Домой

Ананасы в шампанском




Скачать 444.61 Kb.
НазваниеАнанасы в шампанском
страница1/3
Дата11.01.2013
Размер444.61 Kb.
ТипДокументы
Содержание
Андрей. А твоя мать? Галя.
Андрей. Что?! Двадцать семь километров! Враг у стен Москвы. Галя.
Галя. А сам ведь здесь. Андрей.
Андрей. Все здесь автономное. Галя.
Галя (подходит к стене). Этот кабель куда? Андрей.
Галя (осторожно подходит к рубильнику). Вся Москва на этом рубильнике? Андрей
Галя. А не лучше ли нам из бункера выбраться, а потом его взорвать? Андрей.
Андрей. В первый и, к сожалению, в последний. Но пруды уцелеют. Стратегического значения не имеют. Галя.
Андрей. Вряд ли. Галя
Андрей. Я кончил военное училище, меня отправили на Дальний Восток. А ты меня не дождалась. Галя
Галя. Странно. Ты мне на той скамейке казался таким старым… Андрей.
Андрей. Кстати, а брат твой где? Галя.
Андрей. Такая была недотрога! Галя.
Галя. Нельзя… Андрей.
Галя. Пусть живет. Андрей
Андрей. Подставляй щечку. По дружески. Галя.
Галя. Имею право! Первое в жизни свидание! Андрей.
Андрей. Зачем тратилась? Галя.
Андрей. Я обиделся. Я ухожу. Я пошел. Меня уже нет. Галя.
Андрей. Куда? Галя.
...
Полное содержание
Подобные работы:
  1   2   3


Владимир Котенко


Ананасы в шампанском

трагедия


Действующие лица:

Андрей Свинцов - капитан, 25 лет

Галя Попова - младший лейтенант, 20 лет

Миша - муж Гали Поповой, 25 лет, штатский

Ноябрь 1941 года, Москва


Действие первое


Подземный бункер опутан кабелями, на стене огромный рубильник, при нем Андрей. На столе телефоны - белый, черный и зеленый, при них Галя. Звонит телефон. Андрей немедленно кладет руку на рубильник.

Галя. Отбой тревоги! Черный! (Снимает трубку).

Андрей. (Андрей убирает руку). Значит, еще поживем…

Галя (в трубку). Вернулся, милый? Ой, как хрипишь... Застудился... Шел через весь город? Что там наверху творится, нам из земли не видно? (Слушает). Да? Ужас!... Попей хоть чаю холодного... Откуда он, горячий? Давно свет и газ отключили… Я со службы кипяток ношу. Сменюсь утром. Меня не жди. Укутайся сверху, чем попало и уходи из города. Немедленно! Хоть к черту на кулички… К отцу в Быково на дачу. Чтобы духу твоего в городе не было... В Быково встретимся, если будем живы. Не могу подробнее... не имею права... И я тебя. (Кричит). И я тебя целую! (Кладет трубку). Муж с окопов вернулся... Весь обмороженный. И полечить некому.

^ Андрей. А твоя мать?

Галя. Эвакуировали на Урал вместе с институтом.

Андрей. А твоя сестренка?

Галя. С ней уехала... Мишка окопы рыл знаешь где? У Красной Поляны.

Андрей. Сбежал?

Галя. Там уже враг.

^ Андрей. Что?! Двадцать семь километров! Враг у стен Москвы.

Галя. Мишка пешком через весь город топал. Трамваи не ходят. Он говорит - на улицах черти что творится! Народ грабит магазины и конторы. Милиция попряталась, патрулей не видно.

Андрей. Анархия - мать порядка, а кто ее отец? Правительство в Куйбышеве.

^ Галя. А сам ведь здесь.

Андрей. На нем одном все держится.

Галя. Как думаешь, немцы войдут?

Андрей. Нет, конечно. Глупый вопрос.

Галя. А зачем тогда это все?

Андрей. Что все?

Галя. Этот рубильник. Бункер.

Андрей. На всякий случай.

Галя. Говорят, под землей ад, а тут и тепло, и вода, и свет, а вместо черта - мужик красивый, без рогов...

^ Андрей. Все здесь автономное.

Галя. Можно просидеть всю жизнь и не узнать, что война кончилась. Хоть бы уж радио повесили...

Андрей. Запрещено. Нам ничто не должно мешать.

Галя. Мы не должны знать правду?

Андрей. Мы ничего не должны знать: ни правду, ни ложь. Мы должны знать только команду, чтобы выполнить ее в ту же секунду.

^ Галя (подходит к стене). Этот кабель куда?

Андрей. В Кремль.

Галя. Неужто и его на воздух?

Андрей. Вместе с фашистами.

Галя. А этот?

Андрей. В собор Василия Блаженного.

Галя. Господи. И его?

Андрей. Вместе с фашистами.

Галя. И Большой?

Андрей. И Малый.

Галя. И моя любимая консерватория?

Андрей. Вместе с ними, великими обожателями Вагнера.

^ Галя (осторожно подходит к рубильнику). Вся Москва на этом рубильнике?

Андрей. Ну, не вся. Самые значимые объекты.

Галя. И мы?

Андрей. В первую очередь.

Галя. Что, бункер тоже важный объект?

Андрей. Еще бы! Коммуникации, кабели, провода, телефоны, шифры, коды...

^ Галя. А не лучше ли нам из бункера выбраться, а потом его взорвать?

Андрей. Лучше. Но категорически запрещено. Вдруг не успеем? Вдруг враг уже наверху?

Галя (читает бумажку на кабеле). ГУМ! Понимаю, чтобы враг не увидел скудный ассортимент. Скажи: хоть Патриаршие пруды, где мы с тобой целовались в первый раз, уцелеют?

^ Андрей. В первый и, к сожалению, в последний. Но пруды уцелеют. Стратегического значения не имеют.

Галя. Значит, у нас появится возможность повторить тот поцелуй?

^ Андрей. Вряд ли.

Галя. Почему?

Андрей. Ты замужем.

Галя. А кто виноват? Ты же сам укатил от меня на другой конец света...

Андрей. Все ты прекрасно знаешь.

Галя. Повтори.

^ Андрей. Я кончил военное училище, меня отправили на Дальний Восток. А ты меня не дождалась.

Галя. Боялась засидеться в девках... (Смеется). А какое стихотворение мы на скамейке в Патриарших читали? Забыл? (Декламирует).

Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!

Удивительно вкусно, искристо и остро!

Весь я в чем-то норвежском! Весь я в чем-то испанском!

Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!

Стрекот аэропланов! Беги автомобилей!

Ветропросвист экспрессов! Крылолёт буеров!

Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили!

Ананасы в шампанском — это пульс вечеров!

Андрей (подхватывает).

В группе девушек нервных,

в остром обществе дамском

Я трагедию жизни претворю в грезофарс....

Вместе. Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!

Из Москвы—в Нагасаки! Из Нью-Йорка — на Марс!

^ Галя. Странно. Ты мне на той скамейке казался таким старым…

Андрей. А сейчас?

Галя. Помолодел лет на сто.

Андрей. У нас всего пять лет разницы.

Галя. Когда мы с тобой целовались, я была еще школьницей. И вообще, кто влюбляется в соседа по коммунальной квартире? Ты был мне, как брат.

^ Андрей. Кстати, а брат твой где?

Галя. О Коле ни слуху, ни духу. Похоронки не было.

Андрей. Не дай бог, в плену.

Галя. Да пусть хоть в плену, лишь бы живой.

Андрей. Что ты, Галя! Что хуже плена?

Галя. Вспомни, как мы с тобой на той скамейке целовались.

^ Андрей. Такая была недотрога!

Галя. Повторим?

Андрей. Что, поцелуй?

Устраивают из стульев нечто вроде скамейки. Звучит песенка: "Тебя просил я быть на свидании, мечтал о встрече, как всегда". Андрей и Галя под ручку подходят к скамейке.

Андрей. Прошу, мадам!

Галя. Ох, с превеликим удовольствием… Ноги сгорели. У Жоржеты Ивановны взяла лодочки, а они на два размера меньше.

Садятся.

Андрей. Галя, можно тебя поцеловать?

^ Галя. Нельзя…

Андрей. Я тебе не нравлюсь?

Галя. Очень нравишься. Ты красив, как поэт Игорь Северянин.

Андрей. Тогда почему не велишь?

Галя. Не скажу.

Андрей. Знаю. У тебя есть другой? Я убью его!

^ Галя. Пусть живет.

Андрей. Кто?

Галя. Тот, кого у меня нет.

Андрей. Целуй, если нет!

Галя. Не могу.

Андрей. Но почему, почему?

Галя. Тайна...

Андрей. Какая?

Галя. Секретная.

Андрей. Обижусь, если не скажешь.

Галя. Могут быть у девушки свои секреты?

Андрей. Не могут.

Галя. Мне стыдно признаться…

Андрей. Я ухожу!

Галя. Ну, хорошо... На губах помада. Три пятьдесят тюбик. А ты ее съешь.

^ Андрей. Подставляй щечку. По дружески.

Галя. С ума сошел! Там пудра - четыре двадцать рэ…

Андрей. Тогда очаровательные глазки.

Галя. А тушь на ресницах. Рупь шестьдесят...

Андрей. Намазалась, как Жоржета Ивановна на концерт. Я тебя еле узнал.

^ Галя. Имею право! Первое в жизни свидание!

Андрей. Ладно, давай хоть макушку. По отечески.

Галя. Перманент в парикмахерской - пять рэ. Я не миллионщица.

^ Андрей. Зачем тратилась?

Галя. Хотелось тебе понравиться.

Андрей. Ну, хоть в шейку!

Галя. Там духи “ТЭЖЭ”. Целых два рубля занюхаешь...

Андрей. Тогда пожалуйте ручку, сеньора.

Галя. Что ты! Я крем для рук у соседки еле выпросила.

^ Андрей. Я обиделся. Я ухожу. Я пошел. Меня уже нет.

Галя. Андрюшенька, ну, давай еще погуляем. Вокруг клумбы…

Андрей. Вокруг клумбы только собачки гуляют.

Галя. Тогда вокруг пруда. Я босичком.

Андрей. Весь вечер ходим-ходим бестолку. Люди вон давно целуются.

Галя (зажмурилась). Ладно. Так и быть. Целуй.

^ Андрей. Куда?

Галя. Сейчас прикину. Пудру еще украду у мамы… Помаду у подружки одолжу…Тушь сама у спекулянтки купила, на завтраках сэкономила… Прямо не знаю… Целоваться школьнице не по карману. (Закрывает глаза). Целуй куда хочешь, но не очень горячо. Копеек на сорок, не больше…

^ Андрей целует в макушку, потом в щеку, в губы. Галя вырывается.

Галя. У, товарищ капитан, это уже на целую трешку по довоенным ценам. (Подходит к рубильнику). А команду должен дать кто? Первый?

^ Андрей. Да, он.

Галя. Неужели сам?

Андрей. Сам. По белому телефону. Твоя задача мигом снять трубку... Ваши дальнейшие действия, товарищ младший лейтенант? Тебя ведь инструктировали.

^ Галя. Отрапортовать Первому: "Десятый слушает!" Ни имени-отчества, ни звания, только пароль. Он - Первый, мы - Десятый.

Андрей. Дальше.

Галя. И передам трубку тебе. Знаю, не первый год замужем.

^ Андрей. А какой?

Галя. Второй. Летом будет.

Андрей. Поздравляю.

Галя. И ты рванешь вниз рубильник... А если Первый не дозвонится?

Андрей. Как это?

Галя. Ну, линию, скажем, займет кто-нибудь...

^ Андрей. Кто?!

Галя. Например, наша Жоржета Ивановна… Такая болтушка… Часами с поклонниками любезничает…

Андрей. Ты в своем уме? Это же прямой провод. Он только для Первого. Имеет право воспользоваться и Второй, наш начальник, генерал, связь проверить. Все!

^ Галя. Шучу.

Андрей. Отставить шуточки, товарищ младший лейтенант.

Галя. Слушаюсь. (Подходит к проводам на стене). Значит, этот провод из кабинета Первого - и сразу к нам?

Андрей. Он не в кабинете.

Галя. А где?

^ Андрей. В метро.

Галя. Тоже под землей. А Второй?

Андрей. Там же.

Галя. Мы все - дети подземелья!

Андрей. И когда ты с ним познакомилась?

Галя. С Первым?

^ Андрей. С твоим мужем.

Галя. В институте связи. Он был на последнем курсе, я на первом.

Андрей. Опять разница пять лет?

Галя. Примерно.

Андрей. Поменяла шило на мыло!

Галя. Но мне, учти, было уже не шестнадцать, как в твоем случае, а почти двадцать.

Андрей. Когда поженились-то?

Галя. В первый день войны. А сошлись еще раньше.

^ Андрей. Не терпелось?

Галя. Рассказать?

Андрей. Ну-ну...

Галя. Встретились мы с ним как-то в институте вечером.

Андрей. Впервые?

Галя. Нет, пару раз в кино были...

- Что такой мрачный? - спрашиваю.

- С отцом поругался, - отвечает.

- Из-за чего?

- Как всегда не из-за чего.Учит жить. Сегодня домой не пойду. Не­охота. Лучше на вокзале переночую.

И тут я его пожалела, к себе ночевать позвала.

^ Андрей. К себе? А как же твоя строгая мама?

Галя. Была на югах с сестренкой.

Андрей. Повезло твоему Михаилу…

Галя. Повторяю: тогда он еще был не мой. Ну, вот. Попили мы у нас чаю с вареньем…

Андрей. С терновым? О, как я его обожал!

Галя. Посидели, поболтали. Я постелила ему и себе отдельно… Через пять минут мы спали, как убитые.

^ Андрей. И это все?

Галя. Все. Утром допили чай и - в институт побежали. Прощаясь, он долго мялся, заикался, потом говорит:

- Ради бога, никому не разболтай, что между нами ничего не было.

- И ты молчи, - попросила я.

Но шила в мешке не утаишь. Скоро по институту пополз слух. Меня допрашивали подруги:

- Правда, что вы с Мишкой всю ночь были вместе?

- Правда.

- И между вами ничего?

- Абсолютно.

- Значит, ты дура.

А его пытали друзья:

- Это верно то, о чем все шепчутся?

- Что?

- Что между тобой и Галей целую ночь ничего...

- Не было.

- Ну и олух царя небесного!

Общественное мнение складывалось явно не в вашу пользу. На нас указывали пальцами. Слухи достигли ушей моей мамы, когда она вернулась. И мне был устроен страшный суд:

- Это правда, то, о чем все судачат?

- Что, мамочка?

- Он ночевал у нас?

- Наполовину.

- Пардон, как это? Ноги здесь, а голова дома. Или наоборот?

- Но между нами ничего...

- Господи! Лучше бы уж было. Не так бы соседи смеялись.

Андрей. Дальше догадываюсь. И вот Мишка тебе звонит:

- У меня больше нету сил.

^ Галя. Меня тоже замучили.

Андрей. Надо опровергать слухи.

Галя. Да, надо. Иначе беда.

Андрей. Сегодня я приду. Ты понимаешь?..

Галя. Понимаю. Жду... И он у нас остался. Мамочка всплакнула, но не выгнала. На 22-ое июня загс назначил нам регистрацию. А тут война. Если б ты видел эту очередь в загсе! Они работали всю ночь. Прямо из загса женихи шли на фронт.

^ Андрей. А твой не ушел...

Галя. Бронь. Он на заводе что-то по связи изобретает. Может, вот эти самые кабели и провода... Это я из загса загудела в армию. Сунули мне кубик в петлицу. И вот я связистка при ставке. А вы, товарищ капитан? Как жили без меня?

^ Андрей. Нерегулярно.

Галя. Что так, капитан. Женат?

Андрей. Нет.

Галя. Был?

Андрей. Не был.

Галя. Почему?

Андрей. На границе невеста была одна на всех - буфетчица в нашей части.

^ Галя. И ты, такой орел, не выдержал конкуренции у какой-то буфетчицы?

Андрей. Были птицы, какие повыше летали. В тайге любая буфетчица превращается в принцессу из сказки.

^ Галя. Переживал?

Андрей. Еще бы! Я был отлучен от спиртных напитков, что в условиях жутких морозов удар в спину ниже пояса... А невеста у меня была. В Москве. Я написал ей двадцать писем. И не получил ни одного ответа.

^ Галя (задумалась). Может, хоть консерватория уцелеет? Я так ее люблю.

Андрей. А если и уцелеет. У тебя будет охота слушать Вагнера?

Галя. Кое-что мне у него нравится.

Звонит белый телефон.

Андрей. Прямой! (Бросается к рубильнику).

Галя (снимает трубку). Десятый слушает!

^ Громкая связь:" Это Второй. Как слышно?"

Отлично, товарищ Второй.

"Значит, громкая связь в порядке. Передай трубку Старшему.

Слушаюсь, товарищ Второй.

Андрей (берет трубку). Старший у аппарата.

"У тебя в хозяйстве как дела?"

Полный порядок.

"Ждете команду Первого?"

Так точно!

"Кабель номер четырнадцать проверил?"

Так точно!

"Еще раз проверь".

Слушаюсь!

"Этот кабель меня очень беспокоит. Не подведет?".

Сейчас прибором посмотрю.

"Ну, ну…Конец связи".

^ Галя. Наш генерал бьет копытом...

Андрей (возится у кабеля). От Красной Поляны до Красной площади танкам два-три часа ходу...

Галя. А куда идет четырнадцатый кабель?

Андрей. На ВДНХ.

Галя. И у тебя не дрогнет рука взорвать статую Мухиной "Рабочий и колхозница"?

^ Андрей. Колхозница уцелеет, рабочий вряд ли... А ты его любишь?

Галя. Кого? Рабочего, Первого, Второго? У меня все перепуталось...

Андрей. Мужа.

Галя. Военная тайна.

Галя (звонит по черному, городскому). Мишка, ты?! Еще дома? Ах, бедненький мальчик, он, видите ли, не может идти. Что, мне бросить вахту и тащить тебя на себе в Быково? Убирайся подальше от Москвы. Не скажу почему... Не можешь идти - ползи. Ползи, если хочешь жить! Все! Нам нельзя занимать линию. (Бросает трубку).

^ Андрей. Не сболтни лишнего. Телефоны прослушивают.

Галя. Знаю...

Андрей. Ты не ответила на мой вопрос.

Галя. Какой?

Андрей. Ты его любишь?

Галя. А почему бы и нет? Он, конечно, не такой красавец, как некоторые, и без шпалы в петлице, но умный. Добрый. Из хорошей семьи.

^ Андрей. Богатой?! Ларчик просто открывался...

Галя. Ошибаешься, товарищ капитан. Да, у них огромная профессорская квартира на Цветном бульваре и дача в Быково, а мы с ним в нашей коммуналке шикуем. Не хочет ни от кого зависеть. Хорошо хоть лишнюю комнату нам дали.

Андрей. Уж не ту ли, где мы с мамой обретались?

Галя. Представь себе - именно эту. После смерти твоей мамы нас расширили.

^ Андрей. Поздравляю! Ты живешь в моей квартире, в моей комнате, но не со мной... Может, и на моей кровати спите?

Галя (смеется). На железной? Я давно хочу тебя спросить: почему она такая узкая? Приходится во сне по команде поворачиваться... Но квартира, положим, не твоя, а моя. Этот дом мой родной дед на свои кровные построил.

^ Андрей. На кровные! Это купчина, что ль?

Галя. Да, купчина. Он на первую мировую добровольцем ушел, хотя ему было за пятьдесят. И геройски погиб. Его портрет в журнале "Искры" был. И не в большевистской газете, а в знаменитом фотографическом издании...

^ Андрей. Помню. Ты мне в детстве показывала. Павшие на поле брани...

Галя. Какие одухотворенные лица!.. После революции наш дом превратили в коммуналку на двадцать семей. И вам счастье улыбнулось.

^ Андрей. Мы в тридцать третьем вселились, а через год уже съехали.

Галя (смеется). Но через полгода опять вернулись. Весь дом над вами потешался...

^ Андрей. Да уж посмешили мы с мамочкой соседей...

Галя. Расскажи!

Андрей. Отстань.

Галя. Ну, пожалуйста! Не грех улыбнуться... перед концом света.

Андрей. Ну, решили мы с мамой сменить наши шестнадцать убогих квадратных метров на что-нибудь пошикарнее...

Галя. На Версальский дворец?

Андрей. Вроде этого. Мама нашла широко известного в узких кругах квартирного маклера. Звали его просто и надежно - Вася.

^ Галя. Помню такого. Все говорили, что он способен обменять любую халупу на семь чудес света.

Андрей. Воистину! Не успели мы и глазом моргнуть, как он перебросил нас на берег Черного моря в какую-то лагуну. Мы не возражали, маме надо было легкие лечить.

^ Галя. Лагуну потом он вам обменял на саклю в горах… Так?

Андрей. Да. Но орлы клевали мою печень, и маклер за неимением ничего другого выменял нам директорскую ложу в одном провинциальном театре.

Галя. Твою интеллигентную маму не устраивал репертуар...

Андрей. А посему Вася начал хлопотать для нас насчет комнаты матери и ребенка на вокзале.

^ Галя. А как же дети?

Андрей. Их он сдал в детскую комнату милиции.

Галя. А дальше?

Андрей. Дальше он предложил нам на выбор монастырь…

Галя. Пирамиду Хеопса…

Андрей. Айсберг, на который налетел “Титаник”...

^ Галя. Вы все отвергли и, в, конце концов, очутились в одном очень миленьком гнездышке на третьем этаже...

Андрей. На окнах веселые занавесочки, на подоконнике кактус, за стеной привычно переругиваются соседи… А в коридоре ты, коза, мне рожи строишь.

Галя. Твоя мама полила кактус, задернула занавески и воскликнула: здравствуйте, наши милые шестнадцать квадратных метров! Ваши блудные дети вернулись…

^ Андрей. А нынче маклер Вася вообрази: начальник тыла целой армии.

Галя. Меняет танки на портянки. (Задумалась). Да, он - это не ты.

Андрей. Кто, маклер Вася?

Галя. Мишка.

Андрей. И давно ты поняла, что твой муж - это не я?

^ Галя. В загсе. Косила глазом на жениха и все воображала, бессовестная, как ты бы на его месте смотрелся.

Андрей. И как?

Галя. Честно?

Андрей. Очень честно.

Галя. Нарываешься на комплименты... Ты, конечно, запихнул бы всех женихов за свой командирский ремень. Я с тобой даже в загс идти побоюсь.

^ Андрей. Почему?

Галя. Заведующая загсом обязательно положит на тебя глаз. Отведет меня в сторонку и шепнет на ухо:

- Девуш­ка, я открою вам одну профессиональную тайну. Все мужчины негодяи. И ваш поверьте не исключение. Представьте, что вас ждет. Придется возиться с пеленками и штопать своему принцу носки. Уйдет румя­нец с ваших щек, а вслед за ним уйдет и ваш избранник. К другой.

- Боже! А что делать?

- Куда спешить, проверьте свои чувства.

- Сколько?

- Лет десять - двадцать…

Я скину фату и убегу. А ты останешься стоять в загсе, как пень.

^ Андрей.

- Что вы собираетесь делать, молодой человек? - лукаво поинтересуется у меня заведующая.

- Не знаю… На кольца потратился… Шампанское киснет… Красная икра чернеет, а черная зеленеет... Гости кричат »Горько!» А невесты нету…

- Почему нету? Есть у меня на примете одна особа. Серьезная. Милая. Обаятельная. Хорошая хозяйка.

- Кто она?

- Не догадываетесь? Фата как на меня шита... И шампанское мое любимое ... И кольцо в самый раз… Я согласная… А вы? Согласны?

- Да! А куда денешься, в армии холостяку служебного роста нету

^ Галя. И хлоп клеймо тебе в паспорт на всю жизнь!

Андрей. Ну, а теперь поцелуемся согласно протоколу.…

Они целуются.

Галя (вырывается). Все, все, это же не первая брачная ночь… Ты перепутал. И знаешь, что... не торчи ты у этого рубильника! Прошу. Как думаешь, у нас останется время выскочит из бункера после того, как ты рванешь вниз будильник?

^ Андрей. Нет, конечно. Чтобы отвинтить железную дверь, требуется время.

Галя. А если отвинтить заранее?

Андрей. Категорически запрещено. К нам никто не должен войти. Почему ты не отвечала на мои письма?

^ Галя. Это были не просто письма - здравствуй, до свиданья - это была судьба. Ты на границу жить звал. Уж лучше бы за границу.

Андрей. Да, у нас в военном городке не было консерватории, только патефон с песенками Утесова. Зато бы мы с тобой на лыжах в тайгу ходили. Когда сосны от мороза скрипят, а это скажу тебе не хуже классической музыки.

^ Галя. Зато я все твои письма храню.

Андрей. И читаешь их Мишке вслух длинными зимними вечерами...

Галя. Пусть этот московский валенок учится, как меня нужно любить.

Андрей. Что-то вроде служебной инструкции по чувствам?

^ Галя. Да, устав строевой службы для молодых мужей... Помнишь Жоржету Ивановну?

Андрей. Жертву своего рояля?

Галя. А не забыл, как она от мужей уходила?

^ Андрей. Такое не забывается!

Галя. Сыграем? Итак, я Жоржета Ивановна...

Андрей. Я ее очередной муж…

Звучит классическая музыка. Галя за столом изображает игру на рояле. Андрей рядом, переворачивает ноты.

Рояль был весь раскрыт, и струны в нем дрожали...

^ Галя. Дорогой, ты не забыл? Сегодня я ухожу.

Андрей. На концерт?

Галя. Не угадал.

Андрей. На собрание?

Галя. Нет, к другому мужчине...

Андрей. Но ты же не так давно уходила!

Галя. Но я вернулась...

Андрей. Ни одна уважающая себя женщина просто так не уйдет. Ей надо прихватить с собой вещицы: свои, общие, мужнины и все остальные. И вот уже брачные узы разрублены, а узлы связаны. Остался один старинный черный рояль, на котором не отказался бы сыграть что-нибудь изящное и сам маэстро Моцарт.

^ Галя. Как вытащить эту громадину с третьего этажа, чтобы не ободрать и не поцарапать? Ты мне рояль поможешь вынести?

Андрей. Ни за что!

Галя. Что делать? - думает она, бегает вокруг инструмента, хочет его поднять, но даже не может сдвинуть с места. Ее глаза сыреют. Она садится, открывает крышку и играет. Это "Багатели" Бетховена, соч. 33, ми бемоль мажор, Andante qrazioso. Ей под музыку легче думать. Она лихорадочно ищет выход...

Андрей. Если нанимать шабашников, они сдерут такую деньгу! Вот если бы у нее был аккордеон или флейта! Под мышку и - ауфвидерзейн. Как мы сами себе осложняем жизнь! Ведь здесь рояль нужно спустить с третьего этажа, а в другом конце города поднять на десятый. Что останется от инструмента? Одни немузыкальные щепки.

Галя. Уйти без рояля? Кто меня там без него примет? Продать? Кто меня сюда без рояля обратно впустит? Какой мужчина, какие плечи, какая шея! - думала она, глядя на бывшего супруга. - Еще один такой, и они вынесли бы рояль вдвоем, будто чемодан. А если их всех объединить: бывший муж, настоящий и будущий? Да они втроем утащат рояль, хоть на край света.

Андрей. А еще лучше, если бы новый избранник жил в нашей коммуналке. Тогда рояль можно занести к нему по дороге на работу, а если не сложится жизнь, вернуть обратно по дороге с работы. А еще лучше - не трогать инструмент вовсе: жить у того мужа, а играть у этого. Или наоборот…

Галя. Звучит "Токката" Шумана, до мажор, соч.7, одна из самых сложных фортепьянных пьес. Опять широкая и распевная тема - транспортировка роялей в пространстве... Пальцы летят по клавишам легко, как птицы. Никогда еще она не играла так вдохновенно. Она вкладывала в старую музыку новое, современное звучание. Она слила воедино 19-й и 20-й века.

^ Андрей. Когда музицирование окончилось, вся наша коммуналка аплодировала и кричала “Бис! Браво!”.

Галя. Однако Жоржета Ивановна захлопнула крышку.

- Хватит. Инструмент надо беречь.

^ Андрей. Между прочим, завтра придет настройщик.

Галя. Опять какой-нибудь халтурщик?

Андрей. Нет, у него прекрасные руки.

Галя. Помоги вынести! Ну, хочешь, я стану перед тобой на колени.

Андрей. Нет! Лучше сыграй что-нибудь из Грига. Он так лиричен!

Галя. Она уронила голову на крышку. И черный цвет к ее золотым волосам был, как оправа к бриллианту. Она сказала:

- Я остаюсь. Уйти от тебя - значит взвалить на себя слишком тяжелую ношу...

^ Андрей. Мораль такова: граждане, покупайте рояли, если хотите сохранить семью! Вы с Михаилом купили?

Галя. От Жоржетты Ивановны остался.

Андрей. А где она сама? С концертами на фронте?

^ Галя. Ее перед войной взяли…

Андрей. Куда?

Галя. На лесоповал. Враг народа.

Андрей. Жоржета? Не верю.

Галя. Пришлось поверить…

^ Андрей. Вернется! После победы все вернутся.

Галя. Кроме тех, кто не вернется. А рояль осиротел. Я каждый день пыль с него вытираю, воду в него ставлю, чтобы не рассохся.

Андрей. Играешь?

Галя. Редко. Он сам играет.

^ Андрей. А почему со мной дежуришь ты, а не Лыкова? Ведь ее смена.

Галя. Она упросила поменяться. У нее день рождения.

Андрей. Но ты же знала, какая это смена? Может, последняя в жизни.

^ Галя. Да? Значит, она мне зажилит смену... А помнишь, мы с тобой на сеанс знаменитого гипнотизера ходили? В 36-ом?

Андрей. В 37-ом.

Галя. Чур, я маг! (Выворачивает шинель наизнанку, ставит два стула).

Андрей. А я - это я.

Галя. Начнем, пожалуй.

Андрей. Пожалуй, начнем.

Галя. Громкие афиши зазывали на сеанс великого маэстро... Вся Москва идет, и мы пошли… И вот на сцене стоит он, великий маг всех времен и народов. Черный сияющий цилиндр, белые перчатки, на пальце гранатовый перстень. Широкий, как у демона, плащ на алой подкладке. Многие чуть не уснули до начала сеанса от одного авторитета мага. Он объявил: "Прошу на сцену желающих!"

^ Андрей. Тут я влез на сцену и послал залу воздушный поцелуй.

Галя. Он объявил: пожелаем ему спокойной ночи!

Андрей. И он из-под шляпы уставился в меня своими огромными глазищами. А меня с детства еще никто пересмотреть не мог.

^ Галя. Тебе мать частенько говорила: "Бесстыжие твои глаза, Андрейка".

Андрей. В общем, я маэстро не дался. Он очень испугался за успех сеанса.

Галя (шепчет). Спи, ради бога...

Андрей. Что-то не хочется…

Галя. Но я очень тебя прошу.

^ Андрей. Ну, его. Человечество и так проспало большую часть времени.

Галя. Проснешься свеженький, как огурчик. И домой спать пойдешь.

Андрей. Вдруг я ощутил в своей руке бумажку. Искоса глянул - червонец. И почувствовал, вроде меня на сон потянуло. Сунул купюру в карман и уснул, как младенец. (Ложится головой на один стул, ногами на другой, храпит).

^ Галя. Уважаемая публика! А сейчас он во сне исполнит все мои приказы. Он будет летать. (Делает над Андреем пасы). Лети!

Андрей. Вот еще! С какой стати? Я не птица какая-нибудь.

^ Галя (шепчет) Но ты же под гипнозом, черт возьми! И для тебя нет ничего невозможного.

Андрей. Я опять почувствовал в руке купюру. Сунул ее в карман. И тут сразу меня словно какая-то сила подхватила. Будто Баба-Яга. Над стульями приподнялся и даже чуть в форточку не вылетел. Публика ревет от восторга.

^ Галя. Маэстро командует: опускайся!

Андрей. А я не хочу. Понравилось летать. Он поймал меня за карман и сунул туда еще червонец. Я спикировал на стулья. Приземлился, но продолжаю дрыхнуть.

^ Галя. А сейчас, уважаемая публика, он проснется! И послал руками сигнал “подъем”.

Андрей. А я храплю на весь зал.

Галя (шепчет). Вставай, хватит дрыхнуть!

^ Андрей. Не будите, я этого не люблю... И повернулся на другой бок.

Галя. Публика хохочет. Маэстро схватился за голову, чуть не плачет.

Андрей. И тут мне снова бумажка в руку легла. Я моментально проснулся. Бодрый. Свеженький. Присел пару раз для разминки и в зал сиганул.

Галя. Сеанс окончен. Вышли мы на улицу и бегом на эти деньги в ресторан.

^ Ставят стол, стулья. На столе графин, стакан. Музыка.

Андрей. Но швейцар придрался, что я пьяный. Не пустил. На лапу вымогал.

Галя. Помню, помню... Громко втянул в себя воздух, обнюхивая тебя на предмет трезвости. Чув­ствовалась высокая квалификация.

Галя (изображает швейцара). Запаха вроде нет. Чем заедал? Созна­вайся! Луком? Перцем? Мылом?

^ Андрей. Не заедал я...

Галя. Значит, глотку керосином полоскал.

Андрей. Да не пьян я!

Галя. Докажи.

Андрей. Я идеально прошелся по узкой, как рельса, половице. (Идет).

^ Галя. Притворяешься...

Андрей. Я двадцать раз присел на одной ножке. (Приседает).

Галя. Тренировка...

Андрей. Тогда я стал на руки и, постояв минуту на месте, пошел в зал вверх ногами. (Идет).

^ Галя. Все ясно. В доску. Трезвый такого бы сроду не выкинул... Девушку твою пустим, а ты пойди, проспись…

Андрей. Пришлось все заработанные у фокусника деньги ему отстегнуть.

^ Галя. В ресторане я была королевой вальса...

Андрей. А я королем танго...

Галя. И нам пришлось пить сельтерскую.

Андрей. На шампанское и тем более ананасы из-за сволочного швейцара не хватило.

Галя. Никогда в жизни ему этого не прощу!

Звучит вальс.

Андрей. Товарищ младший лейтенант, разрешите атаковать вашу руку на тур вальса.

^ Галя. Ах, капитан, я ждала этой атаки всю жизнь. Сдаюсь.

Танцуют вальс. Теперь звучит танго.

Андрей. Дамский!

Галя. Осчастливите бедную маркитантку, капитан?

Андрей. Весь к вашим услугам, мадам.

Галя. С головы до ног?

^ Андрей. Даже больше.

Танцуют танго.

Галя. Не слишком ли мы расшалились в первом бункере страны?

Андрей. Первый бункер в метро, но и наш не последний... Так почему ты поменялась сменами?

Галя. А ты не рад, капитан?

Андрей. Нет. Я хочу, чтобы ты жила.

^ Галя. А ты?

Андрей. Кому-то приходится не жить...

Галя. А может, всем надо жить?

Танец резко оборвался.

Андрей. Ты можешь себе представить их солдатню, марширующую по Красной площади, а на мавзолее фюрера с протянутой рукой? А в Большом на "Лебедином озере" в зале рябит от офицеров вермахта и на сцене даже черный принц в сапогах и в черном мундире... А в обожаемой тобой консерватории развалились вальяжные эсэсовцы с красными повязками. А ты у входа просишь у них лишний билетик.

^ Галя. Не дадут.

Андрей. График утвержден начальством. Вам с Лыковой пришлось кланяться генералу, чтобы поменяться сменами?

Галя. Да, я на коленях стояла.

Андрей. Только из-за ее дня рождения?

Галя. Не только. У нее двое детей, мужа нет. А у меня муж есть, детей нет...

^ Андрей. Тебе что, жить надоело?

Галя. Хочу орден на грудь. Вернее, на бюст.

Андрей. Сверли дырку в гимнастерке. Только останется бюст-то?

^ Галя. Мой бюст навсегда останется в памяти мужчин нашего штаба.

Андрей. Не сомневаюсь. И все-таки, почему ты не в своей смене?

Галя. А ты еще не понял, капитан?

Андрей. Намекни.

Галя. Я знала, что старшим заступишь ты…

^ Андрей. Выходит, ты Лыкову упросила, а не она? А день рождения хоть у нее есть?

Галя. Да.

Андрей. Когда?

Галя. В мае.

Звонит белый аппарат.

Прямой!

Андрей бросается к рубильнику.

Галя (снимает трубку). Десятый слушает.

^ Голос: "Опять Второй. Все в порядке?"

Так точно!

"Дай старшему".

Дать? В каком смысле?

"Гм... Не теряешь чувства юмора."

Даю!

Андрей (берет трубку). Слушаю!

"Кабель четырнадцать проверил"?

Подчистил контакт...

"Да, у меня на пульте он стал лучше. Вот что, проверь-ка и тридцать третий. Он тоже мне не очень нравится".

Слушаюсь!

"Конец связи".

^ Андрей возится в кабелях.

Галя. А тридцать третий куда?

Андрей. Сандуны...

Галя. Бани?! Зачем?

Андрей. Пусть фрицев вши зажрут.

Пользуясь тем, что Андрей вышел в подсобку проверять кабели, Галя отвинчивает дверь бункера. Он возвращается.

Галя. Ты так и не понял, почему я поменялась с Лыковой? Валенок! Чтобы быть в эту ночь с тобой…

^ Андрей. И тебе не страшно?

Галя. А тебе?

Андрей. Очень страшно. Особенно за тебя.

Галя (кладет ему голову на плечо). Почему ты так поздно в Москву вернулся? Почему опоздал?

Андрей. Откомандировали меня сюда только в августе. Срочно.

^ Галя. Подрывать родной город? Со всей страны минеров согнали. Значит, столицу с первых дней готовили к сдаче?

Андрей. Такой план есть у любой воюющей страны.

Галя. Интересно, а Берлин заминирован?

Андрей. Не сомневаюсь.

Галя. И Гитлер отдаст приказ его взорвать?

^ Андрей. Если успеет.

Галя (поцеловала его в щеку). Прости, Андрюша.

Андрей. За что?

Галя. За то, что поцелуй у Патриарших был последний.

Андрей. Не последний.

Галя. Конечно, рубильник вниз - и мы с тобой навечно вместе. Давай еще что-нибудь веселенькое вспомним. Может, успеем…

^ Андрей. А что?

Галя (смеется). А помнишь, как наш сосед слесарь Ахомов своей супруге Пусе подарок на Восьмое марта делал?

Андрей. Ванну из шампанского?

Галя. Правда, без ананасов... Все! Ты - слесарь Ахомов. Я - твоя благоверная.

^ Она повязывается платочком. Он берет разводной ключ, якобы слегка навеселе.

Андрей. Пусь, а Пусь, имею желание тебе на 8 Марта какой-нибудь такой подарок сделать, что бы все соседи от зависти лопнули, как водопроводные трубы. Читал я, будто Клеопатра и царица Савская принимали ванну из шампани…

^ Галя. А кто они такие эти цацы?

Андрей. Древние экспл…плу…ататорши. А чем ты у нас хуже? Тоже жена слесаря пятого разряда! А что! Нальем тебе ванну. Игристое будет приятно играть, шипеть и переливаться через край. Волны такого... знаешь... изумрудного цвета будут накатывать друг на друга под определенным градусом. Я скажу тебе: "Ну, давай бог, чтобы не последняя!"

^ Галя. Я скину розовый халатик и нырну в полусухое, будто щука в маринад. Нет, лучше в полусладкое, я его больше люблю.

Андрей. Поплаваешь там по-собачьи, поныряешь, а когда вылезешь кристально чистая, я тебя в полотенце закутаю. И поприветствую: " С легким паром!" И, конечно, тепло поздравлю с Международным женским днем…

^ Галя. Ну, и что тебе мешает?

Андрей. Понимаешь… с утра я измерил нашу ванну вдоль и поперек, прикинул, сколько бутылок надо залить, если даже не до краев, а только тебе по пупок… Давай мне срочно пару тысяч рэ...

^ Галя. Откуда? Мы шкаф и кровать купили.

Андрей. Придется продать. Такой праздник на носу!

Галя. Отстань!

Андрей. А знаешь, Пуся, ну его к дьяволу это шампанское. Оно шипит, будто змея, и в нос шибает. А утром я от него икаю. Мы лучше тебя в ликере искупаем. И тогда шкаф можно не продавать, а только кровать. Он дешевле, а крепость больше.

^ Галя. Из ликера я вылезу вся липкая. На меня мухи садиться будут.

Андрей. Правильно! А посему ограничимся портвейном. Выдержанным. Недели две. У нас во дворе все ребята в нем по вечерам купаются. Только не вздумай применять мыло. И сиди в ванне смирно, не расплескай.

^ Галя (улыбается). Может, лучше сухое вино?

Андрей. Да ты что! Не допущу, чтобы жена слесаря пятого разряда плескалась в каком-то квасе. Уж тогда лучше пиво. Возьму флягу разливного, свеженького. И бутылки не надо сдавать. Нальем по самую ватерлинию, пустим пару таранок, пускай с тобой плавают. Выйдешь из пены почище этой... как ее... Афродиты.

^ Галя. Не люблю я пиво. Уж лучше вода.

Андрей. Точно! Сейчас в пиве воды больше, чем в самой воде. Значит, обычной горяченькой тебе сообразим? А я спинку потру...

^ Галя. Согласилась, голубка! Не то, что какая-нибудь капризная царица Савская или, прости господи, Клеопатра.

Андрей. Я кран горячей воды крутанул - не течет. Спрашиваю: "А холодной не обойдешься?"

^ Галя. Холодная, еще лучше, а то в доме у нас что-то очень жарко… А сама, голубушка, в пуховый платок кутается...

Андрей. Вертанул я холодный кран, но из него у нас тоже редко что вытекало. Наскреб последние гроши, купил бутылку вермута. Говорю: "Становись в ванну, а я на тебя полью. Будет душ". (Становится на табуретку, поднимает бутылку над головой Гали).

^ Галя. Ой-ой! (Убегает).

Андрей. Ну, твое дело. И всю эту бутылку я сам выпил… За Международный женский день!

Выходят из образов.

Он живой?

Галя. Убили нашего слесаря пятого разряда под Смоленском. Пуся каждый в ванную заходит и рыдает.

Андрей. Веселый был человек.

Галя. А мы до войны все весело жили, хоть и в коммуналке...

^ Звонит белый телефон.

Галя (в трубку) Десятый слушает.

"Это опять Второй!"

Передаю Старшему.

Андрей (в трубку). Старший у аппарата!

"Тридцать третий проверил?"

Так точно! Чуть коротило. Устранил.

"Вижу... Теперь займись двадцать первым».

Слушаюсь!

Конец связи"

^ Андрей. Сказать, куда двадцать первый? Только не умри со смеху. В общественные туалеты.

Галя (хохочет). Что?! Все московские сортиры заминированы?

Андрей. До единого. Зря смеешься. Это самые важные объекты. Тут очень тонкий расчет: они нация якобы цивилизованная, за кустом и за углом не могут, а мы толчки ба-бах! Что фрицу делать? (Смеется).

^ Галя. А как же мы сами?

Андрей. Потерпим... Без бань, без туалетов, без ГУМа... придется фрицу драпать из Москвы.

Галя. Ой, чайник закипел! Товарищ капитан, вам кофе?

Андрей. Да.

Галя. Нету. Какао?

Андрей. Не откажусь.

Галя. Тоже нету. В меню только чай. (Смотрит на пачку). Чай номер пятьдесят три. Лучше бы уж солома первого сорта. А сахарок, капитан? Угостите даму? Или простой водичкой будете потчевать?

^ Андрей. Лубой капрыз. (Вынимает куски сахара и полбуханки хлеба).

Галя. О, для осажденного города это целый пир! Не люблю, знаете ли, умирать на голодный желудок.

^ Андрей. Еще один женский каприз.

Пьют чай.

Галя. Обрадовался, когда меня первый раз в бункере встретил?

Андрей. Даже не узнал. Смотрю: идет такая шмара.

Галя. Фря.

Андрей. Бровки черные. Глазки карие. Губки алые. Гимнастерочка в талию. Сапожки хромовые. Мечта любого штабного генерала. Я даже подойти забоялся.

^ Галя. Воинское звание маловато?

Андрей. И должность не та. Потом присмотрелся: ба, это же моя бывшая соседка!

Галя. Встречайте меня, я с поезда! Понравилась?

Андрей. Юбочка все-таки коротковата.

Галя. Сибирский олух! Так сейчас в штабах носят.

^ Андрей. Ох, боюсь, мы проиграем баталию. Наши стратеги не в карты, а на коленки связисток смотрят. (Целует ее колени).

Галя (кладет его голову на свою грудь). И здесь целуй. И здесь... Везде...

^ Андрей. Везде не успею.

Галя. Успеем.

Они жадно целуются.

Андрей. Я не могу без тебя жить.

Галя. И не будешь.

Андрей. В каком смысле?

Галя. В любом.

Скрипит тяжелая железная дверь бункера. Входит Миша. Он нелепо завернут в скатерть с бахромою поверх пальто. Руки в бинтах.

  1   2   3

Скачать 444.61 Kb.
Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты