Домой

Инвестиционные процессы в российской экономике




Скачать 280.74 Kb.
НазваниеИнвестиционные процессы в российской экономике
Дата27.12.2012
Размер280.74 Kb.
ТипДокументы
Содержание
Использование производственных мощностей, износ основных фондов, обновление основного капитала
Отраслевая структура инвестиций
Источники финансирования инвестиций
Подобные работы:

Инвестиционные процессы в российской экономике


В. Лисин,

доктор технических наук,

профессор АНХ при Правительстве РФ

Инвестиционная активность в российской экономике после кризиса 1998 г.


Экономический подъем в российской экономике последних лет и перспективы экономического роста в значительной степени связа­ны с усилением инвестиционной активности производителей. Период 1990-х годов был отмечен небывалым спадом инвестиций: в 1999 г. объем инвестиций в основной капитал составил всего лишь 22% от уровня 1990 г..

Очевидно, при той высокой степени износа основных фондов, которая характеризует современный парк оборудования российской промышленности, поддержание высоких темпов роста ВВП (порядка 7-8% в год), требующихся для удвоения ВВП за 10 или 6 лет, без опережающего роста инвестиций невозможно — в 1990-е годы они сократились в гораздо большей степени, чем ВВП (почти в пять раз, тогда как ВВП — в два раза). Решение задачи обеспечения конкурен­тоспособности национальных производителей, поставленной наряду с удвоением ВВП, также связано с необходимостью обновления про­изводственного аппарата и существенным ростом производительности труда, что нереально без значительных инвестиционных затрат.

По сути, вопрос состоит в том, останется ли страна поставщиком сы­рья на мировой рынок и импортером высокотехнологичной промыш­ленной продукции обрабатывающих отраслей или восстановит свой статус развитого индустриального государства.

Инвестиционные расходы выступают одним из главных факто­ров, определяющих рост экономики в долгосрочной перспективе. В современных условиях высокие и устойчивые темпы экономического роста характерны обычно для стран с высокой нормой сбережений и значительной долей инвестиций в ВВП.

Инвестиции являются наиболее динамичным компонентом ВВП и совокупного спроса. В период спада или непосредственно перед ним доля инвестиций в ВВП и темпы их роста обычно падают. Оживление и подъем в экономике сопровождаются ростом (часто опережающим) инвестиций прежде всего в основной капитал. Изменения другой, самой крупной составляющей ВВП — конечного потребления — происходят намного медленнее. В отличие от инвестиционных расходов она в зна­чительной степени стабилизирует колебания ВВП.

В то же время с точки зрения долгосрочной динамики инвестицион­ных расходов важна доля конечного потребления в ВВП, формирующего спросовые ограничения роста и соответственно потребности эко­номики в инвестициях. В российской экономике она (как и доля вало­вого накопления основного капитала) была в последние годы ниже, чем в развитых странах и странах, характеризующихся высокими темпами роста, тогда как по доле чистого экспорта в ВВП Россия оказалась в первых рядах. Последнее означает, что при длительном существенном разрыве между величиной сбережений и инвестиций в экономике на фоне явно недостаточного объема внутренних инвестиций страна уже долгие годы остается чистым кредитором остального мира1. Обратимся к тенденциям, сложившимся в инвестиционной сфере в последние годы2. После кризиса 1998 г. инвестиционный спрос находился на самом низком уровне в 1990-е годы. В то же время к началу 1999 г. степень износа основных фондов в целом по экономике состав­ляла 42,2%, в том числе в промышленности — 52,4, а по оборудованию в промышленности — 68,1% (также максимальные показатели в 1990-е годы). При этом почти 1/5 фондов, находящихся в эксплуата­ции на промышленных предприятиях, отслужила свой нормативный срок, и амортизация по ним не начислялась3.

Процесс старения основных фондов определялся не столько не­достаточным выбытием устаревших, сколько недостаточным вводом новых фондов. Сложившаяся ситуация стала прямым следствием дли­тельного сокращения объемов инвестиций в основной капитал и вво­да в действие основных фондов, что не обеспечивало даже их просто­го воспроизводства.

Относительно благополучная картина по доле валового накопле­ния в ВВП, сложившаяся в середине 1990-х годов, когда статистичес­ки (около 25%) Россия находилась на среднемировом уровне и даже превышала его, скрывала катастрофическую картину "проедания" ос­новного капитала в экономике. О динамике объема капитала можно судить прежде всего по росту показателя чистого накопления основ­ного капитала, не учитывающего (в отличие от валового накопления) стоимость потребленного основного капитала. О тяжелой ситуации в воспроизводстве основных фондов свидетельствовала очень низкая, а в 1995 г. и вовсе отрицательная величина его чистого накопления. Особенно остро данная проблема ощущалась в отраслях, ори­ентированных на внутренний спрос.

Однако начиная с 1999 г. тенденции, сложившиеся в инвестици­онном процессе, стали меняться. Довольно быстрый рост ВВП благо­приятно сказался на инвестиционной динамике. "Проедание" основ­ных фондов в предкризисные годы и начавшийся рост производства, особенно в обрабатывающих отраслях, потребовали существенного обновления производственного аппарата. На фоне роста спроса и снижения импорта происходили увеличение загрузки и активное вовле­чение в производство резервных конкурентоспособных мощностей, расширялся спрос на инвестиционные товары вследствие роста дохо­дов экспортоориентированных отраслей в периоды благоприятной конъюнктуры мировых рынков.

Тем не менее динамика элементов использования ВВП свидетель­ствовала о том, что инвестиционный спрос лишь в 2000 г. (даже несмот­ря на замедление темпов его прироста с III квартала под воздействием снижения цен на нефть, рентабельности производства и резкого роста импорта) был основным фактором увеличения внутреннего спроса, пе­редававшего положительный импульс и динамике ВВП4. Сыграло сваю роль существенное расширение производства в отраслях, ориентиро­ванных на внутреннее потребление, после резкого падения импорта в 1999 г. В результате прирост инвестиций в основной капитал был ре­кордным и составил около 18%, то есть увеличился почти в три раза по сравнению с 6,4% в 1999 г., став самым большим за последние 30 лет. В целом в 1999-2001 гг. валовое накопление возросло на 91%, в том числе инвестиции в основной капитал — на 37,4%.

Исключительно высокая инвестиционная активность наблюдалась в экспортоориентированных отраслях, где была сконцентрирована большая часть доходов. Объем инвестиций вырос здесь за три года в 3,3 раза, в то время как в целом по экономике — приблизительно вдвое (наиболее высокие темпы роста инвестиций в основной капитал были зафиксированы в этот период в нефтяном комплексе, металлургии, в отраслях транспорта и связи, а среди них львиная доля инвестиций пришлась на нефтедобывающую промышленность; в то же время для машиностроения — отрасли, производящей капитальные товары, были характерны крайне неустойчивые темпы роста инвестиций, колебавшиеся между положительными и отрицательными значениями). Однако несмотря на это физический объем инвестиций в основной капитал в экономике составил в 2001 г. лишь 29% от уровня 1990 г.

Провальным в плане динамики инвестиций оказался 2002 г., когда вклад валового накопления в прирост ВВП был отрицательным репродукция отечественного машиностроения увеличилась всего на 2%, «одновременно возросла доля импортной составляющей в структуре Инвестиционных расходов5). Замедление темпов расширения инвести-1-щионного спроса было обусловлено, в частности, изменением налогообложения прибыли (одного из основных источников финансирования инвестиций) одновременно с ликвидацией инвестиционной льго­ты; сказалось здесь и общее падение нормы прибыли и рентабельности в промышленности (с 25,5% в 1999 г. до 18,5% в 2001 г. и 14,1% в 2002 г.)6. На доходы экспортных отраслей и их инвестиционную активность повлияли и относительно невысокие цены на нефть в конце 2001 — начале 2002 гг. Поскольку на отрасли ТЭК и транс­порт приходилась почти половина всего объема инвестиций в эконо­мику, сокращение их капитальных вложений привело к замедлению динамики инвестиционного спроса в целом.

Особенно драматичным на фоне устаревшей материально-техни­ческой базы промышленности выглядело падение темпов роста инве­стиций в машиностроении, что являлось существенным ограничите­лем расширения инвестиционной активности в экономике. Продук­ция машиностроения выросла в 2002 г. лишь на 2%, тогда как вся промышленность — на 4, экономика в целом — на 4,7, а инвестиции в основной капитал — на 3,5%. Это привело к тому, что более медлен­ный рост машиностроения по сравнению с динамикой инвестиций был компенсирован расширением импорта машин и оборудования, темпы роста которого (17,7% — в 2002 г.) были выше темпов роста отече­ственного машиностроения и импорта в целом.

Отличительной особенностью 2003 г. ехало восстановление опережающих темпов роста инвестиционного спроса относительно динамики ВВП и конечного потребления. Высокую динамику валового накопления обеспечил рост инвестиций в основной капитал, который по итогам 2003 г. составил 12,9%, в то время как расходы на конечное потребление увеличились на 6,1%, а ВВП — на 7,3%.

Ускорение роста инвестиций было обусловлено следующими причинами:

— возобновился рост инвестиций в экспортоориентированном секторе, носивший компенсационный характер и восполнявший стаг­нацию капитальных вложений в 2002 г.; возросшая инвестиционная активность в отраслях естественных монополий привела к росту про­изводства (и инвестиций) в отраслях, производящих инвестиционные товары (например, железнодорожного машиностроения);

— резкое усиление конкуренции продукции отраслей, ориенти­рованных на внутренний рынок, со значительно подешевевшим им­портом в условиях сохранения инфляции издержек потребовало от отечественных производителей увеличения объемов инвестирования для сохранения своих рыночных позиций. Это подтверждается тем, что наиболее высокие темпы роста инвестиций продемонстрировали обрабатывающие отрасли (27%);

- сохранилась и тенденция увеличения ввода в действие жилых домов. Если в 2001—2002 гг. прирост ввода жилья составлял соответ­ственно 4,6 и 6,7%, то в 2003 г. он увеличился до 7,2%7.

Что касается государственных инвестиций8, то в 2003 г. строи­тельство объектов, входящих в состав Федеральной адресной инвес­тиционной программы на 2003 г., финансировалось в несколько мень­ших объемах, чем было запланировано. Как положительный момент можно отметить увеличение почти в два раза государственных инве­стиций, направленных на строительство объектов социальной сферы.

Однако в целом доля государственных инвестиций остается очень невысокой (порядка 2% ВВП), что в значительной степени связано с низкой эффективностью использования бюджетных средств. В то же время опыт развитых стран и стран, поддерживавших высокие темпы роста, свидетельствует о существенной роли, которую играют государ­ственные инвестиции в современной экономике. Так, в США в послед­ние годы (1999-2003 гг.) они были на уровне 3,3-3,4% ВВП, в Ев­ропе — 2,8-3,0, в Японии — 6,2-7,8, в новых индустриальных стра­нах Азии — 6,6-8,2% ВВП (в 1989-1998 гг. они поддерживались на уровне 9,5% ВВП)9.
^

Использование производственных мощностей, износ основных фондов, обновление основного капитала


Эффективность функционирования экономики в значительной степени определяется состоянием ее основных фондов, которое, в свою очередь, характеризуется прежде всего возрастной структурой фон­дов, динамикой их обновления. В 1990-е годы произошло качествен­ное изменение характера воспроизводства основных фондов. Процесс их старения (особенно активной части) стал определяться недопусти­мо низкими для современной экономики темпами выбытия устарев­шего оборудования и такими же низкими темпами ввода нового капитала.

Самые низкие показатели относятся к 1998 г.: коэффициент об­новления фондов в целом по экономике снизился до 1,1% по сравне­нию с 5,8% в 1990 г., а в промышленности — соответственно с 6 до 0,9%. Резкое замедление обновления активной части основных фон­дов привело к тому, что в подавляющем большинстве они функцио­нировали за пределами экономически оправданных сроков службы. В последние годы коэффициенты обновления выше средних по про­мышленности имели все те же экспортоориентированные отрасли и пищевая промышленность10.

На начало 2003 г. степень износа основных фондов в целом по экономике составила 49,5%, в том числе в промышленности — 52,9 % (по оборудованию в промышленности степень износа была значительно выше), то есть фактически увеличилась даже по сравнению с началом 1999 г. Из-за резкого замедления процесса обновления основных фон­дов ухудшились возрастные параметры используемого производствен­ного оборудования.

К 2001 г. средний возраст машин и оборудования в промыш­ленности увеличился по сравнению с 1990 г. почти вдвое и составил более 19 лет (в 1990 г. — 10,8) при принятом во многих развитых странах мира нормативном сроке службы техники менее 7-9 лет. В то же время доля нового оборудования в возрасте до 5 лет, которое по существу и определяет конкурентоспособность производства, со­кратилась с 29% в 1990 г. до 4,1% в 1998-1999 гг. (то есть более чем в семь раз) и 5,7% в 2001 г. Доля оборудования со сроком службы более 20 лет составляла в 2001 г. свыше 40%, увеличившись по срав­нению с 1990 г. почти в три раза.

Фактически, несмотря на относительно высокие темпы роста ин­вестиций в последние годы, картина остается удручающей. Показате­ли, характеризующие состояние основных фондов, вполне коррелиру­ют друг с другом: физический объем инвестиций в 2001г. по сравне­нию с 1990 г. оказался в три раза меньше, а средний воз­раст оборудования в промышленности вырос вдвое (доля старого оборудования увеличилась также почти в три раза). Причем в отличие от физического объема инвестиций, который начал расти с 1999г., средний возраст оборудования продолжал увеличиваться и после кризиса 1998г. По результатам выборочного обследования инвестици­онной активности промышленных организаций, проведенного Госком­статом России в 77 регионах с участием 5086 организаций, по состо­янию на октябрь 2003 г. средний возраст машин и оборудования в промышленности составлял 20,7 лет, а в электроэнергетике и черной металлургии — более 22 лет, в машиностроении — почти 16 лет. При этом основная часть машин и оборудования (28%) была приобретена промышленными организациями с 1980 по 1989г., 1/5 — до 1970г. и лишь 11% — после 1999г.11 Следовательно, нынешних тем­пов роста инвестиций явно недостаточно для формирования совре­менной возрастной структуры оборудования.

Неудовлетворительная возрастная структура основных фондов сопровождается другим негативным явлением последних лет — низ­кой степенью загрузки оборудования12. В 1998 г. уровень загрузки производственных мощностей в промышленности снизился до ми­нимального значения — 32,6% (по сравнению с 74% в дореформен­ный период), сравнительно высокая загрузка (более 50%) отмеча­лась лишь в ТЭК, сохранившем относительно устойчивый внешний рынок сбыта своей продукции13.

В отраслях промышленности, ориентированных на внутреннее потребление, уровень загрузки был значительно ниже среднего, од­нако при существовавшей возрастной структуре оборудования незадействованные производственные мощности не могли быть вов­лечены в хозяйственный оборот без серьезной модернизации (это подтверждает тот факт, что в 1998-1999 гг., по данным МЭРТ, ежегодно выбывало свыше 11% мощностей, в то время как на про­тяжении всего периода 1990-х годов указанный показатель не пре­вышал 6—7%). В то же время недостаток инвестиционных ресурсов в этих отраслях приводил к тому, что проблема модернизации ре­шалась в основном за счет капитального ремонта.

Лишь в некоторых отраслях, сумевших существенно расширить объем выпуска на фоне импортозамещения и расширения внутренне­го спроса в 1999-2002 гг., произошла модернизация производственного аппарата. Так, в пищевой промышленности было обновлено около 20% всех производственных мощностей, в производстве телевизоров — 25, магнитофонов — 38, по промышленности в целом — 10%14.

Низкая загрузка производственных мощностей в промышленно­сти вполне корреспондирует с тем фактом, что более '/3 из них не пригодны для выпуска конкурентоспособной продукции. В машино­строении доля таких мощностей даже несколько больше, чем в сред­нем по промышленности. Подобное положение при недостаточном росте инвестиций в машиностроении (за исключением 2003 г.) суще­ственно ограничивает возможности модернизации производства и наращивания выпуска конкурентоспособной продукции.

Не вселяет оптимизма и тот факт, что по итогам упомянутого обследования Госкомстата России главной целью инвестирования в основной капитал в 2003 г. для 71% респондентов была замена изно­шенной техники и оборудования, в то время как инвестиции с целью увеличения производственных мощностей с неизменной номенклату­рой продукции осуществляли 36% промышленных организаций, а с расширением номенклатуры — только 27%. Более сложные задачи, связанные с повышением эффективности производства (внедрением новой техники, снижением себестоимости, экономией ресурсов), реша­ли всего лишь 38-39% промышленных организаций15.
^

Отраслевая структура инвестиций


Распределение инвестиций по отраслям отражает общую неудов­летворительную воспроизводственную структуру экономики: в экспортоориентированном секторе наблюдается относительный избыток ка­питала, тогда как в секторе, ориентированном на внутренний спрос, — его явный недостаток. В последние годы среди отраслей экономики наиболее крупные вложения приходились на топливную промышлен­ность, транспорт и жилищно-коммунальное хозяйство.

По данным за январь-июнь 2003 г., в эти отрасли было направлено соответственно 23,5%, 16,8 и 15,9% общего объема инвестиций, реализо­ванных крупными и средними предприятиями и организациями стра­ны. Доля других отраслей оставалась небольшой — от 0,1 до 5,0%. При этом, как и ранее, четвертое место в отраслевой структуре инвестиций в основной капитал принадлежало электроэнергетике (5,0%). В составе топливной промышленности наибольшие инвестиции осуществлялись в нефтедобывающей и газовой промышленности, на которые в последние пять лет приходилось соответственно 13-18 и 4-7% общего объема инвестиций (по итогам первого полугодия 2003 г. — 14,8 и 5,9%).

Инвестиции в основной капитал обрабатывающих отраслей про­мышленности были недостаточными для решения задачи обнов­ления производственного аппарата, особенно актуальной в условиях высокой степени износа их основных фондов и в первую очередь, активной их части. По итогам первого полугодия 2003 г. в структуре инвестиций в основной капитал доля машиностроения и металлообработки осталась на уровне предыдущего года и составила 3,1%, в промышленности строительных материалов — 0,7, в легкой — 0,1, в медицинской — 0,3%. Среди обрабатывающих отраслей промыш­ленности наибольшие объемы инвестиций приходятся на пищевую промышленность: в структуре вложений в основной капитал в янва­ре-июне 2003 г. доля отрасли составила 4,2%.

В первом полугодии 2003 г. в общем объеме инвестиций сокра­тилась доля отраслей социальной сферы: здравоохранения, образова­ния, а также науки и научного обслуживания.

Диспропорции в отраслевой структуре промышленных инвести­ций явились прямым следствием поляризации промышленного произ­водства и существенных различий в динамике производства экспортных и внутренне-ориентированных отраслей в 1990-е годы.

Глубина спада в экспортных отраслях оказалась значительно меньше, чем по промышленности в целом и тем более по отраслям, ориентированным на внутреннее потребление. Ориентация на экс­порт способствовала и более длительному сохранению высокого уровня рентабельности в этих отраслях и, следовательно, формиро­ванию собственных ресурсов для финансирования инвестиций. На долю экспортно-сырьевых отраслей приходилось более 70% всей прибыли в промышленности16. В результате, например, в ТЭК в 2002 г. осуществлялось почти 60% инвестиций в промышленности, что да­леко не соответствовало его доле в общем объеме промышленного производства, составлявшей около 25%. На долю машиностроения, дающего 20,5% объема промышленного производства, приходилось лишь 7,5% промышленных инвестиций.

В 2003 г. тенденции не изменились. Как положительный момент можно отметить значительный рост инвестиций в машиностроении (21, 2%)17, пищевой (33,5%), лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности (35,5%). Однако абсолютная ве­личина инвестиций в эти отрасли весьма незначительна, а их доля в общем объеме инвестиций в промышленности существенно ниже, чем в объеме промышленного производства. При сложившейся возраст­ной структуре основного капитала низкая инвестиционная активность в отраслях обрабатывающей промышленности является одним из ос­новных факторов, тормозящих темпы экономического роста.

В этой ситуации настораживают результаты обследования инвес­тиционной активности предприятий, проведенного Госкомстатом России. В соответствии с ними в 2003 г. инвестиции в основной капитал осу­ществляли в целом по промышленности 94% организаций (в 2002 г. — 93%, в 2000 г. — 84%), в том числе по средним и крупным предприяти­ям — 96, а по малым — лишь 39%. При этом в ряде отраслей доля инвестиционно активных предприятий в последние годы существенно снизилась: в машиностроении и металлообработке — с 89% в 2000 г. до 71% в 2002 и 2003 гг., в лесной, деревообрабатывающей и целлюлоз­но-бумажной промышленности — с 70% в 2000 г. до 47% в 2003 г., в пищевой — с 76 до 66%, а в легкой, хотя и несколько увеличилась, но оставалась незначительной — 40% в 2000 г. и 49% в 2003 г. Рост инвес­тиционной активности демонстрировали в основном предприятия ТЭК: электроэнергетика - с 93% в 2000 г. до 98% в 2003 г., нефтедобыча -100% в 2000 и 2003 гг., нефтепереработка - с 96 до 100%, газовая промышленность — с 95 до 98%, а также черная металлургия — с 90 до 97%. Все это происходило, несмотря на то что в 2003 г. руководители 93% промышленных организаций оценивали экономическую ситуацию в стране как "благоприятную" и "удовлетворительную"18.

Наконец, упомянем еще одну отличительную черту отраслевой структуры инвестиций, сформировавшуюся на фоне послекризисного подъема: значительный рост инвестиций в отрасли инфраструктуры (транспорт, связь, торговлю) — на их долю в 2000-2003 гг. приходи­лось более 1/4 общего объема инвестиций в экономику (по сравнению с 15% в среднем в 1992-1996 гг.).
^

Источники финансирования инвестиций


Как известно, источником финансирования инвестиций в эконо­мике являются сбережения. Если по каким-то причинам происходит нарушение работы механизма перевода сбережений в инвестиции, сво­бодные средства уходят по другим каналам, в частности, увеличивает­ся отток капитала за рубеж, страна становится чистым нетто-кредитором остального мира, финансируется дефицит госбюджета и т.д.

На фоне относительно высоких темпов роста ВВП и промыш­ленного производства в последние годы доля валового накопления в структуре использования ВВП в 2003 г. достигла 20,5% (основно­го капитала — 18,3%), в то время как в 1999 г. она составляла толь­ко 14,5 %. Однако если сравнивать динамику доли валового на­копления и валового сбережения в ВВП в последние годы, то оба показателя в течение последних трех лет характе­ризовались понижательной тенденцией, а в середине рассматривае­мого периода разрыв между ними составлял почти два раза. Сте­пень использования валовых сбережений на накопление основного капитала после кризиса 1998 г. оставалась очень низкой — 50-60%.

Разрыв между объемами сбережений и инвестиций в россий­ской экономике остается одним из самых больших в мире. По доле сбережений наша страна близка к уровню быстроразвивающихся стран Юго-Восточной Азии периода высоких темпов экономического роста (1980-1990-е годы). Однако по доле инвестиций она весьма дале­ка от их показателей (там доли сбережений и инвестиций в ВВП практически совпадали).

Среди развитых стран в последние годы наиболее высокий уро­вень сбережений наблюдался в Норвегии (35,1% ВВП — 2001 г., 32,1% - 2002 г.), в Швейцарии (33,6% - 2000 г., 29,5% - 2001 г.), в Финляндии (27,3% - 2001 г., 26,4% - 2002 г.), в Южной Корее (30,1% - 2001 г., 29,1% - 2002 г.)19. В мире в целом уровень сбере­жений и инвестиций на протяжении последних 20 лет оставался не­изменным: примерно 22-23% к ВВП по инвестициям и 23-24% по сбережениям. Прогноз МВФ на 2005-2008 гг. — также на уровне 23% для инвестиций и 24% для сбережений.

На фоне общемировых тенденций по доле инвестиций в ВВП Россия находится на уровне развитых стран. Но такое сравнение бу­дет некорректным вследствие колоссального отставания от них по производству ВВП на душу населения20. Среди остальных групп стран мы ближе всего к африканским государствам, характеризовавшимся средними темпами роста ВВП в 1997-2003 гг. на уровне чуть выше 3%. В то же время в развивающихся странах Азии с долей инвести­ций в ВВП более 30% среднегодовой темп роста ВВП за тот же пери­од был равен 6%. Новые индустриальные государства Юго-Восточной Азии в 1985-1994 гг. достигали 7,8% среднегодовых темпов роста ВВП при высоких нормах сбережений (34,5% к ВВП) и инвестиций (32,1% к ВВП). В дальнейшем относительно высокая норма сбереже­ний (28-30%) поддерживалась на фоне снижавшейся доли инвести­ций (с 31,6% в 1997 г. до 22,8% в 2003 г.). Одновременно неустойчи­вой в этих странах была и динамика ВВП. В последние три года при снизившейся доле инвестиций и возросшем разрыве между сбереже­ниями и инвестициями (до 6% ВВП) среднегодовые темпы роста колебались от 0,8 до 4,6%. Разумеется, на динамику ВВП в этот пери­од оказывали влияние и другие факторы, но определенная связь между изменениями названных величин тем не менее прослеживается.

Более детальное представление о внутренней динамике валового накопления и сбережения в отдельных секторах российской экономистов, предоставленных банками нефинансовым предприятиям и организациям, в реальном выражении составлял: 41,7% в 2000 г., 34,3 - в 2001 г., 20,9 - в 2002 г. и 18,7% - за 8 месяцев 2003 г.21 По итогам 2003 г. объем банковского кредитования нефинансовых предприятий достиг 8,5% ВВП (4,1% в 2002 г.)22. В настоящее время объем этих кредитов составляет более 40% банковских активов. Дедолларизация сбережений и увеличение рублевых вкладов населения в банковской системе, а также низкий уровень процентных ставок по кредитам сти­мулировали рост заимствований у банков. В результате почти в два раза увеличились темпы рублевого кредитования частного сектора.

Противоположная ситуация наблюдалась по кредитам в валю­те. В 2003 г. темп их роста был в два раза ниже показателей предыду­щего года, что объяснялось низкими процентными ставками на ми­ровых рынках. Российские предприятия предпочитали брать валют­ные кредиты за рубежом. Существенный рост внешних заимствова­ний частного сектора (на 42%) наблюдался и в 2002 г. (в основном кредиты за рубежом брали предприятия экспортоориентированных отраслей; активно заимствовала за рубежом банковская система: положительное сальдо финансового счета платежного баланса по секто­ру банковских учреждений увеличилось в 2003 г. почти в четыре раза). Объем эмиссии еврооблигаций российских предприятий и банков в первом полугодии 2003 г. превысил объем займов, разме­щенных внутри страны, почти в три раза23.

Одной из причин переориентации крупных предприятий-заем­щиков на внешние рынки является и то, что, например, в 2002 г. даже крупные российские банки, за исключением Сбербанка и Внеш­торгбанка, не могли предоставить кредит на сумму свыше 200-250 млн. долл., не нарушив норматива риска на одного заемщика. Но Сбербанк является крупнейшим кредитором государства, а его акти­вы примерно в десять раз превышают активы самого большого част­ного банка — Альфа-банка.

Еще одной проблемой банковского кредитования реального секто­ра является дефицит долгосрочных кредитов. Отчасти это связано с несовпадением временной структуры активов и пассивов кредитных организаций. Например, на 1 июня 2003 г. долгосрочные активы (свыше одного года) составляли 32,3% совокупных активов банковского сек­тора, а доля долгосрочных пассивов — только 15,7%. К тому же основ­ная часть "длинных" пассивов — долгосрочные вклады населения, льви­ная доля которых приходится на Сбербанк. Существующая в настоя­щее время возможность досрочного изъятия физическими лицами сумм с вкладов в банках увеличивает риски ликвидности банковской систе­мы и тем самым снижает стабильность вкладов населения как источ­ника долгосрочных кредитов (в настоящее время обсуждается вопрос об отмене данной привилегии населения, позволяющей снимать сред­ства со счетов до окончания срока вклада). Поэтому доля долгосроч­ных кредитов реальному сектору и в 2003 г. оставалась невысокой — около 30% от общего объема кредитов (на конец 2002 г. — 25,3%).

Заметим также, что рост кредитов реальному сектору сам по себе не гарантирует использования полученных средств для увеличения производственных инвестиций. Так, в 2002 г. большая часть получен­ных банковских кредитов была направлена предприятиями и орга­низациями на краткосрочные финансовые вложения: объем инвести­ций в финансовые активы за счет привлечения банковских кредитов составил 200,4 млрд. руб., из них 78,6% приходилось на краткосроч­ные финансовые вложения. В то же время доля банковских кредитов в финансировании инвестиций в основной капитал равнялась лишь 4,8% (от общего объема инвестиций в основной капитал), а их объем в 2002 г. составил только 65,1 млрд. руб.24, то есть в 2,4 раза меньше, чем вложения в краткосрочные финансовые активы.

Одной из главных болевых точек инвестиционного процесса в российской экономике остается почти полное отсутствие межотрас­левого перелива капитала посредством банковской системы. Движе­ние капитала осуществляется в основном путем приобретения конт­роля над уже существующими активами других отраслей. В структу­ре кредитного портфеля банковской системы около половины выдан­ных кредитов приходится на экспортоориентированные отрасли (топ­ливная промышленность, цветная металлургия). Перелив капитала из сырьевых отраслей в обрабатывающие сдерживается закрытым ха­рактером кредитования внутри финансово-промышленных групп: такие внутренние кредиты составляют до 40-45% кредитного портфе­ля российских банков. Все это свидетельствует о том, что банковская система плохо выполняет роль финансового посредника.

О слабости финансового сектора в целом и его способности эффективно перераспределять ресурсы в экономике свидетельствуют данные, характеризующие глубину финансового рынка России. Они представлены в докладе о Программе оценки финансового сектора для Российской Федерации, подготовленном МВФ и Всемирным бан­ком совместно с российскими ведомствами.

Расширение ресурсной базы инвестиционной активности в 2003 г. поддерживалось целым рядом факторов, среди которых сле­дует выделить:

— увеличение собственных инвестиционных возможностей пред­приятий экспортоориентированных отраслей в связи с высокой до­ходностью внешнеторговых операций;

— некоторое улучшение финансового положения предприятий: по данным ЦМАКП, норма прибыли в промышленности повысилась с 12,7% в 2002 г. до 13,4% в 2003 г.25;

— рост объема используемых заемных средств в связи с умень­шением стоимости их привлечения: базовая ставка — ставка рефи­нансирования — последовательно снижалась на протяжении послед­них лет и в начале 2004 г. была установлена на уровне 14%, достигнув минимального значения за последние 10 лет;

— увеличение объема привлеченных средств в части прямых инвестиций, поступающих в форме кредитов от зарубежных совла­дельцев предприятий: за 9 месяцев 2003 г. прямые иностранные инве­стиции возросли в 1,8 раза по сравнению с соответствующим перио­дом 2002 г.;

— рост сбережений населения в связи с повышением реальных располагаемых доходов.

Таким образом, в экономике России сложилась непростая ситуа­ция, когда амбициозные задачи поддержания высоких темпов эконо­мического роста, диверсификации производства и повышения конку­рентоспособности отечественных товаров пока не могут быть в пол­ной мере подкреплены соответствующей динамикой инвестиций. Се­годня требуются долгосрочные устойчивые, опережающие динамику ВВП темпы прироста инвестиций в основной капитал с тем, чтобы не просто восстановить необходимый его запас в экономике, но и прове­сти его всеобъемлющую модернизацию, обеспечив возможности вы­пуска конкурентоспособной отечественной продукции. В то же время, как показал опыт последних лет, инерционное развитие этого процес­са не дает желаемых результатов. Необходимы четкая экономическая политика активного стимулирования инвестиционного процесса и — что самое важное — координация усилий государства и бизнеса в реализации поставленной цели с жестко определенными взаимны­ми обязательствами и конкретными результатами, которые должны быть получены в итоге совместных действий.


1 С помощью макроэкономических тождеств можно показать, что разница между сбережениями и инвестициями равна сальдо по счету текущих операций платежно­го баланса или счету операций с капиталом и финансовыми инструментами, взято­му с обратным знаком. Из основного макроэкономического тождества, или тождества национальных счетов, имеем: У=С+I+G+NХ, (У-С-G)-I=NХ, или S-I=NX. Из пла­тежного баланса: NX=-KA. Тогда: S-I=-KA, где (с некоторым приближением): Y — ВВП; C и G — конечное потребление домашних хозяйств и государства; I — валовые инвестиции; NX — чистый экспорт, или сальдо по счету текущих операций; КА — сальдо по счету операций с капиталом и финансовыми инструментами платежного баланса. То есть "излишек" сбережений в экономике страны через отток капитала становится источником ресурсов для остального мира (отрицательное сальдо капи­тального счета, а также статьи "Чистые ошибки и пропуски" и др.) и соответствует положительному сальдо по счету текущих операций платежного баланса.

2 Говоря об инвестициях, мы будем иметь в виду прежде всего инвестиции в нефинансовые активы и их главную составляющую — инвестиции в основной капи­тал. Инвестиции в нефинансовые активы включают инвестиции в основной капи­тал; инвестиции в нематериальные активы (объекты интеллектуальной собственно­сти: патенты, авторские права, деловая репутация организации и т.д.); инвестиции в прирост запасов материальных оборотных средств; инвестиции па приобретение в собственность земельных участков, объектов природопользования и других нефи­нансовых активов. Инвестиции в основной капитал — совокупность затрат, направ­ленных па создание и воспроизводство основных фондов: повое строительство; рас­ширение, реконструкция и модернизация объектов, что приводит к увеличению перво­начальной стоимости объектов и относится па добавочный капитал организации: приобретение машин, оборудования, транспортных средств; затраты па формирова­ние основного стада; выращивание многолетних насаждений и т.д.


3 Данные МЭРТ.

4 В этой связи вызывает некоторое недоумение попытка представить итоги од­ного года — более высокие темпы роста инвестиций по сравнению с темпами роста ВВП в 2003 г. - как переход к инвестиционно-ориентированному типу роста. Как видно из данных таблицы 2, динамика накопления была в последние годы по крайней мере неустойчивой так же, как и ее вклад в прирост ВВП.


5 В целом динамика импортной составляющей в потреблении продукции машиностроения выглядит следующим образом: снижение с конца 1998 г. до III квартала 1999 г., затем рост и формирование устойчивой тенденции более быстрых темпов роста импорта машин и оборудования по сравнению с темпами роста отечественного машиностроения. В 2001-2002 гг. импорт машин и оборудования увеличился в 1,72 раза, а выпуск продукции машиностроения — на 9,1%. В 2003 г. эта тенденция сохранилась — на инвестиции в приобретение импортного оборудования пришлось 1/4 общего объема инвестиций в машины и оборудование (см.: Российская экономика в 2003 году: тенденции и перспективы. —http://www.ict.ru, с. 209, 213).


6 См.: Россия в цифрах. 2003, с. 178. На фоне укрепления рубля усиливалось конкурентное давление со стороны дешевеющего импорта. В этих условиях предприятия, ориентированные па внутренний рынок, не могли повышать цепы по мере роста издержек, поэтому поддержание конкурентоспособности продукции можно было обеспечить путем сокращения нормы прибыли и модернизации основных фондов. Пос­ледняя задача во внутренне-ориентированных отраслях решалась в значительной степени за счет капитального ремонта оборудования.


7 Активный рост жилищного строительства отмечался в течение всего 2003 года. За 11 месяцев 2003 г. было введено в действие жилых домов на 7,4% больше, чем за аналогичный период предыдущего года. Почти половина введенного жилья (48%) была построена за счет средств населения (данные МЭРТ).

8 «С учетом практически универсального наблюдения, согласно которому обще­ственные инвестиции стимулируют или привлекают частные капиталовложения, — отмечал Дж. Тобин, оценивая ситуацию в России, — возрождение производства вряд ли возможно без активной инвестиционной политики со стороны государства» (см.: Тобин Дж. Вызовы и возможности. В кн.: Реформы глазами американских и рос­сийских ученых. М., 1996, с. 89).


9 World Economic Outlook, April 2003, p. 234-237.

10 По данным Госкомстата России, в 2001 г. коэффициенты обновления составля­ли: в топливной промышленности — 3,5%, в том числе в нефтедобывающей — 4,2, в цветной металлургии — 2,8, в пищевой промышленности — 3,1%.


11 См.: Инвестиционная активность промышленных организаций. - Статистический бюллетень, 2004, № 1.

12 Следует иметь в виду, что па балансах предприятий остаются физически и морально устаревшие основные фонды, поэтому официальные данные о коэффициентах использования производственных мощностей могут оказаться несколько заниженными.

13 Для сравнения: весной 2003 г. после затяжного спада в экономике США коэффициент использования производственных мощностей в промышленности сократился до 74,4% — самого низкого уровня за последние 20 лет. В странах еврозоны он также уменьшился к 2003 г. до 80% при стагнирующем выпуске (см.: Год планеты. Политика. Экономика. Бизнес. Банки. Образование. Вып. 2003г. ИМЭМО РАН. М. Экономика, 2003, с. 31,33).

14 См.: Экономические итоги 2003 года. Обзор макроэкономических тенденций, № 53, с. 5 (http://www.forecast.ru).


15 См.: Инвестиционная активность промышленных организаций, — Статисти­ческий бюллетень, 2004, №1.


16 См.: Белоусов А. Развитие российской экономики в посткризисный период (макроэкономический аспект). — Проблемы прогнозирования, 2003, № 6, с. 10.

17 На долю машиностроения приходится почти 20% общего объема промышленного производства и 35% производства обрабатывающей промышленности, ориентированной па внутренний рынок. В 2003 г. сто рост составил 9,4%, дав толчок общему ускорению темпов роста в обрабатывающих отраслях с 2,5% в 2002 г. до 5,6% в 2003 г. Без машино­строения совокупные темпы роста обрабатывающих отраслей сократились бы до 3,5%. Однако в самом машиностроении быстрее всего развивалось производство железнодо­рожных вагонов (35,8%). В свою очередь это было связано главным образом с необхо­димостью получения дополнительных транспортных мощное России в целях компенсации недостатка пропускной способности государственной нефтепроводной системы. Таким образом, при более детально рассмотрении становит­ся очевидным, что повышение активности несырьевых отраслей свидетельствует не о самостоятельном возрождении "внутренней" российской промышленности, а скорее является наглядным проявлением того, как вторичные эффекты высоких цеп па нефть и газ в предшествующий период распространяются на всю экономику (см.: Всемирный банк. Доклад об экономике России, февраль, 2004. — http://www.worldbanc.org.ru).


18 См.: Инвестиционная активность промышленных организаций. — Статисти­ческий бюллетень, 2004, № 1.


19 Источник: http://www.oecd.org/dataoecd/2/40/2726831.pdf.

20 В 1999 г. индекс физического объема ВВП на душу населения Российской Федерации па основе ППС составил 18% от уровня США по сравнению с 24% в 1996 г. Примерно равный уровень экономического развития в 1999 г. имели Россия, Болга­рия, Латвия, Македония, Румыния, Турция (18-20% от уровня США). Индексы физи­ческого объема ВВП па душу населения развитых стран па базе ППС составляют, как правило, не менее 65% от уровня США (во Франции - 68%, в Германии - 73, в Японии — 74, в Люксембурге — 128%).

ВВП России в 1999 г. исходя из пересчета по ППС оценивался примерно в 887,7 млрд. долл. США. ВВП США в том же году составлял по ППС около 9,2 трлн. долл., Японии - 3,1 трлн., Германии - 2 трлн., Великобритании, Франции и Ита­лии - около 1,4 трлн. долл. ВВП Российской Федерации на душу населения в 1999 г. на основе. ППС оценивался в 6067 долл. США. Максимальный уровень ВВП на душу населения по ППС был достигнут в Люксембурге - 43036 долл. Среднее значение ВВП па душу населения в странах-членах Европейского союза — 23180 долл. (по 15 странам-членам), ОЭСР - 23671 долл. (по 30 странам-членам).– http://www.gks.ru/ scripts/free/1c.eхе?ХХХХ18F.1.1/000010R.



21 Вестник Банка России, 2003, № 60, 29 октября, с. 4.

22 Российская экономика в 2003 году: тенденции и перспективы.- http://www.ict.ru, с. 210.


23 См.: Экономика России в 2004 году. Внешние факторы роста ослабеют, а внутренние еще не окрепнут. Доклад Фонда перспективных исследований и Инсти­тута мировой экономики и международных отношений РАН. — Известия, 2003, 29 декабря, с. 6-7. В результате такой политики заимствований при снижении суммы государственного внешнего долга резкий рост внешних обязательств частного секто­ра привел к росту общего внешнего долга страны с 153,2 млрд. долл. па 1 января 2003 г. до 182 млрд. долл. па 1 января 2004 г., причем рост долга органов государственного управления был незначительным — с 97,7 млрд. до 99 млрд. долл. (такая тенденция не рассматривается экономистами как положительная: в структуре долга самым сла­бым звеном считается корпоративное, поскольку его положение как заемщика почти полностью зависит от мировой конъюнктуры).


24 См.: Макроэкономический анализ состояния и перспектив развития эконо­мики Российской Федерации. Итоги 1 полугодия 2003 года. Информационный бюл­летень. М.: ЮпиконРуф, 2003, с. 24-28; Макроэкономический анализ состояния и перспектив развития экономики Российской Федерации. Итоги 2002 года. Информационный бюллетень. М.: ЮниконРуф, 2003, с. 26-28.


25 См.: Экономические итоги 2003 года. Обзор макроэкономических тенденций № 53. —http://www.forecast.ru. Норма прибыли рассчитана по данным за январь-сентябрь 2002-2003 гг. как отношение разности валового выпуска и затрат на произ­водство и реализацию продукции к валовому выпуску.





Скачать 280.74 Kb.
Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2019
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты