Домой

Средства репрезентации эмоции «страсть» как фрагмента русской языковой картины мира




Скачать 223.76 Kb.
НазваниеСредства репрезентации эмоции «страсть» как фрагмента русской языковой картины мира
Дата22.12.2012
Размер223.76 Kb.
ТипАвтореферат
Содержание
Лукиных Татьяна Ивановна
Любимова Людмила Михайловна
Ученый секретарь
Объект исследования
Теоретико-методологическую основу
Материал исследования
Научная новизна
Теоретическая значимость
Практическая значимость
Методика исследования
Положения, выносимые на защиту
Апробация работы
Структура диссертации
Основные положения диссертации отражены в публикациях
Подобные работы:

На правах рукописи




Валиулина Светлана Владимировна



СРЕДСТВА РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ЭМОЦИИ «СТРАСТЬ» КАК ФРАГМЕНТА РУССКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА

Специальность 10.02.01 – русский язык




АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Улан-Удэ 2006


Работа выполнена на кафедре русского языка, методики и общего языкознания Иркутского государственного педагогического университета


Научный руководитель кандидат филологических наук,

профессор

^ Лукиных Татьяна Ивановна


Официальные оппоненты – доктор филологических наук,

профессор

Егодурова Виктория Макаровна


кандидат филологических наук,

доцент

^ Любимова Людмила Михайловна


Ведущая организация – Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова


Защита состоится «27» декабря 2006 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета Д 212.022.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата филологических наук при Бурятском государственном университете по адресу: 670000 г.Улан-Удэ, ул. Смолина, 24 а, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Бурятского государственного университета по адресу: 670000 г.Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а.

Автореферат разослан «25» ноября 2006 г.
^

Ученый секретарь


диссертационного совета Е. В. Корпусова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Реферируемая диссертация посвящена проблеме языковой репрезентации эмоции «страсть» как фрагмента языковой картины мира.

В рамках современной когнитивной семантики исследования явлений внутреннего мира человека достаточно актуальны. Семасиологи, изучающие языковые репрезентации чувственной сферы человека, отмечают глубинное, архетипическое сходство образов внутреннего мира с внешним миром и в то же время исключительную сложность картины внутреннего мира человека, не совпадающую с образами физической вселенной и с научным знанием о психике. Имеются исследования репрезентаций надежды, веры, счастья, стыда, любви, скуки, желания, мечты и других фрагментов внутреннего мира индивида.

Слово страсть характеризуется наличием нескольких значений, то есть относится к полисемантам. Диссертационное исследование опирается на значение (3) «Сильная любовь с преобладанием чувственного влечения» [Словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. А. П. Евгеньевой. – М., 1999: Т. 4: 282], то есть «крайняя степень проявления чувств в сфере любви между мужчиной и женщиной».

Самостоятельным объектом лингвистического исследования эмоция «страсть» и средства ее манифестации не являлись.

Настоящее исследование выдержано в когнитивно-семантическом аспекте, который подразумевает определение семантического пространства семемы страсть, репрезентирующего фрагмент русской языковой картины мира (эмоцию «страсть»). Выявление элементов семантического пространства семемы страсть в русскоязычных контекстах может свидетельствовать о связи данных составляющих с областью сознания русской языковой личности и о присутствии у них (элементов) культурологической значимости. Языковая интерпретация эмоции «страсть» как фрагмента русской языковой картины мира способна выявить особенности ментальности народа.

^ Объект исследования – фрагмент русской языковой картины мира, а именно эмоция «страсть» как часть сферы внутреннего мира человека.

Предметом исследования являются репрезентанты эмоции «страсть» - единицы парадигматического, синтагматического уровней языка, отмеченные смыслом «страсть мужчины и женщины», организующие семантическое пространство соответствующей семемы.

В качестве гипотезы исследования выдвигается предположение о том, что эмоция «страсть» как фрагмент языковой картины мира обладает специфическим набором репрезентантов, организующих семантическое пространство семемы страсть.

Целью исследования является реконструкция и системное когнитивно-семантическое описание единиц семантического пространства семемы страсть, хранящихся в сознании русскоязычного коллектива.

Достижение поставленной цели требует решения следующих задач:

  1. Рассмотреть способы репрезентации эмоций в языке, обозначив необходимые для данной работы методы и понятия.

  2. Разграничить понятия, соответствующие словам влечение, увлечение, влюбленность, любовь и страсть, являющимся элементами одного синонимического ряда.

  3. Определить лексические средства, манифестирующие признаки эмоции «страсть».

  4. Описать языковые средства, манифестирующие невербальное поведение субъекта страсти.

  5. Представить фрейм-структуру, манифестирующую ситуацию эмоционального состояния страсти, которая хранится в сознании русскоговорящего коллектива.

  6. Реконструировать семантическое пространство семемы страсть, классифицировать единицы, репрезентирующие соответствующий фрагмент внутреннего мира человека в русском языке.

^ Теоретико-методологическую основу исследования составили труды ученых, занимающихся разработкой проблемы представления знаний в языке (Ю.С. Степанова, З.Д. Поповой, И.А. Стернина, Н.Н. Болдырева, Г.В. Колшанского, В.В. Красных, Е.С. Кубряковой, М.М. Маковского и других), вопросов метафорологии (Н.Д. Арутюновой, М.В. Пименовой, В.Н. Телия, А.П. Чудинова, Ю.Д. Апресяна и других), проблемы представления эмоций и невербального поведения в языке (Э. Изарда, В.И. Шаховского, В.Л. Лабунской, Т.Л. Музычук и других).

^ Материал исследования составляет 1) 1006 слов, зафиксированных в 2100 художественных контекстах (около 16000 страниц); 2) данные лексикографических источников (960 словоупотреблений). Эти данные рассматривались на фоне единиц, манифестирующих чувства сферы любви (влечение, увлечение, влюбленность, любовь), общее количество которых составляет 420 словоупотреблений, выявленных на основе анализа лексикографических и художественных источников.

Текстовые репрезентации эмоции «страсть» исследовались в художественных произведениях XIX – XXI веков: В.П. Астафьева, А.Ахматовой, А. Блока, Ю. Бондарева, М. Волошина, И.А. Гончарова, Ф.М. Достоевского, А.И. Куприна, И.И. Лажечникова, В. Личутина, Л. Петрушевской, А.С. Пушкина, А. Твардовского, А.Н. Толстого, Л.Н. Толстого, И.С. Тургенева, А.П. Чехова, В.Я. Шишкова.

Узуальные словоупотребления, отражающие инвариантное представление о фрагменте внутреннего мира человека и связанные с менталитетом народа, получены в результате выборки из различных словарей: синонимических словарей, словаря антонимов, толковых словарей, словаря иностранных слов, словаря эпитетов, этимологических словарей, словообразовательного словаря, ассоциативного словаря, психологического словаря, словаря сочетаемости, энциклопедических словарей, энциклопедии афоризмов.

^ Научная новизна работы состоит в том, что в исследовании впервые реконструировано, то есть воссоздано по сохранившимся в художественных контекстах репрезентантах, семантическое пространство семемы страсть в сфере любви между мужчиной и женщиной, организующую основу которого составляет фрейм-структура. Новым представляется и ракурс исследования, который позволил выявить языковые средства манифестации невербального поведения субъекта страсти в русской языковой картине мира.

^ Теоретическая значимость работы заключается в следующем: проведенное исследование вносит свой вклад в разработку проблем и методов изучения средств репрезентации явлений внутреннего мира человека, эмоции «страсть» как фрагмента языковой картины мира; построения фреймовой модели семантического пространства семемы страсти на основе анализа репрезентантов данной эмоции.

^ Практическая значимость исследования состоит в возможности использования теоретических и практических материалов при чтении спецкурсов по лексикологии и когнитивной семантике, результаты исследования могут быть использованы при написании курсовых и дипломных работ, учебных и учебно-методических пособий; при уточнении лексикографических изданий, таких, как ассоциативные словари, словари эпитетов, метафор и др..

^ Методика исследования. В диссертационной работе используется общий комплексный лингвоантропологический метод, включающий ряд конкретных приемов анализа языкового материала, среди которых приемы компонентного и дефиниционного анализа, собственно контекстного анализа, прием синтагматического и парадигматического анализа, прием обобщения, приемы сравнительно-сопоставительного и дистрибутивного анализа.

Для реализации целевой установки в работе использована поэтапная исследовательская процедура. Первый этап исследования связан с выбором объекта, предмета и методов исследования, с выработкой собственной концепции исследования и понятийно-терминологического аппарата.

Второй этап исследования включает сравнительную характеристику семем страсть и увлечение, влечение, влюбленность, любовь, где семема страсть определяется как крайнее проявление чувств, составляющих любовь, то есть сферы любви между мужчиной и женщиной. На данном этапе определяются общие и различительные признаки единиц синонимического ряда (увлечение, влечение, влюбленность, любовь, страсть).

На третьем, заключительном, этапе анализа проводится исследование языковых средств репрезентации базовой эмоции «страсть» на материале художественных контекстов и лексикографических источников. Рассматриваются синтагматические, парадигматические связи слова страсть, речевые структуры представления эмоционального переживания страсти; реконструируется фрейм-структура и семантическое пространство семемы страсть.

^ Положения, выносимые на защиту.

  1. Сфера внутреннего мира человека, связанная с эмоциями, отличается многокомпонентностью, способностью структурироваться в языке в семантическое пространство. Одним из фрагментов данной сферы является базовая эмоция «страсть».

  2. Эмоция «страсть», проявляясь на разных стадиях любви (влечении, увлечении, влюбленности, любви), обладает личным статусом, то есть собственным набором репрезентантов, собственным семантическим пространством.

  3. Эмоция «страсть» в русском языке репрезентируется посредством лексических единиц. В семантическое пространство семемы страсть входят дефиниционные (узуальные) признаки эмоции «страсть», определяющие признаки эмоционального состояния субъекта страсти, образные признаки (отображающие прототипические способы описания фрагмента внутреннего мира), симптоматические проявления (представляющие наблюдаемую реакцию и метафорическую концептуализацию эмоции) как признаки эмоции «страсть», зафиксированные в языковых формах.

  4. Страсть относится к сильным, абсолютно доминирующим эмоциональным переживаниям, что определяет специфику средств ее репрезентации в языке – особую значимость образной группы признаков, позволяющих метафорически передать неповторимость данного явления. Объекты, выступающие в роли источника метафоры, являются базовыми для познания эмоционального переживания страсти.

  5. Семантическое пространство семемы страсть содержит признаки, организующие фрейм-структуру, описывающую ситуацию эмоционального переживания страсти, которая хранится в сознании русскоговорящего коллектива.

^ Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования обсуждались на научно-методических конференциях (г. Лесосибирск, Барнаул); научно-практических конференциях (г. Иркутск, Чита); педагогических чтениях (г. Иркутск); международном гуманитарном конгрессе (г. Иркутск); филологических чтениях (г. Новосибирск).

По материалам диссертационного исследования опубликовано 11 статей.

^ Структура диссертации. Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, Списка принятых сокращений, Списка литературы, Приложения.

Во Введении обосновывается актуальность исследования; устанавливается предмет, объект и цель работы; формулируются конкретные задачи диссертации; дается описание основного метода исследования и составляющих его частных приемов, определяется научная новизна, теоретическая и практическая значимость; обозначаются основные понятия исследования; формулируются положения, выносимые на защиту. Введение содержит данные об апробации основных положений и результатов работы, структуре и объеме диссертационного исследования.

В главе I «Теоретические основы репрезентации эмоциональной сферы человека в языке» освещаются теоретические положения, необходимые для обоснования избранного подхода к исследованию и его терминологической базы.

В рамках антропологической лингвистики актуальными становятся понятия «языковая личность», «картина мира», «языковая картина мира». В процессе познания окружающего мира человек создает систему информации о мире, то есть картину мира. Являясь конструктом сознания, картина мира представляет собой глобальный образ мира, несущий в себе существенные признаки окружающей действительности, зафиксированные индивидом. Картина мира национально специфична, так как создается носителями определенного языка, нации, поэтому связана с понятием менталитета.

Одной из характеристик картины мира является ее зафиксированность в знаковых символах. Язык является основным способом закрепления картины мира, то есть он способен представлять и хранить всю совокупность знаний о мире. Языковая картина мира представляет собой зафиксированную в языке схему восприятия индивидом действительности. Она отражает национальную картину мира и может быть выявлена посредством анализа языковых единиц различных уровней языка. Языковая картина мира и ее аспекты входят в более глобальное ментальное образование – концептуальную картину мира.

Термин «языковая личность» получает в современном языкознании различные трактовки: учеными обосновывается существование личности речевой, коммуникативной, словарной (этносемантической), филологической, совокупной языковой личности. В диссертационной работе в качестве рабочего принято определение: языковая личность – это личность, обладающая знанием языковой семантики, системы концептов ее картины мира и законов речевого поведения.

В исследовании аспектов и фрагментов языковой картины мира ведущей является лексическая система языка. Лексика, словарный состав языка в целом, связанные с предметным миром человека, способны фиксировать и хранить представления об окружающей действительности. Лексические единицы образуют сложную систему, в рамках которой выделяются три взаимосвязанных характеристики: парадигматика, синтагматика и эпидигматика. Единицы лексического уровня языка, вступают между собой в разнообразные отношения, организуя, с точки зрения структуры, различные классы. В нашей работе исследуется одно из наиболее обширных лексических образований – семантическое пространство семемы.

Совокупность значений, манифестируемых языковыми символами, отношений между лексическими единицами составляет семантическое пространство.

Языковая личность, интерпретирующая мир, выражающая свое эмоциональное отношение к миру, познающая свой внутренний мир чувств, вступает в процесс категоризации эмоций в языке. В лингвистике эмоция определяется как «чувственная форма познания», являющаяся не отражением объективных свойств воспринимаемого объекта или объективных отношений реальных сущностей, а выражающая состояние субъекта, его реакцию, основанную на установлении ценности тех или иных отношений, явлений для познающего субъекта. Страсть относится к устойчивым сильным эмоциям.

Репрезентация эмоций в языке занимает многих лингвистов. Выделяются несколько подходов к решению данной проблемы.

Смысловой подход описания эмоций в языке предполагает представление эмоций через прототипические ситуации, в которых они возникают (А. Вежбицка).

Метафорический подход подразумевает сравнение эмоции с похожими на нее явлениями, знакомыми адресату (Дж. Лакофф, М. Джонсон). Так, ряд ученых (В.Н. Телия, Н.Д. Арутюнова, М.В. Пименова и др.) исследуют вторичные, переносные значения слов, обозначающих эмоции.

Системно-классифицирующий подход к описанию эмотивной лексики предполагает выделение функционально-семантических классов слов (Л.Г. Бабенко), синтаксических моделей со значением психического состояния (С.Н. Цейтлин, Л.М. Васильев, М.А. Буряков, М.А. Лаппо и др.).

Представление эмоций может базироваться на исследовании невербальных символов, таких как жесты, мимика, поведение (В.И. Шаховский, Т.Л. Музычук и др.).

В нашей работе изучение фрагмента языковой картины мира внутреннего мира человека (эмоции «страсть») проводится на основе анализа лексических средств репрезентации, в числе которых номинативные и метафорические единицы, а также невербальное поведение субъекта, зафиксированное соматическими и кинесическими речениями, то есть различными языковыми формами.

В данной главе исследуются работы, посвященные исследованию концепта «Любовь», так как эмоция «страсть» рассматривается лингвистами как признак любви (Л.Е Вильмс, С.Г. Воркачев, Е.В. Лобкова и др.).

Ряд ученых (Ю.С. Степанов, Р.Г. Апресян, Г.А. Макарова), исследуя различные стороны концепта «Любовь», не затрагивают понятие страсть.

Проблема представления любви исследуется представителями различных научных направлений и сфер: лингвистами, культурологами, философами, психологами, эстетиками, психотерапевтами. Анализ работ, направленных на исследование концепта «Любовь», позволяет определить рамки изученности проблемы нашего диссертационного исследования.

Глава II «Семема страсть в сопоставлении единиц синонимического ряда: увлечение, влечение, влюбленность, любовь, страсть» посвящена анализу сходств и различий синонимов семемы страсть. Так, страсть и увлечение, влечение, влюбленность, любовь являются разными понятиями, хотя и имеют общие зоны пересечения. К таким зонам относятся ситуации, когда семема страсть обозначает крайнюю степень проявления вышеуказанных чувств. Наиболее сложные отношения складываются у семем любовь и страсть, поскольку семантически они более близки: 1) толкование семемы страсть дается как «сильная любовь», «безудержная любовь»; 2) данные семемы обладают общими семами «влечение» и «сильный»; 3) семемы любовь и страсть связаны на синтагматическом уровне, так как обладают общими эпитетами, моделями сочетаемости и метафорами; 4) любовь и страсть имеют общие ассоциации; 5) слова любовь и страсть связаны на эпидигматическом уровне, так как образуют общие производные единицы. Понятия страсть и любовь близки в силу того, что манифестируют одну сферу человеческих отношений. Однако семема страсть обозначает наиболее сильную степень проявления любви, поэтому различия наблюдаются в лексической сочетаемости, на уровне контекста, и на синтагматическом уровне. Лексические единицы, сочетающиеся с семемой страсть, эксплицитно или имплицитно содержат семы «очень сильно», «сильный». Метафора огня, присущая любви и страсти, в ситуации описания эмоции «страсть» обладает дифференциальными семами увеличения степени проявления чувства.

Таким образом, языковой материал доказывает, что семема страсть называет эмоцию, которая в языковом сознании русскоговорящего коллектива обладает собственными признаками, собственным семантическим пространством.

В главе III «Семантическое пространство семемы страсть» исследуются признаки эмоции «страсть», средства ее репрезентации, реконструируется семантическое пространство семемы страсть.

Дефиниционные признаки эмоции «страсть», точные логические характеристики понятия, обусловленные содержанием соответствующего явления, выделяются на основе анализа лексикографических толкований лексического значения семемы страсть. К ним относятся 1) сильное чувство, 2) сильная любовь, 3) чувственное влечение. Данные признаки являются существенными для понимания эмоции «страсть» и определяют признаки эмоционального состояния субъекта страсти, образные признаки и симптоматические проявления как признаки эмоции «страсть», зафиксированные языковыми формами.

К признакам эмоционального состояния субъекта страсти относятся следующие:

1) болезнь, безумие, сумасшествие: эмоция «страсть» сравнивается с лихорадкой, огневицей, сумасшествием, безумием, корью; у нее могут быть симптомы, ею можно «заразиться», «болеть»;

2) неодолимое чувство: как болезнь страсть может быть неодолимой, с трудом управляемой, несдерживаемой субъектом;

3) сила: данный признак связан с осмыслением языческого фаллического культа и культа Огня: мужское (огонь) и женское (вода) начала объединяются в ритуале полового акта. Сила эмоционального переживания страсти проявляется в отождествлении ее с вихрем, бурей, грозой, которые отмечены сильным, внезапным, неудержимым и неподвластным человеку проявлением, не случайно субъект страсти «перестает владеть собой»;

4) захватывающее чувство: страсть «охватывает», «захватывает», «поглощает» человека, «овладевает» им;

5) ослабление воли субъекта: страсть, овладевая человеком, лишает его воли, он становится ее «пленником». В плену страсти субъект не только превращается в безумца, пленника, но и может пренебрегать общественными нормами;

6) чувство, доходящее до крайности: переживание страсти, характеризующееся огромной силой, доводит субъекта «до крайности, «до смерти»;

7) страдание, мучение: данные признаки связаны с этимологией слова страсть, которое в древнерусском языке с 11 века обозначало «страдание», «бедствие», «несчастие». В рассматриваемых контекстах мы находим сочетания «мучительные ласки», «страстно люблю и страдаю» и др.;

8) тоска: страдание и мучение тесно связаны с тоской, так, субъект, охваченный страстью, переживает «мучительную тоску», страсть «идет с тоской»;

9) расцвет жизненных сил: эмоциональное состояние страсти характеризуется обновляющим воздействием, переживание физического расцвета, поэтому страсть – это «пышный цвет», «цветенье», «дождь», в котором субъект «свежеет», «обновляется» и «зреет»;

10) блаженство: данный признак представлен такими лексическими единицами, как «нега страсти», «сладострастная нега», «блаженство» и др.;

11) пьянящее чувство: страсть действует на человека, как вино, то есть «пьянит», возбуждает, приводит в захмелевшее состояние;

12) окказиональные признаки отражают индивидуально-авторское восприятие эмоции «страсть». Так, страсть характеризуется «легкомыслием» (А.С. Пушкин), хитростью и непредсказуемостью (И.А. Гончаров).

Анализ количественных употреблений лексем, репрезентирующих различные признаки эмоции «страсть», позволил выявить большую значимость характеристик «сила», «болезнь, безумие, сумасшествие», «страдание, мучение».

Образные признаки эмоции «страсть» представлены рядом концептуальных метафор, в качестве области-источника которых выступают знания языковой личности о живой и неживой природе. Так, исследуемая эмоция интерпретируется посредством признаков стихий огня (глаза горят, страсть жжет, обжигает, пламя страсти и др.), воды (выплеснуть страсти, страсть кипит, волны страсти и др.), воздуха (вихрь страстей, страсть дышит, бушующая страсть и др.); признаков жидкости (страсть – вино, страсть кипит, бурлит и др.); признаков артефактов (натянутая страсть – нить, нарядить страсть – одежда, следы страсти – след); признаков времени (молодая, юная страсть, мгновенная, постоянная страсть, страсть – лето); признаков пространства (необъятная, широкая страсть, буря, молнии страстей); признаков растений (страсть вырастает, плоды страстей, страсть – цвет и др.); витальных признаков (немая страсть, страсть пожирает, сила страсти и др.); признаков животных (зверская, звериная страсть, трепет страсти и др.); антропоморфологических признаков (заразиться страстью, игра страстей, порочная страсть и др.). Наиболее частотными метафорами являются метафоры огня, воды, признаков характера человека, атмосферных явлений.

Явления живой и неживой природы, избранные языковой личностью в качестве области-источника для метафорического переноса, являются базовыми для познания эмоции «страсть». Страсть относится к чрезвычайно сильным эмоциональным состояниям (признаки стихий, особенно огня); она, подобно пьянящему напитку, овладевает субъектом (жидкость); языковая личность ценит эмоциональное переживание страсти (золотая страсть). Как психический процесс страсть имеет свой результат (плод) и является наивысшей точкой напряжения эмоционального переживания (цвет). Эмоция «страсть» основана на влечении, поэтому может быть животной, однако это очень тонкое чувство (трепетная, трепещущая), и человек трепещет под ее воздействием. Языковая личность, находясь в центре познания, придает страсти человеческие черты (грешная, безрассудная, грубая и др.). Она может иметь свой возраст, человек определяет время ее развития. В мире эмоционального переживания страсти есть свои атмосферные явления (бурно протекающие) и ландшафт, не имеющий границ, как и само чувство.

Таким образом, метафоры занимают существенное место в семантическом пространстве семемы страсть. Это связано с абстрактным характером имени «страсть», с закономерностью проявления сильного эмоционального переживания страсти.

Симптоматические проявления эмоции «страсть» представлены метафорическими выражениями, а также соматическими и кинесическими речениями. Метафорические выражения имеют много общего с образными признаками эмоции «страсть», однако они являются единицами синтагматического уровня, что дает право рассматривать их отдельно от группы образных признаков. Метафорические выражения, отражающие концептуализацию страсти, строятся на переносе признаков огня, воды и других явлений живой природы. В художественных контекстах выявлено 25 метафорических моделей выражений, 60% которых связаны с огнем, что связано с близостью физических и эмоциональных ощущений.

Страсть как сильная эмоция вызывает в человеке контролируемые и неконтролируемые реакции на уровне вегетативной и соматической нервных систем, поэтому все реакции субъекта, охваченного страстью, можно распределить на вегетативные и соматические реакции.

Так, к вегетативным реакциям человека относятся 1) слезы, 2) цвет кожи лица, 3) дрожание тела, 4) дыхание, 5) состояние обморока, 6) биение сердца, 7) блеск глаз, 8) слабость в ногах, 9) затруднение в речи, 10) сухость во рту, 11) потеря сна, 12) потеря аппетита. Вегетативные реакции манифестированы речениями чаще в форме глагольных сочетаний. Глаголы, участвующие в репрезентации невербального поведения субъекта страсти, могут характеризоваться значением повторяемости (вздыхать), длительности (дрожали трепетом, сердце билось), мгновенности (вздрогнуть, вздохнуть), интенсивности (задышать), а также сопровождаться конкретизаторами темпа (быстро, сильно). Языковые средства, избираемые языковой личностью для выражения базовой эмоции «страсть», отличаются образностью (она «луны бледней», «сердце распухло», «в глазах блещут молнии»).

Соматические реакции субъекта страсти представлены проксемическими и кинесическими реакциями. Проксемические реакции (движение и передвижение) манифестированы глаголами тактильного однонаправленного действия (целовать, схватить, взять). Движение направлено на лицо, выраженное формой личного местоимения или именем существительным (обычно собственным) в дательном и винительном падежах (хотел обнять Нину, обняла его). Проксемический соматив движения и передвижения может сопровождаться конкретизаторами степени проявления действия (жадно, сильнее), темпа (быстро) или тона (с криком). Кинесические соматические реакции, являющиеся объективными выразителями эмоционального переживания страсти, представлены реакциями «контакт глаз» и «отсутствие контакта глаз». Соматические речения, манифестирующие реакцию «контакт глаз», представлены глагольными сочетаниями, которые сопровождаются конкретизаторами степени проявления действия (жадно), повторного действия (еще раз). Кинесический соматив «отсутствие контакта глаз» передает эмоциональный паттерн, то есть комбинацию эмоции «страсть» и другого чувства.

Таким образом, исследуемая эмоция обладает собственным набором реакций субъекта, манифестируемых языковыми средствами.

Единицы парадигматического и синтагматического уровней образуют микропарадигмы семантического пространства и репрезентируют фрейм-структуру «страсть», существующую в русском языковом пространстве. Фрейм-структура «страсть» реализует ситуацию эмоционального переживания страсти.

В Заключении сформулированы основные итоги исследования, обозначены перспективы дальнейшего изучения эмоции «страсть».

В настоящем диссертационном исследовании выявлено, что эмоция «страсть» на всех этапах развития любовных отношений обладает одинаковым набором репрезентантов. Семема страсть обозначает понятие, отличное от понятий, названных единицами синонимического ряда увлечение, влечение, влюбленность, любовь, страсть.

Семантическое пространство семемы страсть включает дефиниционные признаки семемы страсть, признаки эмоционального состояния субъекта страсти, образные признаки, симптоматические проявления эмоции «страсть». Дефиниционные признаки, признаки эмоционального состояния субъекта страсти и образные признаки манифестированы лексическими единицами, которые несут информацию о базовой эмоции «страсть», хранящуюся в сознании русскоговорящего коллектива. Невербальное поведение, зафиксированное языковыми средствами, является объективным показателем сильного эмоционального переживания субъектом страсти.

В репрезентации эмоции «страсть» особую роль играют образные признаки, так как метафора манифестирует неповторимость и силу эмоционального переживания страсти. Областью-источником концептуальной метафоры выступают признаки стихий, предметов, вещества, растений, живого существа (животного, птицы, человека), пространства и времени. Наиболее частотными метафорами являются метафоры огня, воды, признаков характера человека, атмосферных явлений.

С точки зрения структуры семантическое пространство семемы страсть представлено различными лексико-семантическими группами. Наибольшей единицей структурации является фрейм-структура, реализующая ситуацию эмоционального переживания страсти, существующую в сознании носителей русского языка.

^ Основные положения диссертации отражены в публикациях:

  1. Егорова С.В. Прекрасна ли любовь? (К выражению категории прекрасного и безобразного в языке) // Русский язык: Теория. История. Риторика. Методика: Материалы научно-методических чтений памяти проф. Р. Т. Гриб /Под ред. Б. Я. Шарифуллина. – Красноярск, 2003. – Вып.3. – С.53-58.

  2. Егорова С.В. «Любовь человеческая» в русских народных пословицах // Петербургские гуманитарные традиции: Материалы заочной конференции, посвящённой 300-летию основания Санкт-Петербурга. – Иркутск: Изд-во ИГЛУ, 2003. – С.19-22.

  3. Валиулина С.В. Концепт «Любовь» в военной поэзии // Построение гражданского общества: Материалы Международного гуманитарного конгресса. – Иркутск: ГОУ ВПО «Ирк. гос. пед. ун-т», 2004. – Ч.2. – С.37-45.

  4. Валиулина С.В. Концепт «Любовь» в русской языковой картине мира // IV межрегиональная научно-практическая конференция «Кулагинские чтения» (материалы конференции). – Чита: ЧитГУ, 2004. – Ч.2. – С.253-256.

  5. Валиулина С.В. Концепт любви в творчестве И.А. Гончарова // Культура речи. Культура личности: Сборник материалов конференции, посвящённой 40-летию кафедры русского языка основных факультетов ИрГТУ. – Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2004. – С.107-111.

  6. Валиулина С.В. Концепт любви в художественном мире Л.Н. Толстого и А.П. Чехова (сравнительный анализ) // Проблемы славянской культуры и цивилизации: Материалы VI международной научно-методической конференции / Отв. ред. А.М. Антипова. – Уссурийск: Изд-во УГПИ, 2004. – С.143-144.

  7. Валиулина С.В. Семантическое поле концепта Любовь (на материале лингвистического исследования) // Вестник Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова. Серия 5. Филология: Языкознание. Вып. 6. / Гл. ред. С.А. Боргояков, отв. ред. И.В. Пекарская. – Абакан: Изд-во ХГУ им. Н.Ф. Катанова, 2004. – С.108-110.

  8. Валиулина С.В. Способы репрезентации концепта «Любовь» в русском языке // Славянская филология: история и современность: Материалы международной конференции / Под ред. Е.А. Косых. – Барнаул: Изд-во БГПУ, 2004. – С.33-36.

  9. Валиулина С.В. Смыслы концепта «Любовь» в военной поэзии // Проблемы славянской культуры и цивилизации: Материалы VII международной научно-методической конференции / Отв. ред. А.М. Антипова. – Уссурийск: Изд-во УГПИ, 2005. – С.20-21.

  10. Валиулина С.В. Этимология понятий семантического поля концепта Любовь // Русский язык в межкультурном коммуникативном пространстве. Ч.2. Материалы международной научно-практической конференции. – Иркутск. Изд-во ИрГТУ, 2005. – С.75-79.

  11. Валиулина С.В. Языковые средства представления невербального поведения субъекта в состоянии страсти // Вестник ИрГТУ. – 2006. - №2 (26). – Т.2. – С.43.


Скачать 223.76 Kb.
Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты