Домой

Вестник Московского университета, серия 12 («Политические науки»), 2010, №5 (в печати) Ахременко Андрей Сергеевич




Скачать 326.58 Kb.
НазваниеВестник Московского университета, серия 12 («Политические науки»), 2010, №5 (в печати) Ахременко Андрей Сергеевич
Дата26.12.2012
Размер326.58 Kb.
ТипДокументы
Содержание
B – индекс доли населения с доходами выше прожиточного минимума; С
Качество жилищных условий населения
Состояние жилищного фонда
Обеспеченность населения жильем
Величина и распределение доходов
Равенство в распределении доходов
Отсутствие бедности
Миграционная привлекательность региона
Уровень выживаемости детей в возрасте до одного года
Безопасность личности
Развитость рынков услуг
Продолжительность жизни
Доступность рабочих мест
10 регионов с лучшими показателями качества жизни в 2008 г.
Индекс качества жизни 2008 г.
Корреляции Спирмана между компонентами индекса качества жизни в 2008 г.
Корреляции Спирмана между показателями качества жизни в 2003 – 2006 гг.
Лучшие 10 регионов по росту качества жизни 2007-2008 гг.
Субъект Федерации
Лучшие 10 регионов по темпам роста качества жизни 2003-2008 гг.
...
Полное содержание
Подобные работы:


Вестник Московского университета, серия 12 («Политические науки»), 2010, №5 (в печати)

Ахременко Андрей Сергеевич, доктор политических наук, доцент, и.о. зав. лабораторией математических методов политического анализа и прогнозирования факультета политологии МГУ имени М.В.Ломоносова,

Евтушенко Сергей Александрович, аспирант кафедры политического анализа факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова


Качество жизни регионов России: политологический аспект, методология и методика измерения1


В наиболее общем виде качество жизни представляет собой показатель социального развития. При этом на данный момент, при всем богатстве представлений о качестве жизни в социологии, экономике и других науках, в политологии как одной из важнейших наук об обществе вопросы оценки социального развития рассмотрены в недостаточной мере.

Внимание политологии к проблемам качества жизни вполне обоснованно. Очевидно, что, при первом приближении, темп социального развития задается как минимум двумя группами фактором – природными и социальными. В том, что касается второй группы факторов, если привносить в рассмотрение политическую составляющую, социальное развитие в той или иной степени можно рассматривать в качестве результата работы политической системы. Уровень качества жизни населения показывает, насколько эффективно современное государство выполняет свою основную функцию – функцию властного распределения ресурсов для общества.2 Причем это более тонкий и адекватный инструмент по сравнению с макроэкономическими индикаторами, такими, как рост ВВП или уровень инфляции, на которые делает упор современная российская властная элита. Последние, по сути, не отражают (или отражают лишь косвенно) результаты распределения ограниченных ресурсов именно для общества как совокупности индивидов. Изучение же качества жизни, по своей сути, ориентировано в первую очередь на те показатели социального развития, которые в той или иной степени оказывают влияние на жизнь конкретного индивида.

Говоря о качестве жизни россиян, нельзя не учитывать размеров нашей страны и значительной территориальной дифференциации по целому набору критериев. В этой связи, в первую очередь интерес представляет построение индекса качества жизни в региональном разрезе – оценка отдельных регионов в рамках единого методологического подхода. В этом случае, как кажется авторам, в более полном объеме будет учтена долгосрочная цель исследования – обоснование необходимости оперативной оценки работы региональных властных структур в частности и политической системы России в целом на основе оценок социального развития. Это – перспективная цель, и на сегодняшний день задачи произведения такой оценки не ставилось. В то же время, разработанные в рамках данного исследования методические подходы позволяют непосредственно приступить к ее решению.

С самого начала необходимо подчеркнуть, что качество жизни – многомерное понятие. Не вдаваясь пока в вопросы количественной его оценки, нужно отметить, что исключительно на концептуальном уровне оно включает в себя множество разнородных составляющих социального развития, не сводимых друг к другу. В этом смысле построение общего индекса – этот существенное одномерное упрощение. Тем не менее, общий индекс представляется необходимым с технологической точки зрения – как удобная величина при ее использовании в процессе формулирования текущей и стратегической политической линии государства, как интегральный показатель эффективности политической системы.

Задача разработки адекватного инструментария измерения качества жизни оказывается непростой уже на стадии теоретической операционализации понятия. Во-первых, налицо довольно широкая трактовка качества жизни разными дисциплинами. Во-вторых, проблему представляет набор концептуальных элементов дефиниции, которые бы определяли сущность понятия. Наименее дискуссионным является мнение, что качество жизни следует определять, исходя из опоры на феномен удовлетворения индивидом своих разнообразных потребностей. Говоря об удовлетворенности индивида, мы, таким образом, привносим элемент соотнесения текущей ситуации в обществе с некоторым идеалом. По мере изменения этого соотношения и происходит социальное развитие. Идеалом в этом случае является ситуация удовлетворенности всех или большинства потребностей индивида3.

Принципиальным моментом является несводимость понятия качества жизни только к удовлетворению материальных потребностей, материальному благосостоянию. В свете этого важное значение может иметь отграничение понятия качества жизни от близких к нему по содержанию концептов социального развития.

Качество жизни следует отличать от терминологически и содержательно близкого понятия уровня жизни. Уровень жизни – показатель, отражающий благосостояние населения, сконцентрирован на подсчете объема доходов граждан и степени удовлетворения базовых потребностей. Фактически он является производным от показателей экономического развития. В сравнении с ним качество жизни – гораздо более широкий показатель, включающий в себя оценку благосостояния в числе прочих критериев качества жизни, но также учитывающий и еще целый ряд индикаторов удовлетворения разного рода потребностей.

В ряде случаев показателем качества жизни выступает индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), разработанный ООН4. ИРЧП рассчитывается как среднеарифметическая величина трех индексов: индекса ожидаемой продолжительности жизни при рождении, индекса уровня образования и индекса ВВП на душу населения по паритету покупательной способности. Формально концепция ИРЧП была разработана с целью ухода от преимущественного акцента на вопросах роста уровня материального производства в сторону учета нематериальных факторов расширения пространства возможностей для индивида.

Главной проблемой этого индекса является недостаточная полнота «охвата» измеряемого признака. С одной стороны, ограниченность числа необходимых для расчета операциональных статистических показателей позволяет, в силу широкой их доступности, рассчитывать индекс для подавляющего большинства стран и регионов. С другой стороны, в силу страновой специфики, не во всех случаях ИРЧП может адекватно отражать степень развития конкретного общества – что, в определенной степени, является следствием сознательной редукции числа компонент индекса.

В этой связи индекс качества жизни, не будучи ограничен – в теории – по числу включаемых показателей, обладает большим потенциалом универсальности и более адекватно отражает качество жизни в принципе, нежели ИРЧП.

На сегодняшний день принято разделять два базовых подхода к процедуре оценки качества жизни – субъективный и объективный. В первом случае имеет место оценка самими индивидами степени своей удовлетворенности жизнью. Следовательно, качество жизни здесь определяется как восприятие людьми своего положения в жизни; строится оно на основании культурных особенностей и системы ценностей, принятой в данном обществе, устоявшихся жизненных стандартов социальной микро- и макросреды, ожиданий, целей индивида5.

Построение индекса качества жизни на основе субъективной самооценки человека в теории и практике оценки качества жизни считается, как правило, более перспективным и более адекватным реальности. Предполагается, что определение самим индивидом степени удовлетворенности своих потребностей, своего жизненного положения дает наиболее достоверную картину. При этом очевидно, что в этом случае индекс качества жизни выводится по результатам значительного количества массовых опросов, что предполагает крупные финансовые затраты на проведение исследования. Кроме того, субъективный подход существенно затрудняет сравнительные исследования, так как неформальные стандарты качества жизни очень существенно различаются не только по отдельным странам, но и – во многих случаях, в том числе российском - по регионам внутри одной страны.

В процедурах объективной оценки качества жизни итоговый показатель выводится на основе статистической обработки широкого набора отдельных статистических индикаторов, в той или иной степени отражающих социальное развитие (сближаясь, таким образом, с ИРЧП, но превосходя его по числу компонент индекса). Конкретный набор величин, привлекаемых для расчета индекса, различается в разных методиках составления рейтинга, что зависит от методологических установок разработчиков, а также, не в последнюю очередь, от специфики конкретной страны/региона, которую изучают, дабы набор показателей более достоверно показывал качество жизни именно на этой территории.

Значительное развитие методики расчета индекса качества жизни приобрели на Западе, в научных центрах США, ЕС и международных организаций. В той или иной мере, с использованием разной методологии, индексы качества жизни (или их аналоги) рассчитываются структурами ООН (ИЧР/ИРЧП), Всемирной организацией здравоохранения6; Всемирным банком7; Международной организацией исследований качества жизни (International Society for Quality-of-Life Studies8) и целым рядом популярных СМИ, научных изданий, общественных, научных, консалтинговых организаций.

Политологические исследования качества жизни (в т.ч. построение индекса качества жизни) не так часты. В частности, в отечественной политической науке можно назвать лишь единичные случаи.

Так, индекс качества жизни стал одним из пяти показателей статистического анализа политических систем современных государств в проекте «Политический атлас современности» МГИМО9. Из соображений доступности статистических данных в индекс были включены следующие показатели: ВВП на душу населения; включенность населения в систему начального, среднего и высшего образования; ожидаемая продолжительность жизни при рождении; детская смертность до 1 года; смертность от передающихся болезней; смертность от увечий (несчастных случаев, убийств, самоубийств и др.); расходы на здравоохранение на душу населения.

Отдельного внимания заслуживает рейтинг качества жизни российских регионов, рассчитывавшийся Независимым институтом социальной политики в 2000-2005 гг.10 За исключением данного проекта, авторам на сегодняшний день не удалось найти примеров количественных исследований качества жизни в регионах России (по крайней мере, общероссийского масштаба, в связи с чем представленный авторами индекс качества жизни регионов будет одной из первых попыток такого исследования). В упомянутом проекте индекс, методика которого разработана сотрудниками географического факультета МГУ, сконцентрирован в первую очередь на проблемах переходного периода развития России (будучи назван «кризисным» индексом качества жизни). Он является интегральным показателем, который рассчитывается как среднее арифметическое из четырех частных индексов, один из которых – индекс здоровья – вычисляется как среднее из показателей долголетия (ожидаемой продолжительности жизни) и младенческой смертности:



где A – индекс отношения среднедушевых денежных доходов к прожиточному минимуму;

^ B – индекс доли населения с доходами выше прожиточного минимума;

С – индекс уровня занятости населения;

D – индекс ожидаемой продолжительность жизни;

Е – индекс младенческой смертности.

В качестве рабочего определения качества жизни в рамках данного исследования авторы считают целесообразным использовать следующее. Качество жизни – степень удовлетворения некоторого базового набора материальных и духовных потребностей индивида, характеризуемая, с одной стороны, определенным уровнем благосостояния, с другой – наличием необходимой инфраструктуры и прочих условий для удовлетворения этих потребностей.

Принципиальной особенностью авторской методологии построения индекса стал сознательный отказ от ориентации на субъективные оценки качества жизни – как самими гражданами, так и экспертами. Рейтинг качества жизни российских регионов, соответственно, построен исключительно на основании официальных статистических данных Федеральной службы государственной статистики РФ. Причиной обращения авторов к объективным оценкам качества жизни является не только и не столько высокая затратность исследований экспертных мнений или субъективных оценок населения. Авторы считают, что ориентация на объективные статистические данные является более методологически корректной, исходя из поставленной перспективной цели исследования – оценки эффективности деятельности региональной администрации и политической системы России в целом на основании показателей качества жизни.

Основными компонентами индекса стали:

  • ^ Качество жилищных условий населения (H). Это компонентный подиндекс, образующийся путем усреднения трех величин:

  • Наличие коммуникаций (A). В качестве операциональной переменной взят удельный вес общей жилой площади, оборудованной водопроводом.

  • ^ Состояние жилищного фонда (D), измеряемое через удельный вес ветхого и аварийного жилищного фонда в общей площади жилищного фонда. При этом показатель состояния жилищного фонда обратно пропорционален доле ветхого и аварийного жилья.

  • ^ Обеспеченность населения жильем (R), мерой которой выступает общая площадь жилых помещений, приходящаяся в среднем на одного жителя.

Как представляется авторам, данный показатель является одним из наиболее значимых компонентов индекса, так как сам по себе может служить достоверным репрезентативным индикатором качества жизни российских регионов. С одной стороны, он объективно связан со степенью урбанизации (особенно в части наличия коммуникаций). С другой стороны, принимая во внимание сугубо российскую специфику, можно с полным правом утверждать, что урбанизация в России по факту связана с качеством жизни, а жилищные условия граждан и степень удовлетворения потребности в жилье (при всей остроте этой проблемы) на сегодняшний день являются адекватными индикаторами качества жизни россиян в целом.

  • ^ Величина и распределение доходов (I). Это также компонентный подиндекс, образуемый усреднением нескольких величин:

  • Размер индивидуальных доходов (W), взятый как отношение среднедушевых денежных доходов к прожиточному минимуму, установленному в регионе. Учет прожиточного минимума в рейтинге представляется еще одним принципиальным моментом авторского подхода к определению качества жизни – по крайней мере, на материале российских регионов. Анализ статистики по прожиточному минимуму в нашей стране показывает, что этот показатель обладает весьма значительным дифференцирующим потенциалом для регионов России, подтверждая, кроме прочего, соображения о своей важности как индикатора качества жизни. Для иллюстрации можно привести хотя бы следующие данные. Так, например, величина прожиточного минимума Камчатского края и Тюменской области в 4 квартале 2008 г. различались более чем в 2 раза, Москвы и Тамбовской области (за тот же период) – в 1,9 раза.

  • ^ Равенство в распределении доходов (G), - величина, обратная индексу концентрации доходов Джини. Данный индекс оценивает близость наблюдаемого распределения доходов среди населения к равномерному. Чем ближе значение индекса к 1 (или 100%), тем менее равномерно распределены доходы и, соответственно, выше уровень социальной дифференциации.

  • ^ Отсутствие бедности (P). Операциональным индикатором данной величины является доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума («за чертой бедности»), взятая в обратной пропорции.

Говоря о показателях доходов, важно подчеркнуть, что рассматривается не только уровень доходов, но и степень его распределения в обществе, что, с одной стороны, показывает качество развития общества в целом, с другой – эффективность работы политической системы по распределению ресурсов (см. выше).

  • ^ Миграционная привлекательность региона (M). В основе данного показателя – стандартные коэффициенты миграционного прироста, представляющие собой разность между числом прибывших и убывших на 10 000 человек населения территории. Общая установка состоит в том, что более высокие показатели прироста свидетельствуют о большей привлекательности территории и, соответственно, о более высоком качестве жизни ее населения. В то же время, авторы отдают себе отчет в том, что картина внутренней миграции в России является довольно сложной и обусловлена более широким комплексом факторов. В частности, трудоизбыточностью северокавказских регионов с высокой рождаемостью и неблагоприятными климатическими условиями ряда северных «сырьевых» территорий, откуда велик отток пенсионеров. Тем не менее, общий тезис «люди едут туда, где жизнь лучше» представляется нам в целом вполне обоснованным.

  • ^ Уровень выживаемости детей в возрасте до одного года (обратный смертности в возрасте до одного года) (C). Это один из важнейших и общепризнанных в мире показателей качества жизни, учитывающий сразу две составляющие: качество медицинских услуг и здоровье родителей. Очевидна обратная связь между младенческой смертностью и качеством жизни региона.

  • ^ Безопасность личности (B). Данный показатель обратно пропорционален такому традиционному индикатору, как уровень преступности – число зарегистрированных преступлений на 100 000 человек населения. Несмотря на некоторые проблемы его применимости в России (где «регистрируемость» преступлений может варьироваться от региона к региону), явной альтернативы данному показателю не просматривается. Тогда как учет фактора личной безопасности в оценке качества жизни территорий представляется авторам необходимым.

  • ^ Развитость рынков услуг (S), измеренная посредством переменной «объем платных услуг на душу населения». Показатель развитости рынков относится к числу комплексных показателей, задачей которых является отражение сразу целого набора условий повышения качества жизни. Как уже говорилось выше, качество жизни определяется не только общим уровнем благосостояния населения, но и наличием возможности «реализовать» этот уровень благосостояния (если угодно, реализованное/реальное качество жизни). Соответственно, качество жизни связано с возможностью свободно приобрести необходимые услуги. В этой связи показатель развитости рынков является одной из важнейших составляющих рейтинга.

Кроме того, он сильно коррелирует (коэффициент корреляции составляет 0,8 – 0,9 в разные годы) с размером валового регионального продукта на душу населения. Последний показатель нередко учитывается в оценках качества жизни (см. хотя бы индекс человеческого развития, рассчитываемый ПРООН). Использование ВРП на душу населения, однако, в предлагаемом авторами индексе представляется проблематичным, так как в соответствии со стандартами статистической отчетности, его расчет осуществляется фактически на протяжении двух лет11. Таким образом, развитость рынков – это своего рода «субститут» ВРП на душу населения. Наконец, показатель развитости рынков услуг, кроме прочего, является еще и индикатором величины денежной массы, обращающейся в регионе (в связи с чем и наблюдается столь сильная корреляция с ВРП на душу населения).

Тем не менее, следует отметить и некоторые проблемы этого показателя. В силу достаточной интегрированности некоторых региональных рынков между собой, в ряде случаев – очень слабой изолированности их друг от друга (либо фактического единства рынков нескольких регионов), значительная развитость рынка услуг может быть достигнута во многом за счет потребителей из других регионов. Очевидно, что наиболее показательным примером здесь является Москва (как, впрочем, и некоторые другие крупные центры, привлекающие потребителей из других регионов).

  • ^ Продолжительность жизни (L, средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении). Это общепринятый в мировой статистике показатель, вычисляемый на основе таблиц смертности. Наряду с младенческой смертностью, его можно считать одним из «интегральных» показателей качества жизни: он присутствует практически во всех методах его измерения и не требует специального обоснования. Вместе с тем, применительно к российским реалиям, важно понимать, что он по большому счету является функцией двух переменных: 1) качества медицинских услуг и 2) социокультурных особенностей территории. В первом случае можно говорить о прямой связи с уровнем качества жизни регионов (в России статистически подтвержден тот факт, что продолжительность жизни выше в крупных мегаполисах и развитых регионах с разветвленной и качественной системой здравоохранения). Социокультурная специфика отдельных территорий, напротив, является фактором появления неизбежных частных искажений рейтинга при включении в него показателя продолжительности жизни (преимущественно республики Северного Кавказа, известные своим долголетием).

  • ^ Доступность рабочих мест (J). Данный показатель является обратным по отношению к уровню безработицы, рассчитываемому как отношение численности безработных к численности экономически активного населения (в процентах). В настоящее время в ФСГС РФ при отнесении индивида к категории безработных приняты стандарты Международной организации труда (МОТ). Соответственно, данный показатель рассчитывается на основании опросных исследований, а не на основании данных государственной службы занятости. При этом авторы отдают себе отчет, что, во-первых, этот показатель не в полной мере отражает степень реальной занятости в принципе; во-вторых, что в ряде случаев он не отражает реального положения дел в связи со значительным удельным весом в экономике некоторых регионов теневой составляющей (и, соответственно, теневой занятости). Несмотря на сделанные оговорки, необходимость учета доступности рабочих мест в рамках поставленных задач представляется необходимой.

Ежегодный индекс качества жизни (QL) является линейной функцией восьми переменных:

, (1)

где (подиндекс жилищных условий),

(подиндекс распределения доходов)

Все компоненты индекса имеют равные веса, так как в противном случае необходимо было бы использовать экспертные оценки, что противоречит методологии данного проекта. Все компоненты прямо связаны с показателем качества жизни региона, в то время как некоторые операциональные показатели (реально измеряемые величины) компонент индекса имеют отрицательную связь с качеством жизни.

Все данные, используемые в расчете индекса, являются официальными данными Федеральной службы государственной статистики РФ. Более конкретно, используются следующие материалы и базы данных Росстата (доступны на официальном сайте www.gks.ru или в публикациях ИИЦ «Статистика России»):

  • Центральная база статистических данных;

  • Мониторинг социально-экономического положения субъектов РФ;

  • Доклад «Социально-экономическое положение России»;

  • Социально-экономическое положение федеральных округов;

  • Регионы России. Социально-экономические показатели.

Данные проанализированы за последние шесть лет: с 2003 по 2008 гг. включительно. Выбор таких хронологических рамок обусловлен двумя обстоятельствами. Во-первых, необходимостью иметь достаточные временные ряды для динамических сравнений; шестилетний период позволяет делать выводы об общих тенденциях развития качества жизни в современной России и ее субъектах. Во-вторых, по нашим оценкам, именно с 2003 г. ряд компонент индекса стабилизируется; например, прекращается массовый отток беженцев из Чеченской Республики в соседние регионы.

Очевидно, что компоненты индекса качества жизни имеют неодинаковую размерность, то есть измерены в разных единицах. Для формирования общего индекса (1) необходимо привести их к некоторому сопоставимому виду. С этой целью в данном проекте использован метод линейного масштабирования12. Его суть состоит в том, чтобы отобразить значения каждого показателя в интервале от 0 до 1, сохраняя все пропорции между отдельными значениями. Таким образом, сохраняются все структурные характеристики исходного показателя.

В применяемой формуле масштабированное значение получается в результате деления разности наблюдаемого и минимального значения переменной на ее размах:

(2)

При этом, как и в проекте Независимого института социальной политики, максимумы и минимумы каждой переменной фиксируются для всего изучаемого временного периода. В ином случае полученные значения будут динамически несопоставимы: невозможно будет сравнивать масштабированные значения для разных лет. В этом смысле полученные результаты выгодно отличаются от результатов измерения качества жизни в проекте МГИМО «Политический атлас мира»13, где в основе стандартизации лежит центрирование и нормирование (нормализация) величин.14 Последний подход создает проблемы с динамическими сравнениями, чего удается избежать при использовании линейного масштабирования.

В том случае, когда непосредственно измеряемый показатель отрицательно связан с качеством жизни (например, уровень безработицы), применяется обратное линейное масштабирование: полученный в линейном масштабе показатель вычитается из единицы:



Тогда распределение масштабированного показателя становится «зеркальным отображением» операционального исходного показателя.

Не масштабируемый показатель – индекс концентрации доходов Джини. В этом случае в масштабировании нет необходимости, так как данная величина является стандартизованной и колеблется в интервале [0,1]. Также масштабирование не понадобилось в случае с показателем «доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума».

Максимумы и минимумы для каждого показателя установлены эмпирически таким образом, чтобы 1) обеспечить возможность динамических сравнений, 2) наилучшим образом отразить различия между российскими регионами. Задачи обеспечения возможности международных сравнений на данном этапе развития проекта не ставилось.

Кроме того, полученные показатели качества жизни умножены на 100 и округлены до второго знака после запятой; это сделано исключительно для облегчения восприятия материала. С этой же целью наряду с абсолютными оценками качества жизни приводятся рейтинговые оценки – порядковые номера регионов в ранжированных рядах, причем значение 1 присваивается региону с наиболее высоким показателем качества жизни. Так, например, выглядят первая и последняя десятки субъектов федерации15 в 2008 г. (таблица 1):

Таблица 1.

^ 10 регионов с лучшими показателями качества жизни в 2008 г.

10 регионов с худшими показателями качества жизни в 2008 г.



^ Индекс качества жизни 2008 г.

Место в рейтинге 2008 г.

 

Индекс качества жизни 2008 г.

Место в рейтинге 2008 г.

Москва

79,35

1

Республика Ингушетия

57,55

73

Санкт-Петербург

75,33

2

Иркутская область

57,47

74

Московская область

71,07

3

Еврейская автономная область

57,4

75

Белгородская область

70,14

4

Курганская область

57,34

76

Республика Татарстан

69,3

5

Амурская область

56,69

77

Краснодарский край

69,01

6

Забайкальский край

55,46

78

Ханты-Мансийский авт. округ - Югра

68,09

7

Республика Калмыкия

54,99

79

Ямало-Ненецкий авт. округ

67,27

8

Республика Бурятия

54,88

80

Тюменская область

67,25

9

Республика Алтай

54,56

81

Республика Северная Осетия - Алания

67,03

10

Республика Тыва

48,04

82


Как было отмечено выше, авторы рассматривают качество жизни как многомерное понятие, а представленный метод его измерения как многомерный метод. Данное утверждение является не просто «фигурой речи», но может быть протестировано математическими средствами. Необходимо, чтобы между различными компонентами индекса качества жизни отсутствовали сильные корреляционные связи. Другими словами, составляющие индекса должны быть независимыми переменными по отношению друг к другу. Наличие сильных корреляций между индикаторами фактически означает, что они являются оценками одной и той же величины. Ниже приводится матрица ранговых корреляций Спирмана для всех пар компонент индекса в 2008 г. (таблица 2). Использование ранговой корреляции вместо стандартного метода Пирсона обусловлено тем, что распределения многих компонент не подчиняются нормальному закону:

Таблица 2.

^ Корреляции Спирмана между компонентами индекса качества жизни в 2008 г.




миграция

младенческая смертность

преступность

платные услуги

продолжительность жизни

безработица

Подиндекс жилищных условий

Подиндекс распределения доходов

миграция

1,00

0,38

0,11

0,09

0,22

0,50

0,39

0,28

младенческая смертность

0,38

1,00

0,16

0,15

0,20

0,36

0,37

0,28

преступность

0,11

0,16

1,00

-0,30

0,50

0,12

0,26

0,05

платные услуги

0,09

0,15

-0,30

1,00

-0,01

0,35

0,37

0,53

продолжительность жизни

0,22

0,20

0,50

-0,01

1,00

0,00

0,12

0,25

безработица

0,50

0,36

0,12

0,35

0,00

1,00

0,53

0,43

Подиндекс жилищных условий

0,39

0,37

0,26

0,37

0,12

0,53

1,00

0,37

Подиндекс распределения доходов

0,28

0,28

0,05

0,53

0,25

0,43

0,37

1,00


Как видно, подавляющее большинство коэффициентов корреляции очень низкие. Таким образом, можно уверенно говорить о том, что все компоненты индекса отображают различные аспекты понятия «качество жизни». Аналогичная картина наблюдается для всего рассматриваемого временного периода.

Наряду с оценками качества жизни в регионах России за отдельные годы был осуществлен динамический анализ данного показателя. Он преследует несколько целей. Во-первых, он служит для проверки адекватности разработанного инструментария измерения измеряемому показателю. Одним из свидетельств в пользу такой адекватности является медленное изменение оценок качества жизни от года к году. Очевидно, что качество жизни – это не такая переменная, которая может скачкообразно меняться во времени. Мы ожидаем, что корреляции между значениями индекса качества жизни должны быть очень сильными между «соседними» годами и несколько ослабевать с течением времени. Именно такую картину мы наблюдаем в матрице парных корреляций Спирмана, приведенной ниже (таблица 3):

Таблица 3.

^ Корреляции Спирмана между показателями качества жизни в 2003 – 2006 гг.




2003

2004

2005

2006

2007

2008

2003

1,00

0,96

0,92

0,92

0,90

0,89

2004

0,96

1,00

0,95

0,94

0,93

0,91

2005

0,92

0,95

1,00

0,97

0,94

0,92

2006

0,92

0,94

0,97

1,00

0,96

0,94

2007

0,90

0,93

0,94

0,96

1,00

0,96

2008

0,89

0,91

0,92

0,94

0,96

1,00


Далее, требуются инструменты оценки изменений качества жизни по отдельным регионам и России в целом 1) от года к году и 2) за весь рассматриваемый временной период. Для решения первой задачи используется очень простой индекс (D1), показывающий изменение показателя качества жизни в % к предыдущему году:

,

где - значение индекса качества жизни в i-том регионе в данном году, - значение индекса качества жизни в i-том регионе в году, предшествующему данному.

Для решения второй задачи используется т.н. линейная аппроксимация: к наблюдаемому динамическому ряду «подгоняется» (методом наименьших квадратов) линейная функция вида .

Авторы отдают себе отчет в том, что линейная функция не во всех случаях абсолютно адекватно описывает реальную «траекторию» региона во времени. Однако, некоторое приближение общей тенденции мы в любом случае получаем. Кроме того, альтернативы линейной аппроксимации здесь попросту не просматривается. В отличие от некоторых других показателей, таких, как рост ВВП, в случае с качеством жизни нет оснований предполагать, что оно должен меняться в соответствии с каким-то нелинейным законом (например, экспоненциальным).

Мерой изменения качества жизни региона за весь рассматриваемый временной период является первая производная (D2) подогнанной линейной функции. Как известно, она равна угловому коэффициенту k.



Она показывает темп (скорость) изменения качества жизни региона во времени и позволяет сравнивать регионы с точки зрения динамики данного показателя.

Проблема с показателями D1 и D2 состоит в том, что они не учитывают общестрановую динамику качества жизни. Очевидно, что за рассматриваемый период качество жизни в России в целом росло. Это обусловливает положительный знак производных всех регионов. Однако следует поставить вопрос так: как регионы России развивались «сами по себе», без влияния благоприятной российской тенденции? Для ответа на этот вопрос рассчитаны показатели D3 и D4 с вычитанием федеральной компоненты (федерального тренда). D3 является аналогом D1 (показывает процентную динамику качества жизни по сравнению с предыдущим годом), но при этом без страновой оставляющей. D3 показывает, хуже или лучше (и насколько) стала ситуация с качеством жизни в регионе по сравнению с общероссийским показателем:

,

где - значение индекса качества жизни в РФ в данном году, - значение индекса качества жизни в РФ в году, предшествующему данному. Так, в таблице ниже приводятся 10 лучших и 10 худших регионов по росту качества жизни по сравнению с 2007 г. (с вычитанием федеральной компоненты):

Таблица 4.

^ Лучшие 10 регионов по росту качества жизни 2007-2008 гг.

Худшие 10 регионов по росту качества жизни 2007-2008 гг.

^ Субъект Федерации

D3

Субъект Федерации

D3

Еврейская автономная область

7,28

Костромская область

-1,98

Кабардино-Балкарская Республика

2,74

Волгоградская область

-2,05

Курганская область

2,46

Кемеровская область

-2,10

Приморский край

2,40

Липецкая область

-2,17

Новосибирская область

2,30

Новгородская область

-2,28

Республика Бурятия

1,98

Республика Северная Осетия - Алания

-2,31

Ивановская область

1,93

Ставропольский край

-2,35

Республика Тыва

1,55

Республика Калмыкия

-2,39

Республика Ингушетия

1,51

Астраханская область

-2,91

Республика Дагестан

1,47

Республика Карелия

-2,92


Сходным образом D4 показывает темп роста качества жизни в регионе за период с 2003 по 2008 гг. с вычетом федерального тренда:



В таблице ниже (таблица 5) приводятся 10 лучших и 10 худших регионов по темпам роста качества жизни за период 2003 – 2008 гг. (с вычетом федерального тренда).

Таблица 5.

^ Лучшие 10 регионов по темпам роста качества жизни 2003-2008 гг.

Худшие 10 регионов по темпам роста качества жизни 2003-2008 гг.

Субъект Федерации

Темп роста с вычетом федерального тренда

Рейтинг темпов роста качества жизни

Субъект Федерации

Темп роста с вычетом федерального тренда

Рейтинг темпов роста качества жизни

Сахалинская область

1,41

1

Нижегородская область

-0,33

73

Чукотский авт. Округ

1,06

2

Пермский край

-0,34

74

Калининградская область

0,86

3

Амурская область

-0,40

75

Республика Ингушетия

0,75

4

Республика Северная Осетия - Алания

-0,41

76

Москва

0,72

5

Республика Марий Эл

-0,50

77

Республика Дагестан

0,64

6

Самарская область

-0,51

78

Санкт-Петербург

0,53

7

Республика Саха (Якутия)

-0,55

79

Ивановская область

0,50

8

Удмуртская Республика

-0,56

80

Республика Тыва

0,49

9

Ямало-Ненецкий авт. округ

-0,66

81

Камчатский край

0,47

10

Республика Калмыкия

-0,70

82


Нам представляется, что именно динамический анализ является наиболее плодотворным с точки зрения перспективной задачи оценки влияния деятельности властных структур на качество жизни в российских регионах.

В заключение следует подчеркнуть, что выше был представлен «пилотный» вариант оценки качества жизни российских регионов. Он открыт для критики как в части содержательного понимания данного понятия, так и в части расчетных процедур.

^ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Маликов Н.С. К вопросу о содержании понятия «качество жизни» и его измерению // Уровень жизни населения регионов России. 2002, № 2.

  2. Ткачев А.Н., Луценко Е.В. Качество жизни населения как интегральный критерий оценки эффективности деятельности региональной администрации // Научный журнал КубГАУ. 2004, № 2(4).

  3. World Health Organization. Quality of life group. What is it Quality of life? Wld. Hth. Forum. 1996. V.1. P. 29.

  4. Индекс оценки качества жизни российских регионов Независимого института социальной политики // http://atlas.socpol.ru/indexes/index_life.shtml

  5. Проект «Политический атлас современности» МГИМО(У) МИД РФ // http://www.worldpolities.org

  6. Cobb C. Measurement Tools and the Quality of Life.// Redefining Progress. San Francisco, 2000. http://www.rprogress.org/publications/2000/measure_qol.pdf

  7. Henderson H., Lickerman J., Flynn P., Calvert-Henderson Quality of Life Indicators: A New Tool for Assessing National Trends. Bethesda,Md.: Calvert Group, Ltd, 2000.

  8. United Nations Development Programme. Human Development Indices // http://hdr.undp.org/en/humandev/hdi/

1 Проект реализован при поддержке Агентства региональной информации. www.arinfo.ru

2 В данном случае мы отталкиваемся от определения Д.Истона: «Authoritative allocation of values for society». David Easton, A Framework for Political Analysis. Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1965, p. 96

3 См., например Ткачев А.Н., Луценко Е.В. Качество жизни населения как интегральный критерий оценки эффективности деятельности региональной администрации // Научный журнал КубГАУ. 2004, № 2(4); Маликов Н.С. К вопросу о содержании понятия «качество жизни» и его измерению // Уровень жизни населения регионов России. 2002, № 2.

5 По определению Всемирной Организации Здравоохранения, качество жизни – восприятие индивидом своего положения в культурном и ценностном контекстах его жизни и в связи с его целями, потребностями и интересами (World Health Organization. Quality of life group. What is it Quality of life? Wld. Hth. Forum. 1996. V.1. P. 29).

6 http://www.who.int/substance_abuse/research_tools/whoqolbref/en/

8 http://www.isqols.org/

11 Согласно Федеральному плану статистических работ, данные по ВРП в разрезе субъектов федерации публикуются в конце февраля за год, предшествующий предыдущему (то есть в феврале 2010 г. будут опубликованы данные за 2008 г.). http://www.gks.ru/bgd/free/fed_pl09/Main.htm

12 Данный метод был также использован в проекте оценки качества жизни регионов России Независимым институтом социальной политики. См. http://atlas.socpol.ru/indexes/index_life.shtml

14 Нормализованные (центрировано-нормированные) величины характеризуется единой средней, равной 0, и единым среднеквадратическим отклонением, равным 1.

15 Оценка качества жизни в Чеченской республике не производилась в силу отсутствия данных по некоторым показателям.


Скачать 326.58 Kb.
Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты