В качестве предмета изучения рассматривается эмотивный потенциал единиц лексико-фразеологического поля «цвет» и контекстуальные условия его реализации. Выбор данного предмета не случаен, поскольку, как известно из работ И.В. Быдиной, П.С. Волковой, С.В. Первухиной, В.И. Шаховского, эмотивный потенциал является основным стимулом приращения смыслов языковыми единицами, то есть обусловливает динамику их семантики.

В основу настоящей работы положена следующая гипотеза: в англоязычном художественном тексте кодирование эмоциональной информации осуществляется посредством комбинационного потенциала цветообозначений, что на семантическом уровне выражается в виде экспликации эмотивных сем в структуре имен цвета и сопровождается приращением различных смыслов данными языковыми единицами, а также реализацией их переносных и символических значений.

^ Цель данного исследования состоит в выявлении особенностей единиц лексико-фразеологического поля «цвет» как носителей эмоциональной информации в контекстуальных условиях художественного текста.

Поставленная цель определяет следующие задачи исследования:

1) проанализировать данные об особенностях цветового восприятия, его влияния на эмоциональную деятельность человека и о когнитивных предпосылках передачи эмоций;

2) установить статус английских цветообозначений как лингвистического феномена, выявить их характеристики с точки зрения языковой системы, уточнить их роль в передаче эмоциональной информации;

3) обозначить основные художественные средства, создающие эффект, который частично устраняет «конфликт» между желанием выразить эстетические эмоции и возможностью сделать это с помощью языка;

4) выявить особенности эмотивного и комбинационного потенциалов цветообозначений в английском языке; исследовать узуальные, окказиональные и символические значения отдельных имен цвета, реализуемые в контексте художественного текста;

5) определить основные контекстуальные условия, способствующие экспликации эмотивного потенциала английских цветообозначений, и, соответственно, приращению смыслов;

6) установить особенности смыслового и эмотивного микрофокусов, выявить закономерности функционирования цветообозначений в изучаемых микрофокусах;

7) выявить специфику явления «трансформации цвета» в художественном тексте на основе анализа взаимосвязи между эмоциональной информацией, передаваемой единицами лексико-фразеологического поля «цвет», и смысловой доминантой (то есть эксплицируемой авторской идеей).

Материалом исследования послужили лексические и фразеологические единицы, а также свободные словосочетания, выражающие цветовой признак, которые были получены в результате сплошной выборки из толковых словарей английского языка и текстов произведений художественной литературы британских и американских авторов XX века (R. Bradbury «Fahrenheit 451°» A.J. Cronin «The Keys of the Kingdom», F.S. Fitzgerald «Tender is the Night», W. Golding «Lord of the Flies», A. Huxley «Crome Yellow», I. Murdoch «The Flight from the Enchanter», J.D. Salinger «Franny and Zooey», и др.). Общий объем проанализированного материала составляет 4125 единиц, установленных в 14 произведениях (3183 страницы).

^ Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что для выявления особенностей употребления цветообозначений в художественном тексте и определения их эмотивных смыслов привлекаются не только данные лингвистики, но и смежных с ней наук, а также теории восприятия цвета. Новизна работы также связана с тем, что в ней впервые уточняются языковые средства, снимающие ограничения, наложенные принципом воронки, устанавливается структура комбинационного потенциала цветообозначений, определяются контекстуальные условия экспликации эмотивного потенциала изучаемых единиц, выявляются смысловой и эмотивный микрофокусы, устанавливается явление «трансформации цвета» (внутренней и внешней), сопровождающееся сменой вербализуемых доминирующих эмоций в макроконтексте художественного текста.

^ Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется тем, что оно содействует дальнейшему развитию положений эмотиологии, касающихся кодирования эмоциональной информации в художественном тексте. Теоретически важным является установление взаимосвязи между когнитивными механизмами и формами вербализации эмоций, что ведет к пониманию взаимодействия языковых и неязыковых процессов.

^ Практическая значимость выполненного исследования заключается в возможности применения полученных результатов при разработке лекционных курсов по лексикологии и проведении практических занятий по стилистике и интерпретации текста, в спецкурсах по эмотиологии, когнитивной лингвистике, общей семасиологии.

^ Теоретико-методологической основой настоящего исследования был избран когнитивный подход, который позволил использовать не только данные лингвистики, но и смежных с ней наук, в частности, психологии, физиологии, психолингвистики, физики восприятия цвета, что, в свою очередь, дало возможность проникнуть в суть изучаемой проблемы и установить связь между физиологическими, психологическими и языковыми явлениями. В качестве основных были взяты положения, доказанные в работах отечественных и зарубежных ученых: Б. Берлина и П. Кэя, В.М. Бехтерева, И.В. Быдиной, А. Вежбицкой, З.Н. Вердиевой, И.Р. Гальперина, Дж. Лакоффа и М. Джонсона, Ю.М. Лотмана, М.В. Никитина, И.П. Павлова, Л. Салямона, Р. Цура, В. Шакировой, В.И. Шаховского, Ч.С. Шеррингтона.

В ходе исследования применялись общие и частные методы познания как теоретического, так и эмпирического уровней. В основе исследования, наряду с общенаучным индуктивно-дедуктивным методом и методом количественного подсчета и классификации явлений, лежит единая методология изучения эмотивности языковых единиц, представленная в работах В.И. Шаховского. В работе были использованы и частные методы лингвистики: компонентный анализ, контекстуальный анализ цветообозначений, стилистический и интерпретативный виды анализа. Комплексное использование указанных методов дало возможность нового видения ряда теоретических аспектов эмотиологии.

^ На защиту выносятся следующие положения:

  1. Цветовой образ, использующийся в устной и письменной коммуникации для передачи эмоционально-эстетической информации, характеризуется визуальной конкретностью, высокой дифференцированностью, рациональностью, что способствует интеграции нечетких, диффузных эмоций, снижая когнитивную перегрузку.

  2. Цветовой образ в художественном тексте снимает ограничения, наложенные принципом воронки, выражая общую эмоциональную окраску явления и стимулируя у читателя целый ряд ассоциаций. Эффект усиления воздействия образа достигается, наряду с контрастом и новизной, за счет повтора единиц лексико-фразеологического поля «цвет».

  3. Кодирование эмоциональной информации на всех уровнях художественного текста осуществляется посредством всего комбинационного потенциала цветообозначений, что реализуется в виде экспликации эмотивных сем в семантической структуре цветообозначений и сопровождается приращением смыслов, а также реализацией переносных и символических значений.

  4. Экспликация эмотивного потенциала цветообозначений и, соответственно, приращение смыслов, осуществляется в различных лексико-семантических и текстовых условиях (в композиционно значимых фрагментах текста, при создании контраста между информацией разных уровней текста). Приращение смыслов обеспечивает постоянную динамику семантики имен цвета.

  5. В микроконтексте художественного текста рациональная и эмоциональная виды информации организуются в смысловой и эмотивный микрофокусы; каждый из них имеет свой центр аттракции и иррадиации информации, который может быть выражен единицами лексико-фразеологического поля «цвет».

  6. В макроконтексте художественного текста обнаруживается явление «трансформации цвета», которое манифестируется двояко: с одной стороны, – как «внутренняя трансформация цвета», т.е. смена цветообозначением оценочного знака на противоположный, с другой стороны, – как «внешняя трансформация цвета», т.е. переход от одного цвета к другому. «Внутренняя трансформация» стимулирует «внешнюю трансформацию» цвета. Внешняя трансформация цвета сопровождает выражение доминирующих эмоций, смену психологических состояний согласно авторскому замыслу; при этом прослеживается качественное изменение содержания эмоциональной информации. Цветообозначения как носители доминирующей эмоциональной информации участвуют в структуризации смысловой доминанты художественного текста.

Достоверность полученных результатов и обоснованность выводов обеспечиваются комплексным подходом к решению проблемы, адекватностью задач, совокупностью используемых методов, а также репрезентативным объемом теоретического и фактического материала.

Апробация. Основные теоретические положения и практические выводы исследования были предметом обсуждения и прошли апробацию на заседаниях кафедры английской филологии и современных технологий обучения ГОУ ВПО «Астраханский государственный университет» (2001–2003гг., 2007г.), кафедры иностранных языков в гуманитарном и естественно-научном образовании ФГОУ ВПО «Астраханский государственный технический университет» (2001–2007гг.), Астраханского регионального отделения Российской ассоциации лингвистов-когнитологов (2004-2007гг.); на научных конференциях различного уровня: итоговых научных конференциях в Астраханском государственном университете (2001–2003гг.), региональной научной конференции АГУ «Язык, перевод и межкультурная коммуникация» (2005г.); межвузовских научных конференциях профессорско-преподавательского состава АГТУ (2001–2007гг.); научно-практической конференции Астраханской государственной медицинской академии (2003г.); межвузовской научной конференции Саратовской государственной академии права «Приоритетные национальные проекты модернизации России: политико-правовое обеспечение» (2006 г.).

По теме диссертации опубликовано 11 работ общим объемом 3,2 печатных листа, в том числе одна статья в журнале из списка ВАК.

^ Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии (271 научная работа на русском и английском языках), списка лексикографических источников (30 наименований), списка художественной литературы (14 наименований), и приложения, в котором представлен отрывок из художественного произведения Р. Брэдбери «451° по Фаренгейту», иллюстрирующий макроконтекст цитируемого предложения.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Структура диссертации определяется целями и задачами самого исследования. Первая глава «Основные теоретические аспекты проблемы взаимодействия цветового и эмоционального опыта» состоит из двух разделов. Первый раздел, посвещенный объекту исследования – цветообозначениям, включает изучение природных и социально-культурных предпосылок рассмотрения цвета в качестве художественного феномена, символику цвета, установление характеристик английских цветообозначений с позиций языковой системы, структурирование цветового опыта в виде лексико-фразеологического поля «цвет».

Цвет является междисциплинарным объектом исследования различных наук и областей человеческой деятельности. Сведения об этом явлении накапливались с древнейших времен по мере расширения областей социальной и культурной деятельности человека. Цвет изучается такими дисциплинами, как физика, психология, психиатрия, культурология, искусствоведение, философия и др. Проблемы восприятия цвета и последующей его категоризации неоднократно обсуждались различными авторами (Б. Берлин и П. Кэй, А. Дэвиес и Дж. Давидофф, Дж. Лакофф и М. Джонсон, Г. Джордан и Дж. Моллон, Р. МакЛори, У. Эко). Существует также огромное количество работ по исследованию эмоционального воздействия цвета на человека (Б.А. Базыма, И.Г. Беспалько, В.Н. Ворсобин, В.Н. Жидкин, В.П. Зайцев, И.А. Переверзева, Л.А. Шварц, А.М. Эткинд, и др.), в которых было доказано, что цвет оказывает не просто физиологическое и психофизиологическое, но и эмоциональное воздействие.

Цветовой опыт, перцептивно-когнитивно-аффективный по своему характеру, занимает важную часть в структуре всего человеческого опыта и репрезентируется в языке посредством цветообозначений. Проведенное исследование позволило выделить ряд характеристик английских цветообозначений с позиций языковой системы.

Цветообозначения являются одной из самых употребительных и высокочастотных групп слов в английском языке. Наиболее часто встречающиеся имена цвета – первые 11 выделены Б. Берлином и П. Кэем; расхождение наблюдается лишь относительно прилагательного gold, употребляемого вместо orange по указанной классификации (B. Berlin, P. Kay): white – 616 раз (15% от общего числа), red – 577 (14%), black – 424 (10%), blue – 289 (7%), green – 261 (6%), grey - 239 (6%), brown – 153 (4%), yellow – 134 (3%), pink – 111 (3%), gold – 69 (2%), purple – 36 (1%) (см. диаграмму № 1). Сектор 29% представлен остальными 1226 цветообозначениями.

Языковые единицы, выражающие цветовое восприятие, относятся к различным частям речи: существительным, прилагательным, глаголам, наречиям. Цветовое ощущение может также передаваться в языке свободными словосочетаниями и фразеологизмами.

Имена цвета способны выражать не только цветовые, но и другие понятия; они выступают в качестве средства передачи эмоций, душевных переживаний. Цветообозначениям присуща амбивалентность. Их восприятие и использование в художественном тексте в значительной степени носит субъективный характер. Данные языковые единицы тесно связаны с объектами и явлениями окружающей действительности; они имеют богатую символику, восходящую к первобытной культуре.

Неоднородность имен цвета позволяет классифицировать их по самым разнообразным критериям. Исходя из классификации В. Шакировой, цветообозначения можно подразделять на группы в соответствии с их структурой, стилистической отнесенностью, по наличию или отсутствию мотивированности, аксиологической нагрузке.

В процессе проведения исследования нами была расширена и уточнена классификация англоязычных цветообозначений по структуре. Согласно изученному фактическому материалу, цветообозначения подразделяются на простые (auburn, beige, carmine, chestnut, etc), производные (creamy, darkish, darkly, discolour, etc), сложные: собственно сложные (golden-pink, grey-blue, etc) и сложнопроизводные (pink-and-whiteness); составные (colour of canary feathers, Venetian gold, etc). Собственно сложные цветообозначения, в свою очередь, подразделяются на имена цвета без связующего элемента и имена цвета со связующим элементом. Составные цветообозначения представлены свободными и несвободными (устойчивыми) словосочетаниями.

Цветообозначения в английском языке организуются в лексико-фразеологическое поле «цвет», основные черты которого будут следующие: 1) концептуальная общность: единицы, входящие в рассматриваемое множество, являются выразителями того или иного аспекта концепта «цвет»;

^ Диаграмма №1. Процентное отношение наиболее часто встречающихся цветообозначений в художественном тексте.

2) наличие общего (интегрального) семантического признака, объединяющего все единицы поля и выражаемого лексемой с обобщенным значением (архилексемой) – цвет (colour); 3) наличие микрополей (11 микрополей, название микрополя совпадает с названием доминанты); 4) множества единиц цветообозначения, составляющие микрополя, структурированы таким образом, что представляется возможным выделить их ядро и периферию (ближнюю и дальнюю, в зависимости от степени близости к ядру); 5) взаимозаменяемость элементов микрополей; 6) взаимодействие микрополей, их взаимопересечение; 7) возможность цветообозначений входить в другие лексико-фразеологические поля в силу своей многозначности; 8) возможность лексико-фразеологического поля «цвет» входить в поле более высокого уровня, например, поле «чувственного восприятия».

Во втором разделе первой главы представлен анализ теоретического материала, касающегося самого явления эмоций, кодирования эмоциональной информации, эмотивности художественного текста и эмотивной семантики слова.

Эмоции являются одной из форм отражения действительности, при этом они отражают не свойства предметов и явлений, а их значение для жизни человека. Одной из особенностей эмоций, выделяемой в научной литературе, является то, что они представляют собой диффузную информацию в высоко активированном состоянии, т.е. она менее дифференцирована по сравнению с концептуальной информацией (R. Tsur). В художественном тексте происходит кодирование эмоциональной информации, причем оно носит эмотивно-эстетический характер. Такое кодирование сопряжено с рядом трудностей, которые можно объяснить с точки зрения человеческой физиологии. Центральная нервная система функционирует по принципу воронки (Ch. S. Sherrington). Количество чувствительных нервов значительно больше, чем нервов двигательных. Поэтому количество поступающих в центральную нервную систему импульсов превосходит возможности качественно различных рефлекторных ответов (физическую возможность их полного словесного выражения). И если относительно легко можно назвать эмоции, то не так просто выразить эмоции, передать их диффузный характер с помощью языка. Поэтому, чтобы добиться эмоционально-эстетической информации в художественном тексте, должно произойти явление, обратное принципу воронки (Л. Салямон): необходимо «распаковать» информацию и донести ее до других. Автор стремиться достичь такого эффекта, чтобы читатель почувствовал эмоциональный настрой и проникся им. Частичное преодоление указанного «конфликта» в художественной речи, как мы полагаем, достигается за счет цветового образа воздействие которого усиливается посредством контраста, новизны, а также повтора единиц лексико-фразеологического поля «цвет».

Цветовой образ позволяет эффективно кодировать большой объем различной информации, в том числе эмоциональной, без перегрузки когнитивной системы и перемещаться от одного своего потенциала к другому, экономя значительное количество ментальной энергии, что на уровне семантики отражается в приращении смыслов цветообозначениями. Благодаря своей конкретности, рациональности, цветовой образ интегрирует эмоциональную информацию. Низкодифференцированная эмоциональная информация кодируется в более дифференцированную цветовую модель, причем низкодифференцированные качества усиливаются механизмами цветового восприятия. Перезапись эмоциональной информации в цветовой образ помогает когнитивной системе преодолеть свойственные ей ограничения.

Вопрос кодирования эмоциональной информации в художественном тексте тесно связан с лингвистической концепцией эмоций. В настоящей диссертации в качестве основных были взяты следующие положения, разработанные В.И. Шаховским, И.В. Быдиной: 1) в лексико-семантической системе языка существуют специальные знаки, служащие для выражения эмоций, которые являются собственно эмотивами; 2) эмотивный компонент может входить в денотацию, коннотацию, потенциал слова (в ингерентной и адгерентной разновидностях); 3) экспликация потенциальных эмотивных сем стимулирует «приращение» смыслов языковых единиц, и, следовательно, движение их семантики.

Основываясь на этих положениях, можно утверждать, что английские цветообозначения должны иметь в своей семантической структуре эмотивные семы в статусе потенциала в ингерентной разновидности. За счет экспликации этих сем происходит кодирование эмоциональной информации, сопровождающееся приращением цветообозначениями различных смыслов. При употребления имен цвета в переносных и символических значениях осуществляется актуализация эмотивных сем в статусе коннотации.

^ Во второй главе «Адекватность передачи эмоциональной информации в англоязычном художественном тексте посредством цветообозначений» представлен анализ цветообозначений, отобранных из художественных произведений английских и американских авторов ХХ века. В первом разделе изучаются основные художественные средства, снимающие ограничения, наложенные принципом воронки, или создающие эффект, обратный воронке, - это цветовой образ, контраст, новизна, повтор.

В результате проведенного исследования было установлено, что цветовой образ стимулирует у читателя целый ряд ассоциаций, объединенных сходной эмоциональной окраской. Он восполняет ограниченные возможности протокольно-рациональных форм сообщения и вызывает соответствующий или близкий эмоциональный резонанс у читателя:

Long years of loyal sitting at the desk outside Hutt’s office had spread her behind and made her skin the colour of an old lampshade and her voice with everyone but Hutt was snappish and suspicious, as though defending his privacy against all comers had cost her whatever charm she might have had in her distant youth (Shaw).

Автор сравнивает цвет лица женщины со старым абажуром и достигает следующего эффекта: у читателя создается образ немолодой женщины, у которой нездоровый цвет лица, причем этот цвет не достаточно ясен. Он может быть и бледно-желтым, и зеленоватым, и землистым, или каким-нибудь другим. У разных читателей могут возникать различные ассоциации. Кроме того, выбор данного цветообозначения указывает авторское отношение к персонажу, а именно - отрицательное. В результате словосочетание the colour of an old lampshade на выходе имеет отрицательный оценочный знак, выражаемые эмоции – неприязнь, отвращение. Из примера видно, что предметом информации оказывается не частная характеристика цветового пятна и его размеров, а целый комплекс ощущений. Предпосылкой комплексной информации служит способность человека к ассоциативной деятельности. Именно ассоциации, то есть условная связь, позволяют одному или немногим признакам воссоздать комплексную картину множества признаков и неописуемых ощущений, эмоций. Следовательно, эффект, обратный воронке, имеет место при интеграции диффузной эмоциональной информации.

Одним из уникальных художественных средств, участвующих в создании цветового образа и, соответственно, снимающих ограничения, наложенные принципом воронки, является цветовая метафора. Эмоциональное воздействие метафоры во многом объясняется ее природой. Существует большое количество концепций природы и механизма метафоры (Аристотель, М. Блэк, Д. Дэвидсон, Дж. Лакофф, Э. МакКормак, С. Пеппер, П. Риккер, Д.Р. Серль; Н.Д. Арутюнова, В.Г. Гак, В.Н. Телия и др.). В настоящем исследовании мы придерживаемся когнитивной теории метафоры Э. МакКормака, согласно которой сущность метафоризации представляется в виде единства двух процессов – когнитивного и семантического. Метафора рассматривается как противоречие, так как при образовании метафорического значения происходит нарушение референтной отнесенности слова, то есть нарушаются семантические связи между знаком и обозначаемым референтом. Исходя из этой теории, метафора распознается как таковая в результате выявления как сходных свойств референта, на которых основывается аналогия, так и несходных, на которых строится аномалия, порождающая эмоциональное напряжение. Чем новее метафора, тем больше она вносит диссонанс, вызывает некое эмоциональное напряжение. Переходя в статус мертвой, метафора теряет свою эмоциональную силу (Ф. Уилрайт). Безусловно, с точки зрения лингвистики эмоций, наиболее интересны новые метафоры. Однако в процессе проведения исследования нами было обнаружено всего несколько случаев употребления цветообозначений в новом переносном значении (здесь и далее речь идет о метафоризации прилагательных-цветообозначений), например:

Denis was his own severest critic; so, at least, he had always believed. He liked to think of himself as a merciless vivisector probing into the palpitating entrails of his own soul; he was ^ Brown Dog to himself (Huxley).

Прилагательное brown употребляется в значении «подопытный». Изученные лексикографические источники не содержат данное значение. Оно является окказиональным, авторским, а потому уровень выражаемых эмоций будет высоким.

^ And then he came to the parlour where the great idiot monsters lay asleep with their white thoughts and their snowy dreams (Bradbury).

Прилагательные white и snowy используются в значении «пустой; не имеющий смысла». Уровень выражаемых эмоций также будет высоким.

Исследование также показало, что большинство метафорических значений занимают промежуточное положение между новыми и мертвыми метафорами. Тем не менее, эмотивность, эксплицируемая такими метафорами, будет в достаточной степени высокой. Эти метафоры по праву можно считать «синестетическими». Особенность цветовой метафоры также заключается в том, что она способна одновременно как выражать эмоции и настроения, так и называть эмоциональное состояние, человеческие качества, например: blue «синий, голубой» также имеет значение «low in spirits»; «sad; depressed», «унылый, подавленный» (называет эмоциональное состояние) и выражает эмоции с отрицательным оценочным знаком «недовольства, неприязни».

Процессы метафоризации в основном протекают в простых цветообозначениях: the golden nineties, a rosy state of intoxication, black sarcasm, etc. Примеры сложных цветообозначений, употребляемых в переносном значении, представлены только прилагательными monochromatic, multi-coloured, black-and-white. Например:

^ Her life became simple, with the simplicity hardly of beauty or goodness but of a monochromatic tedium (Murdoch).

В словосочетании a monochromatic tedium наблюдается явление языковой тавтологии «одноцветная (однообразная, скучная) скука», т.е. дублирование одного и того же признака с целью увеличения выразительности и усиления отрицательного эффекта. Приведенный пример, наряду с подобными существующими в языке, можно отнести к разряду уникальных, так как данная цветовая метафора одновременно называет эмоциональное состояние – «скука», выражает эмоции – «неприязнь» и, при этом, сочетается с существительным, называющим психологическое, эмоциональное состояние.

Контекстуальная реализация переносного значения прилагательных-цветообозначений обусловливается их контактным взаимодействием с существительными. Одни и те же цветообозначения, сочетаясь с разными существительными, могут метафоризироваться в различных направлениях (ср. the white excitement of the event – полож.– искренняя радость, вызванная происходящими событиями; white hours – отриц.– бессонные часы). Очень часто цветообозначения используются для описания человеческих переживаний, эмоциональных состояний, интеллектуальной деятельности и т. д., например: green at heart (молод душой), the black recesses of the heart (темные тайники души), black thoughts (мрачные мысли).

Наряду с другими художественными средствами, цветовая метафора вызывает у читателя целый ряд ассоциаций. Однако, как известно, ассоциации возникают в процессе личного опыта, а потому восприятие цветового образа вариативно. Художественное произведение принципиально не может у всех лиц вызывать одинаковый эмоциональный резонанс. Степень этого резонанса обусловлена совокупностью и общественного опыта, формирующего личность, и особенностями индивидуальности, и спецификой ощущений в данный момент. Поэтому помимо ассоциативного способа существуют и другие формы эмоционального воздействия, меньше зависящие или почти вовсе не зависящие от индивидуального опыта личности: контраст, «новизна» художественного слова (Л. Салямон), а также повтор. В результате многократного повторения имен цвета происходит приращение эмотивных смыслов, увеличивается плотность эмоциональной информации. Перечисленные средства усиливают воздействие цветового образа. Например:

Now he stood still on the rise overlooking the serpentine, where, in full lamp-light, black against the silver water, sat a couple who never moved, the woman’s face buried on the man’s neck – a single form, like a carved emblem of passion, silent and unashamed (Galsworthy) (контраст - black vs. silver).

There was a faint yellow odour like mustard from a jar (Bradbury) (новизна – словосочетание yellow odour).

Beauty Smith was known far and wide as the weakest of weakened and sniveling cowards. To complete his description, his teeth were large and yellow … His eyes were yellow and muddy,… It was the same with his hair, sparse and irregular of growth, muddy-yellow and dirty-yellow … (London) (повтор цветообозначения yellow и его производных).

Во втором разделе второй главы проводится анализ специфики реализации эмотивного потенциала единиц лексико-фразеологического поля «цвет» в микро- и макроконтексте художественного текста. Функционируя в контексте художественного текста, цветообозначения реализуют свой комбинационный потенциал. Под комбинационным потенциалом цветообозначения мы понимаем совокупность узуальных, окказиональных и символических значений, посредством которых происходит кодирование как рациональной, так и эмоциональной информации на различных уровнях текста. В частности, кодирование осуществляется на содержательно-фактуальном, содержательно-концептуальном и содержательно-подтекстовом уровнях текста (И.Р. Гальперин). На наш взгляд, феномен комбинационного потенциала цветообозначений выявляется в следующем примере.

S - центр аттракции и иррадиации смыслового микрофокуса



Mildred stood over his bed, curiously. He felt her there, he saw her without opening his eyes, her hair burnt by chemicals to a brittle straw, her eyes with a kind of cataract unseen but suspect far behind the pupils, the reddened pouting lips, the body as thin as a praying mantis from dieting, and her flesh like white bacon. He (Montag) could remember her no other way (Bradbury). ↑

центр аттракции и иррадиации эмотивного микрофокуса - E-

Описывая Милдред, автор использует целый ряд различных стилистических приемов, которые в совокупности создают образ женщины-куклы, лишенной глубоких эмоций, переживаний, живущей согласно вкусам, диктуемым обществом. Используя в сравнении her flesh like white bacon («ее плоть подобна белому бекону») цветообозначение white, первичные значения которого «free from color: quite colorless and transparent; of the color of new snow or clean milk; specifically: of the color white»; «белый», автор создает эффект безжизненного тела. Существительное bacon «meat from the back or sides of a pig that has been cured (= preserved using salt or smoke), usually served in thin slices», «копченная свиная грудинка, бекон» в семном составе не содержит сему «белый», которая служила бы интегрирующим элементом. Однако в процессе взаимодействия данных лексических единиц на первый план выдвигаются семы «неживой», «бескровный». Кроме того, как указывается в словарях символов, белое может ассоциироваться со смертью. Белый цвет также имеет и такие негативные значения, как холодность, пустота. В итоге white приращивает следующие смыслы: «лишенный жизни», «искусственный». Эмотивная валентность атрибутивного компонента white выступает в качестве селектора, отбирающего у субстантивного компонента bacon согласующиеся семы и сочетающего их. В результате на выходе в словосочетании имеем отрицательный оценочный знак. Выражаемые эмоции – «неприязнь, отвращение».

Проведенный анализ цитируемого предложения и ряда других примеров позволил выделить смысловой и эмотивный микрофокусы. Данное выделение основывается на двух видах информации – рациональной и эмоциональной, которые концентрируются в смысловом и эмотивном микрофокусах, соответственно. Смысловой микрофокус – это отрезок текста, ограниченный рамками сложного синтаксического целого, в котором передается содержательно-фактуальная информация: описание фактов, событий места действия, времени протекания этого действия, рассуждения автора, движение сюжета. Смысловой микрофокус имеет свой центр аттракции и иррадиации информации, выраженный языковой единицей, «притягивающей» содержательный смысл всего микроконтекста. Здесь центром аттракции для смыслового микрофокуса служит имя собственное Милдред (S), вокруг которого концентрируются следующие элементы: her hair burnt by chemicals to a brittle straw «сожженные химическими составами, ломкие, как солома, волосы», her eyes with a kind of cataract unseen but suspect far behind the pupils «глаза с тусклым блеском, словно на них были невидимые бельма», the reddened pouting lips «накрашенные капризные губы», the body as thin as a praying mantis from dieting «тело, такое же худое, сухощавое от постоянной диеты, как у богомола», her flesh like white bacon «плоть подобная белому салу» (анализ фактического материала также показал, что центр смыслового микрофокуса может быть выражен цветообозначением, например, colours). Эмотивный микрофокус – это отрезок текста, включающий языковые единицы, которые эксплицируют доминирующую эмоцию данного микроконтекста. В эмотивном микрофокусе имеется свой центр аттракции и иррадиации информации (эмотивных смыслов), являющийся «точкой» схождения стилистических приемов. Определение эмотивного центра основывается на принципе непредсказуемости, так как именно неожиданный, непредсказуемый элемент наиболее информативен и эмоционально заряжен; он играет роль сигнала при передаче наиболее важных моментов. В качестве эмотивного центра может выступать элемент, который передает максимально сконцентрированную эмоциональную информацию в цепи элементов, где прослеживается градация (в примере: white bacon ← E-). Выделение именно словосочетания, а не отдельной лексической единицы в качестве центра объясняется тем, что white не является настолько непредсказуемым элементом, поскольку бекон может быть белого цвета. Однако именно это словосочетание передает всю полноту эмоций Монтэга по отношению к Милдред – отвращение, неприятие ее, которые созвучны авторскому ощущению. Данный центр притягивает все выше перечисленные элементы на уровне эмоциональной информации. В приведенном примере смысловой и эмотивный центры находятся в начале и в конце, в сильных позициях, выступая в качестве двух «полюсов притяжения» рациональной и эмоциональной информации, что, тем не менее, не приводит к деструкции текста, а, наоборот, выступает в качестве структурирующего фактора.

Анализ фактического материала также показал, что авторы в ряде случаев прибегают к сравнениям, которые на современном этапе развития английского языка рассматриваются как устойчивые словосочетания – фразеологизмы. Нами было установлено 7 примеров фразеологизмов (см. выше). Например:

«Oh, God! » She cried, sinking down. «I’m killed! » Pale as death she began to make an act of contrition (Cronin).

Указанное словосочетание является не только средством дескрипции, но и экспликации эмоций. Выражаемые эмоции имеют отрицательный оценочный знак.

В ходе проведения лингвистического анализа было также изучено и движение эмотивной семантики цветообозначений в макроконтексте художественного произведения. Анализ фактического материала показал, что смысловая динамика цветообозначений осуществляется за счет приращений, обусловленных экспликацией эмотивного потенциала этих языковых единиц. Можно полагать, что приращение смыслов цветообозначениями есть ничто иное, как одна из форм накопления информации в художественном тексте. Нами также были установлены основные контекстуальные условия, способствующие экспликации эмотивного потенциала цветообозначений в микро- и макроконтексте, представленные в таблице № 1.

Таблица № 1

Микроконтекст:

Макроконтекст:

нарушение лексико-семантической сочетаемости

дистантное взаимодействие единиц лексико-фразеологического поля «цвет» с эмотивными языковыми единицами

контактное взаимодействие единиц лексико-фразеологического поля «цвет» с эмотивными языковыми единицами (функцию актуализаторов эмотивных сем у цветообозначений могут выполнять как отдельные лексические единицы, так и словосочетания, а также целые конструкции)

дистантное взаимодействие цветообозначений, относящихся к разным микрополям общего поля «цвет»

контактное взаимодействие цветообозначений, относящихся к разным микрополям общего поля «цвет»

противопоставление цветообозначений разных микрополей общего поля «цвет», характеризующих идентичные объекты

противопоставление цветообозначений разных микрополей общего поля «цвет», характеризующих идентичные объекты

однокорневой повтор цветообозначений

функционирование цветообозначений в составе стилистического средства

использование имен цвета в композиционно значимых фрагментах текста

однокорневой повтор цветообозначений.

использование цветообозначений при создании контраста между информацией, содержащейся на поверхностном и глубинном уровнях.

Изучение макроконтекста реализации эмотивности цветообозначений осуществлялось на материале романе У. Голдинга «Повелитель Мух», поскольку объем работы не позволил в полной мере изучить данное явление на материале нескольких произведений. В качестве объекта исследования выступили следующие цветообозначения: pink, red, black, white. Выбор именно этих цветообозначений обусловлен тем, что, во-первых, pink «розовый» – одно из наиболее часто встречающихся имен цвета в контексте романа (40 раз). Во-вторых, red «красный», black «черный», white «белый» это цвета, которые также часто встречаются в исследуемом романе – 42, 53, 61 раз, соответственно, что неслучайно, т.к. они являются общими для всего человечества, «основными» в жизни homo sapiens, начиная с первобытных времен (В. Тернер). Эти три цвета (красный, черный, белый) в каждом конкретном случае выступают как один из элементов троичной структуры, являясь экспликаторами трех скрывающихся за ними широких универсальных неосознаваемых категорий (Ч. Осгуд), классифицирующих специфическим образом действительность: «Оценка» (белый цвет), «Сила» (черный цвет), «Активность» (красный цвет). Они являются универсальными активными символами. В процессе функционирования в макроконтексте художественного текста указанные имена цвета реализуют свой комбинационный потенциал, что видно из таблицы № 2.

Таблица № 2

^ Комбинационный потенциал

Имена цвета

Узуальные значения

Приращения

Символические значения

Pink

Розо-вый

(+) высшая степень, умеренный либерал


(+) здоровый, создающий впечатление здорового человека с хорошим аппетитом; беззаботный, видимый в розовом свете (= оптимис-

тичный); плодородный, дающий жизнь;

(-) таящий опасность

(+) здоровье,

процветание, либераль-ность;

(-) инфантильность, несерьез-ность,

незрелость

Red

Крас-ный

(-) крова-вый, револю-ционный,

радикаль-ный,

кровопро-литный



(+) домашний, семейный;

(-) выступающий в роли тирана, палача, убийцы;

поддерживающий силовое свержение существующего социального и политического строя; сильный, воинственный, охотничий, владычествующий;

пугающий, вселяющий страх; несущий зло, демонический

(+) энергия, активность, движение, действие,

(-)вспыльчивость, агрессивность;

зло, Бог преисподней,

потусторонние силы, дьявол, чистилище, смерть



Black

Черный

(-) грязный,

черный

от грязи;

злой;

имеющий отношение к сверхъес-

тественным силам, черной магии

(-) черный от гари; запачканный грехом, греховный;

черный цвет одежды нацистов;

разлагающийся; несущий разрушение

(+) цвет одежды христианских священников;

(-) нацизм, зло, невежество,

разрушение, испорченность, принц тьмы, преисподняя, смерть, духовная тьма, утрата божественного света, коррупция, злые чары

White

Белый

(+) чистый, незапятнан-ный, невин-ный; счаст-ливый, бла-

гоприятнй

(+) приносящий спасение;

(-) угрожающий, пугающий, вселяющий страх

(+) позитивное, светлое начало, трансцендентное,

чистота души, невин-ность;

(-) смерть

Как показывает таблица, цветообозначения pink реализует значения как с положительным, так и с отрицательным оценочным знаком. Red и black в подавляющем большинстве случаев выражают отрицательные эмоции. Цветообозначение white приращивает смыслы и реализует значения в основном с положительным оценочным знаком. Полагаем, что смена цветообозначениями pink и red оценочного знака на противоположный (с «+» на «-») свидетельствует о явлении «внутренней трансформации цвета». «Внутренняя трансформация» стимулирует «внешнюю трансформацию» цвета - переход от одного цвета к другому, что указывает на взаимосвязь элементов разных микрополей поля «цвет» (см. диаграмму № 2).




Диаграмма №2. Внешняя трансформация цвета.


Трансформация цвета сопровождает выход эмоций, смену психологических состояний, с последующим их усилением в сторону отрицательного (в контексте романа), что выявляется из сюжетной линии, подтекста, групп образов, объединенных по принципу использования одного доминирующего цвета для их характеризации:

радость (беззаботность, инфантильность) → активность → агрессия → злость → ненависть → разрушение (смерть).

Полагаем, что здесь имеет место трансформация доминирующей эмоции. Следовательно, указанные цветообозначения выступают в качестве носителей доминирующей эмоциональной информации и участвуют в структуризации смысловой доминанты художественного текста.

Таким образом, если на уровне микроконтекста происходит «расхождение» рациональной и эмоциональной информации, что прослеживается в несовпадении центров аттракции и иррадиации в соответствующих микрофокусах, то на уровне макроконтекста, включая весь текст, происходит «схождение» этих видов информации в определенных точках (отрезках), что, на наш взгляд, можно считать одной из закономерностей художественного текста, свидетельствующей о «движении» текста, и еще раз подтверждающей закон диалектики о переходе количества в качество.

В Заключении представлены основные выводы и результаты проведенного исследования.

В работе были определены особенности передачи эмоциональной информации посредством единиц лексико-фразеологического поля «цвет». Выбранный в качестве основного подхода к изучению цветообозначений когнитивный подход позволил установить связь между физиологическими, психологическими и языковыми явлениями.

В процессе анализа фактического материала было расширено традиционное понимание цветообозначений и их места в системе английского языка за счет уточнения их характерных особенностей и построения модели лексико-фразеологического поля «цвет».

Исследование позволило установить, что цветовой образ, конструируемый метафорами, сравнениями, эпитетами и т.д., частично устраняет «конфликт» между желанием выразить эстетические эмоции и возможностью сделать это средствами естественного языка за счет своей конкретности, рациональности, высокой дифференцированности. Интегрируя диффузную эмоциональную информацию, цветовой образ создает эффект, обратный воронке, стимулируя у читателя комплекс ассоциаций. Эффект усиления цветового образа достигается за счет повтора имен цвета, наряду с контрастом и новизной.

В ходе исследования доказано, что эффективное кодирование эмоциональной информации на всех информационных уровнях художественного текста достигается посредством всего комбинационного потенциала английских цветообозначений, включающего узуальные, окказиональные и символические значения. Использование всей совокупности значений имен цвета позволяет автору текста устранить ограничения, наложенные принципом воронки.

Проведенный анализ показал, что рациональная и эмоциональная информации в микроконтексте организуется в смысловой и эмотивный микрофокусы со своими центрами аттракции и иррадиации, в качестве этих центров могут выступать единицы лексико-фразеологического поля «цвет».

Исследование также позволило установить явление «трансформации цвета» (внутренней и внешней), которое сопровождает выход эмоций, смену психологических состояний. Имена цвета как носители доминирующей эмоциональной информации участвуют в структуризации смысловой доминанты художественного текста.

Перспективой исследования может быть изучение механизмов метафоризации единиц лексико-фразеологического поля «цвет» с привлечением теории концептуальной интеграции, а также достижений когнитивной психологии и когнитивной поэтики.


Соискатель имеет 11 опубликованных работ общим объемом 3,2 п. л., из них все по теме диссертации: 7 научных статей, опубликованных во внутривузовских сборниках, 1 научная статья, опубликованная в международном сборнике, тезисы 3 докладов на региональных конференциях. Все публикации выполнены без соавторов.

1. ^ Шелепова, Н.В. Метафора как средство выражения эмоций в языке» (на материале английских цветообозначений) / Н.В. Шелепова // Вестник Астраханского государственного технического университета. Вып. 5 (28). – Астрахань: Изд-во Астраханского государственного технического университета, 2005. – С. 114-120. – 0,46 п.л. Статья опубликована в издании, соответствующем списку ВАК РФ.

2. Шелепова, Н.В. Понятие эмоционально-оценочной энантиосемии в научной литературе / Н.В. Шелепова // Итоговая научная конференция АГПУ: тезисы докладов (27 апреля 2001 года). Иностранные языки. – Астрахань: Изд-во Астраханского гос. пед. ун-та, 2001. – С. 11. – 0,06 п.л.

3. Шелепова, Н.В. Цветообозначения как средство выражения эмоций в языке / Н.В. Шелепова // Медико-социальные и клинико-социальные проблемы общественного здоровья и здравоохранения: Труды Астраханской государственной медицинской академии. – Астрахань: Изд-во АГМА, 2002. – Том 25 (XLIX). – С. 442-446. – 0,26 п.л.

4. Шелепова, Н.В. Особенности функционирования цветообозначений в структуре художественного текста / Н.В. Шелепова // Итоговая научная конференция АГПУ: тезисы докладов (26 апреля 2002 года). Русский язык. Литература. Иностранные языки. – Астрахань: Изд-во Астраханского гос. пед. ун-та, 2002. – С. 138. – 0,06 п.л.

5. Шелепова, Н.В. Основные вопросы теории эмоций и проблемы отображения эмоций в языке / Н.В. Шелепова // Труды Астраханской государственной медицинской академии. – Астрахань: Изд-во АГМА, 2003. – Том 28 (LII). – С. 220-224. – 0,26 п.л.

6. Шелепова, Н.В. Система цветообозначений в современном английском языке: полевой подход / Н.В. Шелепова // Итоговая научная конференция АГПУ: тезисы докладов (29 апреля 2003 года). Литература. Русский язык. Иностранные языки. – Астрахань: Изд-во Астраханского гос. ун-та, 2003. – С. 140. – 0,06 п.л.

7. Шелепова, Н.В. Когнитивный и семантический аспекты английских цветообозначений / Н.В. Шелепова // Вопросы когнитивной лингвистики. – Тамбов: Изд-во Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина, 2005. – №2. – С. 72-76. – 0,5 п.л.

8. Шелепова, Н.В. К вопросу о семантике сложных номинативных единиц с компонентом «цвет» / Н.В. Шелепова // Язык, перевод и межкультурная коммуникация: Материалы региональной научной конференции. 13-14 октября 2005г. – Астрахань: Издат. дом «Астраханский университет», 2005. – С. 95-99. – 0,3 п.л.

9. Шелепова, Н.В. Кодирование эмоциональной информации в художественном тексте посредством цветового образа / Н.В. Шелепова // Гуманитарные исследования. – Астрахань: Издат. дом «Астраханский университет», 2005. – № 4(16). - С. 71-76. – 0,6 п.л.

10. Шелепова, Н.В. Цветовой символ в языке и культуре / Н.В. Шелепова // Приоритетные национальные проекты модернизации России: политико-правовое обеспечение: Материалы межвузовской научной конференции (28 апреля 2006г., г. Астрахань). – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2006. – С. 113-115. – 0,36п.л.

11. Shelepova, N.V. Emotivity of colour terms as an object of modern linguistic investigation / N.V. Shelepova // The Caspian Sea. Humanities and Sports: International Journal of Collected Academic Articles / Association of Universities of Caspian Region States. – Astrakhan: ASPU Publishing House, 2002. Book III. – P. 39-41. – 0,3 п.л.


Подписано в печать 09.2007 г. Формат 60×84/16.

Бумага офсетная. Гарнитура Таймс. Усл. печ. л. 1,4.

Тираж 130 экз. Заказ .


Издательский отдел ОГОУ ДПО «АИПКИП»

414000, г. Астрахань, ул. Желябова, 21.


Скачать 333.3 Kb.
Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты