Домой

I. Регулирование государством внешнеэкономической деятельности 7 § 1




НазваниеI. Регулирование государством внешнеэкономической деятельности 7 § 1
страница3/4
Дата27.12.2012
Размер0.81 Mb.
ТипРеферат
Анализ влияния тарифной политики государства на внешнеторговые цены на примере рынка нефти
Эволюция механизма ценообразования на мировом рынке нефти
Элемент механизма
Подобные работы:
1   2   3   4
Факторы воздействия на государственное регулирование внешнеторговых отношений

Двадцатое столетие прошло под знаменем усиления роли государства в социально-экономическом развитии общества. При этом в экономической теории нескончаемый спор между ортодоксальными либералами и дирижистами о том должно ли государство вмешиваться в процесс экономического развития все в большей мере уходит в иную плоскость. Во всех странах вмешательство государство является неоспоримым фактом действительности, поэтому основными становятся вопросами о целях, инструментах и последствиях вмешательства. Переосмысление роли государства и его функций происходит не только в переходных или развивающихся экономиках, но и в развитых странах, что объясняется их лидерством в общественном развитии и большим опытом "притирки" государства этих стран к потребностям социально-экономической трансформации, что определяет необходимость учета их опыта.

Особая роль государства в системах "догоняющего развития" доказана историческим опытом и обусловлена самой неразвитостью рынка и политической демократии, способствующих поддержанию конкуренции, которая лежит в основе механизмов саморегуляции. Кроме того, в развивающихся и переходных экономиках государство выполняет более широкий круг функций по сравнению с развитыми странами при меньшей его дееспособности, что повышает сложность государственного регулирования. Этим странам приходится "наверстывать упущенное" в условиях, когда экономика и общество к решению столь сложных задач организационно и функционально не подготовлены, как и само государство, сформировавшееся в условиях отсталости и тоталитаризма, со всеми вытекающими отсюда последствиями. К приоритетам реформирующегося государства "догоняющих экономик" относится разработка и воплощение в жизнь новых "правил игры", облегчающих становление эффективного рыночного хозяйства в иных условиях, чем это было когда-то для развитых стран.

Новый важнейший фактор, меняющий социально-экономический облик мирового хозяйства – глобализация, которая сужает регулирующие возможности национального государства, повышает экономические риски для новых "открытых" экономик одновременно со всеми преимуществами, которое дает международное разделение труда. Это определяет особое положение внешнеторговой политики в системе государственного регулирования, тем более, что для стран переходных экономик ее пришлось создавать заново.

Общество вынуждено нести бремя издержек государственного вмешательства, поскольку рыночный механизм не в состоянии справится с рядом задач. В переходных экономиках сбои неразвитого рыночного механизма накладывают на государство дополнительную социальную ответственность. Необходимым фоном государственного регулирования, как и его определенной целью являются отношения конкуренции со свободным доступом к информации. Развитие демократии (политическая конкуренция) и либерализация экономических отношений (экономическая конкуренция) составляют долгосрочную перспективу развития любого общества.

Общество само выбирает для себя оптимальный уровень сочетания социальной справедливости и экономической эффективности, определяя допустимую область государственного вмешательства. В этой связи эффективная внешнеэкономическая политика в условиях социально-рыночной экономики, представляющая собой консенсус между социальной справедливостью и экономической эффективностью, отражающих равновесие интересов потребителей и производителей, является такой же теоретической "равновесной" абстракцией как совершенная конкуренция.

В реальности колебания внешнеэкономической политики происходит вокруг нее, в зависимости от силы сконцентрированных интересов. Это подтверждается нашим анализом пределов глобальной либерализации внешней торговли в рамках разнонаправленных векторов интересов не только интегрированных корпоративных структур, но и в страновом аспекте интересов развитых, развивающихся стран, переходных экономик, между региональными союзами. Оценка, какой ценой и за чей счет идет проведение государственного регулирования настоятельно необходима.

Эффективная внешнеторговая политика по своей сути отражает социальный компромисс интересов субъектов внешнеэкономических отношений. Допустимое сочетание протекционизма и фритредерства зависит от уровня развития рыночных отношений, а также политической демократии.

Следовательно, сущность внешнеторговой экономической политики представляется как форма развития противоречия интересов субъектов экономических отношений в открытой экономике. На макроуровне как противоречия интересов национальных групп производителей и государства, как выразителя общественных интересов. На региональном уровне как противоречия национальных интересов отдельных государств. А на глобальном уровне – как противоречия региональных и глобальных внешнеэкономических союзов государств.

Внешнеторговая политика, теснейшим образом связана с различными направлениями внутренней экономической политики государства как компонент общей системы экономической политики Тем и определяется ее существенная, а зачастую ведущая роль в проведении экономических реформ. Например, фискальная и внешнеторговые политики должны быть скоординированы для предотвращения бюджетного дефицита и резких колебаний валютного курса. Сама фискальная политика, наряду с этим, может выступать заменителем политики либерализации внешнеторговых отношений, путем повышения внутренних налогов до уровня налогов на импортные товары, тем самым, снижая протекционистские барьеры и увеличивая конкуренцию при росте внутренних бюджетных поступлений.

