Домой

Опираясь на массив фактических данных, автор доказывает, что США вступили в фазу заката своего могущества и вырождения демократии, превращаясь в «хищническую державу», в источник международной нестабильности




НазваниеОпираясь на массив фактических данных, автор доказывает, что США вступили в фазу заката своего могущества и вырождения демократии, превращаясь в «хищническую державу», в источник международной нестабильности
страница5/17
Дата11.01.2013
Размер2.33 Mb.
ТипКнига
Ликвидация неграмотности и глобализация
Демографическая революция
Подобные работы:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
^

Ликвидация неграмотности и глобализация


Овладение умением читать и писать, а также арифме­тическим счетом является лишь одним из этапов револю­ции в умах, которая в конечном итоге охватила всю планету. Когда люди умеют читать, писать и считать, они почти естественным путем начинают подчинять себе окружающую материальную среду. В Азии, Латинской Америке, как и в Европе между XVII и началом XX века, старт экономического развития явился почти автомати­ческим следствием развития образования. В контексте свободы обмена и финансовой глобализации экономи­ческий рост тормозится, искажается, но продолжается.

Американцы, европейцы и японцы должны сознавать, что перевод заводов в зоны низкой заработной платы не смог бы иметь место в отсутствие прогресса образования в Бразилии, Мексике, Китае, Таиланде и в той же Индо­незии.

Трудящиеся бывшего «третьего мира», низкая зара­ботная плата которых сказывается на уровне заработной платы в Америке, Европе или Японии, умеют читать, писать и считать. И именно поэтому стала возможной их эксплуатация.

Туда, где процесс образования не завершился, напри­мер в Африку, перевод заводов не осуществляется. Эко­номическая глобализация является не вневременным принципом, а технологией оптимизации прибыли в ис­торически специфических мировых условиях — сравни­тельного изобилия грамотной рабочей силы за пределами первых центров индустриального развития.

Мы должны также учитывать фактор образованности и для понимания современных миграционных потоков в направлении Европы и Соединенных Штатов. Люди, толпящиеся у ворот богатого мира, понуждаются к это­му прежде всего материальной нищетой во все еще бедных странах. Но их стремление уйти от нищеты де­монстрирует и уровень их чаяний и амбиций, который зависит от уровня грамотности, ставшего уже значитель­ным в странах оттока. Последствия повышения грамот­ности неисчислимы. Одно из них - разрыв с привычной средой обитания.
^

Демографическая революция


Когда люди, точнее женщины, умеют читать и писать, начинается контроль рождаемости. Сегодня мир, кото­рый к 2030 году станет поголовно грамотным, находится также на этапе завершения демографического переходно­го периода. В 1981 году мировой индекс фертильности (показатель, принятый в западной статистике и соответ­ствующий суммарному коэффициенту рождаемости, в терминологии российской демографии. — Прим. ред.) со­ставлял 3,7 ребенка на одну женщину. Такой уровень обеспечивал быстрый рост населения планеты и подтвер­ждал гипотезу о неизбежности хронического отставания определенных стран в развитии. В 2001 году мировой индекс фертильности упал до 2,8 ребенка на одну женщи­ну, сейчас он близок к 2,1 (то есть один ребенок на одного родителя), что обеспечивает лишь простое воспроизвод­ство населения. Эти несколько цифр позволяют предполо­жить, что в будущем, которое перестало быть неопреде-




ленным, возможно к 2030 году, численность населения стабилизируется, мир достигнет равновесия.

Если анализировать индексы фертильности по отдельным странам, можно лишь удивляться стиранию арифметиче­ской границы между развитым и развивающимся мирами.

В таблице 1 приводятся данные о рождаемости в 1981 и 2001 годах в группе наиболее населенных или наиболее значимых стран мира. В большом числе этих стран индексы фертильности колеблются от 2 до 3 детей на одну женщину. В некоторых странах, недавно классифицировавшихся как слаборазвитые, уровни фертильности равны уров­ням фертильности в западных странах. Китай и Таиланд с показателем 1,8 ребенка на женщину располагаются меж­ду Францией и Великобританией, где уровни фертильно­сти составляют соответственно 1,9 и 1,7. Иран, входящий в состав «оси зла», имеет тот же уровень фертильности (2,1 - в 2002 г. и 2,6 - в 2001 г.), что и Соединенные Шта­ты - самопровозглашенный лидер «оси добра», который, надеюсь, вскоре останется ее единственным участником (Детальнее о демографической эволюции в Иране см.: Ladier M. Population, société et politique en Iran, de la monarchie à la république islamique// Thèse EHESS. – P., 1999).

Еще не повсюду демографический переход завершил­ся. Можно, в частности, указать на Боливию, где уровень фертильности — 4,2 ребенка на женщину. В части мусуль­манского мира и в Африке сохраняются высокие уровни фертильности. Но даже в Африке, за исключением таких маргинальных стран, как Нигер и Сомали, отчетливо про­сматривается начало процесса снижения рождаемости. И этот процесс уже далеко продвинулся в мусульманских странах.

Анализ индексов фертильности показывает, что му­сульманский мир как демографическая цельность не существует. Разброс в уровнях достигает максимальных величин: от 2 детей на женщину в Азербайджане до 7,5 - в Нигере. Исламский пример резюмирует состояние всего «третьего мира» на переходном этапе. Бывшие советские республики Кавказа и Средней Азии, где были достигну­ты большие успехи в ликвидации неграмотности при коммунистическом режиме, находятся в первых рядах, с уровнем фертильности между 2 в Азербайджане и 2,7 в Узбекистане. Далеко вперед продвинулся Тунис — 2,3 ребенка на женщину, что значительно лучше, чем в Ал­жире (3,1) и Марокко (3,4). Но в целом Магриб, колони­зованный Францией, развился быстрее, чем сердце арабского мира - Ближний Восток, которому удалось избежать прямого господства со стороны Европы.

Те, кто считает контроль за уровнем фертильности необходимой составной частью прогресса, должны при­знать очевидность позитивного влияния Франции в Се­верной Африке и с еще большим основанием — России в Центральной Азии. Действия Франции в этой области носили многогранный характер вследствие сложных по­следствий миграционных потоков в обоих направлениях и знакомства с обычаями метрополии, как это показал Юссеф Курбаж (Courbage Y. Demographic transition among the Magreb peoples of North Africa and in the emigrant community abroad // Ludlow P. Europe and the Mediterranean. – L.: Brassey’s, 1994). Действия же России были прямыми и ре­шающими: Советский Союз добился полной ликвидации неграмотности в своей сфере влияния. Ни одна другая колониальная держава ничего подобного не сделала. Ко­лониализм коммунистического типа, таким образом, ос­тавил некоторые позитивные следы.

Некоторые мусульманские неарабские страны, такие как Турция с индексом 2,5 в 2001 году и Иран с индексом 2,1 в 2002 году, никогда не являвшиеся колониями, почти завершили демографический переходный период. Еще более удаленные от арабского мира Индонезия и Малай­зия, исламизированные значительно позднее, также приближаются к завершению перехода, демонстрируя ин­дексы 2,7 и 3,2 соответственно (В Малайзии имеется значительное китайское этническое мень­шинство).





Неколонизованный арабский мир (или поздно и по­верхностно колонизованный) продвинулся не столь значительно. Тем не менее он быстро прогрессирует. В 2001 году индекс фертильности в Сирии составлял еще 4,1 ребенка на женщину, однако в Египте — уже 3,5, чуть больше, чем в Марокко.

В некоторых мусульманских странах контроль над рождаемостью делает лишь первые шаги. И индексы фертильности остаются здесь высокими: 5-5,3 - в Ираке, 5,6 — в Пакистане, 5,7 — в Саудовской Аравии, 5,8 — в Нигерии (В Нигерии проживает большое число христиан). Высокий индекс в Палестине является социологической и исторической аномалией, что связано с войной, с оккупацией. На другой стороне - среди изра­ильских евреев — также наблюдается высокая рождае­мость, что является отклонением от ситуации среди западного населения с высоким уровнем образованности. Детальные данные выявляют подлинный культурный раскол среди еврейского населения. У его «светской» части и у «умеренно религиозных» средний индекс до­стигает 2,4, тогда как среди «религиозных ортодоксов» и «ультраортодоксов» - 5, что является результатом роста рождаемости в этой группе (у собственно ультраортодок­сов - 7) [Courbage Y. Israël et Palestine: combine d’hommes demain? // Population et sociétés. – No 362. – 2000. – Nov].

Остается группа мусульманских стран, где демогра­фический переход еще по-настоящему не начинался и где индекс фертильности равен или превышает 6 детей на одну женщину: 6 - в Афганистане и Мавритании, 7 -в Мали, 7,3 - в Сомали, 7,5 - в Нигере. Однако рост гра­мотности в этих странах гарантирует, что и им не удастся избежать общей судьбы человечества: контроля за рожда­емостью.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты