Домой

Льва Рафаиловича Зиндера, Елены Михайловны Вольф, Бориса Моисеевича Гриншпуна), другие стали, никуда не выезжая, (А. Е. Супрун и А. П. Клименко), почти все, кто жив, давно стали профессорами, докторами, а то и академиками книга




НазваниеЛьва Рафаиловича Зиндера, Елены Михайловны Вольф, Бориса Моисеевича Гриншпуна), другие стали, никуда не выезжая, (А. Е. Супрун и А. П. Клименко), почти все, кто жив, давно стали профессорами, докторами, а то и академиками книга
страница1/19
Дата21.12.2012
Размер2.89 Mb.
ТипКнига
Содержание
Глава 1. Психолингвистика как наука
Часть 1. Теоретические и методологические вопросы
Глава 1. Психолингвистика как наука
Часть 1. Теоретические и методологические вопросы
Глава 1. Психолингвистика как наука
Часть 1. Теоретические и методологические вопросы
Глава 1. Психолингвистика как наука
Часть 1. Теоретические и методологические вопросы
Часть 1. Теоретические и методологические вопросы
Глава 1. Психолингвистика как наука
Часть 1. Теоретические и методологические вопросы
Глава 1. Психолингвистика как наука
Часть 1. Теоретические и методологические вопросы
Глава 2. История возникновения и развития психолингвистики
Глава 2. История психолингвистики
Часть 1. Теоретические и методологические вопросы
Часть 1. Теоретические и методологические вопросы
Глава 2. История психолингвистики
Часть 1. Теоретические и методологические вопросы
Глава 2. История психолингвистики
...
Полное содержание
Подобные работы:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

www.koob.ru

Леонтьев А.А.

Основы психолингвистики

уч. М., 1997. 287 с.



Памяти А.С.Штерн и Л .В. Сахарного


Введение


Пособий по курсу психолингвистики практически нет. Еще в начале 1970-х гг. был написан толстый компендиум, который - пользуясь принятой в то время терминологией - мы назвали <Основы теории речевой деятельности> (М.: Наука, 1974). Среди его авторов были А.Н.Леонтьев, И.А.Зим-няя, Р.М.Фрумкина, Л.Р.Зиндер, Л.В.Бондарко, А.Е.Суп-рун, А.П.Клименко, Е.Л.Гинзбург, Ю.А.Сорокин, А.М.Шахнарович, Е.М.Вольф, И.И.Ильясов, Е.Ф.Тарасов, М.Н.Кожина, В.Г.Костомаров, Б.С.Шварцкопф, Б.М.Гринш-пун, А.Б.Добрович, Ян Пруха и автор этих строк. Иных уж нет (Алексея Николаевича Леонтьева и Льва Рафаиловича Зиндера, Елены Михайловны Вольф, Бориса Моисеевича Гриншпуна), другие стали, никуда не выезжая, <иностранцами> (А.Е.Супрун и А.П.Клименко), почти все, кто жив, давно стали профессорами, докторами, а то и академиками. Книга эта получилась, очень содержательной, и до сих пор ее рекомендуют студентам по курсу психолингвистики. Но ей уже больше двадцати лет от роду! В 1990 году покойный Леонид Владимирович Сахарный издал в издательстве Санкт-Петербургского университета пособие <Введение в психолингвистику>. Книга эта написана на прекрасном научном и дидактическом уровне, но тираж ее был мал, и даже до Москвы, не говоря о других университетских городах, книга Сахарного практически не дошла. Вот, в сущности, и все (если не считать небольших, хотя и очень полезных, брошюрок-пособий, например книжки А.М.Шахнаровича, изданной МГЛУ). Можно добавить еще получившую широкую популярность переводную с английского книгу <Психолингвистика>, где довольно механически были объединены две монографии - автор одной Д.Слобин, автор второй Дж.Грин.


Вот почему возникла потребность в данной книге. Она написана и издана по инициативе и при поддержке Института <Открытое общество>, за что Институту - огромная благодарность.


Часть 1.


Теоретические и методологические вопросы психолингвистики


Глава 1. Психолингвистика как наука и ее место среди наук о человеке


В первое время существования психолингвистики в нашей стране ее часто рассматривали как область знания, лежащую <на стыке> психологии и лингвистики (языкознания): как бы отчасти психологию, отчасти лингвистику - своего рода гибрид той и другой. Такое понимание психолингвистики и других <пограничных> областей (назовем среди них социолингвистику, этно-лингвистику, психогенетику и многие другие) было связано с неточным, приблизительным представлением о системе наук вообще и об их взаимоотношениях - в частности. Поэтому мы начнем наше изложение с некоторых принципиальных положений, касающихся логической структуры научной теории и процесса научного исследования вообще.


Предмет и объект науки. Принято считать, что ряд наук, куда входят, в частности, языкознание, психология, физиология и патология речи, поэтика и др., имеют один и тот же объект. Это означает, что все они оперируют одними и теми же индивидуальными событиями или индивидуальными объектами. Однако процесс научной абстракции протекает во всех этих науках по-разному, в результате чего мы строим различные абстрактные объекты.


Что это такое? Абстрактные объекты - это <средства для характеристики объективно-реальных индивидуальных процессов (событий, явлений) описываемой облас-6


^ Глава 1. Психолингвистика как наука


ти> (Логика научного исследования, 1965, с.172). Более строго абстрактная система объектов (или, что то же, система абстрактных объектов) понимается как <...все множество возможных (моделирующих) интерпретаций> (там же, с. 127), объединяющее логические модели. Наряду с индивидуальными процессами (событиями, объектами) мы получаем построенные под определенным углом зрения модели, обобщаемые понятием абстрактной системы объектов.


Индивидуальный объект (событие, процесс) является представителем абстрактного объекта. Этот последний, в свою очередь, обобщает свойства и признаки различных индивидуальных объектов: это то, над чем мы можем осуществлять те или иные логические операции. Так, говоря о <звуке а>, его отличиях от других звуков, его признаках, его изменении при сочетании с другими звуками и т.д., мы оперируем с абстрактным объектом, но относим все эти утверждения к множеству индивидуальных звуков а или, точнее, к каждому из них в отдельности.


Совокупность индивидуальных объектов научного исследования и есть объект науки. Абстрактная же система объектов или система абстрактных объектов образует предмет науки'.


Выше мы говорили об общем объекте ряда наук (языкознания, психологии речи и пр.). Из каких индивидуальных событий или индивидуальных объектов он состоит?


Ответ на этот вопрос может быть различным в разных направлениях науки. Однако все они сходятся на том, что это - совокупность речевых (а вернее, не только речевых) актов, действий или реакций. Для лингвиста в них важна система средств выражения, для психолога - сам процесс речи, для патолога или коррекционного педаго-' См. об этом, например, Щедровицкий, 1964, с.14-18; Садовский, 1966, C.ISO-183; Лекторский, 1967, с.49 и многие другие.


^ Часть 1. Теоретические и методологические вопросы


га (дефектолога) - возможные отклонения от нормального течения этого процесса. И каждый из этих специалистов строит свои системы моделей речевых актов, речевых действий или речевых реакций в зависимости не только от их объективных свойств, но и от точки зрения данной науки в данный момент. А эта точка зрения, в свою очередь, определяется как тем путем, который прошла наука при формировании своего предмета, так и теми конкретными задачами, которые стоят перед этой наукой в данный момент.


Значит, объект может быть у разных наук одним и тем же, а вот предмет специфичен для каждой науки - это то, что <видит> в объекте со своей точки зрения представитель каждой отдельной науки. Языкознание, психология речи и другие науки, занимающиеся речью, оперируют одними и теми же индивидуальными объектами или событиями и, значит, имеют один и тот же объект науки. Однако процесс научной абстракции протекает в каждой из них по-разному, в результате чего мы строим различные системы абстрактных объектов (логических моделей), каждая из которых соответствует предмету данной науки.


Наше рассуждение соответствует так называемому генетическому методу построения научной теории, когда <отправляются как от исходного от некоторых налично данных объектов и некоторой системы допустимых действий над объектами> (Смирнов, 1962, с.269). Существует еще и так называемый аксиоматический метод, при котором <область предметов, относительно которой строится теория, не берется за нечто исходное; за исходное берут некоторую систему высказываний, описывающих некоторую область объектов, и систему логических действий над высказываниями теории> (там же).


Выше мы уже не раз упоминали в связи с предметом науки термин модель. Что это такое?


Научная модель и научная теория. Модель - это логическая (знаковая) конструкция, воспроизводящая те или


^ Глава 1. Психолингвистика как наука


иные характеристики исследуемого нами объекта при условии заранее определенных требований к соответствию этой конструкции объекту. Строго говоря, понятие модели шире: это вообще всякая <...мысленно представляемая или материально реализованная система, которая, отображая или воспроизводя объект исследования, способна замещать его так, что ее изучение дает нам новую информацию об этом объекте> (Штофф, 1966, с. 19). Внутри множества моделей выделяют теоретические или идеальные модели (в отличие от моделей, представляющих собой физические, материальные объекты - например, модель самолета, продуваемая в аэродинамической трубе). В свою очередь, они делятся на наглядные модели (элементы которых имеют какое-то сходство с элементами моделируемого объекта) и модели знаковые и логические, для которых не обязательно внешнее сходство с моделируемым объектом (но зато обязательно функциональное сходство). Впрочем, термины знаковая и логическая модель (конструкция) не кажутся нам удачными, и целесообразно вслед за Ю.А.Ждановым (1963) говорить о <...моделях, конструируемых из воображаемых элементов>.


Моделирование не есть любое отображение объекта в модели. Моделируя реальный объект, мы конструируем другой - реальный или воображаемый - объект, изо-морфный^ данному в каких-то существенных признаках.


' Мы сознательно упрощаем проблему, не вводя здесь понятия гомоморфности. На самом деле в науках о человеке мы имеем дело чаще с гомоморфизмом (такое соответствие модели объекту, которое является принципиально односторонним: все, что смоделировано на географической карте, можно найти на местности, но не все, что есть на местности, отображено на карте), чем с изоморфизмом (полное взаимное соответствие: из алгебраического представления функции можно вывести геометрическое, но и наоборот).


^ Часть 1. Теоретические и методологические вопросы


А то новое, что мы узнаем при этом о моделируемом объекте, - это такие его черты, которые <автоматически> переносятся в модель, когда мы сознательно обеспечиваем ее изоморфность этому объекту по заранее определенным параметрам.


Иногда понятие модели излишне сужается, например, считаются единственно научными только аксиоматические модели или только математические модели. Это неправомерно. Всякое достаточно правильное, то есть отвечающее определенным требованиям адекватности моделируемому объекту (изоморфности этому объекту) и при этом эвристически значимое (дающее нам новую информацию об этом объекте) описание объекта есть его логическая модель и подчиняется общим закономерностям моделирования.


Моделирование объекта - необходимый компонент его познания, но на нем это познание отнюдь не заканчивается.


Мы можем построить бесконечное множество моделей одного и того же объекта, которые в равной мере соответствуют его свойствам, но отличаются друг от друга - ведь модель отражает не только эти реальные, объективные свойства, но и нашу точку зрения на этот объект, те требования к соответствию модели моделируемому объекту, которые мы в каждом случае предъявляем. Письменный (печатный) текст, фиксирующий устную речь, и фонетическая транскрипция устной речи - знаковые модели одного и того же реального события, но требования к соответствию объекту у них разные.


Ни одна модель не является полной, не исчерпывает всех свойств объекта. Такое исчерпывающее описание и невозможно, и не нужно. В науке мы каждый раз при моделировании вычленяем определенные свойства объекта, оставляя другие вне своего рассмотрения. Даже моделируя одни и те же свойства, отображая их в рамках одной науки под определенным, достаточно узким углом зрения, мы можем построить несколько несовпадающих


10


^ Глава 1. Психолингвистика как наука


моделей в зависимости от системы используемых при этом понятий и операций и в зависимости от конкретной задачи моделирования. Так, например, модель системы фонем русского языка различается в <ленинградской> и <московской> фонологических школах. С другой стороны, любой лингвист знает, как трудно <перевести> на язык привычной ему модели описание того или иного языка, выполненное при помощи иной системы исходных понятий и операций (например, системы понятий американской дескриптивной лингвистики или порождающей грамматики Н.Хомского).


Тем более будут отличаться так называемая <теоретическая> грамматика языка и, скажем, алгоритм автоматического анализа и синтеза того же языка при машинном переводе, даже если они в равной степени отражают свойства объекта (языка). Каждая из этих моделей оптимальна для определенной цели: будучи заложена в компьютерную программу, самая лучшая теоретическая грамматика окажется бесполезной. Другой характерный пример - описание языка в различных учебниках этого языка. Вообще в науке все больше утверждается принципиальное положение о множественности моделей одного и того же моделируемого объекта.


Абстрактный объект как раз и есть обобщение множества возможных моделей данного конкретного объекта (совокупности конкретных объектов, или, как часто говорят, <предметной области>), а именно инвариант этих моделей. (Не всех, а тех, которые отображают именно данные объективные свойства моделируемого объекта: ведь у него могут быть и другие, не менее существенные, но изучаемые другими науками под другими углами зрения.) Ведь все эти модели уже по определению обладают общими, инвариантными характеристиками, отражающими сущностные свойства объекта и остающимися без изменения при переходе от одной модели к другой. Вот эти-то инвариантные характеристики и могут быть объединены в понятии


^ Часть 1. Теоретические и методологические вопросы


абстрактного объекта или, как мы уже говорили, в понятии предмета данной науки.


Перейдем теперь к другому важному понятию логики науки - к понятию теории.


Научная теория есть <...система обобщенного и достоверного знания о том или ином <фрагменте> действительности, которая описывает, объясняет и предсказывает функционирование определенной совокупности составляющих ее [конкретных - Авт.} объектов> (Философский словарь, 1981, с.366). Или, что то же, это <целостная система абстрактных объектов, ...разновидность знания, в рамках которой осуществляется поиск нового знания, объяснение уже известных и предсказание новых фактов> (Переверзев, 1994, с.230).


Иногда теория понимается как продукт верификации (проверки) модели. Это не так. Верифицированная модель (например, показавшая свою правильность в ходе эксперимента) еще не становится от этого теорией: просто сначала мы имели дело с каким-то допущением, гипотезой, затем выяснили, что это допущение справедливо, что эта гипотеза верна. Но из того, что оно справедливо, еще не следует, что мы обладаем целостным и достоверным знанием об объекте - только знанием о каких-то отдельных сторонах, о некоторых свойствах объекта!


В отличие от модели, которая, чтобы стать из безответственного высказывания по поводу объекта истинной моделью этого объекта, нуждается в верификации, теория в принципе не может быть проверена в эксперименте. Модель (во всяком случае, знаковая или логическая, построенная из воображаемых элементов), как правило, полностью подается формализации и опера-ционализации. К теории это не относится. Но зато <...зрелая теория представляет собой не просто сумму связанных между собой знаний, но и содержит определенный механизм построения знания, внутреннего развертывания теоретического содержания, воплощает некоторую программу исследования; все это и со-12


Глава 1, Психолингвистика как. наука


здает целостность теории как единой системы знания> (Швырев, 1983, с.677).


Теория включает в себя следующие компоненты: /. Исходные основания теории или ее концептуальный базис - исходные понятия и основные отношения между этими понятиями (Переверзев, 1994, с.230). 2. Логика теории - <множество допустимых в данной теории правил вывода и способов доказательства> (Горский, Иван, Никифоров, 1991, с. 183). 3. Совокупность законов и утверждений, логически выведенных из исходных оснований (там же).


Возможны ли различные теории одного и того же объекта? Да, если мы опираемся на различные исходные понятия и действуем по различной логике, вообще если в основе разных теорий лежат различные методологические и философские представления.


Тонкие мысли о сущности и особенностях психолинг-вистических моделей были высказаны Р.М.Фрумкиной (1972; 1980), с которой мы в основном солидарны.


Концептуальный базис теории. В любой науке следует разграничивать два рода используемых в ней понятий. Часть из них - это категории, имеющие общенаучный, а иногда и философский характер и выступающие в данной науке лишь частично, наряду с другими науками. Иначе говоря, одна эта наука не может претендовать на сколько-нибудь полное и всестороннее раскрытие сущности данной категории. Примером таких категорий могут выступать система, развитие, деятельность. Они входят в число конкретно-научных (например, психологических, лингвистических, этнологических) понятий, получают соответствующую интерпретацию в психологическом, лингвистическом и тому подобных аспектах, на конкретном материале данной науки. Но нельзя до конца понять суть системности в языке, не обращаясь к понятию системы в других науках и к более общим методологическим основаниям понятия системы. По удачному определению Э.В.Ильенкова: <Категории как раз и представляют собою те всеобщие формы (схемы) деятельно-Часть 1. Теоретические и методологические вопросы


сти субъекта, посредством которых вообще становится возможным связный опыт, т.е. разрозненные восприятия фиксируются в виде знания> (1984, с.67).


Категории могут быть философскими и собственно научными^. Говоря о собственно научных (общенаучных) категориях, целесообразно вслед за П.В.Копниным (1971, с. 202) различать в них категориальный аппарат формальной логики и категории, свойственные отдельным предметным областям. Но и последние остаются при этом категориями, не носят узко специализированного характера: другое дело специализированное научное понятие как компонент научной теории.


В структуре или <языке> той или иной науки можно, таким образом, выделить понятия разного уровня - от наиболее общих философских категорий до конкретно-научных понятий. В психологии примером такой иерархии могут быть соответственно субъект (философская категория), понятие (логическая категория), деятельность (общенаучная категория), аффект (конкретно-научное понятие). В лингвистике аналогичным примером могут быть развитие (философская категория), признак (логическая категория), знак (общенаучная категория) и фонема (конкретно-научное понятие). Различать эти уровни очень важно, когда мы стремимся установить объективную взаимосвязь соответствующих им сущностей внутри предмета данной науки. Но возможна и иная постановка вопроса - когда мы стремимся раскрыть сущность и качественное своеобразие той или иной категории, рассматривая ее во всем многообразии не только внутри-предметных, но и межпредметных или <надпредметных> связей и отношений, когда для нас важно раскрыть все те системы связей, в которые данная сущность может


' Различать их исключительно важно в методологическом отношении: это позволяет нам избежать позитивистского сведения философских категорий к <языку науки>.


^ Глава 1. Психолингвистика как наука


вступать, независимо от их <ведомственной принадлежности> предмету той или иной науки.


Из всего сказанного выше можно сделать важный вывод о том, что научное знание в принципе едино и абсолютно, а место в нем предмета конкретной науки факультативно и относительно. Соответственно и научные специальности (психолог, лингвист, этнолог) - это совсем не разные профессии, это - в силу ограниченности познавательных и творческих возможностей конкретного ученого и в силу различия сфер практического приложения научного знания - условная сфера деятельности данного ученого. В некоторые периоды развития науки появляется тенденция к сужению этой сферы до традиционного предмета той или иной науки, в другие - тенденция к ее расширению за его пределы и, соответственно, к появлению более широких предметных областей.


Объект психолингвистики. Какие конкретные объекты или конкретные события изучает психолингвистика? Выше уже говорилось о других <речеведческих> науках, в частности о лингвистике (языкознании), что общим для них объектом являются речевые акты, или речевые действия, или речевые реакции. Сейчас время уточнить это положение.


Введем понятие фрейма как фиксированной системы параметров, описывающих тот или иной объект или событие. (CM. Minsky, 1988, р.245). Так например, <Личный листок по учету кадров> (параметры сформулированы в явной форме) или стандартная международная форма Curriculum vitae (параметры не сформулированы в явной форме) есть фрейм, описывающий данного человека, по крайней мере те его качества, которые существенны при приеме на работу.


Конкретные события, моделируемые в науке, обычно характеризуются по принципу фрейма. Так, в отечественной психологии наиболее часто используется <деятельностный фрейм>: мы как бы задаем событию


^ Часть 1. Теоретические и методологические вопросы


определенные вопросы (Цель? Мотив? Условия? Вид деятельности - трудовая, познавательная, игровая? и т.д.) и характеризуем это событие по данным параметрам как тот или иной акт деятельности или его компонент (действие, операция). А в американской психологии вплоть до 1960-х гг. господствовал иной, <бихевиористский> фрейм, когда на то же самое событие <накладывались> другие вопросы и соответственно оно с самого начала получало иную интерпретацию - как стимул или как реакция определенного рода.


Различные направления в психолингвистике рассматривают ее объект, т.е. конкретные речевые события, через <призму> разных фреймов. (См. об этом главу 2). Но во всех случаях, независимо от методологического подхода к речи, диктующего нам тот или иной фрейм, в структуре этого фрейма обязательно или как правило представлены такие характеристики, как процессуальность, субъект речи (хотя при разных подходах в этом субъекте выделяются различные свойства и характеристики), объект речи или ее адресат, мотив или потребность, интенция или речевое намерение, цель (хотя в бихевиористском фрейме она факультативна), содержание или предмет речевого общения, языковые или семиотические средства. То есть объектом психолингвистики, как бы его ни понимать, всегда является совокупность речевых событий или речевых ситуаций. Этот объект - общий у нее с лингвистикой и другими <речеведческими> науками.


Предмет психолингвистики. Сопоставим несколько определений предмета психолингвистики, дававшихся разными авторами на протяжении ее полувековой истории.


В начале этой истории мы находим следующее определение (Psycholinguistics, 1965, р.3): <Психолингвистика изучает те процессы, в которых интенции говорящих преобразуются в сигналы принятого в данной культуре кода и эти сигналы преобразуются в интерпретации слушающих. Другими словами, психолингвистика имеет дело


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Поиск по сайту:



База данных защищена авторским правом ©dogend.ru 2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Уроки, справочники, рефераты