Анализ основных направлений внешнеторговой политики на основе применения микроэкономической модели взаимной торговли показал, что современные условия мирового рынка несовершенной конкуренции меняют представления о фритредерстве и протекционизме как диаметрально противоположных направлениях. Учет внешнеторговых эффектов создания и отклонения внешней торговли показал, что протекционистская (тарифная) политика может быть эффективной (приводит к макроэкономическому равновесию) при проведении ответной стратегии "оптимального тарифа", как вариант "второго лучшего". Эта ситуация подтверждается и для условий региональной интеграции.

Либерализация также не реальна в виде процесса полного невмешательства государства. Напротив, она предполагает четко сбалансированную систему мер дополняющих политик. Например, эффективная фискальная политика, направленная на государственные инвестиции в инфраструктуру, в наукоемкое производство, сферу услуг или экспортоориентированные отрасли позволяет полностью использовать преимущества либерализации внешнеторговой сферы. Напротив, без такой поддержки либеральная внешнеторговая политика может привести и к отрицательным результатам в современных условиях неконкурентного рынка.

Существуют барьеры государственного регулирования внешней торговли, снижающие его эффективность по объективным и субъективным причинам. В переходных экономиках эти аспекты обостряются в связи с неразвитостью демократической системы. В работе рассмотрены такие их виды как рентоориентированное поведение политиков, влияние отживших экономических концепций, упрощенные представления об экономике политиков, степень развитости рыночных отношений, авторитарные действия государства, степень открытости экономики, региональные противоречия и так далее.

На современном этапе развития есть реальные пределы использования тарифной политики как налогового инструмента внешнеторгового регулирования. Косвенным показателем нарушений баланса государственного вмешательства в экономику выступает величина черного рынка и коррупции.

Также существуют санкции как формы внешнеторгового регулирования. В 90-е годы роль санкций вновь возросла, участилось их применение как на одностороннем, так и на многостороннем уровнях. Особенностью их использования стало изменение субъектов санкций, что выразилось в снижение роли США в одностороннем применении санкций, в более частом их введении при международном согласовании в ООН; появлении таких новых субъектов санкций, как переходные экономики, негосударственные организации предпринимателей.

Экономические санкции, как инструмент внешнеэкономического регулирования выполняют двойственную функцию. С одной стороны, их главным предназначением является влияние на внешнеполитические отношения, что подтверждается историей их применения, но с другой, - их воздействие осуществляется именно через ограничения внешнеэкономических отношений (торговых и финансовых). В рамках же поставленной дилеммы, определяющей приоритеты внешнеторговой политики – монополия государственная и монополия экономическая - они представляют собой чистую монополию государства, игнорирующего экономические издержки своей страны и гуманитарные последствия "наказываемой" страны.

Беря во внимание фактор гуманитарных последствий, по нашему мнению, при оценке эффективности воздействия санкций обязательным является подсчет долгосрочного эффекта влияния санкций на "принимающую" страну. Особенно в случае многосторонних санкций под эгидой ООН или Совета Европы, когда международное сообщество берет на себя большую ответственность, чем правительство отдельной страны, при односторонних санкциях. Поскольку, даже оставив в стороне морально-нравственный аспект, в чисто экономическом плане, последующая необходимость сокращения или ликвидации гуманитарных последствий удорожает стоимость санкций для вводящей стороны. Однако, в существующих методиках подсчета эффективности санкций этот фактор экономического плана вообще не рассматривается.

Несмотря на то, что глобальные санкции, вводимые в 90-е годы, допускали внешнюю торговлю гуманитарными товарами, они в большей степени повлияли на беднейшие слои населения, чем на те группы, которые находятся у власти, что делает спорной их эффективность, ставит под вопрос допустимость стольких гуманитарных жертв. Поэтому в последнее время идут поиски корректировки политики введения санкций. Активно предлагаются так называемые "целевые" или "адресные" санкции, направленные более точно на лидеров, политическую элиту и те слои общества, которые ответственны за конкретную политику. В целом целевые санкции не являются панацеей во внешнеэкономической политике, но они могут выполнять функцию упреждения, и дают меньший отрицательный гуманитарный эффект, а также являются консенсусным решением при затягивании дебатов сторон.

Микроэкономический уровень предполагает учет системы интересов и возможное влияние на государственное регулирование как фирм, так и домохозяйств. Изучение проблемы последних представляет самостоятельное направление исследований выходящих за рамки данной работы. Однако, необходимо отметить, что стратегия негосударственного объединения тех сил, которые выигрывают, например, от либерализации, прежде всего потребителей импорта – рядовых граждан и промышленных потребителей импорта комплектующих – как правило не реализуется. Причина связана с распыленностью их интересов и потребностей, диверсифицированностью выигрыша от внешней торговли, что приводит к отсутствию их консолидации и возможности лоббирования интересов в правительственных сферах.

В этой связи, единственным критерием, адекватно отражающим предпочтения потребителей, является рыночный спрос (голосование рублем) в условиях конкурентного рынка. Поэтому задачей государства во внешнеторговом регулировании, соответствующей интересам потребителей, становится поддержание конкурентной среды и недопущение одностороннего господства как отечественных, так и иностранных монополистов. Такая ситуация может быть реализована в современных условиях рынка несовершенной конкуренции только через сбалансированную политику умеренного протекционизма в системе взаимодействия с другими корректирующими политиками.

В последней четверти 20 века усиленная концентрация и технологическая диверсификация привели к резкому росту влияния крупных фирм на национальную экономику, собравших значительную часть ВНП в своих руках. Для них объективной потребностью становится выход на мировой рынок для реализации своих преимуществ, а, следовательно, разработка правил игры в международной сфере.

Причины заинтересованности крупных фирм в государственном регулировании внешнеторговых отношений связаны с мотивацией их деятельности на мировом рынке. Пока отечественные интегрированные корпоративные структуры не перешагнули порог, переводящий их в разряд ТНК, они, с одной стороны, имеют общие интересы с менее крупными национальными фирмами в проведении агрессивной протекционистской политике по защите от конкуренции мирового рынка. С другой стороны, они имеют собственный интерес в развитии такой специфической формы протекционизма, как поддержка отечественного экспорта, проводя расширительную стратегию, основанную на эффекте от масштаба производства. При этом лоббирование ими этого направления государственного регулирования внешней торговли не противоречит их дальнейшему возможному перерастанию в международные монополии.

Анализ состояния российских интегрированных корпоративных структур показал, что для реализации серьезных стратегических программ им требуется наращивание инвестиционных возможностей. Это означает, что внешнеторговая политика стимулирования экономического роста должна дополняться структурной государственной политикой.

Влияние фирм на госрегулирование внешнеторговых отношений имеет ряд форм. Легальные рычаги воздействия через лоббирование своих интересов в выборных органах при формировании законов и легальное приведение соответствующих законов в действие через исполнительные органы.

Нелегальные рычаги представляют собой три формы: во-первых, административная коррупция, предполагающая подкуп бюрократии для обхождения правил и норм при реализации законов. Во-вторых, захват властных функций государства, или получение определенного контроля над государством, путем "покупки" корпорациями политиков для осуществления влияния на формирования законов, подзаконных актов и норм. В-третьих, оплата получения государственных заказов, означающая платежи чиновникам по гарантиям контрактов на госприобретение товаров и услуг у частных фирм.

Большей эффективностью в конкурентной рыночной среде обладают легальные формы, вместе с тем, нелегальные формы лучше приживаются в том случае, если правовое поле непрозрачно, и действуют принципы "дикого" капитализма. Тогда, несмотря на высокие трансакциейные издержки, фирмы вынуждены прибегать к нелегальному лоббированию для снижения рисков и скорейшего продвижения своей деятельности. Для них нелегальные формы становятся выгодным орудием гарантирования определенности прав собственности.

Хотя в России уже сформировались и существуют четко выраженные группы, лоббирующие свои интересы, так же как и во всех развитых странах, однако специфика переходной экономики проявляется в преобладающем использовании ими нелегальных рычагов воздействия. В работе рассмотрены факторы, влияющие на развитие легальных методов давления на экономическую политику. Одним из них является развитие правового поля самой внешнеторговой политики, адекватно отражающей интересы интегрированных корпоративных структур.

Долгосрочные интересы субъектов внешнеторговых отношений способствуют развитию правовых форм воздействия на государственное регулирование. А в современных условиях роста доступности информации возможно легальное продвижение консолидированных интересов как потребителей, так и производителей, в лице их ассоциаций и союзов.

Резко возросла роль ТНК как субъектов международных экономических отношений, влияющих на выработку «правил игры» в мировом сообществе. Международные монополии активно заинтересованы в либерализации международных экономических отношений, создании информационного поля в целях обеспечения взаимосвязи отдельных элементов и воздействия на объекты системы. Прозрачность экономической среды как фирм так и государственных финансов, стала необходимой составляющей мотивации фирм при принятии инвестиционных и прочих экономических решений.

Заинтересованность как крупных отечественных фирм, так и ТНК в либерализации международных отношений связана с группой факторов в рамках осуществления всей технологической цепочки до потребителя. Основным критерием в принятии решений о расширении внешнеторговой деятельности фирмы, безусловно, будет максимизация прибыли, как за счет снижения общих производственных, так трансакционных издержек (издержек лоббирования в том числе), которые меняются в зависимости от использования эффекта масштаба производства.

Для "отечественного" производства либерализация внешней торговли необязательно заканчивается снижением производства в отраслях конкурирующих с импортом. Напротив, "отечественные" производители в индустриальных странах смогут использовать потенциал экономии от масштаба, что увеличит добавленную стоимость местной промышленности и занятость. Однако обязательным условием такого положительного результата станет модернизация структуры производства. Для переходных экономик при низком финансовом самообеспечении крупных фирм и инвестиционной ограниченности, такая модернизация невозможна без государственной поддержки методами инвестиционной и налоговой политик.

Для ТНК либеральная внешнеторговая политика снижает издержки внедрения, вместе с тем, обратная зависимость неоднозначна, так как требование снижение издержек внедрения не всегда приводит к заинтересованности ТНК в либерализации. Следовательно, повышенная реакция ТНК на внешнеторговые барьеры будет нелинейной и зависит от выбора стратегии специализации (потоварной или поде-тальной) любой фирмы.

Таким образом, решения ТНК по изменению производства в зависимости от наличия факторов производства более зависит от долгосрочного изменения цен, чем временных колебаний, что в большей степени присуще и отечественным фирмам. Долгосрочные же тенденции изменения факторных цен зависят от внешнеторгового регулирования, например, экспортной поддержки и сопутствующей либерализации тарифов, корректирующей социальной политики.

Внешнеторговая политика как либерального, так и протекционистского направления, как уже было отмечено, выступает аналогом антимонопольной политики для отечественных и иностранных фирм соответственно. Поэтому, «вход-выход» из отрасли это другой ракурс, отражающий изменение иностранной собственности, межстрановое движение производства, сопряженного с внешнеторговым регулированием. Тогда структура внешнеторговых налогов, зависящая от степени обработки продукции, и тарифы на комплектующие становятся дополнительным фактором определяющим "вход-выход" из отрасли транснациональных корпораций.

Вместе с тем, в зависимости от видов специализации фирмы, как ТНК, так и отечественные, становятся заинтересованными в том или ином виде внешнеэкономической политики. Преимущества, связанные с технико-организационной структурой, эффективно реализуются в зависимости от внешнеторгового регулирования.

Обобщение существующих исследований поведения ТНК приводит к выводу, что ТНК меньше реагируют на соотношение спроса и предложения местного рынка, поскольку рассматривают принимающие экономики как составляющую их международной диверсификации факторов производства, и реагируют лишь на долгосрочные тенденции и шоки, следовательно, предпочтут долгосрочную политику либерализации внешнеторговых отношений.

Если издержки организационной модернизации производства превышают выгоды от специализации, потенциальная экономия от масштаба на внутреннем рынке не будет реализована, а выгоды от политики либерализации внешней торговли сведутся на нет, и могут даже вызвать дополнительные социальные издержки в связи с ростом безработицы. Тогда национальные фирмы будут активно сопротивляться проведению данной политики и лоббировать возврат к прежней закрытости экономики.

При развитии специализации в рамках мирового рынка, дальнейшая экономия от масштаба будет более вероятна, если, во-первых, из-за ограниченного внутреннего рынка она не была использована отечественными фирмами; во-вторых, если специализация проводится между отечественными и иностранными фирмами, что снижает издержки размещения; в-третьих, если устанавливаются долгосрочные международные соглашения по специализации с большим числом потенциальных партнеров. Безусловно, четвертым фактором, становится согласование регулирование внешнеторговой политики в рамках международных двухсторонних и многосторонних соглашений.

Возможны два варианта последствий либерализации под влиянием деятельности ТНК, с одной стороны, сокращение отечественного тарифа необходимо и достаточно для стимулирования отечественной модернизации, и тарифная политика выступает субститутом как конкурентной, так и промышленной политики. Но с другой, – возможно, что внутреннее производство уже эффективно (равновесно) при существующих пределах специализации, определяемых внутренними и иностранными тарифами. Первый вариант более свойственен переходным экономикам, а второй развитым странам при уже достаточно низком уровне существующей тарифной защиты.

Таким образом, внешнеторговая политика либерализации с позиций интересов крупнейших фирм не обязательная мера, но она может сделать регулирование менее дорогостоящим. Такой вид динамического выигрыша от внешнеторговой либерализации может быть значимым и повлиять не столько на решении фирмы о размещении или модернизации производства, сколько на лоббирование своих интересов во внешнеторговой политике в целях снижения издержек, если уж она приняла решение по размещению производства.

Анализ процессов либерализации внешнеторговых отношений с точки зрения существующих глобальных интересов различных стран и регионов, как факторов ее интенсификации или сдерживания показал, что в реальных международных экономических отношениях четко прослеживается закономерность: широко принятая и проповедуемая идеология либерализации внешнеторговой политики, базируясь на выводах экономической теории об ее эффективности в стимулировании экономического роста, идет в разрез с реальной практикой протекционизма в развитых странах. Напротив страны переходной экономики в начале 90-х, а в 70-е развивающиеся страны предприняли серьезные шаги по либерализации внешнеторговой политики государства.

Сдерживание либерализации со стороны развитых стран, проявляется в том, что происходит активное введение развитыми странами нетарифных барьеров во внешнеэкономические отношения, предполагающих по своей сути больший уровень конкурентных отношений, что нивелировало эффективность прежних договоренностей по снижению тарифов. Каждая из сторон, как США, так и Евросоюз, через государственное регулирование поддерживают свою группу производителей, за счет национальных потребителей и бюджетных потерь, а также за счет третьих стран.

Сдерживание либерализации со стороны развивающихся стран, также просматривается. Происходит активизации протекционистской политики поддержки молодых отраслей в целях индустриализации, но это приводит к переложению бремени налогов на сельхозпроизводителей, как через прямое, так и косвенное налогообложение. Эти факторы играют роль контрпротекционистских мер для сельхозпродукции большинства развивающихся стран

Взаимный протекционизм прогрессирует в последние десять лет между переходными экономиками и развитыми странами, при асимметричной либерализации первых в начальной стадии реформ. Восточно-европейские страны бывшего соцлагеря оказались, отчасти, в более привилегированном положении как потенциальные члены Евросоюза.

Актуальность проблем дальнейшей либерализации сохранилась и для нового тысячелетия, но в связи с тем, что сталкиваются чаще разнонаправленные как внутренние, так и внешние интересы, то решение не может быть спонтанным и линейным. Либеральная внешнеторговая политика это не тот феномен, который должен быть реализован любой ценой, а политический проект, действительно способствующий экономическому росту, но который может быть достигнут в результате длительных переговоров с учетом интересов всех сторон.

Обобщая результаты моделирования полной и частичной либерализации экспертами Мирового банка показывает, что наибольшие изменения грядут при частичной либерализации внешнеторговой политики для стран ОЭСР. Аналогичные последствия возможны и для стран с высокими доходами Азиатского региона, Персидского залива и Латинской Америки, поскольку в них структура протекционистской защиты схожа со странами ОЭСР. Ситуация в остальных регионах (развивающаяся Азия) складывается менее прозрачно, и нет сильной зависимости экономического развития от внешнеторговой политики, поскольку она более тесно связана с промышленной и валютной политиками.

Мировой выигрыш в глобальной модели либерализации внешней торговли достигает 477 млрд. долл. в ценах 1992 года, из которых 54 % приходится на страны ОЭСР, и 46 % на развивающиеся и переходные экономики. Потери достигнут уже 10 % (44 млрд. долл.), а, следовательно, последующая компенсация развивающимся странам потребует, по нашим подсчетам, уже более 17% выигрыша развитых стран, что ляжет на них тяжелым бременем, снизив эффективность либерализации внешней торговли. Более того, вопрос компенсации издержек либерализации станет проблематичным.

Таким образом, как показал моделируемый прогноз, в результате либерализации внешнеторгового регулирования важные сдвиги происходят в относительных мировых ценах и производстве, а как результат – в перераспределении доходов. По нашему мнению, потери отдельных групп внутри национальных экономик, и целых стран в международной экономической сфере являются объективным пределом процесса либерализации внешнеэкономических отношений в каждый данный отрезок времени. Поэтому, принцип балансировки выигрыша и потерь должен быть поставлен в основу любых вариантов государственного регулирования внешнеэкономических отношений.

Протекционистские меры развитых стран ухудшают положение беднейшей части потребителей и производителей мирового рынка, поскольку их правительства не в состоянии защитить их от влияния неконкурентного мирового рынка в течение длительного периода. Продовольственная безопасность и проблемы доходов фермеров в развивающихся странах находятся под постоянным давлением и резко колеблются, что приводит к применению ими антирисковой стратегии, при которой сбережения выше, а инвестиции ниже, чем могли бы быть при более стабильных ценах.

Несколько схожая ситуация складывается и в переходных экономиках, когда сдерживание сырьеемкого экспорта протекционистскими мерами (антидемпинговыми пошлинами и квотами) вводимыми развитыми странами, сокращает поступления доходов от внешней торговли. Сокращение бюджетных поступлений в свою очередь сдерживает, адекватные меры по поддержанию отечественных афопроизводителеи и увеличивает продовольственную зависимость от импорта, снижая продовольственную безопасность потребителей.

Безусловно, либерализация внешнеторговых отношений в этом направлении увеличила бы число потенциальных участников рынка с более широким климатическим диапазоном сельского производства, что дало бы возможность снизить спекулятивные шоки и трансакционные издержки. Однако сторонники агропротекционизма в развитых странах доказывают, что эти меры нужны для поддержания продовольственной безопасности. Готовность индустриальных доноров гарантировать продовольственную помощь странам, как вариант компенсации пострадавшим от погодных коллизий, или от либерализации внешней торговли, зависит от конъюнктуры рынка. Поскольку очевидно, что продовольственная помощь зачастую рассматривается как мера перераспределения избытков продовольствия в момент перепроизводства. В этой связи, показателен пример продовольственной помощи России (февраль 2000 г.), приобретшей форму протекционизма, поскольку условием ее стало прекращение экспорта муки из России

Для переходных экономик, имеющих больший экономический потенциал, чем слаборазвитые страны, рациональнее опираться на внутренние резервы, чем на международную помощь. Поскольку, с одной стороны, возможно ее неэффективное использование, и иждивенческие настроения со стороны получателей, а с другой, создает возможные дополнительные встречные условия развитых стран, отягощающих экономическую ситуацию.

Наряду с этим, в краткосрочном плане, продовольственная помощь выполняет функцию частичного решения гуманитарной проблемы, но отнюдь не экономическую. В долгосрочном плане, решение проблемы продовольственной безопасности для развивающихся и переходных экономик лежит в сфере поддержания отечественных потребителей и производителей продуктов питания, что требует проведение адекватной политики стимулирования фермерского производств, также и методами внешнеторговой политики, обеспечивающей экономический рост в большей степени косвенными протекционистскими мерами.

Отметим тот факт, что хотя богатейшие страны имеют предположительно больший выигрыш от либерализации внешнеторговых отношений, однако именно развивающиеся страны на современном этапе интенсивнее ее поддерживают. Это связано с тем, что группа экспортоориентированных стран пытаются добиться компенсации потерь за счет роста экспорта товаров других несельскохозяйственных отраслей, например, легкой промышленности и дешевой электронике.

Группа развивающихся стран слишком неоднородна для консолидированного выражения своих интересов, поскольку включает в себя как страны экспортоориентиро-ванного промышленного экономического роста, так и наименее развитые страны, сильно зависящие от импорта продовольствия. Это способствует их дрейфу к региональной интеграции от международных соглашений. Генеральная система преференций в основном дает выигрыш наиболее развитым среди развивающихся стран: экспортерам промышленных товаров, таким как страны АСЕАН, включающих Гонконг и Сингапур.

Существуют весомые недостатки односторонней либерализации внешнеторговой политики. Положение России как глобальной экономики, заставляет нас с большим вниманием отнестись к опыту США в односторонней либерализации внешней торговли по отношению к развивающимся странам.

Большинство восточно-азиатских стран последние два года с трудом пытаются оправиться от финансового кризиса 1997-98 годов. Приходится констатировать тот факт, что экспортоориентированная стратегия экономического роста, как и стратегия развития импортозамещающего производства (опоры на собственные силы), популярная 30 лет назад не может работать постоянно, т.е. имеет свои временные и прочие пределы. Это еще раз подтверждает констатацию нами того факта, что внешнеторговая политика либерализации не может проходить без соответствующей сбалансированной макроэкономической политики, в том числе и инвестиционной. Более того, появление крупных экспортоориентированных монополий в новых индустриальных странах, лоббирующих свои интересы, вызывает негативные последствия для макроэкономической стабильности, что требует проведение не только антимонопольной политики, но и разработки законодательства о коррупции и лоббировании в данной группе стран.

Вместе с тем, при выработке экономической политики "догоняющих" экономик необходимо учесть факторы международного макроэкономического баланса. Они связаны с новом противоречием между взрывным ростом производства потребительских товаров в развивающихся странах, с одной стороны, и структурными сдвигами на рынках развитых стран, с другой, что отразилось в снижении спроса на торгуемые промышленные товары. В рамках развития социально-рыночной экономики спрос больше ориентирован на качественные товары и послепродажное обслуживание, на всесторонние услуги. Кроме того, этому способствуют демографические изменения населения развитых стран: происходит его старение.

Односторонняя либеральная внешнеторговая политика может рассматриваться только как краткосрочная мера стимулирования взаимных процессов либерализации, поскольку это, вероятно, вызовет ухудшение положение не только страны открывающей рынок, но и нарушит международные макроэкономические пропорции, если этот рынок является большой открытой экономикой.

Текущее положение экспортоориентированных развивающихся стран демонстрирует классический пример экспорторазоряющего роста из теории международной экономике, для товаров сырьевой группы и сельскохозяйственной продукции, обладающих низкой эластичностью спроса. Для них положительный эффект от экономического роста перекрывается отрицательным эффектом падения цен на экспортные товары.

В последнем десятилетии в том же положении оказалась Россия, а также другие постсоциалистические страны, резко увеличившие предложение на рынке цветных металлов и алюминия после обвальной либерализации внешней торговли начала 90-х. Коренным отличием, однако, является то, что догоняющие экономики в значительной мере оказались в той же ситуации благодаря неэффективному государственному вмешательству в экономику.

Итак, потери отдельных групп внутри национальных экономик, и целых стран в международной экономической сфере, являются объективным пределом процесса либерализации внешнеэкономических отношений в каждый данный отрезок времени. Любой шаг внешнеторговой политики, прежде всего, определяется национальными интересами данной страны, а не альтруистскими склонностями "чужих" правительств. Они вынуждены балансировать интересы своих экономических монополий и общенациональные интересы зачастую за счет третьих стран. Это проявляется в барьерах проведения международной либерализации, выдвигаемых со стороны представителей как развитых, так и развивающихся стран.

При принятии решения о либерализации внешнеторговых отношений, как на внутринациональном, так и на международном уровне необходима компенсация издержек либерализации. Это повышает роль государственного регулирования и предполагает разработку систему компенсационных мер внутриэкономической политики. Поэтому, принцип балансировки выигрыша и потерь должен быть поставлен в основу любых вариантов государственного регулирования внешнеэкономических отношений, в том числе и либерализации

Проведенный анализ региональной интеграции и глобальной свободной торговли показал, что поскольку в существующих реалиях международных экономических интересов уровень конкурентных отношений, адекватный либерализации, может рассматриваться только как долгосрочный политико-экономический ориентир, то формой установления относительной открытости экономик по сравнению с протекционизмом становится международный "регионализм", или региональная интеграция.

Современный тип региональной интеграции сложнее и предполагает, во-первых, что блоки образуются обособлено в различных частях мира и действуют самостоятельно, во-вторых, возможно стратегическое взаимодействие между ними, в-третьих, интеграция и глобальная либеральная внешнеторговая политика также взаимосвязаны, а не проходят параллельно.

Логически регионализм должен подготавливать более высокий уровень либерализации внешней торговли, вырабатывая механизмы переговоров и соглашений. Однако на практике, положительная тенденция в рамках ВТО по снижению тарифов и прочих ограничений на торговлю товарами, наталкивается на протекционистские меры региональной интеграции Евросоюза, как сильного монопольного блока. Эта политика не только отвергает аутсайдеров, но и провоцирует ответные меры.

В рамках региональных союзов все чаще соединяются страны разного уровня экономического развития. Соответственно каждая группа имеет свои цели: развитые – доступ на потенциально растущие рынки, где крупные фирмы реализуют эффект экономии от масштаба, а развивающиеся – получение встречных инвестиций, а также доступ на рынки развитых стран и группировок, при протекционистской защите от третьих стран.

Интеграционные союзы по количественному охвату экономик становятся глобальными, что повышает их монопольное положение по отношению к аутсайдерам. Вместе с тем это снижает потери от негативного эффекта регионализма, поскольку внутри союзов уровень конкуренции становится выше.

В рамках интеграционных процессов предпринимаются меры широкой сбалансированной экономической политики, так называемой "глубокой интеграции". Максимальный эффект в этом направлении достиг ЕС в своей программе единого рынка, а элементы данного подхода можно найти и в других региональных блоках.

Общая причина политики либерализации внешнеэкономических отношений, независимо от уровня развития и величины национальных экономик, содержится в конкуренции стран за привлечение капитала, включая как реинвестиции собственного капитала, так и иностранные инвестиции в национальную экономику. Они определяют развитие всех макроэкономических показателей страны, в том числе рабочие места, распределение доходов и доступ к новым технологиям. Либерализации внешнеторгового и инвестиционного режимов стран, снижение налогового бремени становится насущной потребностью, как фактор международной конкуренции, оптимизирующий трансакционные издержки.

В условиях глобализации предпринимательской деятельности, даже региональный протекционизм по отношению к третьим странам создает эффект нестабильности. В частности, это связано с тем, что либерализация внешнеэкономических отношений носит циклический характер. За достижением международных соглашений, снижающих какие-либо ограничения в рамках ГАТТ, всегда следовал период отката в сторону протекционизма.

Одной из приоритетных задач экономических преобразований в России начала 90-х годов стала либерализация внешней торговли, которая была призвана способствовать равноправной интеграции российской экономики в мировое хозяйство. Это предполагало, в свою очередь, формирование базирующегося на рыночных принципах механизма государственного регулирования, снятие неоправданных ограничений во внешнеторговой сфере. История либерализации внешнеэкономической деятельности в развивающихся (новых индустриальных) странах создавала оптимистичные ожидания в ее содействии как макроэкономической стабилизации, так и последующей структурной перестройке экономики, в частности, за счет формирования реалистичной структуры внутренних цен, и за счет роста конкуренции на внутреннем рынке, стимулируемой импортом.

Вместе с тем, в условиях затяжного структурного кризиса в процессе развития переходной экономики, поступления от внешнеторговой деятельности, стали существенным источником финансирования бюджета. Несмотря на свою отсталую, преимущественно сырьевую структуру, экспорт сохраняет приоритетное значение в развитии экономики, поскольку остается источником пополнения валютных запасов страны, а, следовательно, источником поддержания валютного курса, платежного баланса, государственного бюджета

Таким образом, внешне торговое регулирование даже при наличии отрицательного эффекта на национальных производителей в 90-х годах (резкое падение конкурентоспособности промышленной и пищевой продукции по сравнению с импортом) позволило сохранить внешней торговле ее стабилизирующее воздействие на экономику России в макроэкономическом аспекте через бюджет и насыщение дефицитного рынка. Можно констатировать тот факт, что в России была сформирована система государственного регулирования внешней торговли с применением всех имеющихся инструментов воздействия, что отразилось и в истории ее развития В настоящее время в Правительстве РФ проводится работа по существенному изменению таможенной политики в направлении большей согласованности действующей системы мер и упорядочивания тарифной структуры.


    1. ^ Анализ влияния тарифной политики государства на внешнеторговые цены на примере рынка нефти

Поскольку стихийно развивающийся мировой рынок топливно-энергетических ресурсов характеризуется наличием постоянных и резких колебаний в динамике его основных показателей, и в первую очередь цен, целесообразно рассмотреть принципы ценообразования и основные виды цен на основной продукт мирового рынка топливно-энергетических ресурсов – нефть.

В мире сложилось пять основных нефтегазовых центров: ближневосточный, африканский, североамериканский, европейский и азиатско-тихоокеанский. Первые два из них являются нетто-экспортерами нефти, поскольку собственное потребление топлива здесь значительно ниже объемов добычи. Экспортеры нефти в трех других регионах ориентируются в первую очередь на энергодефицитные страны ЕЭС, США, Японию. Однако собственных ресурсов в этих регионах не хватает, и поэтому значительная доля сырой нефти и нефтепродуктов привозится из первых двух.

В силу того, что мировой нефтяной рынок претерпевал постоянные изменения, расширяя и совершенствуя свою внутреннюю структуру, со временем трансформировались и механизм ценообразования на этом рынке, и формула определения основных (базисных, маркерных) цен. Эти изменения дают основание предложить следующую периодизацию развития мирового рынка нефти, начиная с зарождения международной торговли нефтью в начале XX в. и выхода нефтяных монополий на международную арену: до 1947 г., 1947-1971 гг., 1971-1986 гг., с 1986 г. по настоящее время.

Периоды эволюции механизма ценообразования рынка нефти отличаются четко выраженными чертами (табл.1). На первых трех этапах главенствовал картельный принцип ценообразования, однако, на разных этапах это были разные картели с разным составом участников. На первых двух этапах «ценообразующий» картель состоял из семи вертикально интегрированных крупнейших международных нефтяных компаний: «Exxon», «Mobil», «Galf», «Texaco», «Standard Oil of California» (США), «British Petroleum» (Великобритания), англо-голландская «Royal-Dutch/Shell». Ряд исследователей полагает, что в международный нефтяной картель (МНК) следует включить и французскую «Compani Franzes du Petrol». На третьем этапе доминирующая роль в ценообразовании перешла к картелю ОПЕК, в который входят 13 государств: Саудовская Аравия, Кувейт, Иран, Ирак, Объединенные Арабские Эмираты, Катар (Ближний и Средний Восток); Алжир, Ливия, Нигерия, Габон (Африка); Венесуэла, Эквадор (Южная Америка); Индонезия (Юго-Восточная Азия).

Таблица 1

^ Эволюция механизма ценообразования на мировом рынке нефти

^ Элемент

механизма

Период

С 1986 г. по

настоящее

время

До 1947

1947-1971

1971-1986

Принцип ценообразования

Картельный

Картельный

Картельный

Конкурентный

Субъект ценообразования

МНК

МНК

ОПЕК

Биржа

Число участников ценообразования

7

7

13

Множество

Характер преимущественной конкуренции

Горизонтальная

Горизонтальная

Вертикальная

Вертикальная и горизонтальная

Динамика

спроса

Устойчивый рост

Устойчивый рост

Нестабильная

Замедленный рост

Динамика издержек (основной фактор динамики)

Снижение (природный)

Снижение (природный)

Рост (природный) и снижение (НТП)

Снижение (НТП)

Маркерный сорт нефти

Западная

техасская

Западная техасская, легкая аравийская

Легкая аравийская, западная техасская

Западная техасская, Брент, Дубай

Динамика и уровень цен в долларах за баррель в текущих ценах

Без особых изменений, около 2

Без особых изменений, около 2

Рост с 2 до 40 (к 1981), снижение до 30 (к 1985), падение до10 (1986)

Колебание в пределах 15-20 (до 1997), снижение до 10 (до 1999), рост до 25 (1999), рост до 50 (2007)

Система расчета цен в точке доставки

Цена отгрузки в Мексиканском заливе плюс фрахт

Цена отгрузки в Мексиканском заливе плюс два фрахта

Цена отгрузки в Персидском заливе плюс фрахт

Биржевые котировки

Доминирующие виды внешнеторговых сделок

Регулярные (объем плюс долгосрочные цены)

Регулярные, разовые

Разовые, регулярные, биржевые

Доминирующие цены

Трансфертные, справочные, рыночные

Трансфертные, справочные, рыночные

Рыночные, справочные, трансфертные

Рыночные, трансфертные
1   2   3   4

Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2019
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты